Товарный знак определение гражданский кодекс

Статья 1477. Товарный знак и знак обслуживания

1. На товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481).

2. Правила настоящего Кодекса о товарных знаках соответственно применяются к знакам обслуживания, то есть к обозначениям, служащим для индивидуализации выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг.

Комментарий к Ст. 1477 ГК РФ

1. Комментируемая статья содержит понятия товарного знака и знака обслуживания, отражающие их основной признак и назначение — индивидуализация товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц. Подобные определения содержались и в Законе РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» , утратившем силу с 1 января 2008 г. До введения в действие Закона РФ действовал Закон СССР от 3 июля 1991 г. N 2293-1 «О товарных знаках и знаках обслуживания» , пришедший на смену Постановлению Совмина СССР от 15 мая 1962 г. N 442 «О товарных знаках» , которое рассматривало товарный знак и знак обслуживания как оригинально оформленное художественное изображение (оригинальные названия и слова, отдельные сочетания букв, цифр, виньетки, различные виды упаковок, художественные композиции и рисунки в сочетании с буквами, цифрами, словами или без них и т.п.), служащее для отличия товаров или услуг одного предприятия от однородных товаров или услуг других предприятий и для их рекламы.

———————————
Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. N 42. Ст. 2322.

Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 30. Ст. 864.

СП СССР. 1962. N 7. Ст. 59.

До 1962 г. отношения по регистрации и использованию товарных знаков регулировались Декретом о товарных знаках от 10 ноября 1922 г. и Инструкцией по применению Декрета о товарных знаках, утвержденной Постановлением ВСНХ РСФСР, Наркомюста РСФСР, СТО РСФСР от 6 октября 1923 г. .

———————————
СУ РСФСР. 1922. N 75. Ст. 939.

СУ РСФСР. 1923. N 71. Ст. 697.

2. Согласно ст. 13 Вводного закона части четвертой ГК РФ, произведенная ранее в бывшем СССР регистрация товарных знаков и знаков обслуживания продолжает действовать на территории РФ. Ее действие может быть прекращено на территории РФ в случае нарушения предусмотренных действовавшим на дату подачи заявки законодательством условий регистрации в порядке, установленном ст. 1513 ГК РФ, а также в случаях и в порядке, которые установлены п. 1 ст. 1514 ГК РФ. Необходимо учитывать, что 10-летнее действие исключительного права на товарные знаки, зарегистрированные в бывшем СССР, уже истекло.

3. Особенности регистрации товарных знаков, их правового режима определяются не только ГК РФ и подзаконными актами (см. вступительное слово), но и международными договорами, в частности:

— Парижской конвенцией об охране промышленной собственности 1883 г. (далее — Парижская конвенция 1883 г.);

— Мадридским соглашением о международной регистрации знаков 1891 г. (далее — Мадридское соглашение 1891 г.);

— Ниццким соглашением о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков 1957 г. (далее — Ниццкое соглашение 1957 г.);

— Сингапурским договором о законах по товарным знакам 1994 г. (далее — Сингапурский договор 1994 г.);

— Минским соглашением о мерах по предупреждению и пресечению использования ложных товарных знаков и географических указаний 1999 г. (далее — Минское соглашение 1999 г.).

4. Определение товарного знака основано на понятии «товар», используемом в законодательстве в разных значениях. Анализируя ст. 129 и 455 ГК РФ, можно определить товар как вещь, которая может свободно отчуждаться или переходить от одного лица другому в порядке универсального правопреемства. Согласно п. 3 ст. 38 НК РФ товаром признается любое имущество, реализуемое либо предназначенное для реализации.

Вместе с тем п. 4 ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» дает более широкое определение товара. Это объект гражданских прав (в том числе работа, услуга, включая финансовую услугу), предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот. Подобное определение характерно для Федерального закона от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ «О рекламе», согласно которому товар — это продукт деятельности (в том числе работа, услуга), предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот.

Трактовка понятия «товар» имеет значение как при регистрации товарного знака, так и при его использовании, а также при определении нарушения исключительного права. Так, в одном из споров суд обоснованно указал на то, что использование товарного знака в агитационной печатной продукции невозможно, так как данный знак является обозначением и средством индивидуализации исключительно товаров или услуг (ст. 1477 ГК) .

———————————
Определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2009 г. N 83-Г09-8 // СПС «КонсультантПлюс».

5. В п. 2 комментируемой статьи говорится о знаках обслуживания, которые в отличие от товарных знаков индивидуализируют работы и услуги. В то же время в соответствии со ст. 6 Парижской конвенции 1883 г. страны Евросоюза обязуются охранять знаки обслуживания. Они не обязаны предусматривать регистрацию этих знаков.

Читайте также:
Обжалование решения мирового суда по гражданскому делу

Гражданский кодекс РФ не дает определения понятий работы и услуги. В соответствии с п. 4, 5 ст. 38 НК РФ работой признается деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и (или) физических лиц. Услугой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности.

Применительно к товарным знакам и знакам обслуживания не проводится строгого деления на работы и услуги, впрочем, как и в Ниццком соглашении 1957 г. Однако, как известно, при оказании услуг деятельность обязанной стороны неотделима от результата этой деятельности и при оказании услуг, в отличие от работ, нет овеществленного результата.

Классификация товаров, работ и услуг производится в соответствии с Ниццким соглашением 1957 г. . Классификация состоит из перечня классов, на которые разделены все виды товаров, работ и услуг, и алфавитного перечня товаров и услуг с указанием класса, к которому отнесены каждый товар или услуга.

———————————
Вступил в силу с 8 апреля 1961 г., вступил в силу для СССР с 26 июня 1971 г.

Важно отметить, что по всему тексту Гражданского кодекса РФ при упоминании товарного знака имеется в виду также и знак обслуживания.

Товарный знак и нарицательные обозначения

В апрельском пленуме по интеллектуалке Верховный суд рассмотрел важный вопрос о соотношении словесного обозначения, имеющего статус товарного знака, и статус нарицательного. Верховный суд указал следующее: «С учетом пункта 1 статьи 1477 и статьи 1484 ГК РФ использованием товарного знака признается его использование для целей индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. В связи с этим употребление слов (в том числе имен нарицательных), зарегистрированных в качестве словесных товарных знаков, не является использованием товарного знака, если оно осуществляется в общеупотребительном значении, не для целей индивидуализации конкретного товара, работы или услуги (в том числе способами, перечисленными в пункте 2 статьи 1484 ГК РФ), например, в письменных публикациях или устной речи» (п. 157 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

С одной стороны, возникает вопрос, какой в этом смысл, если по смыслу пп. 1,2 ч. 1 ст. 1483 ГК РФ нарицательные обозначения не могут получать правовую охрану в качестве товарных знаков, но с другой стороны, процесс, который в лингвистике называется «апеллятивация», т.е. переход имени собственного в нарицательное, придает такому подходу проактивный смысл, помогающий в ситуации, когда обозначение стало нарицательным, но сохранился товарный знак. Есть еще и более прозаичный смысл – проглядели специалисты при регистрации. Но это факультативный вопрос, имеющий больше политический толк, главная правовая же проблема, скрылась в тезисе о том, что «не является использованием товарного знака, если оно осуществляется в общеупотребительном значении, не для целей индивидуализации конкретного товара».

Представляется, что подобное пояснение скрывает в себе существенную логическую ошибку. Если обозначение признано нарицательным, то оно не теряет своего индивидуализирующего свойства. Процесс апеллятивации в рамках логического Закона обратного отношения между объемом и содержанием понятия подразумевает, что имя собственное за счет расширения объема понятия сужает его содержание. В случае с товарным знаком его содержание привязывает принадлежность товара конкретному правообладателю, когда же обозначение становится нарицательным, как результат активной и успешной деятельности правообладателя, то в его объем входят все аналогичные товары. То есть обозначение не теряет своей индивидуализирующей функции, она лишь становится шире и в этой ситуации задача производителя сузить объем понятия, за счет расширения его содержания.

Поэтому невозможно использовать нарицательное обозначение без индивидуализации, законы логики таковы, что нарицательное понятие все равно покрывает конкретные товары, поскольку они входят в его содержание. Поэтому производители сегодня делают не просто смартфоны и ноутбуки, а смартфоны и ноутбуки конкретной модели, расширяя содержание данного понятия и сокращая его объем. То есть, если понятие признано нарицательным, то оно не может терять своего нарицательного свойства, если оно используется в отношении конкретных предметов, поскольку данные предметы входят в его содержание. Такой подход может работать только при онимизации, т.е. процесса утраты понятием нарицательного характера и переход его в статус собственного.

Однако, в одном из свежих дел СИПа данный закон логики попытались опровергнуть. Так в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 20.09.2019 N С01-919/2019 по делу N А12-1746/2019 рассматривался спор в отношении использования товарного знака «Дискатор», который ответчик производитель сельхозтехиники использовал на своем сайте, обозначая им свою продукцию. Суды двух инстанций отказали иске правообладателю, указав, что “Дискатор” употребляется как нарицательное существительное для обозначения дисковых агрегатов, используемых для обработки почвы; понятие “Дискатор” является общеупотребляемым словом, описывающим определенный вид почвообрабатывающей сельскохозяйственной техники. Но СИП такой подход счел неправильным, указав что информация о продаже агрегатов для обработки почвы, названных дискаторами, размещена ответчиком в Интернете, причем именно в предложении о продаже товаров, что охватывается соответствующими способами осуществления исключительного права на товарный знак, предусмотренными подпунктами 4 и 5 пункта 2 статьи 1484 ГК РФ. С учетом этого такое использование слова “дискатор” охватывается целями индивидуализации товара, а соответственно, не подпадает под разъяснение, содержащееся в пункте 157 постановления N 10.

Представляется, что при таком подходе в сущности теряется смысл разъяснений о правомерном использовании нарицательных товарных знаков, ведь невозможно при продаже товаров использовать нарицательное обозначение так, чтобы не охватывались конкретные товары. Банальный пример с теми же смартфонами, вы заходите в торговый зал, видите указатель «СМАРТФОНЫ», а под ним полки с этими СМАРТФОНАМИ различных производителями и на каждом ценнике указано «СМАРТФОН», т.е. нарицательное имя все равно используется для индивидуализации.

Читайте также:
Куда подается кассационная жалоба по гражданскому делу

Но не менее спорным в данном деле является другая судебная конклюзия. СИП, ссылаясь на в абзац 3 пункта 52 постановления N 10, указывает, что поскольку регистрация товарного знака не оспорена в Роспатенте, то ссылка на нарицательный характер обозначения не может быть принята судом как основание для отказа в иске в защите исключительного права.

Хочется возразить, позвольте, а в чем тогда смысл разъяснение о ненаказуемом использовании нарицательных обозначений, если без решения Роспатента о неохраноспособности товарного ничего не сделать? В такой логике эта концепция просто ломается.

Думается, что вся проблема в неудачной формулировке п. 157 Пленума 10, который неуместно смешал понятия «нарицательный терминов» и «общеупотребимых слов», если первые с учетом их специфики обозначения группы объектов и вышеописанных тезисов, основанных на филологических свойствах нарицательных, можно ненаказуемо употреблять и в индивидуализирующих целях, то вторые только в целях, не связанных с индивидуализацией.

В филологическом контексте использования товарных знаков, который как мы видим крайне важен в вопросе установления использования товарного знака, также интересна ситуация, когда даже использование конкретных обозначений не является индивидуализацией. Подобную ситуацию можно описать на примере дела, возбужденного Московским УФАС рекламного дела в отношении официального дистрибьютора Mitsubishi.

Компания распространяла некорректную рекламу обслуживания автомобилей. Весной на радио появилась реклама: «Решил сэкономить. Проходил ТО на своем Mitsubishi у Виталика в сервисе. В итоге сделали плохо, а заплатил больше, чем в прошлый раз. А я у официального дилера Mitsubishi обсуживаюсь. Все четко, как по часам, и цены доступные. ». Ее услышал индивидуальный предприниматель из Белгорода, который имеет автосервис под названием «У Виталия» с зарегистрированным сходным товарным знаком, и подал жалобу в столичный антимонопольный орган. Ведомство установило, что дистрибьютор Mitsubishi также реализует свою деятельность в Белгороде и такая реклама действительно имеет признаки нарушения Закона о рекламе», – говорилось в сообщении УФАС.

Кейс этот, действительно, интересный, поскольку он ставит перед правом интеллектуальной собственности ряд филологических капканов. Которые выглядят следующим образом. В филололгии есть такое понятие как “Экземплификант” или “экземплификатив”

Данный термин означает конкретное понятие или имя собственное, используемое в качестве примера для обозначения неизвестного места или личности. Например, для обозначения какого-то абстрактного человека часто используется такой экземплификатив как Вася Пупкин. Аналогично используются фамилии вроде Иванов, когда нужно показать, как заполняется формуляр.

Товарный знак же подразумевает использование конкретного обозначения для идентификации конкретного лица, если же из контекста видно, что конкретное обозначение используется для идентификации абстракции, то мы имеет дела как раз с экземплификативом, форма которого не должна квалифицироваться как использование товарного знака.

Представляется, что в этом деле как раз имеет место подобное экземплификативное правомерное использование товарного знака, поскольку указание “У Виталика” звучит именно в форме абстрактной идентификации.

Виды товарных знаков

Автор статьи:

Хомякова Елена Сергеевна

Ст. 1477 Гражданского кодекса РФ определяет товарный знак как обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481 Гражданского Кодекса РФ).

К товарным знакам приравниваются знаки обслуживания — обозначения, служащие для индивидуализации выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг.

В статье 1482 Гражданского Кодекса РФ зафиксирован общий перечень обозначений, которые можно зарегистрировать в качестве товарного знака:

  • изобразительные обозначения — торговый знак состоит из графических элементов и блоков, без включения текста;
  • текстовые обозначения, слова и словоформы — в этом случае используются только буквенные символы без применения графики;
  • цветовые, звуковые или тактильные обозначения;
  • объемные обозначения — графический или иной творческий замысел, выраженный в трехмерном виде;
  • комбинированные обозначения — различные сочетания перечисленных текстовых, графических и объемных объектов.

Если иные виды товарных знаков позволяют однозначно идентифицировать товар предприятия, то закон разрешает их использование.

В отношении цветовой гаммы указанных обозначений Гражданский Кодекс РФ также не содержит ограничений.

Самыми распространенными среди вышеперечисленных являются словестные товарные знаки, к которым отнести буквы, слова, предложения, даже лозунги компаний. Например, названия компаний Microsoft, Apple, Coca-Cola. Слова могут быть как существующие, так и выдуманные. Чаще всего, данный вид товарных знаков называют логотипами, в качестве которых могут использоваться уже существующие слова («Любимый сад») или придуманные («Макфа»).

Читайте также:
Сроки рассмотрения претензий по гражданскому кодексу РФ

Изобразительные товарные знаки представляют собой изображения различных геометрических фигур, линий, предметов, животных, людей, географических, природных объектов и др. Данный вид товарных знаков, как правило, именуют эмблемами.

Они представляют собой любые изображения, какие только могут прийти в голову дизайнерам и художникам, будь то геометрические фигуры, животные, люди и т.д.

В качестве объемного товарного знака используют оригинальные упаковки или сам товар, позволяющий определить его изготовителя. В качестве примера объемного товарного знака могут служить парфюмерно- косметические компании, а также производители алкогольной продукции.

Фрагмент музыкального произведения или короткий оригинальный звук, звук природы, быта, промышленных предприятий, представляют собой Звуковые товарные знаки, примерами которых являются мелодии мобильных телефонов, позывные радиостанций (например, «Европа плюс»), мелодии и заставки популярных телепередач (например, «Поле чудес»).

Товарный знак может быть образован одним или несколькими словами, буквами, цифрами или изображениями, комбинациями цветов, то есть, товарный знак может также состоять из комбинации вышеизложенного.

Примером того являются комбинированные товарные знаки, которые представляют собой смесь перечисленных выше знаков (комбинации элементов разного характера: изобразительных, словесных, объемных и т.д.). Сейчас они используются очень часто, так как сочетание дает возможность получить оригинальность и вероятность регистрации в Роспатент такого знака выше.

Фирменный товарный знак

Фирменные товарные знаки – это знаки, которые предназначены для идентификации непосредственно предприятий-изготовителей. Они могут быть обыкновенными, которые разрабатываются дизайнерами по поручению изготовителей, и престижными, которые присваиваются предприятиям за участие в выставках, ярмарках и т.п.

Ассортиментные товарные знаки предназначены для идентификации товара по виду, торговой марке или наименованию.

Торговая марка — знак или имя, присущие конкретному товару с определенными потребительскими свойствами, позволяющие отличить данный товар от других. Как правило, известная компания, имеющая свой логотип, производит несколько групп товаров с разными торговыми марками. Например, компания «Юнилевер» выпускает огромное количество разных товаров под известными торговыми марками.

Коллективный товарный знак

В зависимости от количества субъектов, имеющих право на пользование товарным знаком, выделяют индивидуальные и коллективные товарные знаки.

Индивидуальный товарный знак — это обозначение, зарегистрированное на имя отдельного конкретного предпринимателя, для коллективного же товарного знака характерны следующие отличительные аспекты: товарный знак регистрируется на имя объединения лиц, являющегося в соответствии со ст. 121 ГК РФ организационно-правовой формой некоммерческой организации; правом использования коллективного товарного знака владеет не само объединение, а субъекты, входящие в него, указанные в свидетельстве на коллективный товарный знак; выпускаемые организациями — членами объединения товары должны обладать едиными качественными или другими характеристиками общего свойства, нарушение этого правила может повлечь досрочное прекращение правовой охраны коллективного товарного знака (п. 3 ст. 1511 ГК РФ); право на коллективный знак не может быть отчуждено, как и не может быть предметом лицензионного договора.

Товарный знак и логотип

Понятия товарного знака и логотипа не тождественны, между ними пролегает разница. В обыденной речи значения этих слов слились в одно, в законах Российской Федерации они обозначаются одинаково. Чтобы понять, чем отличается логотип от товарного знака, нужно разобраться со значениями слов.

Логотип — от английского logotype — уникальное графическое начертание фирменного наименование, или стилизованное сокращение названия фирмы, графический элемент применяющийся для изображения товарных знаков или в качестве эмблемы фирмы.

Товарный знак — это обозначение, служащее для индивидуализации товаров и услуг юридических или физических лиц, что практически соответствует определению.

Однако в российском патентном законодательстве отсутствует термин «Логотип» и при регистрации графического элемента не употребляются термины «зарегистрировать логотип» или «регистрация бренда», а используется законодательно закрепленный термин – «Товарный знак».

Логотип и товарный знак применяются для разных целей. Разница между логотипом и товарным знаком состоит в сфере их применения. Это слова часто путают из-за частичного сходства изображений. Люди покупают вещи, обращая внимание на логотипы или другие обозначения, маркировку.

Защита интеллектуальной собственности не распространяется на логотип. Компания может зарегистрировать логотип в качестве торговой марки, чтобы владеть исключительными правами его применения. Собственник бизнеса сам решает, будут ли различаться эти два элемента, один из которых регулируется Гражданским кодексом РФ, а другой становится частью фирменного стиля.

Законодательством признаётся исключительное право на товарный знак, удостоверенное свидетельством на товарный знак. Поэтому, чтобы получить свидетельство на указанный объект и установить режим правовой охраны, нужно подать заявку в Роспатент. Сделать это можно самостоятельно или поручить поверенному.

Таким образом, исключительные права на товарный знак возникают лишь после его регистрации в уполномоченном государственном органе. Использование вместо товарного знака незарегистрированного обозначения допускается, но никаких исключительных прав в этом случае не возникает.

Каждый товарный знак регистрируется в отношении определённых товаров и услуг, распределенных по классам (чем больше классов, тем дороже регистрация).

При регистрации товарного знака в международном реестре рядом с ним ставятся знаки — буквы R, С, ТМ в кружке.

Читайте также:
Порядок обжалования апелляционного определения по гражданскому делу

Правообладатель товарного знака имеет право его использовать, им распоряжаться и запрещать его использование другими лицами.

Свидетельство на товарный знак выдаётся в РФ сроком на 10 лет. В дальнейшем оно может быть по соответствующему заявлению в регистрирующий орган и уплаты соответствующей государственной пошлины продлено ещё на 10 лет, и так неограниченное число раз.

При этом право может быть аннулировано, если товарный знак не использовался в течение трех лет после регистрационной процедуры.

Статья 1477. Товарный знак и знак обслуживания

Статья 1477. Товарный знак и знак обслуживания

1. На товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481).

2. Правила настоящего Кодекса о товарных знаках соответственно применяются к знакам обслуживания, то есть к обозначениям, служащим для индивидуализации выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг.

Судебная практика и законодательство — ГК РФ часть 4. Статья 1477. Товарный знак и знак обслуживания

Руководствуясь статьями 1233, 1252, 1257, 1259, 1270, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая разъяснения, содержащиеся в пункте 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”, суды пришли к выводу о наличии правовых оснований для защиты исключительных прав истца в виде взыскания компенсации.

Определив значимые для разрешения дела обстоятельства в соответствии со статьей 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 2.1, 4.4, 27.8, 28.2 КоАП РФ, статьями 1229, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу, что имеются основания для привлечения ИП Титовой А.Н. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ.

Принимая оспариваемые заявителем судебные акты, суды руководствовались положениями статей 1229, 1252, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из доказанности истцом факта использования ответчиками без согласия правообладателя обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца.

Руководствуясь положениями статей 14, 1229, 1252, 1270, 1301, 1477, 1481, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив право истца на обращение с настоящим иском в арбитражный суд, в также факт реализации ответчиком спорного товара при отсутствии согласия правообладателя, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований в полном объеме.

В силу части 1 статьи 1477, подпункта 4 пункта 2 статьи 1484, пункта 2 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации: на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак; исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Удовлетворяя частично исковые требования, суды исходили из доказанности факта нарушения предпринимателем исключительных прав истца на товарные знаки по международным регистрациям N 1111353, 1150226, 1111354 и 1111340, отсутствия в материалах дела доказательств принадлежности компании исключительных прав на товарный знак по регистрации N 1111352 и руководствовались статьями 1229, 1250, 1252, 1477, 1481, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) и положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”.

Руководствуясь статьями 1233, 1252, 1257, 1259, 1270, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая разъяснения, содержащиеся в пункте 43.3 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”, суды пришли к выводу о наличии правовых оснований для защиты исключительных прав истца в виде взыскания компенсации.

Исследовав и оценив доказательства по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ, суды, признав доказанным факт нарушения обществом исключительных прав компании на товарный знак по международной регистрации N 1020421 путем ввоза на территорию Российской Федерации продукции, маркированной товарным знаком “VELKOPOPOVICKY Kozel”, без согласия правообладателя, руководствуясь статьями 1229, 1252, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”, удовлетворили иск.

Читайте также:
После кассации какая инстанция по гражданским делам

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды руководствовались статьями 1225, 1229, 1477, 1481 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из недоказанности нарушения исключительных прав истца на спорные товарные знаки именно ответчиками.

Принимая оспариваемые заявителем судебные акты суды руководствовались положениями статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 167, 170, пунктов 1, 2 статьи 492, статьи 493, пункта 1 статьи 1229, статей 1252, 1301, пункта 1 статьи 1477, статей 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из доказанности обществом “Маша и Медведь” факта нарушения предпринимателем его исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N N 388157, 385800, 388156, на произведения изобразительного искусства – рисунки “Маша”, “Медведь”, на аудиовизуальное произведение “Дальний родственник”, а также из того, договор купли-продажи был исполнен надлежащим образом и оснований для признания сделки недействительной не имеется.

При заполнении данной строки следует руководствоваться Гражданским кодексом Российской Федерации (ст. 1229, 1235, 1236, 1349, 1350, 1351, 1352, 1354, 1412, 1465, 1477 – 1479, 1482).

64. Административное действие, предусмотренное подпунктом 2 пункта 59 Регламента, осуществляется после подтверждения факта уплаты пошлины в порядке и размере, установленных Налоговым кодексом и (или) Положением о пошлинах, и включает проверку наличия Документов, указанных в пункте 19 Регламента, соответствия указанных в них сведений друг другу, а также соответствия Документов условиям регистрации, указанным в подпунктах “а” – “е”, “з”, “и” пункта 3 Правил, с учетом положений статей 1027, 1028, 1036, 1037, 1229, 1232 – 1239, 1262, 1362, 1365 – 1367, 1369, 1458 – 1460, 1477, 1483, 1488, 1489 Кодекса (далее – условия регистрации).

В соответствии с частью 1 статьи 1477 ГК РФ товарный знак – это обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, исключительное право на которое удостоверяется свидетельством на товарный знак.

62. По строке 822 указывается информация по товарным знакам. Товарными знаками являются оригинально оформленные графические изображения, сочетания цифр, букв или слов и т.п., предназначенные отличать товары и услуги одних производителей от однородных товаров и услуг других производителей. На товарный знак, т.е. на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (ст. 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Понятие “товарный знак” раскрыто в пункте 1 статьи 1477 Кодекса. Согласно данной правовой норме товарный знак – это обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

Виды товарных знаков перечислены в пункте 1 статьи 1482 Кодекса. В соответствии с названной правовой нормой в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании (пункт 2 статьи 1482 Кодекса).

– содержащих доводы любых лиц о несоответствии заявленного обозначения требованиям статей 1477 и 1483 Кодекса, представленные в соответствии с пунктом 1 статьи 1493 Кодекса.

При выдаче Роспатентом заявителю копий документов заявки, если количество листов копий документов заявки превышает один лист, листы подготовленных копий документов заявки скрепляются и заверяются путем простановки подписи должностного лица, заверившего копию, с расшифровкой фамилии и инициалов, даты заверения и круглой печати Роспатента.

В ходе проведения экспертизы заявленного обозначения проверяется соответствие заявленного обозначения требованиям статьи 1477 и пунктов 1 – 7, подпункта 3 пункта 9 (в части промышленных образцов), пункта 10 (в части средств индивидуализации и промышленных образцов) статьи 1483 Кодекса и устанавливается приоритет товарного знака.

При заполнении данной строки следует руководствоваться Гражданским кодексом Российской Федерации (ст. 1229, 1235, 1236, 1349, 1350, 1351, 1352, 1354, 1465, 1477 – 1479, 1482).

При определении идентичности товаров по товарному знаку и деловой репутации на рынке необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации под товарным знаком понимается обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, на которое признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак. При этом в соответствии с пунктом 3 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации без разрешения правообладателя никто не вправе использовать сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован.

Незаконное использование товарного знака

Нужно сказать, что наиболее важен фактор узнаваемости, поскольку далеко не всегда внешний вид того или иного товара позволяет оценить его качество. Если покупатель не обладает специальными знаниями, навыками или инструментами, которые помогут определить качество до совершения покупки, в подавляющем большинстве случаев он ориентируется на товарный знак. Например, тухлые помидоры вы не сможете продать даже под раскрученным брендом, а вот некачественное вино вполне можно продать дорого, если поместить на бутылку этикетку элитной марки.

Читайте также:
Гражданский ареСтатья в России

«Но ведь это же обман и нарушение закона», — скажете вы и будете абсолютно правы. Раскрученное название продукта или услуги, а, следовательно, репутацию его производителя нельзя использовать без его согласия.

Любые попытки использовать товарный знак, не заручившись предварительно согласием правообладателя, являются прямым нарушением закона. Выпускаемая под чужим товарным знаком продукция признается контрафактной, а незаконная деятельность нарушителя влечет юридическую ответственность.

Ответственность за незаконное использование товарного знака

Законодательством за нарушение прав на товарный знак предусмотрены:

· гражданско-правовая ответственность. В данном случае нарушитель будет обязан возместить убытки правообладателю товарного знака;

· административная и уголовная ответственность. В этом случае нарушитель, чьи действия могут быть отнесены к общественно опасным деяниям, подвергается наказанию со взысканием, например, денежного штрафа уже в пользу государства.

Уголовная ответственность (ст. 180 УК РФ)

Далеко не все случаи незаконного использования товарного знака чреваты привлечением нарушителя к уголовной ответственности. Такое наказание возможно в том случае, если нарушение, во-первых, является неоднократным, и, во-вторых, нанесло крупный ущерб. По состоянию на декабрь 2016 года крупным признается ущерб свыше 250 тысяч рублей.

Виды наказаний по данной статье зависят от обстоятельств дела и могут варьировать от штрафа в размере 100-300 тыс. рублей (наименее строгого) до лишения свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей (наиболее строгого).

Административная ответственность (ст. 14.10 КоАП РФ)

К административной ответственности могут быть привлечены любые нарушители, вне зависимости от того, было ли нарушение многократным, и велика ли сумма нанесенного ущерба.

Любое незаконное использование товарного знака влечет следующие меры ответственности (ч. 1 ст. 14.10 КоАП РФ), и именно штраф в размере:

· от 5000 до 10 000 рублей для граждан;

· от 10 000 до 50 000 рублей для должностных лиц;

· от 50 000 до 200 000 рублей для юридических лиц.

У нарушителей также могут быть конфискованы как все те предметы, на которых незаконно воспроизведен чужой товарный знак, так и оборудование и материалы, которые используются для его производства.

Производство и реализация товара под чужим товарным знаком предполагает более строгое наказание (ч. 2 ст. 14.10 КоАП РФ), а именно штраф с конфискацией товара. При этом размер административного штрафа предусмотрен:

· в размере двукратной стоимости товара, но не менее 10 тыс. рублей для граждан;

· в размере трехкратной стоимости, но не менее 50 тыс. рублей для должностных лиц;

· в размере пятикратной стоимости, но не менее 100 тыс. рублей для юридических лиц.

Несмотря на строгость применяемых уголовных и административных наказаний, за те же нарушения правообладатель может потребовать привлечение нарушителя к гражданско-правовой ответственности. Это понятно и логично, ведь от взысканных в пользу государства штрафов правообладатель не получает ничего, а он заинтересован прежде всего в возмещении собственных убытков. Поэтому на практике привлечение к административной ответственности обычно является лишь первым шагом в многоходовой операции по взысканию убытков с нарушителя в пользу правообладателя товарного знака. Смысл первого шага в том, чтобы доказать факт нарушения, который уже не потребуется устанавливать в гражданском процессе, а нужно будет только обосновать размер гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков или выплате компенсации.

Иск о незаконном использовании товарного знака

Правообладатель товарного знака имеет полное право как разрешить, так и запретить любым другим лицам использовать свой товарный знак. При этом следует подчеркнуть, что отсутствие запрета со стороны правообладателя ни в коем случае нельзя расценивать как согласие (разрешение). Другие лица не могут использовать товарный знак без согласия правообладателя (п. 1 ст. 1229 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Если такое нарушение имеет место, то владелец товарного знака имеет право потребовать у нарушителя уничтожить товар за его (нарушителя) счет или же, как минимум, удалить товарный знак с любых предметов и материалов, на которых он незаконно присутствует. Например, товарный знак должен быть удален из документов на оказание услуг, рекламных буклетов, с вывесок и т.д.

Правообладатель товарного знака также имеет право предъявить иск, в котором может требовать от нарушителя либо возмещения убытков, либо выплаты компенсации, каковая может быть следующих видов:

· в размере от 10 тыс. до 5 млн рублей;

· в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак.

Взыскание компенсации за незаконное использование товарного знака (судебная практика)

Как правило, владельцы товарного знака, чье право было нарушено, требуют взыскания компенсации. Это обусловлено тем, что доказать размер понесенных убытков куда более сложно, несмотря на то, что сам факт сомнения не вызывает и является доказанным.

Читайте также:
Заявление о фальсификации доказательств в гражданском процессе

Как вы видите, «разброс» размера компенсации (от 10 тыс. до 5 млн рублей) весьма значителен, но не следует думать, что суд будет руководствоваться только аппетитом правообладателя. В каждом конкретном случае суд принимает во внимание как характер нарушения, так и все обстоятельства дела, и уже на основании определяет размер компенсации.

Согласно п. 43.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации учитываются такие факторы, как:

· характер имеющегося нарушения;

· срок незаконного использования товарного знака;

· степень вины лица, нарушившего права владельца товарного знака;

· однократность или многократность нарушения;

· возможные убытки владельца товарного знака.

Решение принимается исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Поскольку возмещение убытков правообладателю должно быть соразмерно понесенному им ущербу и не должно являться способом обогащения за счет нарушителя, присутствует возможность снижения суммы компенсации, указанной владельцем товарного знака в исковом заявлении, по решению суда.

Выводы

Итак, незаконное использование товарного знака предполагает сразу несколько видов юридической ответственности.

Важно учесть тот факт, что гражданская ответственность наступает без вины (умысла) нарушителя, то есть даже в ситуации, когда нарушитель не предполагал, что использует чужой товарный знак.

Гражданско-правовая ответственность позволяет компенсировать материальный ущерб, понесенный правообладателем товарного знака.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что, хотя встречаются случаи назначения максимальной компенсации в размере 5 млн руб., все же остается устойчивой тенденция к снижению размера компенсации.

Если у вас возникли дополнительные вопросы, связанные с незаконным использованием товарного знака, вы можете задать их нашим юристам, воспользовавшись специальной формой на сайте.

Статья 307 ГК РФ. Понятие обязательства

1. В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

2. Обязательства возникают из договоров и других сделок, вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения, а также из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе.

3. При установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

Комментарии к ст. 307 ГК РФ

1. Обязательство – одна из основных разновидностей гражданских правоотношений. Ему свойственны определенные видовые признаки. Оно отличается от вещных правоотношений по кругу связанных им лиц (в обязательстве это только кредитор и должник), по объекту (им служит в обязательстве не вещь, а действие обязанного лица), по конкретной форме, в которой выражаются права и соответствующие обязанности (первые выступают в виде требования, а вторые – долга).

2. В п. 1 приведена элементарная модель обязательственного правоотношения. В действительности в гражданском обороте широко используются условные варианты этой модели. Имеются в виду прежде всего двусторонние обязательства, в которых каждая из сторон в одно и то же время выступает в качестве кредитора и должника (купля-продажа, подряд, аренда, перевозка и др.). Должник может принимать на себя обязанность одновременно совершить определенные действия и воздержаться от других, таких же определенных. Например, арендатор обязан вносить соответствующую плату, производить в необходимых случаях ремонт и др. и одновременно не совершать действий, которые влекут повреждение или утрату арендованного имущества.

3. Кредитор – сторона, наделенная правом требовать совершения или воздержания от совершения определенных действий; должник – сторона, обязанная совершить определенные действия либо воздержаться от их совершения.

Действие, о котором идет речь в п. 1 комментируемой статьи, – это правомерный волевой акт; противоправные действия предметом обязательства быть не могут.

Воздержание от действий также представляет собой волевой акт с четко обозначенными границами. По этой причине не следует смешивать воздержание от действий с бездействием. И действие, и воздержание от действия могут носить как однократный, так и многократный, но всегда конкретный характер. Примером действий служит обязанность поставщика передавать покупателю продукцию в виде определенной партии либо передавать конкретные партии ежемесячно, еженедельно или ежедневно. Наконец, обязательство может предусматривать непрерывное совершение действий на протяжении определенного периода (пример – договор энергоснабжения).

Наряду с такими выделенными в п. 1 разновидностями действий, как передача имущества, выполнение работ, уплата денег, в это понятие входят и предоставление различных видов услуг в виде перевозки грузов, пассажиров и багажа, хранение имущества, лечение, дача консультаций, представление информации и т.п., перевод долга и др.

Читайте также:
Принцип эстоппель в гражданском праве

Обязательство, как правило, определяет, какие действия (воздержание от действий), кем, в каком объеме, когда, где и как должны быть выполнены.

4. Основаниями возникновения обязательств служат различные по характеру юридические факты или определенный их состав (например, для экспорта или импорта некоторых товаров необходимо, помимо заключения договора с иностранным или отечественным контрагентом, и соответствующее разрешение).

Договор – наиболее распространенное основание возникновения обязательства. Он представляет собой соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских правоотношений (см. ст. 420 ГК и коммент. к ней).

К числу других оснований возникновения обязательств могут быть отнесены:

односторонние сделки, при которых обязательство возникает в силу волеизъявления одной из сторон будущего обязательства. Примером могут служить действия в чужом интересе без поручения, объявление публичного конкурса, выпуск облигаций;

причинение вреда личности или имуществу гражданина либо причинение вреда имуществу юридического лица. Возникшее в таких случаях обязательство выражается в необходимости полностью возместить потерпевшему причиненный ущерб, включая в указанных законом случаях денежную компенсацию морального вреда (см. ст. 1064 и п. 2 ст. 1099 ГК и коммент. к ним);

неосновательное обогащение, под которым подразумевается приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Сущность возникшего из указанного основания обязательства состоит в необходимости вернуть потерпевшему такое имущество (см. п. 1 ст. 1102 ГК и коммент. к ней).

Примером “иных оснований”, указанных в Кодексе, может служить находка, которая порождает обязательство собственника или иного лица, управомоченного на ее получение, возместить нашедшему необходимые расходы, связанные с хранением, сдачей или реализацией вещи, а также затраты на обнаружение лица, управомоченного получить вещь (см. ст. 229 ГК и коммент. к ней), или задержание безнадзорного домашнего животного, из которого возникает обязательство собственника возместить лицу, задержавшему животное, и тому, у кого оно находилось на содержании и в пользовании, необходимые расходы с зачетом извлеченных выгод от пользования (см. ст. 232 ГК и коммент. к ней).

Государственные и муниципальные акты создают обязательства наряду с договорами. Например, в соответствии с Федеральным законом от 2 декабря 1994 г. “О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд” (СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3303) Правительство РФ и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации определяют в соответствующих актах объем закупок и поставок по видам сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на предстоящие 5 лет (с ежегодным уточнениям) и доводят их до государственных заказчиков, для которых эти акты служат основанием возникновения обязанности заключить государственный контракт с товаропроизводителями (поставщиками).

Статья 307. Понятие обязательства

1. В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

2. Обязательства возникают из договоров и других сделок, вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения, а также из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе.

3. При установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

Комментарий к ст. 307 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи содержит легальное определение обязательства (обязательственного правоотношения).

Обязательственное правоотношение является относительным. В противоположность правоотношениям абсолютным, в которых управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанных лиц (всякий и каждый), обязательственное правоотношение устанавливается между строго определенными лицами и не затрагивает прочих (см. п. 3 ст. 308 ГК и коммент. к ней).

Активный (управомоченный) субъект обязательства именуется кредитором, пассивная (обязанная) сторона – должником. Содержание обязательства образуют принадлежащее кредитору субъективное право (право требования) и лежащая на должнике обязанность (долг).

В отличие от правоотношений вещных (см. раздел II ГК), в которых интерес управомоченного лица удовлетворяется посредством его собственных действий, в обязательственном правоотношении интерес кредитора удовлетворяется за счет действий должника.

В большинстве случаев обязанность должника сводится к совершению активных (“положительных”) действий – передать имущество, выполнить работу, оказать услугу и т.п. Однако уже в самом легальном определении (п. 1 комментируемой статьи) подчеркивается принципиальная возможность существования “отрицательных” обязательств, где обязанность должника состоит в воздержании от определенного действия. Зачастую такие обязательства носят вспомогательный характер, дополняя обязательства “положительные” (см., например, п. 2 ст. 990, ст. 1007, ст. 1033 ГК). Вместе с тем возможны обязательства, в которых должник обязывается исключительно к пассивному поведению (подробнее см.: Егоров Н.Д. К вопросу о понятии обязательства // Сб. статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2006. С. 45).

2. В силу обязательства активный субъект приобретает право на действие со стороны пассивного субъекта. При неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательства кредитор имеет возможность использовать способы защиты лишь по отношению к неисправному должнику, но не по отношению к третьим лицам. Так, неисполнение обязательства передать определенную вещь не дает кредитору право требовать отобрания этой вещи от третьего лица, которому вещь уже передана (см. ст. 398 ГК и коммент. к ней).

Читайте также:
Коэффициенты для исчисления должностных окладов гражданских служащих

3. В литературе высказано мнение, что легальное определение п. 1 комментируемой статьи отражает лишь простейшую модель обязательственного правоотношения. В реальном же имущественном обороте преобладают двусторонние обязательства, когда обе стороны одновременно выступают в качестве должника и кредитора (обязательство купли-продажи, аренды, подряда) (см., например: Гражданское право. Т. 3: Обязательственное право / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2006. С. 23 (автор главы – Е.А. Суханов); Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 695 (автор комментария – А.Ю. Кабалкин)).

Подобная позиция и основанная на ней дифференциация обязательств на односторонние и двусторонние являются результатом некорректного смешения понятий обязательства и договора. Никаких “двусторонних” (“синаллагматических”) обязательств законодательство не знает. Двусторонним может быть только договор, о чем достаточно определенно говорит п. 2 ст. 308 ГК (см. коммент. к ней). Там, где сторонники критикуемой концепции видят “двустороннее” обязательство (например, купля-продажа), речь идет о нескольких обязательствах, возникших из единого юридического факта. При этом взаимосвязь и взаимозависимость обязательства продавца передать товар и обязательство покупателя уплатить покупную цену не превращают их в единое правоотношение (см. ст. 328 ГК). Концепция “двустороннего” обязательства неприемлема и с практической точки зрения, поскольку делает затруднительным либо невозможным использование подавляющего большинства институтов обязательственного права.

4. В качестве оснований возникновения обязательственных правоотношений могут выступать разнообразные юридические факты (п. 2 комментируемой статьи), из которых ведущую роль играет договор. С учетом равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности участников гражданско-правовых отношений (см. п. 1 ст. 2 ГК и коммент. к ней) договор является наиболее адекватной правовой формой, позволяющей сторонам точно зафиксировать свои интересы и в дальнейшем требовать их осуществления. Многие из обязательственных договоров указаны в разд. IV ГК. Однако с учетом принципа свободы договора (см. ст. ст. 1, 421 ГК) обязательства могут порождаться и договором, хотя и не предусмотренным в законе, но не противоречащим ему, а также смешанным договором (см. п. п. 2, 3 ст. 421 ГК).

Юридическим фактом, порождающим обязательство, может выступать и неправомерное действие. Подобные действия, как правило, являются основаниями возникновения охранительных обязательств. Так, причинение вреда личности или имуществу гражданина или имуществу юридического лица влечет обязательство по его возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (см. ст. 1064 ГК). При неисполнении должником договорного обязательства возникает новое (охранительное) обязательство, включающее притязание на возмещение убытков (см. ст. 393 ГК).

5. Пункт 2 комментируемой статьи, непосредственно называя лишь два основания возникновения обязательств – договор и причинение вреда, – отсылает к иным основаниям, указанным в ГК. Их перечень в наиболее общем виде содержится в п. 1 ст. 8 ГК (см. коммент. к ней). Большинство из них может порождать определенные обязательственные отношения.

Так, основанием возникновения обязательств способны служить односторонние сделки (см. п. 2 ст. 154 ГК и коммент. к ней). Порождать обязательственные правоотношения могут, прежде всего, односторонне управомочивающие сделки, причем как предусмотренные законом (например, публичное обещание награды – гл. 56 ГК), так и непредусмотренные, но не противоречащие ему. Односторонне обязывающая же сделка способна повлечь возникновение обязательства лишь в случаях, указанных в законе (например, завещательный отказ – см. ст. 1137 ГК) или договоре (подробнее см.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 330 – 331).

Самостоятельным основанием возникновения обязательств могут являться индивидуальные (ненормативные) акты государственных органов и органов местного самоуправления (административные акты).

В случаях, предусмотренных законом, в качестве основания возникновения обязательства может выступать судебное решение. Следует, однако, помнить, что судебный акт в большинстве ситуаций не порождает нового обязательственного правоотношения, а лишь подтверждает существование обязательства и правомерность соответствующего требования кредитора.

Обязательства могут порождаться событиями, т.е. такими юридическими фактами, которые не зависят от воли людей. Так, явления природы или поведение животных могут повлечь за собой возникновение обязательств из неосновательного обогащения (см. п. 2 ст. 1102 ГК).

Достаточно часто в качестве основания возникновения обязательства выступает не единичный факт, а сложный юридический состав, включающий, например, административный акт и заключаемый на его основании договор.

Судебная практика по статье 307 ГК РФ

Повторно исследовав и оценив представленные в дело доказательства, руководствуясь положениями статей 209, 210, 307 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 39, 155, 158, 162 Жилищного кодекса Российской Федерации, постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 N 354 “О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов”, принимая во внимание условия заключенного сторонами договора, суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции о наличии у ответчика задолженности за предоставляемые жилищные услуги за период с 01.10.2014 по 31.12.2017 в размере 305 039, 76 руб.

Читайте также:
Возобновление производства по делу в гражданском процессе

Судебные акты соответствуют обстоятельствам спора и статьям 307, 420, 435, 438, 443 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 291.6, 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации
определил:

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 8, 307, 309, 310, 702, 720, 721, 722, 723, 724, 755 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из того, что истцом доказан факт нарушения ответчиком принятых по муниципальному контракту обязательств, выявленные дефекты ответчиком не устранены, доказательств того, что выявленные недостатки возникли не по вине ответчика, не представлено.

Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 307, 329, 330, 406, 421, 431, 450, 453, 716, 718, 719 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), пришел к выводу о наличии у подрядчика законных оснований для одностороннего отказа от исполнения договора ввиду нарушения заказчиком обязанности, предусмотренной пунктом 5.8.3 договора, отказа заказчика от работ по тиражированию технических решений и не устранения им в течение 12 месяцев негативных последствий известных ему с мая 2015 года обстоятельств, послуживших основанием для приостановки работ в соответствии с пунктом 5.7 договора.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 307, 309, 310, 393, 469, 474, 477 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив, что ответчиком поставлен товар, несоответствующий условиям договора о качестве; по спорным изделиям ответчиком подписаны акты передачи зарекламированных изделий; в соответствии с актами ответчиком были приняты возвращаемые зарекламированные изделия; подтвержден осмотр всех изделий, пришли к выводу о наличии правовых оснований для частичного удовлетворения иска.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 307, 309, 310, 450, 606, 607, 609, 614, 620, 651, 655 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив, что спорное помещение передано предпринимателем по акту приема-передачи N 1 в удовлетворительном состоянии и принято обществом, которое ненадлежащим образом исполнило обязательства по внесению арендных платежей в период до возврата помещения, удовлетворили иск предпринимателя.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 1, 10, 307, 309, 310, 327.1, 469, 475 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив, что обществом “Парагон” поставлен товар с недостатками, стороны в результате переговоров пришли к соглашению о размере рекламаций по всем вагонам, общество с заявленной суммой рекламаций согласилось и против ее размера не возражало, пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска. Суды квалифицировали действия истца по направлению претензии в адрес ответчика и последующей подаче искового заявления как недобросовестные применительно к положениям статей 1, 10 ГК РФ.

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 307, 309, 310, 329, 330, 784, 785, 793 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 16, 29, 31 СМГС и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходили из того, что ответчик указан в качестве плательщика провозных платежей и неустоек в накладной СМГС.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные требования частично, суды первой и апелляционной инстанций руководствовались положениями статей 307, 309, 330 и 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из доказанности наличия задолженности по уплате неустойки, однако уменьшили ее сумму исходя из возражений о несоразмерности.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 8, 307, 309, 310, 382, 384, 385, 388, 431, 614 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из доказанности наличия задолженности ответчика перед истцом в размере 557 407 руб. 11 коп., проверив представленный истцом расчет неустойки, суды признали его неверным в связи с отсутствием оснований для начисления неустойки на задолженность по акту от 31.05.2017 N 11, поскольку в материалы дела не представлено доказательств предъявления этого акта обществу ранее 27.12.2017, пересчитав подлежащую взысканию с ответчика неустойку, определили ее в размере 106 128 руб. 93 коп.

При толковании условий договора в силу абзаца первого статьи 431 ГК РФ судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений (буквальное толкование). Такое значение определяется с учетом их общепринятого употребления любым участником гражданского оборота, действующим разумно и добросовестно (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307 ГК РФ), если иное значение не следует из деловой практики сторон и иных обстоятельств дела.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: