Рассмотрение дела по вновь открывшимся обстоятельствам ГПК

Аналитика Публикации

КС РФ о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам

Основания пересмотра по новым обстоятельствам судебных актов

Пункт 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ предусматривает в качестве основания для пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу, определение (изменение) в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума ВС РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума ВС РФ.

По мнению заявителей жалоб, указанная оспариваемая норма ГПК РФ является неконституционной, так как содержащееся в ней положение допускает в правоприменительной практике возможность произвольного истолкования и применения вопреки его конституционно-правовому смыслу, позволяя признавать в качестве нового обстоятельства как основания для пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления изменение практики применения правовой нормы, нашедшее отражение в определении судебной коллегии ВС РФ, вынесенном в порядке кассационного производства по делу с участием других лиц и содержащем толкование норм права, отличное от их толкования, данного в судебном постановлении, о пересмотре которого ходатайствует заинтересованное лицо.

Интересным аспектом проблемы, рассмотренной Конституционным Судом РФ, является тот факт, что оспариваемая норма ст. 392 ГПК РФ была внесена законодателем в кодекс в целях единообразного регулирования на основании выводов КС РФ, содержащихся в его Постановлении от 21.01.2010 № 1-П, предписывающих федеральному законодателю внести изменения и дополнения в арбитражное процессуальное законодательство, закрепляющее возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, основанного на правовой норме, практика применения которой была определена (изменена) постановлением Пленума ВАС РФ или постановлением Президиума ВАС РФ.

Доводы КС РФ

В мотивировочной части Постановления от 17.10.2017 КС РФ в обоснование своих выводов использовал следующие ключевые доводы:

1. Признание в качестве основания пересмотра по новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу, определения (изменения) в судебном акте ВС РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, недопустимым в случае, если такое определение (изменение) приводит к ухудшению правового положения граждан в их отношениях с государством по сравнению с положением, установленным в пересматриваемых судебных постановлениях.

По мнению Конституционного Суда, исходя из толкования, в первую очередь, ст. 46, 47, 54, 71 Конституции РФ, ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод с учетом анализа практики Европейского Суда по правам человека, а также практики самого Конституционного Суда РФ, пересмотр по новым обстоятельствам судебных постановлений в таких случаях придавал бы обратную силу толкованию правовых норм, ухудшающему положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении, что не допустимо.

2. Расширительное толкование нормы п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, позволяющее признавать в качестве основания пересмотра по новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу, изменение в определении судебной коллегии ВС РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, не допустимо, поскольку указанный судебный акт ВС РФ не обладает признаками окончательности и непротиворечивости.

В связи с этим Конституционный Суд РФ указал, помимо прочего, что такое расширительное толкование не соответствовало бы принципу правовой определенности, включая признание законной силы и неопровержимости (res judicata) принятых судебных постановлений, поскольку пересмотр в силу специфики полномочий состава суда судебных коллегий ВС РФ вступивших в законную силу и подлежащих исполнению судебных актов становился бы результатом не носящих фундаментальный характер нарушений в применении норм права, что, в частности, противоречило бы смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 4 Протокола № 7 к ней (в том числе с учетом применимой практики Европейского Суда по правам человека). Согласно положениям Закона № 3-ФКЗ признаки окончательности и непротиворечивости присущи только лишь постановлениям Пленума ВС РФ или Президиума ВС РФ.

3. С учетом того, что на основании ч. 2 ст. 118 Конституции РФ гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в своих принципах и основных чертах должно быть единообразным, Конституционный Суд РФ установил, что ГПК РФ в действующей редакции обеспечивает более низкий по сравнению с арбитражным процессом (вопреки конституционному принципу равенства всех перед судом и законом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ) уровень процессуальных гарантий соблюдения принципа правовой определенности и стабильности установленного судебными актами статуса лиц, чьи дела были рассмотрены судами общей юрисдикции, поскольку ч. 3 ст. 312 АПК РФ устанавливает специальный шестимесячный срок с момента вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, для подачи заявления о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам по основаниям, аналогичным п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, в то время как ГПК РФ такого специального пресекательного срока не содержит.

По мнению Конституционного Суда РФ, наличие такого недостатка в ГПК РФ закрепляет порочную продолжительность совершения соответствующих процессуальных действий в связи с возможным пересмотром судебных актов по новым обстоятельствам, что нарушает принцип правовой определенности и стабильности установленных судом прав и обязанностей участников материальных правоотношений.

Выводы КС РФ

Читайте также:
Обязательность исполнения решения суда ГПК РФ

На основании указанных выше доводов Конституционный Суд РФ в резолютивной части Постановления от 17.10.2017 сделал следующие выводы:

1. Оспариваемый п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ не противоречит Конституции РФ, поскольку не предполагает возможности отмены вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам в связи с определением (изменением) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в определении судебной коллегии ВС РФ, вынесенном по итогу рассмотрения другого дела в кассационном порядке. Данное толкование указанной нормы является общеобязательным.

2. Федеральный законодатель должен внести в гражданское законодательство следующие изменения касательно пересмотра по новым обстоятельствам судебных актов согласно основанию п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ:

– предусмотреть возможность такого пересмотра только при условии прямого указания в постановлении Пленума ВС РФ или Президиума ВС РФ на придание сформулированной правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;

– закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях с органами государственной власти, органами местного управления и самоуправления или организациями, наделенными публичными полномочиями, по сравнению с тем, как оно определено в пересматриваемом судебном постановлении;

– установить специальный процессуальный срок, в течение которого допускается такой пересмотр.

Ложь как основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в Определении Верховного Суда РФ от 11 марта 2021 г. № 306-ЭС20-16785 (1, 2)

Ложь, как основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в Определении Верховного Суда РФ от 11 марта 2021 г. № 306-ЭС20-16785 (1, 2)

В данном Определении Верховный Суд РФ подметил, что, приняв возражения ответчика, суды сосредоточили свое внимание на ошибочном предмете (знали истцы о существовании соглашения или нет). В действительности же перед судами встал вопрос о том, может ли недобросовестное поведение одной из сторон спора, заключающееся в сокрытии ключевых для дела доказательств (что впоследствии подтверждено в рамках иного спора), являться основанием для пересмотра судебного акта и квалифицироваться в качестве вновь открывшегося обстоятельства (выделено нами авт.).

Разрешая данный вопрос, Судебная коллегия отметила, что «институт пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам является чрезвычайным средством возобновления производства по делу и необходим для того, чтобы прекратить существование объективно ошибочных судебных актов в ситуации, когда об обстоятельствах, позволяющих сделать вывод о допущенной ошибке, стало известно после вынесения этих судебных актов.

Ограничение применения данного института вытекает из необходимости соблюдения принципа правовой определенности, в том числе признания законной силы судебных решений, их неопровержимости. Таким образом, при определении критериев пересмотра должен быть соблюден баланс между принципом правовой определенности, с одной стороны, и недопустимостью существования объективно ошибочных решений, с другой».

Судебная коллегия Верховного Суда РФ сделала крайне важный вывод, который, на наш взгляд, соотносится с практикой ЕСПЧ[1]: «принцип правовой определенности не может защищать сторону, действовавшую недобросовестно и умышленно создавшую видимость отсутствия ключевых доказательств, которые имели решающее значение для дела и могли позволить полноценно провести судебное разбирательство.

При рассмотрении спора по существу определением от 22.03.2018 суд истребовал оригинал соглашения у ответчика, однако ответчик скрыл от суда это соглашение, впоследствии представив его во второе дело о взыскании долга. Таким образом, в отношении вопроса о существовании соглашения ответчик вел себя противоречиво и непоследовательно, преследуя исключительно собственную выгоду в каждом конкретном деле, что свидетельствует о его недобросовестности[2].

По мнению Судебной коллегии, в подобной ситуации представление ответчиком во второе дело оригинала соглашения о расторжении открывало для его процессуальных оппонентов возможность ревизии результатов первого дела, при этом ответчик не имел права возражать против процедуры пересмотра, ссылаясь на принцип правовой определенности, поскольку сам действовал недобросовестно, утаив от суда ключевые доказательства.

Таким образом, имелись основания для пересмотра определения от 05.07.2018 по правилам пункта 1 части 2 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а выводы судов об обратном являются ошибочными».

Таким образом, в данном деле Верховный Суд РФ сделал вывод, что недобросовестное поведение одной из сторон спора, заключающееся в сокрытии ключевых для дела доказательств (что впоследствии подтверждено в рамках иного спора) является основанием для пересмотра судебного акта и может квалифицироваться в качестве вновь открывшегося обстоятельства.

То есть, Верховный Суд РФ согласился с тем, что ложь является юридическим фактом, выявление которой может послужить основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Соответственно, представление доказательств о лжи стороны в процессе, не должно квалифицироваться как представление новых доказательств, поскольку вновь открывшимся обстоятельством будет установление процессуального злоупотребления правами – лжи, искажения, сокрытия фактических обстоятельств.

[1] Султанов А. Р. Ложь и правовая определенность // Вестник Гуманитарного университета. 2019. № 4 (27

[2] Уверен, что данное утверждение многих практикующих юристов повергнет в шок: разве они должны действовать не только в интересах клиента? Напомним, материальное право требует, что при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию ( ч. 3 ст. 307 ГК РФ).

КС дал толкование новым обстоятельствам для пересмотра дел

Конституционный суд РФ дал новое толкование положению Гражданского процессуального кодекса об основаниях для пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам. Дело было рассмотрено без проведения слушания.

Читайте также:
Обеспечительные меры в гражданском процессе ГПК РФ

Поводом для оценки конституционности п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ стала жалоба жителя Курганской области Андрея Андреева. Он подавал иск к региональному Департаменту природных ресурсов о признании срочного служебного контракта заключенным на неопределенный срок, приказа о прекращении действия контракта незаконным, о восстановлении на службе, взыскании среднего заработка и компенсации морального вреда. Однако в начале 2017 года суды отказали ему в удовлетворении требований, указав, что заключение срочного служебного контракта законодательству не противоречило.

Между тем решением Курганского областного суда от 7 июля 2017 года было удовлетворено частично административное исковое заявление Андреева к Курганской областной Думе об оспаривании нормативного правового акта – подпункт 1 п. 4 ст. 23 закона Курганской области «О государственной гражданской службе Курганской области» признан недействующим в части слов «определяемых правовым актом представителя нанимателя» со дня вступления решения суда в законную силу как не соответствующий федеральному закону о госслужбе.

Однако в феврале 2018 года Андрееву было отказано в передаче кассационной жалобы на судебные решения, касающиеся его увольнения, а в марте 2018 года ему было отказано в удовлетворении заявления о пересмотре дела по новым обстоятельствам. Судебная коллегия отметила, что положения нормативного правового акта признаны недействующими на будущее время, и следовательно, данное решение, по смыслу статьи 392 ГПК РФ, не может повлиять на правоотношения, возникшие в период действия этих положений, и не является новым обстоятельством для целей пересмотра решения.

Андреев обратился с жалобой в КС РФ, полагая, что п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ по смыслу, придаваемому ему сложившейся судебной практикой, противоречит Конституции РФ, поскольку исключает восстановление трудовых и связанных с ними имущественных прав, нарушенных применением в деле нормативного правового акта, признанного в дальнейшем недействующим с момента вступления судебного решения в силу.

Конституционный суд, рассмотрев дело, сослался на свои прежние постановления, касающиеся аналогичных положений Арбитражного процессуального кодекса РФ. Он отметил, в частности, что административный истец, являвшийся одновременно участником гражданского дела, обращаясь за судебной защитой в порядке административного судопроизводства, предпринимает усилия для отстаивания своей позиции, несет временные и финансовые издержки. Поэтому он имеет основания ожидать, что решение об удовлетворении его требования будет способствовать дальнейшей защите его прав. Признание нормативного правового акта недействующим с момента вступления решения об этом в законную силу препятствует восстановлению нарушенных прав, хотя это лицо и приняло комплексные меры по их защите, прибегнув к параллельному использованию различных ее форм, и подтвердило посредством правосудия правоту своей позиции о противоречии нормативного правового акта меньшей юридической силы акту большей юридической силы.

Невозможность для истца извлечь благоприятные правовые последствия из судебного решения, которым удовлетворено его административное исковое заявление, но этот акт признан недействующим на будущее время, обесценивала бы само право на обращение в суд с административным иском и ставила бы его в неравное положение по сравнению с теми, кто будет испытывать на себе положительное воздействие указанного решения в дальнейшем, не приложив собственных усилий к устранению из правового поля незаконного нормативного правового акта.

КС признал аналогичное положение АПК РФ не противоречащим Конституции, поскольку оно не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом общей юрисдикции, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Как указал КС, учитывая однородный характер регулируемых ГПК и АПК процессуальных правоотношений, вывод суда в отношении нормы АПК и правовые позиции, положенные в его основание, в полной мере применимы и к регулированию, установленному оспариваемым положением ГПК РФ.

В результате КС признал п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ не противоречащим Конституции, поскольку он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам судебного постановления по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного постановления нормативный правовой акт признан недействующим, вне зависимости от того, с какого момента он признан недействующим.

Выявленный КС конституционно-правовой смысл оспариваемого положения ГПК является общеобязательным. Правоприменительные решения по делу Андреева, принятые на основании иного истолкования п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам или новым обстоятельствам

Настоящий материал подготовлен в соответствии Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации №31 от 11.12.2012 “О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений“. В случае необходимости получения юридической помощи по вопросам пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам Вы можете обратиться к адвокатам Адвокатского бюро «Домкины и партнеры», имеющим профессиональную специализация в данной области права.

Публикация подготовлена на основании норм закона по состоянию на 01.01.2013.

В соответствии с гражданским процессуальным законодательством все вступившие в законную силу решения судов первой инстанции, определения апелляционной инстанции, постановления и определения судов кассационной инстанции, а также постановления Президиума Верховного Суда России могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Пересмотр по общим правилам, осуществляется судом, принявшим постановление. Апелляционная, кассационная инстанция, Президиум ВС РФ вправе пересмотреть вынесенные ими постановления лишь в случае, когда ими было изменено постановление суда нижестоящей инстанции либо вынесено новое постановление.

Читайте также:
ГПК особое производство в гражданском процессе

Кроме того, в соответствии с п.2 ч.1 ст.331 ГПК РФ закон не исключает возможность пересмотра определений судов, которыми дело не разрешается по существу, но только в том случае если они исключают возможность дальнейшего движения дела.

Процессуальными инициаторами пересмотра дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам могут быть как участвующие в деле лица, так и иные лица, если судебными постановлениями разрешен вопрос об их правах и обязанностях. Правом на обращение с заявлениями о пересмотре судебных постановлений по вышеуказанным обстоятельствам также обладают процессуальные правопреемники лиц, участвующих в деле. Если дело было возбуждено по заявлению прокурора, поданному в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, либо если прокурор вступил в процесс для дачи заключения по делу в случаях, он также вправе обратится в суд с соответствующим представлением о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений.

При подаче заявления или представления о пересмотре постановления к нему в обязательном порядке прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу.

Важно отметить, что государственная пошлина при подаче заявления о пересмотре постановлений не уплачивается.

Положением статьи 394 ГПК РФ установлен лишь трехмесячный срок для обращения в суд с заявлением о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. При этом «точкой отсчета» для течения указанного срока является дата установления оснований для подобного пересмотра, установленная статьей 395 ГПК РФ. Если же данный срок пропущен, он может быть восстановлен решением суда. При восстановлении срока суд учитывает не только уважительность причин пропуска, но и своевременность обращения в суд с заявлением/представлением о пересмотре, то есть дает оценку обстоятельству, когда заявитель узнал или должен был узнать о наличии вновь открывшихся или новых обстоятельств.

Рассмотрение заявлений о пересмотре судебных постановлений осуществляется по правилам, предусмотренным главой 42 ГПК РФ. Если заявитель не явился в назначенное судебное заседание рассмотрение вопроса по существу, может быть осуществлено в его отсутствие. В соответствии с положением статьи 396 ГПК РФ судом исследуются доказательства, представленные в подтверждение существования вновь открывшихся или новых обстоятельств, выслушивает объяснения участвующих в деле лиц, а также совершает иные необходимые действия, которые находят своё отражение в протоколе судебного заседания.

Заявление о пересмотре постановлений рассматриваются в Верховном Суде Российской Федерации в срок, не превышающий два месяца. В иных судах данный срок не должен превышать один месяц.

Перечень оснований для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, изложен в ч.3 и ч.4 ст.392 ГПК РФ и не подлежит расширительному толкованию. Закон устанавливает, что вновь открывшиеся и новые обстоятельства лишь тогда могут являться основанием для пересмотра судебного постановления, если они имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

Под вновь открывшимися обстоятельствами закон устанавливает — относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления.

Как следует из вышеуказанной формулировки, новые доказательства по делу ни при каких условиях не могут расцениваться как вновь открывшиеся обстоятельства.

Следует разъяснить, что заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, установленные приговором суда, являются основанием для пересмотра судебного постановления лишь в случае, если они повлекли принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по делу , а преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, судей, совершенные при рассмотрении и разрешении дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда, всегда являются основанием для пересмотра судебного постановления независимо от того, повлияли ли эти обстоятельства на результат рассмотрения дела по существу.

Кроме того, к новым обстоятельствам закон относит:

  • Отмену судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу. При этом судом обязательно проверяется, повлияла ли отмена постановлений указанных органов на результат рассмотрения дела.
  • Признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу. Это обстоятельство может служить основанием для пересмотра судебного постановления при наличии вывода о признании недействительной оспоримой или ничтожной сделки либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки в резолютивной и (или) мотивировочной части решения суда по другому делу.
  • Признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации, если оно содержит иное конституционно-правовое истолкование нормативных положений, примененных в конкретном деле, в связи с принятием судебного акта, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.
  • Установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека. С учетом Рекомендации Комитета министров Совета Европы N R (2000) 2 «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека», основанием для пересмотра судебного постановления является такое постановление Европейского Суда по правам человека, в котором установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней, повлиявшее на правильность разрешения дела заявителя.
  • Определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации. При этом следует иметь в виду, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в указанном случае допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении.

Рассмотрев заявление о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам суд выносит:

  • либо определение об удовлетворении заявления и отменяет судебные постановления (копия определения направляется в орган, на исполнении которого находится отмененное судебное постановление),
  • либо определение об отказе в пересмотре судебных постановлений.
    • На определения, вынесенные судом первой инстанции может быть подана частная жалоба, принесено представление прокурора в суд апелляционной инстанции. В случае отказа в удовлетворении частной жалобы, представления на определение суда первой и апелляционной инстанции могут быть поданы кассационные и надзорные жалоба, представление.
    • Определения, вынесенные по результатам рассмотрения заявления, представления о пересмотре судебного постановления судами апелляционной, кассационной инстанций, а также Президиумом ВС РФ, вступают в законную силу со дня их вынесения и обжалованию в апелляционном порядке не подлежат. Вместе с тем определения судов апелляционной и кассационной инстанций могут быть обжалованы соответственно в кассационном порядке (за исключением судебных постановлений Верховного Суда Российской Федерации) и в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации.
Читайте также:
Срок изготовления протокола судебного заседания ГПК

Удовлетворение заявления о пересмотре судами первой, апелляционной, кассационной инстанций, а также Президиумом ВС РФ является основанием для повторного рассмотрения дела соответствующим судом по правилам, установленным гражданским процессуальным законодательством.

«Нетипичный» пересмотр

Процессуальное законодательство помимо апелляционного, кассационного и надзорного порядка обжалования принятых судебных актов содержит еще одну возможность их пересмотра – по вновь открывшимся или новым обстоятельствам (гл. 42, ГПК РФ, гл. 37 АПК РФ, гл. 37 КАС РФ). Целью данной процедуры является проверка законности и обоснованности разрешения дела с учетом объективных обстоятельств, которые не зависят от воли суда и сторон, но влияют на результат первоначального разрешения дела.

Общий поддерживаемый судами подход состоит в том, что перечень оснований пересмотра судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит (см. п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. № 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам», Определение Верховного Суда РФ от 16 декабря 2014 г. № 307-ЭС14-5569 по делу № А56-56067/2008, постановление АС Московского округа от 16 декабря 2020 г. № Ф05-15053/2018 по делу № А40-215298/2016 и др.).

В связи с этим нельзя не обратить внимания на положения п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК РФ (п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК, п. 1 ч. 2 ст. 350 КАС), устанавливающие, что основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Данная формулировка содержит признаки вновь открывшихся обстоятельств, что позволяет расширительно толковать указанную норму АПК и использовать ее как основание практически в любых случаях, когда требуется отмена вступившего в силу решения суда. Как показывает анализ практики, именно это основание наиболее распространено среди лиц, не согласных с решением суда, но не имеющих иной возможности его пересмотреть.

Несмотря на возможность злоупотребления правом пересмотра, формулировка п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК позволяет реализовать данное право в нетипичной ситуации, когда закрытый перечень случаев (ст. 392 ГПК, ст. 311 АПК и ст. 350 КАС) не предусматривает такую возможность для разрешения конкретного правоотношения, но необходимость отмены судебного акта очевидна. В таких условиях суды должны соблюсти баланс расширительного толкования «существенности обстоятельств» в защите интересов сторон и гражданского оборота и не допустить «открытия шлюзов» для злоупотреблений.

Приведем примеры, когда суды высших инстанций толковали «существенность обстоятельств» в отношении конкретного спора, расширяя таким образом законные основания для пересмотра судебного акта:

  • обстоятельства, установленные определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела, могут быть основанием для пересмотра судебного акта по основаниям, установленным в п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ № 52);
  • в понимании п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК вновь открывшимися признаются обстоятельства, указывающие на нарушение участниками процесса законодательства в сфере противодействия легализации доходов, полученных незаконным путем (Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям, утвержденный Президиумом ВС РФ 8 июля 2020 г.);
  • заключение мирового соглашения с нарушением правил одобрения. В таком случае участник общества, не принимавший участия в рассмотрении дела, в ходе которого такое соглашение было заключено, вправе в силу п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК предъявить требование о пересмотре судебного акта, утвердившего мировое соглашение (Постановление Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. № 28);
  • если после возвращения уполномоченному органу заявления о признании организации-должника банкротом в связи с отсутствием средств, необходимых для покрытия расходов по делу о банкротстве, будет выявлена возможность поступления имущества в собственность должника, то определение о возвращении заявления может быть пересмотрено применительно к положениям п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК (Обзор судебной практики № 1, утвержденный Президиумом ВС РФ 24 апреля 2019 г.);
  • если после реализации активов должника выяснилось, что вырученная сумма значительно меньше, чем ранее исчисленная на основании бухгалтерской отчетности, то судебный акт об определении размера процентов для вознаграждения управляющего также может быть пересмотрен на основании п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК (п. 12.6 Постановления Пленума ВАС от 25 декабря 2013 г. № 97);
  • установление неиспользования правообладателем товарного знака в силу п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК может быть вновь открывшимся обстоятельством по делу об отмене решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку (постановление Президиума СИП от 22 января 2018 г. № С01-593/2016 по делу № СИП-26/2016).
Читайте также:
Отсрочка госпошлины ГПК РФ

Таким образом, фактически любое обстоятельство может быть расценено судом как «существенное» для целей понимания п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК. Так, И.О. Подвальный отметил, что, сколько бы законодатель ни пытался расширить перечень оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, необходимым и достаточным будет только п. 1 ст. 311 Кодекса 1 .

Представляется, что для пресечения возможных злоупотреблений суды при толковании «существенности обстоятельств» должны придерживаться следующей логики рассуждений:

  • является ли довод заинтересованного лица новым обстоятельством или новым доказательством? (в Постановлении Пленума ВАС № 52 специально указано, что представление новых доказательств не может служить основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам);
  • имеет ли новое обстоятельство существенность для разрешения спора?

Рассмотрим последний аспект с нескольких сторон.

Во-первых, существенность должна свидетельствовать о том, что, если бы обстоятельство было известно, это привело бы к принятию другого решения.

В одном из споров в рамках дела о банкротстве (№ А40-233539/2018) АС г. Москвы удовлетворил заявление кредитора о пересмотре судебного акта о признании должника К. банкротом по новым обстоятельствам. Так, К. был признан банкротом ввиду взыскания задолженности на основании решения третейского суда и определения об отказе в отмене данного решения. Суд расценил в качестве оснований для пересмотра два обстоятельства, установленные судами общей юрисдикции уже после введения процедуры банкротства: отзыв исполнительного листа и признание судом общей юрисдикции ничтожным договора, на основании которого третейским судом были взысканы денежные средства.

Очевидно, что, если бы при рассмотрении вопроса о введении процедуры банкротства суду первой инстанции было известно о том, что исполнительный лист на принудительное взыскание задолженности по третейскому решению выдан незаконно, а сама задолженность основана на ничтожной сделке, суд не имел бы законных оснований для признания должника банкротом.

Во-вторых, как верно, на наш взгляд, отметила Л.А. Терехова 2 , существенные для дела обстоятельства следует оценивать на целесообразность – то есть с точки зрения последствий для правоотношений сторон по делу.

В обоснование этого вывода автор привела следующий пример (дело № А46-28559/2012). Судом было утверждено мировое соглашение, по условиям которого индивидуальный предприниматель передавал земельный участок в собственность Омской области, а взамен получал в собственность строения на передаваемом участке. После передачи участка в собственность области Росимущество обратилось с заявлением о пересмотре мирового соглашения по вновь открывшимся обстоятельствам, так как оказалось, что никаких строений на переданном участке не обнаружено. В результате определение об утверждении мирового соглашения было отменено, однако новое рассмотрение дела не повлекло приведения сторон в первоначальное положение. Вернуть участок предприниматель так и не смог.

Представляется, что последствия, наступившие в результате пересмотра указанного мирового соглашения, существенно нарушили баланс интересов сторон и гражданского оборота, так как фактически предприниматель был лишен имущества, а государство было освобождено от исполнения его обязанностей.

В деле, описанном ранее (дело № А40-233539/2018), суды, наоборот, верно учли негативные последствия, к которым могло привести оставление судебного акта о признании К. банкротом без изменений. В силу особой публично-правовой значимости процедуры банкротства, затрагивающей интересы как частных лиц, так и государства, возбуждение дела о банкротстве на основании ничтожной сделки противоречило бы публичному порядку РФ, а препятствие в виде неотмененного решения третейского суда создало бы почву для многочисленных злоупотреблений по обращению в третейские суды для легализации заведомо незаконных сделок.

Читайте также:
Отзыв исполнительного листа судом ГПК

В-третьих, входило ли новое обстоятельство непосредственно в предмет доказывания по делу при первоначальном рассмотрении?

Из содержания ст. 311 АПК следует, что вновь открывшимися могут быть лишь обстоятельства, не входившие в предмет доказывания, определяемый нормой права, послужившей основанием для разрешения первоначального дела, на которые, соответственно, стороны не ссылались и не должны были ссылаться как на основания их требований и возражений.

Например, в рамках дела № А41-27078/18 решением АС Московской области от 14 октября 2019 г. суд признал вновь открывшимся обстоятельством решение по другому спору (№ А41-74570/2018), в рамках которого была проведена судебная экспертиза с выводами, устанавливающими существенные для первого дела обстоятельства. Хотя решение по второму делу было принято уже после рассмотрения первого, что соответствует буквальному толкованию основного признака нового обстоятельства, суд учел, что еще до обращения с первоначальным исковым заявлением истец должен был установить факт, ставший известным лишь при проведении экспертизы в рамках второго дела, и на основании этого удовлетворил требования.

Тем не менее апелляция отменила данное решение, сделав вывод, что суд необоснованно посчитал одно из положений мотивировочной части более позднего акта по другому спору между теми же сторонами вновь открывшимся обстоятельством, причем характер вновь открывшегося был придан такому обстоятельству, которое не только не отвечало критерию неизвестности для сторон и суда, но и, напротив, – непосредственно входило в предмет доказывания по делу.

Обратная ситуация наблюдается в ранее упомянутом деле (№ А40-233539/2018). Так, заявление о пересмотре не могло быть отклонено на том основании, что более поздним судебным актом установлена ничтожность сделки, на основании которой третейский суд взыскал денежные средства. В рамках дела о банкротстве, – если задолженность подтверждена вступившим в силу определением арбитражного суда или суда общей юрисдикции о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения 3 , – суд, рассматривающий дело о банкротстве, не обязан заново проверять все первичные документы на предмет законности.

Таким образом, в предмет доказывания по заявлению о признании К. банкротом первоначально не входила проверка законности договора (оказавшегося в результате ничтожным), на основании которого была взыскана задолженность. Однако, в связи с тем что исполнительный лист был отозван судом общей юрисдикции, предмет доказывания фактически изменился, и при новом рассмотрении суд обязан изучить первичные документы, подтверждающие задолженность К.

Данное дело интересно также тем, что суд признал новым обстоятельством тот факт, что акт об отказе в отмене решения третейского суда отменен не был, но в рамках самостоятельного дела в суде общей юрисдикции был отозван исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда. Формально данная ситуация не подпадает под буквальное толкование п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК об отмене послуживших основанием для принятия судебного акта постановления арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо другого органа, поскольку, как указывалось ранее, основанием для признания К. банкротом был судебный акт об отказе в отмене решения третейского суда.

Тем не менее в условиях признания выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда незаконной суд первой инстанции, рассматривавший дело о банкротстве, не мог допустить процедуру банкротства в противоречие прямым разъяснениям ВАС РФ в п. 4 Постановления № 60 – то есть при фактическом отсутствии исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения. С таким подходом согласились все вышестоящие суды.

Более того, в любом случае факт отзыва исполнительного листа также мог истолковываться судом в качестве «существенного обстоятельства» в понимании п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК, ведь, разделяя понятия «новых» и «вновь открывшихся» обстоятельств, законодатель устанавливает единый порядок пересмотра судебного акта и возможность возобновления производства по делу – независимо от того, каким из указанных обстоятельств он вызван.

При этом суд не связан правовой квалификацией спорных отношений, которую предлагает истец, а должен сам правильно квалифицировать их и определить нормы, подлежащие применению в рамках фактического основания и предмета иска. В случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса суд обязан сам определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы подлежат применению. Отказ в иске со ссылкой на неправильный выбор способа судебной защиты недопустим, поскольку не обеспечивает разрешение спора.

В подобных ситуациях для полного и всестороннего исследования доказательств суд может прийти к выводу, что довод заявителя не может быть квалифицирован как одно из новых обстоятельств (перечень которых закрытый), но все равно вправе оценить его существенность для дела и признать вновь открывшимся в понимании п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК (разумеется, при условии соблюдения иных признаков и срока давности).

Подводя итоги, отметим следующее. Во-первых, универсальность формулировок п. 1 ст. 392 ГПК, ст. 311 АПК и ст. 350 КАС позволяет разрешать «нетипичные» случаи, когда необходимость пересмотра обусловлена целесообразностью и существенным влиянием нового обстоятельства на исход дела. Можно сказать, что именно в п. 1 перечня вновь открывшихся обстоятельств заложена свобода судебного усмотрения и расширительного толкования. Во-вторых, некоторые новые обстоятельства могут быть квалифицированы заинтересованным лицом как новые либо как вновь открывшиеся, однако это само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении требований. В таком случае суд обязан дать правовую квалификацию заявленному доводу.

Читайте также:
Представитель по устному ходатайству ГПК РФ

1 Подвальный И.О. Пересмотр вступивших в законную силу постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам: ретроспективный анализ и перспектива развития // Арбитражные споры. 2015. № 3. С. 109–136.

2 Терехова Л.А. Новые и вновь открывшиеся обстоятельства в гражданском и административном судопроизводстве: монография. Москва: Проспект, 2017.

3 В п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”».

Статья 61 ГПК РФ. Основания для освобождения от доказывания

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

Комментарии к ст. 61 ГПК РФ

1. Судом, к примеру, признается очевидным и не нуждающимся в доказывании то, что с наличием паспорта гражданина Российской Федерации связана возможность реализации целого ряда прав человека и гражданина, в том числе и конституционных. Так, без паспорта невозможна или по меньшей мере затруднена реализация права граждан на свободное перемещение, выбор места жительства и пребывания на территории Российской Федерации, а также на выезд за пределы государства и въезд на его территорию (ст. 27 Конституции РФ); права участвовать в управлении делами государства, избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления (ст. 32 Конституции РФ) и т.д. .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: О признании частично недействительными пунктов 13 и 36 “Инструкции о порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина Российской Федерации”: решение Верховного Суда РФ от 30 апреля 1999 года N ГКПИ99-270 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 6.

2. Под судебным постановлением, указанным в ч. 2 комментируемой статьи, понимается любое судебное постановление, которое согласно ч. 1 ст. 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда, постановление президиума суда надзорной инстанции), а под решением арбитражного суда – судебный акт, предусмотренный ст. 15 АПК РФ.

Исходя из смысла ч. 4 ст. 13, ч. 2 и 3 комментируемой статьи, ч. 2 ст. 209 ГПК РФ, лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств .

См.: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

3. С другой стороны, установленные вступившим в законную силу решением суда факты и правоотношения не могут быть оспорены сторонами и другими лицами, участвовавшими в рассмотрении дела, а также их правопреемниками в другом процессе, в котором участвуют те же лица, и этим фактам и правоотношениям не может быть дана иная оценка в решении по другому гражданскому делу.

4. Если указанные факты и правоотношения оспариваются иными лицами в новом процессе, суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств. В случае, когда это решение противоречит ранее постановленному решению по другому делу, суд принимает предусмотренные законом меры к обеспечению возможности обжалования (внесения представления) данного решения в порядке надзора.

5. Обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы .

См.: О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29 апреля 2010 года // Российская газета. 2010. 21 мая.

Читайте также:
Последствия признания иска ответчиком ГПК

6. Учитывая, что в силу ч. 4 комментируемой статьи вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом, суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. В решении суда об удовлетворении иска помимо ссылки на приговор по уголовному делу следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

7. На основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ по аналогии с ч. 4 комментируемой статьи следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение) .

См.: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

8. Из закрепленной в ч. 4 комментируемой статьи правовой нормы также следует, что преюдициальными для гражданского дела являются выводы приговора суда по двум вопросам: имели ли место сами действия и совершены ли они определенным лицом. Другие факты, содержащиеся в приговоре, преюдициального значения для суда, рассматривающего гражданское дело, не имеют. В связи с этим содержащееся в приговоре суда указание о конфискации определенного имущества не лишает заинтересованных лиц права предъявить иск об освобождении имущества от ареста и возможности удовлетворения этого иска в порядке гражданского судопроизводства .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2005 года: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 10 августа 2005 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 12. [Электронный ресурс]. М., 2005.

9. Справка прокуратуры об оцениваемом судом решении или действии (бездействии) сама по себе не имеет преюдициального значения для разрешения дела и должна быть оценена судом на основании ст. 67 ГПК РФ наряду со всеми иными доказательствами по делу .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Постановление Президиума Рязанского областного суда от 12 мая 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 4. С. 10 – 11.

10. Вывод о вине гражданина не может быть основан лишь на материалах предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении и постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Информация о деле // Законность. 1994. N 10.

Статья 61. Основания для освобождения от доказывания

Статья 61. Основания для освобождения от доказывания

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, а также в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступившие в законную силу приговор суда по уголовному делу, иные постановления суда по этому делу и постановления суда по делу об административном правонарушении обязательны для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого они вынесены, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Статья 61. Основания для освобождения от доказывания

В пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении” разъяснено, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении”, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).

Читайте также:
Отзыв на исковое заявление ГПК РФ: образец

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3 постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении” разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А. Васильев оспаривает конституционность части второй статьи 61 ГПК Российской Федерации, согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда; указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 названного постановления Пленума).

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Б.А. Сивков оспаривает конституционность следующих законоположений: пункта 2 статьи 85 “Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий” и пункта 1 статьи 97 “Земли природоохранного назначения” Земельного кодекса Российской Федерации; части 6 статьи 87 “Лесохозяйственный регламент” Лесного кодекса Российской Федерации; части 4 статьи 30 “Правила землепользования и застройки” и части 8 статьи 36 “Градостроительный регламент” Градостроительного кодекса Российской Федерации; части второй статьи 13 “Обязательность судебных постановлений”, части второй статьи 61 “Основания для освобождения от доказывания”, статьи 195 “Законность и обоснованность решения суда”, утратившей в настоящее время силу статьи 249 “Распределение обязанностей по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений” (положения которой воспроизведены в статье 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации) ГПК Российской Федерации; статей 62 “Обязанность доказывания” и 176 “Законность и обоснованность решения суда” Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А. Абросимов оспаривает конституционность отдельных положений статей 61 “Основания для освобождения от доказывания”, 195 “Законность и обоснованность решения суда”, 198 “Содержание решения суда” и 329 “Постановление суда апелляционной инстанции” ГПК Российской Федерации, статьи 30 “Правила землепользования и застройки” Градостроительного кодекса Российской Федерации, статей 6 “Земли, на которых располагаются леса”, 10 “Подразделение лесов по целевому назначению”, 87 “Лесохозяйственный регламент”, 102 “Защитные леса и особо защитные участки лесов” и 105 “Правовой режим лесов, выполняющих функции защиты природных и иных объектов” Лесного кодекса Российской Федерации и статей 85 “Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий” и 97 “Земли природоохранного назначения” Земельного кодекса Российской Федерации.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.В. Бизина оспаривает конституционность части второй статьи 61 “Основания для освобождения от доказывания” ГПК Российской Федерации, а также абзаца первого пункта 1 и пункта 2 статьи 10 “Пределы осуществления гражданских прав” ГК Российской Федерации.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.Ю. Бутова оспаривает конституционность отдельных положений статей 61 “Основания для освобождения от доказывания”, 157 “Непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства”, 198 “Содержание решения суда” и 330 “Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке” ГПК Российской Федерации, статей 1 “Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе” и 31 “Порядок подготовки проекта правил землепользования и застройки” Градостроительного кодекса Российской Федерации, статей 6 “Земли, на которых располагаются леса”, 10 “Подразделение лесов по целевому назначению”, 23 “Лесничества и лесопарки”, 87 “Лесохозяйственный регламент”, 102 “Защитные леса и особо защитные участки лесов” и 105 “Правовой режим лесов, выполняющих функции защиты природных и иных объектов” Лесного кодекса Российской Федерации и статей 85 “Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий” и 97 “Земли природоохранного назначения” Земельного кодекса Российской Федерации.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Тем не менее данные предварительного расследования не имеют преюдициального значения для гражданского судопроизводства: в соответствии с частью четвертой статьи 61 ГПК Российской Федерации только приговор суда по уголовному делу, вступивший в законную силу, обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого он вынесен, и только по вопросам, имели ли место соответствующие действия и совершены ли они этим лицом. Данный вид судопроизводства – в силу возложенных на него задач, заключающихся в правильном и своевременном рассмотрении и разрешении гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений (статья 2 ГПК Российской Федерации), – не предназначен для установления в действиях (бездействии) лица признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, в том числе в случаях, когда это необходимо для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Читайте также:
Последствия признания иска ответчиком ГПК

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 – 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебном решении).

По смыслу статей 251 – 253 во взаимосвязи с частью второй статьи 13 и частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, связанные с порядком издания нормативного правового акта в конкретной редакции и установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в порядке производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела.

В силу статей 251 – 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с частью 2 статьи 13 и статьей 61 названного кодекса обстоятельства, связанные с порядком издания нормативного правового акта в конкретной редакции и установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в порядке производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов, не доказываются вновь и не оспариваются при рассмотрении другого дела.

3. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

По смыслу статей 251 – 253 во взаимосвязи с частью второй статьи 13 и частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, связанные с порядком издания нормативного правового акта в конкретной редакции и установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в порядке производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела.

4. По смыслу частей 2, 3 статьи 61 ГПК РФ или частей 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.

части второй статьи 61 ГПК Российской Федерации, в силу которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда; указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица;

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А. Лялеко оспаривает конституционность части четвертой статьи 61 ГПК Российской Федерации, согласно которой вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Б. Дерябин оспаривает конституционность следующих положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: части второй статьи 61, согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда; указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица; части второй статьи 209, согласно которой после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: