Статья 1175 ГК РФ с комментариями

Взыскание проблемной задолженности

Продолжая разговор о взыскании проблемной задолженности, рассмотрим практику проведения работы с наследниками должников (от суда до взыскания) и проблемы, с которыми сталкиваются кредитные организации при взыскании такого долга.

Согласно ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Иными словами, закон обязывает наследников расплатиться с долгами наследодателя пропорционально доле унаследованного имущества.

Типовой алгоритм взыскания на практике КПК «1-й ДВ» выглядит следующим образом: независимо от того, наступил срок возврата долга или нет по договору займа, составляется претензия кредитора наследодателя. Подается данная претензия кредитора нотариусу по месту открытия наследства. В срок до истечения 6 месяцев с даты смерти должника и в течение месяца с момента, когда стало известно о данном факте.

Нотариус, получивший данную претензию, обязан ознакомить всех наследников с требованиями кредитора. Однако, как показывает практика КПК, только ряд наследников готовы расплатиться по кредитным обязательствам наследодателя.

Что делает кредитор, если наследники вступили в права наследования, однако с выплатой по кредитным обязательствам не торопятся? Ответ очевиден – кредитор идет в суд.

Рассмотрим два варианта из практики КПК «1-й ДВ».

ПРОШЛО ПОЛГОДА С МОМЕНТА СМЕРТИ ДОЛЖНИКА, КРУГ НАСЛЕДНИКОВ ИЗВЕСТЕН И НАСЛЕДНИКИ ВСТУПИЛИ В ПРАВА НАСЛЕДСТВА

Согласно ч. 1 ст. 418 ГК РФ, обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

В соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В практике КПК есть случаи, когда в судебном заседании находит свое подтверждение наличие наследственного имущества должника в виде квартиры или доли в праве общей долевой собственности на квартиру. Согласно выписке из Единого государственного реестра недвижимости о кадастровой стоимости объекта недвижимости и фактическому принятию наследства по закону, согласно сообщению нотариуса в таких случаях требования кредитора подлежат удовлетворению. Независимо от факта выдано или нет свидетельство о праве на наследство.

Хочется отметить, что смерть должника не влечет прекращения обязательств по заключенному им договору. Наследник, принявший наследство, становится должником и несет обязанности по их исполнению со дня открытия наследства. В том числе, если наследодателем был заключен кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на нее. Проценты, подлежащие уплате в соответствии со ст. 395 ГК РФ, взимаются за неисполнение денежного обязательства наследодателем по день открытия наследства, а после открытия наследства – за неисполнение денежного обязательства наследником, по смыслу п. 1 ст. 401 ГК РФ – по истечении времени, необходимого для принятия наследства.

Есть разъяснения Верховного Суда РФ, так, в п. 60 Постановления Пленума от 29.05.2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в которых сказано, что ответственность по долгам наследодателя несут все принявшие наследство наследники независимо от основания наследования и способа принятия наследства, а также Российская Федерация, города федерального значения Москва и Санкт-Петербург или муниципальные образования, в собственность которых переходит выморочное имущество в порядке наследования по закону.

Такие же положения содержатся в п. 61 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29.05.2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

Таким образом, хочется развеять мифы наследников о том, что со смертью наследодателя на наследуемое имущество не будет обращено взыскание кредитора, даже при условии неоформленного свидетельства о праве наследования по закону.

ПРОШЛО ПОЛГОДА С МОМЕНТА СМЕРТИ ДОЛЖНИКА, КРУГ НАСЛЕДНИКОВ НЕ ОПРЕДЕЛЕН, НО ИМЕЕТСЯ НАСЛЕДСТВЕННОЕ ИМУЩЕСТВО, ЗАЕМ ОБЕСПЕЧЕН ДОГОВОРОМ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА

В случае смерти должника и при наличии наследственного имущества взыскание кредитной задолженности с поручителя возможно в пределах стоимости наследственного имущества (если в договоре поручителя с кредитной организацией поручитель дал кредитору согласие отвечать за нового должника). Независимо от факта принятия наследства.

Данные обстоятельства более сложные и подлежат проверке и установлению при рассмотрении гражданского дела в судебном порядке. В соответствии со ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с целью определения состава наследственного имущества, наследников умершего должника, а в случае их отсутствия – РФ в лице соответствующих органов, осуществляющих функцию по принятию и управлению выморочным имуществом. Таким образом, при выводе суда об отсутствии наследников у наследодателя, но при наличии у него наследуемого имущества, к участию в деле привлекаются органы, уполномоченные представлять собственника выморочного имущества, в лице органов Росимущества.

Соответственно в силу п. 1 ст. 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (статья 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (статья 1158), имущество умершего считается выморочным. Порядок наследования и учета выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность РФ, а также порядок передачи его в собственность субъектов РФ или в собственность муниципальных образований определяется законом (п. 3 ст. 1151 ГК РФ).

В силу ч. 2 п. 1 ст. 1152 ГК РФ для приобретения выморочного имущества принятие наследства не требуется. При наследовании выморочного имущества отказ от наследства не допускается (ч. 2 п. 1 ст. 1157 ГК РФ). Таким образом, право собственности государства или муниципального образования на выморочное имущество возникает в силу закона со дня открытия наследства.

Согласно правовой позиции, закрепленной в п. 49, 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», неполучение свидетельства о праве на наследство не освобождает наследников, приобретших наследство, в том числе при наследовании выморочного имущества, от возникших в связи с этим обязанностей, в частности, выплаты долгов наследодателя; выморочное имущество со дня открытия наследства переходит в порядке наследования по закону в собственность публично-правового образования в силу фактов, указанных в п. 1 ст. 1151 Гражданского кодекса, вне зависимости от оформления наследственных прав и их государственной регистрации. Следовательно, государство или муниципальное образование может быть признано ответчиком по иску кредитора наследодателя вне зависимости от получения в общем порядке у нотариуса в соответствии с п. 1 ст. 1162 Гражданского кодекса свидетельства о праве на наследство.

Читайте также:
Истязание Статья 117 УК РФ комментарии

По вопросу возложения на поручителя обязанности нести ответственность за погашение кредита после смерти должника судебная практика говорит о следующем – при наличии наследников и наследственного имущества взыскание кредитной задолженности должно быть выполнено как с наследников, так и с поручителей в пределах стоимости наследственного имущества, если в договоре с кредитной организацией поручители дали кредитору согласие отвечать за нового должника, то есть наследников.

Согласно п. 60 Постановления № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» требования кредиторов по обязательствам наследников, возникающим после принятия наследства, удовлетворяются за счет имущества наследников. Следовательно, при ненадлежащем исполнении или неисполнении наследниками заемщика в будущем перешедших к ним обязательств по кредитному договору наследодателя-заемщика поручитель также несет солидарную с ними ответственность перед кредитором, в связи с чем договор поручительства не прекращается, если принял на себя обязанность отвечать за наследников.

Не редки случаи в практике КПК «1-й ДВ», когда заемщик умирает в процессе возбужденного исполнительного производства.

В данном случае работа судебного пристава-исполнителя основана на ст. 52 «Правопреемство в исполнительном производстве» 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

1. В случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

2. Судебный пристав-исполнитель производит замену стороны исполнительного производства:

•на основании судебного акта о замене стороны исполнительного производства правопреемником по исполнительному документу, выданному на основании судебного акта или являющегося судебным актом;

•на основании правоустанавливающих документов, подтверждающих выбытие стороны исполнительного производства, по исполнительному документу, выданному иным органом или должностным лицом, в случае, если такое правопреемство допускается законодательством Российской Федерации, с передачей правопреемнику прав и обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации.

3. О замене стороны исполнительного производства правопреемником судебный пристав-исполнитель выносит постановление, которое утверждается старшим судебным приставом или его заместителем и копия которого не позднее дня, следующего за днем его вынесения, направляется взыскателю и должнику, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

4. Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для стороны исполнительного производства, которую правопреемник заменил.

Таким образом, возвращаясь к ст. 1175 ГК РФ, наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, независимо от того, вынесено на момент принятия наследственного имущества судебное решение наследодателя или нет.

ИРИНА КОМИССАРОВА, НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ПО УПРАВЛЕНИЮ РИСКАМИ КПК «1-Й ДВ»

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 11 (181) дата выхода от 20.11.2017.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Статья 1175. Ответственность наследников по долгам наследодателя

1. Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323).

Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

2. Наследник, принявший наследство в порядке наследственной трансмиссии (статья 1156), отвечает в пределах стоимости этого наследственного имущества по долгам наследодателя, которому это имущество принадлежало, и не отвечает этим имуществом по долгам наследника, от которого к нему перешло право на принятие наследства.

3. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу, в целях сохранения которого к участию в деле привлекается исполнитель завещания или нотариус. В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в соответствии со статьей 1151 настоящего Кодекса к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию.

При предъявлении требований кредиторами наследодателя срок исковой давности, установленный для соответствующих требований, не подлежит перерыву, приостановлению и восстановлению.

Комментарий к ст. 1175 ГК РФ

1. Наследство включает в себя не только имущественный актив, но и пассивы наследодателя, поскольку при наследовании возникает универсальное правопреемство (п. 1 ст. 1110 ГК). Поэтому наследник приобретает не только права на имущество наследодателя, но и обязанности по оплате его долгов.

В соответствии с п. 1 ст. 418 ГК со смертью гражданина прекращаются только те его обязательства, исполнение которых не может быть произведено без личного участия умершего, либо если эти обязательства иным образом неразрывно связаны с личностью должника. Денежные обязательства и большинство обязательств по передаче вещей входят в наследственное имущество и должны быть исполнены наследниками должника.

2. Если у наследодателя имеется несколько наследников, их ответственность по долгам наследодателя является солидарной. Солидарная ответственность наследников по долгам наследодателя, таким образом, предусмотрена законом. В данном случае к отношениям между кредиторами наследодателя и наследниками применяются нормы ст. ст. 323 – 327 ГК.

Доля, падающая на каждого наследника, считается равной долям других наследников, но не может превышать стоимость перешедшего к нему наследственного имущества.

Кредитор может потребовать исполнения обязательства от любого наследника в целом или части, от нескольких наследников или от всех наследников вместе. Наследник обязан удовлетворить требование кредитора наследодателя в пределах стоимости доли, которая ему перешла по наследству. Если исполнение обязательства одним наследником в пределах его доли не покрывает всего долга, кредитор имеет право требовать оставшуюся часть долга с других наследников. Исполнение солидарной обязанности полностью одним из наследников освобождает остальных от исполнения обязанности кредитору.

Наследник считается исполнившим свою обязанность перед кредитором наследодателя, если обязательство полностью исполнено другими наследниками, а также если он передал в счет долга всю полученную часть наследства, даже если она полностью не покрыла задолженность по обязательству перед кредитором. Наследник, исполнивший солидарную обязанность перед кредитором наследодателя, имеет право регрессного требования к остальным наследникам в равных долях, за вычетом доли, падающей на него самого. При этом в порядке регресса остальные наследники отвечают перед наследником, погасившим долг, как долевые должники пропорционально их доле в наследственном имуществе.

Читайте также:
Гл 60 ГК РФ с комментариями

Как к универсальному правопреемнику наследодателя, к наследнику также могут быть предъявлены требования по спорам о наследственном имуществе. Кроме того, в соответствии со ст. 1174 ГК наследник обязан возместить необходимые расходы, вызванные смертью наследодателя, и расходы на охрану наследства и управление им.

3. Наследник в порядке наследственной трансмиссии (трансмиссар) также отвечает по долгам наследодателя. Кредиторы наследодателя, имущество которого в порядке наследственной трансмиссии перешло трансмиссару, могут предъявить ему свои требования. Ответственность такого наследника наступает в пределах стоимости наследственного имущества, перешедшего к нему от наследодателя.

Если наследников в порядке наследственной трансмиссии несколько или помимо них имеются наследники, принявшие наследство наследодателя в общем порядке, их ответственность перед кредиторами наследодателя является солидарной.

Поскольку трансмиссар приобретает имущество после наследодателя, а не после трансмиттента, то трансмиссар не отвечает принятым имуществом по долгам трансмиттента.

Кредиторы трансмитента могут предъявлять свои требования только к его наследникам. Трансмиссар может одновременно являться и наследником в порядке наследственной трансмиссии наследодателя, и наследником трансмиттента. По долгам трансмиттента он отвечает только в пределах стоимости того имущества, которое ему перешло от трансмиттента.

Таким образом, трансмиссар отвечает одновременно перед кредиторами и наследодателя, и трансмиттента, но разным имуществом: по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего от него имущества, а по долгам трансмиттента – в пределах стоимости перешедшего от него имущества.

4. Для получения исполнения кредиторы наследодателя должны предъявить свои требования его наследникам.

Право требования кредитора наследодателя возникает в момент наступления срока исполнения обязательства наследодателем. Но субъект, к которому направлено данное требование, может меняться: первоначальным субъектом является наследодатель, а после его смерти таким субъектом становится наследник. Поэтому право требования кредитора наследодателя к наследнику возникает со дня смерти наследодателя. До названного момента у кредитора наследодателя существует право требования к самому наследодателю, возникающее с момента наступления срока исполнения обязательства наследодателем; к наследнику кредитор не может предъявить требование до смерти наследодателя.

В соответствии со ст. 63 Основ законодательства о нотариате требования кредиторов наследодателя должны быть заявлены в письменной форме. Они могут быть направлены непосредственно обязанным лицам, нотариусу по месту открытия наследства, а также в суд.

Кредиторы наследодателя могут предъявлять свои требования как до, так и после принятия наследства. До принятия наследства кредиторы наследодателя могут предъявить свои требования к исполнителю завещания или к наследственному имуществу.

После принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены принявшим наследство наследникам. Лица, отказавшиеся от наследства в установленном порядке, и отказополучатели, не являющиеся наследниками, не отвечают по долгам наследодателя.

5. Для предъявления требований к наследственному имуществу кредитор подает соответствующее заявление в суд или нотариусу.

Если заявление кредитора подается нотариусу (п. 24 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации // Бюллетень Минюста РФ. 2000. N 4), он должен зарегистрировать поступившую претензию в Книге учета наследственных дел и, если наследственное дело еще не заведено по заявлению кого-либо из наследников, завести наследственное дело. О поступившей претензии нотариус письменно или устно извещает наследников, разъясняет порядок погашения долга, предлагает наследникам добровольно исполнить обязательство. Об устном разъяснении делается отметка в наследственном деле за подписью наследников.

Сама по себе претензия кредитора, поданная нотариусу, не приостанавливает выдачу свидетельства о праве на наследство. Ее цель лишь уведомление наследников о наличии неисполненных имущественных обязательств в составе наследственного имущества. Нотариус не может самостоятельно выдавать распоряжения об удовлетворении претензии кредитора за счет наследственного имущества, но в случае необходимости обязан принять меры к охране наследственного имущества. Одновременно с претензией кредитор может подать нотариусу заявление о принятии мер к охране наследственного имущества в целях обеспечения исполнения наследниками долговых обязательств. Такое заявление должно быть зарегистрировано в Книге учета заявлений о принятии мер к охране наследственного имущества. При отказе наследника исполнить требование кредитора и предъявить имущество к описи нотариус составляет акт об этом и разъясняет кредиторам порядок обращения в суд общей юрисдикции с иском к этому наследнику.

Если требование подается в суд, последний приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества к Российской Федерации.

Требование кредитора должно быть предъявлено в течение сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований.

При этом смерть наследодателя и подача требований его кредиторами наследникам не могут являться основаниями для перерыва или приостановления течения срока, поскольку согласно ст. 201 ГК перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления. Исковая давность по долгам наследодателя продолжает течь без изменений, как если бы смерти должника не произошло.

Срок предъявления требований кредиторов наследодателя в суд начинает течь, таким образом, с того дня, когда кредитор узнал или должен был узнать о нарушении своих прав должником (наследодателем), и продолжает течь после смерти наследодателя без изменений. Срок защиты права требования кредитора единый независимо от того, к кому – наследодателю или наследнику – предъявляется данное требование.

По своей правовой природе данный срок является сроком исковой давности, что следует из формулировки коммент. ст. Тем не менее правила его регламентации относительно предъявления требований кредиторов наследодателя имеют существенные отличия по сравнению с правилами гл. 12 ГК “Исковая давность”: ст. ст. 202, 203, 205 к ним не применяются. При предъявлении требований кредиторами наследодателя срок исковой давности, установленный для соответствующих требований, не подлежит перерыву, приостановлению и восстановлению.

Таким образом, после смерти наследодателя его кредиторы не могут воспользоваться правилами о перерыве, приостановлении и восстановлении срока исковой давности при предъявлении своих требований к его наследникам. Такое положение вытекает из традиций ГК 1964 г., в соответствии со ст. 554 которого кредиторы могли предъявлять претензии в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Этот срок был пресекательным, и его пропуск влек утрату прав требований кредиторами. Ныне действующее законодательство хоть и называет данный срок сроком исковой давности, но, как видно, исходит из его пресекательной природы. Практическое значение такого подхода заключается в поддержании стабильности гражданского оборота и скорейшего установления объема наследственных прав, перешедших к наследнику.

Читайте также:
Статья 44 48 ЖК РФ с комментариями

Судебная практика по статье 1175 ГК РФ

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 ГК РФ); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

Разрешая спор и отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, суд округа руководствовался положениями статьи 223.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, статей 1112, 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что отсутствие вины наследников в непогашении заемного обязательства не препятствует предъявлению требований о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами к наследственной массе.

В силу пункта 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.
Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (статья 128 Гражданского кодекса Российской Федерации); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (пункт 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (ст. 323). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение предусмотренных пунктом 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации действий, а также иных действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу.

При предъявлении искового заявления к умершему гражданину суд отказывает в его принятии со ссылкой на пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК Российской Федерации, поскольку нести ответственность за нарушение прав и законных интересов гражданина может только лицо, обладающее гражданской и гражданской процессуальной правоспособностью. В случае, если гражданское дело по такому исковому заявлению было возбуждено, производство по делу подлежит прекращению в силу абзаца седьмого статьи 220 ГПК Российской Федерации с указанием на право истца на обращение с иском к принявшим наследство наследникам, а до принятия наследства – к исполнителю завещания или к наследственному имуществу (пункт 3 статьи 1175 ГК Российской Федерации).

При предъявлении искового заявления к умершему гражданину суд отказывает в его принятии со ссылкой на пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК Российской Федерации, поскольку нести ответственность за нарушение прав и законных интересов гражданина может только лицо, обладающее гражданской и гражданской процессуальной правоспособностью. В случае, если гражданское дело по такому исковому заявлению было возбуждено, производство по делу подлежит прекращению в силу абзаца седьмого статьи 220 ГПК Российской Федерации с указанием на право истца на обращение с иском к принявшим наследство наследникам, а до принятия наследства – к исполнителю завещания или к наследственному имуществу (пункт 3 статьи 1175 ГК Российской Федерации).

После смерти Гомолицкого В.В. наследство приняла Гомолицкая В.И. Ссылаясь на положения статей 1102, 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации просил взыскать в свою пользу с ответчицы сумму неосновательного обогащения в размере 250 000 руб.
Решением Заволжского районного суда г. Ульяновска от 22 августа 2018 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 20 ноября 2018 г., в удовлетворении иска Ромаданова С.В. отказано.

Отказывая в удовлетворении заявления в части привлечения наследников Шефера М.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в пределах наследственной массы, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 17, 399, 418, 1110, 1112, 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, приведенными в пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, исходил из того, что данные требования неразрывно связаны с личностью Шефера М.А., в связи с чем, на его наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности.

Суд установил основания, предусмотренные статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для замены должника Долбина В.И. в порядке процессуального правопреемства в рамках исполнительного производства о взыскании денежных средств на его наследников, указав на процессуальную замену должника на его правопреемников в пределах стоимости перешедшего к Долбину И.В. и Долбину Е.В. наследственного имущества, что соответствует положениям абзаца второго пункта 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые устанавливают пределы ответственности наследника по долгам наследодателя.

Читайте также:
Угроза убийством Статья 119 УК РФ комментарий

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и вынося новое решение о признании незаконным вынесенного судебным приставом-исполнителем обжалуемого постановления от 14 декабря 2015 года о государственной регистрации имущества принадлежащего Селиверстовой М.С., указал, что без выяснения вопроса о наличии наследников, принявших наследство, которым они могут отвечать по долгам наследодателя, вывод суда о законности действий судебного пристава-исполнителя противоречит предписаниям действующего законодательства и является ошибочным. Однако такой вывод суда апелляционной инстанции противоречит фактическим обстоятельствам дела и не отвечает нормам материального права, регулирующих ответственность наследников по долгам наследодателя (статья 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации), поскольку все выполненные судебным приставом-исполнителем действия в рамках указанного выше исполнительного производства совершены в отношении должника Селиверстовой М.С. при ее жизни.

Сославшись на положения статей 323, 416, 1175 Гражданского кодекса, суд округа также отметил, что судами не устанавливалась стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя.
Обжалуемое постановление принято в пределах полномочий, предусмотренных статьями 286, 287 АПК РФ.

Получение кредитором сведений о наследниках (имуществе) должника: проблемы законодательного регулирования

Проблема получения сведений о наследниках (имуществе) должника. Анализ законодательных актов

Статьей 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) установлены пределы и форма ответственности наследников (части 1,2), также статьей определены сроки и способ предъявления требований кредиторов (пункт 3).

Остановимся на содержании третей части ст.1175 ГК РФ согласно которой до принятия наследства требования могут быть предъявлены к наследственному имуществу, то есть в пределах шести месяцев, с момента смерти должника, а также в пределах общего срока исковой давности непосредственно к наследникам.

Из приведенной нормы следует, что для предъявления требований к наследнику должника необходимы сведения о наличии наследственного имущества или факта принятия наследства, или перехода выморочного имущества к уполномоченному территориальному субъекту.

Так, кредитор, обращаясь к нотариусу, открывшему наследственное дело после смерти должника, рассчитывает, что его права будут защищены, однако нет.

Действительно норма, обязывающая нотариуса принимать претензии кредиторов умершего, содержится в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате (статья 63) (далее – Основы). Из смысла указанной нормы следует лишь то, что нотариус обязан довести до сведения наследников факт предъявления претензии, ознакомить наследников с претензией, исполнение требований кредитора остается вне плоскости взаимоотношений всех сторон, являясь исключительной волей наследников.

Подобное усмотрение воли наследников вступает в противоречие с положениями статьи 1112 ГК РФ, определяющей состав наследства, а именно тем, что в состав наследства помимо активов входят и обязательства наследодателя. Складывается ситуация при которой наследник, принявший наследство поставлен в известность о наличии требования кредитора и даже является должником в силу принятия наследства, но не исполняет обязательство, например с целью выждать истечения срока давности по требованию.

В сложившейся ситуации об одном из основополагающих принципов гражданских правоотношений – балансе интересов сторон, говорить попросту невозможно. Так, кредитор зачастую лишен права на исполнение своего требования, а наследник не спешит исполнять обязательство в целях своей выгоды.

Возвращаясь к вопросу поставленной проблематики, во-первых, рассмотрим ограничения на получение информации в сфере отношений, регулируемых законодательством о нотариате.

Статьей 5 Основ во взаимосвязи со статьей 16 установлена обязанность нотариуса сохранять в тайне сведения, известные нотариусу в связи с осуществлением профессиональной деятельности, а также запрет на предоставление сведений о совершенных нотариальных действиях, лицам, которые не определены законом. Сразу оговоримся, закон, кредитора наследодателя как лицо, имеющее право на получение таких сведений, не наделяет таким правом.

Федеральная нотариальная палата (далее – ФНП) придерживается аналогичного мнения, указывая в своем письме от 23.05.2013 № 1164/06-09, что по мнению ФНП кредитор может быть проинформирован нотариусом о том, что его обращение о долгах наследодателя получено, в производстве нотариуса имеется наследственное дело к имуществу данного наследодателя, что надлежащий круг наследников (без указания кредитору идентификационных данных наследников) будет извещен о претензии кредитора или о том, что круг наследников к имуществу наследодателя на момент поступления нотариусу претензии кредитора неизвестен.

Дополнительно ФНП разъясняет, что кредиторы наследодателя могут воспользоваться своим правом на подачу иска к наследственному имуществу до принятия наследства наследниками, а любая информация в рамках наследственного дела может быть выдана нотариусом по запросу суда в связи с обращением кредитора в судебные инстанции.

Безусловно, в случае, когда кредитору известны данные об имуществе наследодателя, а с момента смерти должника не прошло шесть месяцев, то процессуально защита права не представляется затруднительной.

Интерес представляет ситуация, в которой кредитор существенно ограничен в предъявлении требований, поэтому представляется необходимым рассмотреть существующие законодательные ограничения.

Второе ограничение на получение кредитором информации, а именно об имуществе должника мы можем увидеть в статье 62 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости». Согласно пункту 13 которой сведения о правах отдельного лица на имеющиеся или имевшиеся у него объекты недвижимости могут быть предоставлены лишь исчерпывающему кругу лиц, в который не включены кредиторы наследодателя.

Таким образом, если кредитор не обладает сведениями ни о каком объекте недвижимости, то обращение за судебной защитой, представляется невозможным, поскольку уже на стадии решения судом вопроса о принятии искового заявления, суд должен располагать сведениями о наличии имущества у наследодателя.

Аналогичным образом ситуация складывается в отношении объектов движимого имущества, права на которое могут носит учетный характер (транспортные средства, сельскохозяйственная техника, водный транспорт и т.п.). Порядок раскрытия информации в данном случае определяется ведомственными актами и вытекает из положений Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Согласно частям 2 и 3 статьи 8 гражданин имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы, организация имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления информации, непосредственно касающейся прав и обязанностей этой организации.

По смыслу приведенных положений Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» нормы имеют пространно-отсылочный характер и не раскрываются понятие «информация, затрагивающая права и свободы», «информация, непосредственно касающаяся прав и обязанностей этой организации» в контексте комментируемого закона.

Читайте также:
Статья 723 ГК РФ с комментариями

Существо отношений, по поводу которых кредитору необходимо истребовать соответствующую информацию, ясно определяет эти понятия – информация об имуществе наследодателя необходима кредитору для защиты своего права, что по определению затрагивает его права.

Вместе с тем, правоприменительная практика показывает, что компетентные органы ведущие регистрационный учет движимого имущества не раскрывают кредиторам наследодателя информацию о собственнике.

Что говорит судебная практика

В соответствии с п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. №9 суд отказывает в принятии искового заявления, предъявленного к умершему гражданину, со ссылкой на пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, поскольку нести ответственность за нарушение прав и законных интересов гражданина может только лицо, обладающее гражданской и гражданской процессуальной правоспособностью.

Актуальность проблемы подтверждается принимаемыми судебными актами. Например, определением Петроградского районного суда г. Санкт-Петербурга производство по делу №2-1149/2021 прекращено с указанием на то, что если гражданское дело по такому исковому заявлению (к умершему гражданину) было возбуждено, производство по делу подлежит прекращению в силу абзаца седьмого статьи 220 ГПК Российской Федерации с указанием на право истца на обращение с иском к принявшим наследство наследникам, а до принятия наследства – к исполнителю завещания или к наследственному имуществу (пункт 3 статьи 1175 ГК РФ).

При этом из текста определения суда (в общем доступе размещен на сайте суде) видно, что кредитор предъявил иск к умершему гражданину объективно располагая сведениями о его смерти наиболее вероятно с целью получить сведения из наследственного дела, открытого после смерти должника-наследодателя.

Из приведенного случая видно, что действия кредитора к защите права его не приблизили: суд лишь разъяснил право кредитора предъявить иск к наследникам умершего, но на вопрос как получить необходимые сведения «суд ответить не помог».

Решение исследуемой проблемы представляется возможным двумя разными способами: внести изменения в процессуальные нормы или предоставить кредиторам доступ к информации о наследниках (имуществе) должника, путем внесения изменений в ряд законодательных актов.

Первый способ видится более предпочтительным как с точки зрения правоприменительной практики, так и процедуры внесения изменений в законодательные акты.

Не малоизвестным приемом юридической техники является фикция, например объявление гражданина умершим. Вынесение судебного постановления лишает такого гражданина правоспособности и влечет все правовые последствия, связанные со смертью гражданина.

Поскольку прямого запрета на предъявление иска к умершему гражданину гражданское процессуальное законодательство не содержит, то возможность защиты прав кредитора в случае отсутствия информации об имуществе (наследниках) умершего должника может быть реализована за счет изменения судебного толкования.

В настоящее время, как видится, Пленум[1] дает разъяснение о необходимости прекратить производство по делу со ссылкой на абз.7 ст. 220 ГПК РФ и разъяснение права на иск к наследникам, не решающее проблемы отсутствия у кредитора сведений необходимых для предъявления такого иска.

Из буквального толкования абз.7 ст. 220 ГПК РФ следует, что суд может прекратить производство по делу только после исследования вопроса о правопреемстве, однако как видно, суды прекращают производство без исследования этого вопроса.

Таким образом, в случае внесения изменений в пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. №9, указывающего на необходимость судам установить возможность правопреемства по спорному правоотношению для чего, например истребовать информацию у нотариуса либо из реестровых источников относительно имущества должника.

Такой подход, во-первых, будет способствовать снижению нагрузки на суды, во-вторых, будет обеспечивать условия для защиты прав участников гражданского оборота и недопущению злоупотреблениями со стороны недобросовестных наследников.

Согласно мнению Г.Ф. Дормидонтова, фикция «есть известный прием мышления, состоящий в допущении существующим известного несуществующего обстоятельства или, наоборот, несуществующим существующего, в решении задачи при помощи ложного положения»[2].

Прибегая к приему юридической фикции, некоторое время мы не учитываем, что лицо, к которому предъявлен иск утратило правоспособность, и тем самым можем произвести защиту права кредитора умершего должника и реализовать одну из главных задач судопроизводства.

Вторым возможным способом, который позволит кредитору получить необходимые для предъявления иска требования является включение кредиторов в круг лиц, имеющих право на получение информации по смыслу Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, указание на правомочность таких лиц в Федеральном законе «О государственной регистрации недвижимости» и т.д.

Такой подход видится менее предпочтительным с точки зрения законодательной техники и процедуры внесения изменений в отдельные законодательные акты. Остается открытым вопрос реализации этого способа получения сведений кредиторами, поскольку не исключены отказ в предоставлении компетентными органами запрошенных сведений или иные ограничения прав кредитора.

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. №9

[2] Дормидонтов Г.Ф. О классификации явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. Казань, 1895. С. 3.

Как взыскать долг с наследников должника?

Я передала денежные средства в размере 1 млн руб. гражданину, который умер. Как теперь взыскать сумму с наследников? Шестимесячный срок после смерти должника пропущен.

В соответствии с п. 1 ст. 1175 Гражданского кодекса РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

В соответствии с п. 58 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника, независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства.

В соответствии с п. 3 ст. 1175 Гражданского кодекса РФ кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. При предъявлении требований кредиторами наследодателя срок исковой давности, установленный для соответствующих требований, не подлежит перерыву, приостановлению и восстановлению.

В силу положений п. 1 ст. 196 и п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Читайте также:
Статья 179 ГК РФ с комментариями

Таким образом, вы вправе обратиться в суд с иском к наследникам умершего должника с требованием о возврате долга (иск предъявляется ко всем наследникам, принявшим наследство) в пределах срока исковой давности (три года) со дня, когда вы узнали о нарушении своего права (т.е. с момента, когда должник должен был вернуть денежные средства, но не сделал этого). Необходимо учесть положения п. 59 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о наследовании», в котором указано, что смерть должника не является обстоятельством, влекущим досрочное исполнение его обязательств наследниками.

Обратите внимание: наследники будут отвечать по долгам наследодателя только в пределах стоимости перешедшего к ним имущества, т.е. наследники, не принявшие наследство, либо отказавшиеся от его принятия, отвечать по долгам не будут, также наследники не будут отвечать по долгам, если наследственное имущество отсутствует вовсе. Кроме этого, если стоимость наследственного имущества, принятого наследниками, окажется меньше размера долга, взыскать задолженность с наследников будет возможно только в размере стоимости наследства.

В соответствии с п. 61 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о наследовании» стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Кроме этого, следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Таким образом, вы обязаны доказать факт наличия задолженности наследодателя перед вами, а также ее размер.

В соответствии со ст. 808 Гражданского кодекса РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда (т.е. свыше 1 тыс. руб.). В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Следовательно, подтверждением задолженности может быть договор займа либо расписка.

Согласно ст. 28 Гражданского процессуального кодекса РФ иски с требованиями, возникшими из наследственных правоотношений, подаются в суд по месту жительства ответчика-гражданина (т.е. по месту жительства одного из наследников).

Если круг наследников, а также место их жительства неизвестны, целесообразно предварительно обратиться к нотариусу, который заводил наследственное дело (определяется по первой букве фамилии умершего), с требованием к наследникам (указать размер задолженности, основание возникновения долга), а также с запросом о предоставлении сведений о наследниках и составе наследственного имущества должника. Однако в большинстве случаев нотариусы отказывают в предоставлении данных сведений.

В случае невозможности получения сведений о наследниках следует предъявить иск по последнему известному месту жительства наследодателя, приложив отказ нотариуса в предоставлении сведений, и заявив ходатайство об истребовании наследственного дела.

Банк взыщет долг наследодателя с наследников – если успеет

У банка есть 3 года на взыскание задолженности по кредиту наследодателя, которые отсчитываются с момента ее образования. Если он не уложится в этот срок, отвечать по долгам наследодателя наследникам не придется

Если наследодатель не успел погасить долги при жизни, они переходят наследникам. Принявшие наследство наследники отвечают по долгам умершего в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества. При его отсутствии или недостаточности требования кредиторов не могут быть удовлетворены за счет личного имущества наследников.

Принять имущество, но отказаться от долгов у наследников не получится. Либо они наследуют и имущество, и долги, либо отказываются сразу от всего. И порой второй вариант оказывается куда выгоднее. Представьте такую ситуацию: наследодатель оставил после себя лишь принадлежавшую ему на праве собственности долю в квартире стоимостью 400 тыс. руб. При этом незадолго до смерти он взял кредит на сумму 4 млн руб. В таком случае проще отказаться от наследства.

Но, прежде чем отказываться от наследственного имущества из-за долгов наследодателя, стоит разобраться, вправе ли кредитор их взыскать.

Сколько времени дается банку на взыскание средств по кредитному договору с наследников после смерти наследодателя?

В настоящий момент действует правило, согласно которому кредиторы в течение 3 лет могут предъявлять претензии, если долг основан на кредитном договоре (ст. 196 ГК РФ). То есть применяется так называемый срок исковой давности – период, в пределах которого лицо может защитить свои права. На это указано и в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2013 г.).

Период исковой давности исчисляется с даты смерти наследодателя, установленной официальными документами.

А если задолженность по кредиту образовалась до смерти наследодателя?

В редакцию «АГ» поступил такой вопрос: «Человек взял кредит в 2012 г. на пять лет. В 2021 г. он умер. Сможет ли банк взыскать долг по кредиту с наследников?»

Срок исковой давности по спорам, связанным со взысканием долга по кредитным договорам, не прерывается, не приостанавливается и не восстанавливается (абз. 2 п. 3 ст. 1175 ГК РФ). Кредитор его может применить в течение 3 лет с момента, когда он узнал о появлении долга. Следовательно, если задолженность образовалась при жизни наследодателя, именно с этого момента отсчитываются 3 года, в течение которых кредитор вправе взыскать ее с наследников, принявших наследство, либо из стоимости выморочного имущества (это имущество, которое переходит государству – РФ, субъекту РФ или муниципальному образованию – при отсутствии иных наследников).

Поскольку кредит был взят на пять лет в 2012 г. и еще при жизни наследодателя образовалась задолженность, нужно смотреть, истек ли к моменту смерти должника 3-летний срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 ГК РФ.

Если этот срок истек задолго до наступления смерти наследодателя, то право на взыскание долга с наследников у кредитора не возникает. В случае если кредитор обратится в суд с требованием о взыскании, а наследники заявят о пропуске срока исковой давности, то суд ему откажет. Поэтому в суде до вынесения итогового решения по делу или в отзыве на исковое заявление кредитора наследники должны заявить о пропуске срока исковой давности. Иначе суд может взыскать с них сумму кредита, исходя из общих положений о применении этого срока, предусмотренных ст. 199 ГК РФ.

Читайте также:
Статья 51 АПК РФ комментарий

Если вопрос спорный, т.е. прошло немного времени между смертью, принятием наследства и пропуском срока исковой давности, могут и взыскать долг с наследников. А все потому, что в силу п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В любом случае вопросы, касающиеся временных обстоятельств, будет решать суд, если дело дойдет до суда. И тут есть нюансы. Бремя доказывания пропуска кредитором срока исковой давности будет возложено на наследников, т.е. вместе с заявлением о применении этого срока они представляют доказательства его пропуска. Кредитор несет бремя опровержения доказательств, представленных наследниками. Это значит, что он вправе представить свои доказательства и должен будет убедить суд в том, что ранее не знал о наследниках. В противном случае суд ему откажет во взыскании.

Итак, наследникам нужно учитывать такую тенденцию: как правило, кредиторы все-таки обращаются в суд для взыскания долгов наследодателей с наследников, принявших наследство. Обычно суды отказывают во взыскании в тех случаях, когда наследники ссылаются на пропуск срока исковой давности. В остальных случаях иски кредиторов суды удовлетворяют 1 .

1 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2019) (утв. Президиумом ВС РФ 17 июля 2019 г.); Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2019) (утв. Президиумом ВС РФ 27 ноября 2019 г.

Статья 54 Конституции РФ

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Комментарий к Статье 54 Конституции РФ

Нормы комментируемой статьи закрепляют право каждого не подвергаться преследованию за деяния, совершенные при отсутствии в законе их запрета, и не нести более суровую ответственность за правонарушение, чем предусматривалось в момент его совершения. Тем самым формулируются правила о действии устанавливающих юридическую ответственность законов во времени.

Данное конституционное установление является по своему характеру универсальным: оно адресовано всем правоприменителям при выборе нормы, подлежащей применению в каждом конкретном деле; обязательно для законодателя при принятии им норм о введении закона в действие и, наконец, касается всех видов юридической ответственности (см. Определение КС РФ от 16.01.2001 N 1-О*(700)). Последнее относится к уникальным чертам российского конституционного регулирования, поскольку и международно-правовые нормы, и зарубежные конституционные тексты*(701) формулируют подобные правила лишь в связи с запретами признавать преступлением не предусмотренные уголовным законом деяния (sine crimen sine lege) и, соответственно, придавать обратную силу нормам о введении уголовной ответственности и о ее ужесточении, т.е. признают их обязательность в сфере уголовного преследования.

В системе изложенных в комментируемой норме правил базовым является тезис о недопустимости привлечения к юридической ответственности без установления в законе до совершения правонарушения как его признаков, так и конкретных мер ответственности. Это требование охватывает, по существу, и запрет обратной силы закона, устанавливающего или усиливающего ответственность. Из него вытекает также недопустимость привлечения к ответственности на основе аналогии, т.е. в отсутствие прямого запрета конкретного правонарушения в законе. Иное противоречило бы конституционным принципам юридической ответственности, к которым наряду с требованиями ст. 54 Конституции относятся также принципы правовой определенности и соразмерности ответственности (см. п. 2.1 мотивировочной части Постановления КС РФ от 20.04.2006 N 4-П*(702)) (см. комментарии к ст. 21 и ч. 3 ст. 55).

В дополнение к изложенному и расширяя международно-правовые нормы, комментируемая статья в ее ч. 2 предписывает также в случае устранения или смягчения ответственности применять новый закон и к совершенным до его принятия деяниям с тем, чтобы обеспечивалась соразмерность ответственности реальной общественной опасности правонарушения, поскольку изменена его оценка законодателем (см. п. 2.1 мотивировочной части указанного Постановления).

Под обратной силой закона понимается его применение к правоотношениям и породившим их событиям, действиям, бездействию, имевшим место до его вступления в силу. По общему для всех отраслей права принципу закон действует в отношении будущего, с момента его вступления в силу и не имеет обратной силы, хотя возможно решение законодателя об отложенном введении закона в действие или, напротив, о распространении его действия на возникшие ранее правоотношения, что должно прямо предусматриваться в законе. Именно данное полномочие законодателя при регулировании юридической ответственности подчиняется правилу комментируемой статьи. В этой сфере законодатель не вправе распространить действие закона, имеющего любые негативные последствия для положения субъектов права, которых он касается, на прошлое время. Но он не обязан и повторять этот конституционный запрет при введении закона в действие, так же как не должен, вводя улучшающие положение нормы об ответственности, ссылаться на их ретроспективное применение. Последнее обеспечивается правоприменительной практикой, исходя из прямого действия конституционной нормы на любом из предусмотренных законом этапов процесса привлечения к ответственности, а также и после вступления в силу ранее принятых правоприменительных актов, основанных на более строгом законе.

Однако при наличии сомнений в единообразном использовании или пригодности имеющихся процессуальных механизмов законодатель правомочен установить в рамках имеющихся процедур, какая из них должна применяться для обеспечения обратной силы закона, устраняющего или смягчающего ответственность, или ввести с этой целью дополнительные механизмы. Это было, например, предусмотрено в Законе РФ “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”, когда законодатель ввел в порядке исключения процедуру пересмотра высшей судебной инстанцией ее собственных, окончательных решений в порядке, аналогичном судебному надзору.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, законодатель, принимая закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, не может не предусмотреть механизм придания ему обратной силы (см. п. 3 мотивировочной части Постановления от 20.04.2006 N 4-П). Однако это категорическое правило, очевидно, связанное с возможными дефектами правоприменения, не должно рассматриваться как позволяющее правоприменительным органам в отсутствие таких указаний законодателя уклоняться от применения конституционных требований ч. 2 ст. 54: они могут быть реализованы в любой стадии уголовного судопроизводства и обязывают принять решения об изменении статуса ранее привлеченных к ответственности лиц также в рамках имеющихся процедур, в том числе с использованием процессуальной аналогии. Такая обязанность правоприменителя не исключает ни свободы законодателя в дальнейшем совершенствовании процессуальных механизмов реализации обратной силы смягчающего ответственность закона, ни обеспечивающих его единообразное применение разъяснений высших судов – как по конкретным делам, так и адресованных судебной практике в целом.

Читайте также:
Договор займа ГК РФ с комментариями

Статья 54 Конституции Российской Федерации с Комментариями

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Комментарий к Ст. 54 КРФ

1. Правила, содержащиеся в комментируемой статье, возводят на конституционный уровень гуманные нормы о действии закона во времени, которые до этого содержались только в уголовном законодательстве, а с принятием в 1980 г. Основ законодательства СССР и союзных республик об административных правонарушениях появились и в этой отрасли законодательства.

Для названных отраслей регламентирование действия законов во времени имеет особое значение, поскольку они касаются наиболее острых вопросов, нередко затрагивая основные права и свободы человека и гражданина, включая право на жизнь. Но нормы, закрепленные в комментируемой статье, имеют всеобщий характер и касаются любых законов, устанавливающих юридическую ответственность за правонарушения.

В гражданском законодательстве вопросы обратной силы закона часто решаются во вводных законах к гражданским кодексам. Так было при введении в действие ГК РСФСР 1922 г. и двух последующих гражданских кодексов.

ФЗ от 30 ноября 1994 г. «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (СЗ РФ. 1994. N 32. ст. 3302) также содержит ряд норм, касающихся обратной силы закона. В частности, в ст. 10 Закона содержится такое правило: «Установленные частью первой Кодекса сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 января 1995 года», а в ст. 11 этого же Закона сказано: «Действие ст. 234 Кодекса (приобретательская давность) распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 года и продолжается в момент введения в действие части первой Кодекса».

Под законом, о котором говорится в комментируемой статье, имеется в виду федеральный закон, федеральный конституционный закон, а также закон субъекта Федерации. Применительно к уголовным и гражданским законам, в соответствии со ст. 71 Конституции, это могут быть законы, принятые только на федеральном уровне, а к законам о дисциплинарной и административной ответственности — также и на уровне законодательных органов субъектов Федерации (см. комм. к п. «о» ст. 71, п. «к» ст. 72).

Ответственность — это обязанность отвечать за противоправные действия (или бездействие), причинившие физический, материальный или моральный вред.

Комментируемая статья содержит требования, обязательные для всех отраслей права. Поэтому в тех случаях, когда соответствующий закон в необходимых случаях не регламентирует вопрос о времени его действия или отклоняется от требований конституционной нормы, она действует непосредственно.

Общим правилом для всех отраслей права является ответственность за совершенное правонарушение по закону, действующему в момент его совершения. Это значит, что закон принят в установленном порядке и вступил в законную силу. В соответствии с требованиями Конституции законы подлежат официальному опубликованию, а неопубликованные законы не применяются. Порядок опубликования и вступления в силу законов России определен ФЗ от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (СЗ РФ. 1994. N 8. ст. 801).

Под законом, устанавливающим ответственность, понимается закон, которым вводится та или иная ответственность за правонарушение, до того не существовавшая.

Под законом, отягчающим ответственность, имеется в виду закон, устанавливающий более строгий вид ответственности (например, вместо административной — уголовную) либо более строгое наказание в рамках одного и того же вида ответственности (например, за нарушение трудовой дисциплины законом расширена возможность применения увольнения в качестве взыскания).

Под обратной силой закона следует понимать распространение нового закона на деяния, совершенные до его вступления в силу. Если закон обратной силы не имеет, это значит, что он не распространяется на деяния, совершенные до его вступления в силу. Комментируемые конституционные нормы носят общеобязательный характер и не допускают исключений. Это важно отметить, ибо в прошлом сплошь и рядом нарушались общепринятые принципы действия законов во времени. Это приводило к тому, что те или иные деяния объявлялись тяжкими преступлениями и им еще придавалась обратная сила.

Так, например, было с Постановлением Президиума ЦИК СССР от 21 ноября 1929 г. «Об объявлении вне закона должностных лиц — граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз ССР» (СЗ РФ. 1929. N 76. ст. 732). Этот Закон, известный как «Закон о невозвращенцах», рассматривал лиц, отказавшихся вернуться в СССР, как перебежчиков в лагерь врагов, квалифицировал их действия как измену, влекущую объявление вне закона, последствием чего были конфискация всего имущества осужденного и расстрел его через 24 часа после удостоверения личности. В ст. 6 было сказано: «Настоящий закон имеет обратную силу».

В начале 60-х годов недоумение юридической общественности вызвало придание уголовному закону обратной силы по делу о валютных операциях, совершенных Рокотовым и Файбишенко. В отношении них был применен закон, по которому за валютные операции допускалась смертная казнь, и они были расстреляны, хотя в момент совершения преступления санкция закона не содержала наказания ни в виде исключительной меры наказания — смертной казни, ни даже в виде предельного срока лишения свободы, установленного законом.

Читайте также:
Статья 36 семейного кодекса РФ с комментариями

Положения, содержащиеся в ч. 1 комментируемой статьи, изложены в УК и КоАП в формулировках, отражающих специфические особенности этих отраслей законодательства. Так, в ч. 2 ст. 10 УК записано: «Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, или усиливающий наказание, или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет», а в ч. 2 ст. 1.7 КоАП сказано: «Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет».

Поскольку уголовное наказание может применяться только к лицам, совершившим преступление, в качестве закона, устанавливающего наказуемость деяния, может рассматриваться закон, объявляющий то или иное противоправное деяние преступным и устанавливающий за его совершение уголовное наказание, основное либо основное и дополнительное, из числа предусмотренных в УК. Это может быть дополнением Особенной части УК путем включения в нее новой статьи или включения в уже имеющуюся статью нового состава преступления, ранее не рассматривавшегося в качестве преступления, в том числе под каким бы то ни было иным наименованием. Точно так же актом, устанавливающим ответственность за административное правонарушение, является как новый акт, предусматривающий новый административный проступок и взыскание за него, так и у действующий акт, дополняющий включенные в него проступки новыми.

Закон может рассматриваться как усиливающий наказание, если в нем увеличивается максимальная или минимальная санкция, вводится более строгое основное наказание, вводится дополнительное наказание, преступлению дается иная квалификация, хотя и не влекущая изменение уголовных наказаний, но приводящая к иным отрицательным уголовно-правовым последствиям, например к признанию преступления тяжким, сокращению возможности условно-досрочного освобождения, что отягчает ответственность.

Для административных проступков актом, усиливающим ответственность, является акт, включающий в санкцию новое, более строгое взыскание, либо увеличивающий размер уже имеющегося взыскания, либо включающий дополнительное взыскание или отягчающие условия отбытия взыскания.

2. Положение, содержащееся в ч. 2 комментируемой статьи, распространяется на любые правонарушения. Ни одно из них не может рассматриваться в качестве такового, если об этом нет указания в законе. И ни одно лицо не может привлекаться к какой бы то ни было ответственности, если законом конкретно не определены признаки правонарушения и меры этой ответственности. Разумеется, при решении вопроса об ответственности должны соблюдаться и другие требования, а именно: наличие вины, достижение определенного возраста и др.

Рассматриваемая конституционная норма имеет принципиальное значение. Она полностью исключает возможность применения уголовного закона по аналогии, т.е. за деяние, не указанное в законе, но сходное с тем или иным преступлением, что допускалось уголовным законодательством, действовавшим до принятия УК РСФСР 1960 г. Комментируемая норма создает барьер на пути возможных нарушений прав и свобод человека и гражданина, четкую правовую базу для правоохранительных органов и судов, позволяя им избегать ошибок при решении вопросов ответственности за правонарушения.

Положения Конституции в силу ее ст. 15 имеют прямое действие, и во всех необходимых случаях конституционная норма применяется непосредственно. Последнее важно подчеркнуть и потому, что содержание комментируемой нормы вполне соответствует и даже превосходит требования норм международного права (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. См.: Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов. M., 1990. С. 16, 39).

В ч. 1 ст. 15 названного Пакта содержится правило: «Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением… Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника».

Сопоставление содержания приведенного текста из Международного пакта и комментируемой конституционной нормы показывает, что последняя касается не одной отрасли права, а носит всеобщий характер и касается различных форм ответственности: уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой.

Комментируемое положение ч. 2 анализируемой статьи конкретизируется в отраслевом законодательстве.

Понятие «преступление», содержащееся в УК, указывает на то, что это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное данным Кодексом под угрозой наказания. В Особенной части УК составы преступлений содержат диспозицию, указывающую на конкретные признаки преступления, и санкцию, определяющую наказание за его совершение.

Закрепленное в ст. 2.1 КоАП понятие административного правонарушения в качестве признаков проступка наряду с противоправностью и виновностью также приводит указание в законе на административную ответственность. Для решения вопроса о применении положений об обратной силе закона должно быть установлено время совершения правонарушения. Временем совершения преступления в соответствии со ст. 9 УК признается совершение общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Момент совершения правонарушения определяется по документу, послужившему основанием для признания лица правонарушителем (приговор, постановление о наложении административного взыскания и др.). Для некоторых категорий правонарушений, например длящихся и продолжаемых преступлений, установление момента совершения преступления представляет определенные трудности, так как не всегда легко определить момент их окончания. В случае когда установлено, что деяние началось до, но продолжалось и после того, как оно стало рассматриваться законом в качестве правонарушения, за него может наступить ответственность, установленная этим законом.

Под устранением ответственности, о котором говорится в ч. 2 комментируемой статьи, понимается отмена или признание утратившим силу закона, который предусматривал ту или иную ответственность. Смягчение ответственности многообразно. Это может, например, выражаться в замене уголовной ответственности ответственностью административной или дисциплинарной, а также — что чаще всего встречается — в смягчении в рамках одной и той же отрасли законодательства, прежде всего уголовного и об административной ответственности.

С момента вступления в силу закона, устраняющего противоправность деяния, соответствующие деяния, совершенные до его вступления в силу, считаются не содержащими состава правонарушения. Устранение противоправности деяния означает вместе с тем и устранение наказуемости. Вопрос об устранении и смягчении уголовной ответственности решен в ч. 1 ст. 10 УК, которая установила следующее правило: «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость». В ч. 2 ст. 10 действующего УК есть такое положение: «Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом».

Читайте также:
Закон ФСС 255 ФЗ с комментариями

В КоАП также установлено, что акты, смягчающие или отменяющие ответственность за административные правонарушения, имеют обратную силу, т.е. распространяются и на правонарушения, совершенные до издания этих актов (п. 2 ст. 1.7).

В то же время положения об обратной силе закона, тем или иным образом улучшающего положение лица, совершившего правонарушение, в законодательстве вообще не было.

Под смягчением наказания понимается: снижение высшего и низшего пределов уголовного наказания; исключение из санкции статьи более строгого вида наказания; включение в нее более мягкого вида наказания; исключение из санкции дополнительного наказания или включение более мягкого дополнительного наказания; снижение низшего и высшего пределов дополнительного наказания.

Смягчением наказания является и исключение наказания за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах, например повторно. К смягчению наказания может привести исключение преступления из числа тяжких, что влияет на режим содержания осужденного в местах лишения свободы, дает более льготные условия для условно-досрочного и досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким.

Актом, смягчающим ответственность за административное правонарушение, является акт, исключивший из санкции более строгое взыскание, либо снизивший размер взыскания, либо исключивший дополнительное взыскание.

Законы, смягчающие уголовную или административную ответственность, применяются на любой стадии производства по делу, включая надзорное производство.

Кроме комментируемой статьи, носящей общий характер, об обратной силе закона в Конституции говорится и в ст. 57, которая решает этот вопрос применительно к налоговому законодательству. В ней предусмотрено, что законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют (см. комм. к ст. 57). Между тем на практике оказалось, что ряд законов не соответствуют требованиям ст. 54 и 57 Конституции и тем самым нарушают права налогоплательщиков и других лиц.

Постановлениями Конституционного Суда, принятыми по обращениям пострадавших физических и юридических лиц, а также по запросам судов, положение исправляется. При этом важно отметить, что значение указанных постановлений выходит за рамки вопросов, поднятых в конкретных обращениях. Принятые по этим делам постановления Суда не только решили вопросы, поставленные заявителями, но и определили правовую позицию Суда по проблеме в целом. Это сделано, в частности, в Постановлении Конституционного Суда от 24 октября 1996 г. N 19-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 2 ФЗ от 7 марта 1996 г. «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах»».

Поводом к рассмотрению дела явились запрос Арбитражного суда Брянской области в связи с рассмотрением иска по делу товарищества с ограниченной ответственностью «Эйдос», а также жалобы группы акционеров различных обществ. В обращениях ставился вопрос о нарушении конституционных прав и свобод оспариваемой нормой, которая придает обратную силу названному закону, ухудшая тем самым положение налогоплательщиков.

Суд удовлетворил запрос суда и жалобы заявителей и признал оспариваемую законодательную норму неконституционной.

В Постановлении Суда указывается, что, по смыслу Конституции и ФЗ от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания», общим для всех отраслей права правилом является принцип, согласно которому закон, ухудшающий положение граждан, а соответственно и объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод граждан, обратной силы не имеет. Данный принцип применен, в частности, в Гражданском (ст. 4 и 422), Таможенном (ст. 234), Уголовном (ст. 6) кодексах.

Вместе с тем Конституция содержит и прямые запреты, касающиеся придания закону обратной силы (ст. 54, 57). Положение ст. 57, ограничивающее возможность законодателя придавать закону обратную силу, является одновременно и нормой, гарантирующей конституционное право на защиту от придания обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, в том числе на основании нормы, устанавливающей порядок введения таких законов в действие. Одновременно Конституция не препятствует приданию обратной силы законам, если они улучшают положение налогоплательщиков. При этом благоприятный для субъектов налогообложения характер такого закона должен быть понятен как налогоплательщикам, так и государственным органам, взимающим налоги.

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда была выражена и в ряде более поздних решений, касающихся прав граждан, не связанных с наказанием за ранее совершенные правонарушения.

В этом смысле большой интерес представляет Постановление Конституционного Суда от 24 мая 2001 г. N 8-П (СЗ РФ. 2001. N 22. ст. 76). Оно принято по делу о проверке конституционности положения ч. 1 ст. 1 и ст. 2 ФЗ от 25 июля 1998 г. «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей», которым установлено, что в той части, в какой предусмотренное ими требование о наличии минимального 15-летнего стажа работы (времени проживания) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающего право на получение жилищных субсидий, предоставляемых за счет средств федерального бюджета, распространяется и на граждан, которые в соответствии с ранее действовавшим законодательством приобрели такое право при наличии стажа работы в указанных районах и местностях не менее 10 лет.

В Постановлении признано, что распространение предписания о минимальном 15-летнем стаже работы (времени проживания) как условии приобретения права на получение жилищных субсидий на лиц, которым такое право уже было предоставлено при наличии стажа работы не менее 10 лет, и тем самым придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан, означающее по существу отмену для этих лиц права на получение жилищной субсидии, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого в конкретных правоотношениях, несовместимо, в частности, с требованиями, вытекающими из ст. 54 (ч. 1), 55 (ч. 2) и 57 Конституции РФ.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: