Тайна совещательной комнаты в гражданском процессе

Тайна совещательной комнаты: реальность или видимость

Батурина Наталья Александровна, старший преподаватель кафедры гражданского процесса ФГБОУ ВПО “Саратовская государственная юридическая академия”, кандидат юридических наук.

Автор данной статьи рассматривает институт тайны совещания судей в гражданском судопроизводстве. На основе анализа судебной практики автором делается вывод о целесообразности исключения нарушения правила о тайне совещания судей из числа безусловных оснований для отмены судебного решения.

Ключевые слова: гражданский процесс, тайна совещания судей, основания для отмены судебного решения.

The secrecy of the decision room: reality or visibility

The author of the article examines the institution of secrecy of judges’ deliberation in civil justice. On the basis of court practice analysis the author draws a conclusion that it is expedient to cancel the violation of the rule concerning the secrecy of judges’ deliberation from the list of unconditional reasons for court decision abolition.

Key words: civil legal proceedings, secrecy of judges’ deliberation, reasons for court decision abolition.

Институт тайны совещания судей известен еще процессуальному праву России XIX в. Так, ст. 693 Устава гражданского судопроизводства 1864 г. предусматривала, что совещание судей должно проходить в совещательной комнате, куда никто из посторонних не мог быть допущен. В настоящее время институт тайны совещания судей прочно укоренился в российском процессуальном праве и закреплен во всех процессуальных кодексах РФ. Действующее гражданское процессуальное законодательство предусматривает обязанность суда принимать судебное решение в совещательной комнате, где могут находиться исключительно судья, рассматривающий дело, или судьи, входящие в состав суда (ч. 2 ст. 194 ГПК РФ).

Как известно, назначение правила о тайне совещательной комнаты состоит в том, что совещательная комната, во-первых, предоставляет судье возможность в спокойной обстановке еще раз тщательно проанализировать нормы права и дополнительно оценить имеющиеся в деле доказательства, во-вторых, не позволяет заинтересованным лицам повлиять на законность решения.

Следует отметить, что правило о тайне совещания судей не так часто обсуждается в юридической литературе. Проведенный анализ учебников и научной литературы по гражданскому процессуальному праву показал консервативное отношение ученых к данному вопросу – традиционно тайна совещания судей рассматривается как одна из основных гарантий их независимости. Законодатель также придает положению о тайне совещания судей большое значение, что подтверждается отнесением нарушения правила о тайне совещательной комнаты к основаниям для отмены судебного решения (п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ).

Вместе с тем отдельные ученые полагают, что значение рассматриваемого института законодателем явно преувеличено. В частности, А.Т. Боннер считает, что “нормы о совещании судей и совещательной комнате выглядят явным анахронизмом” . Свою позицию названный автор аргументирует тем, что, во-первых, единоличному судье совещательная комната абсолютно не нужна, во-вторых, ГПК РФ позволяет по результатам рассмотрения дела ограничиться принятием и оглашением только резолютивной части судебного решения, для составления которой нет необходимости удаляться в совещательную комнату.

Боннер А.Т. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Проблемы применения. М.: ЛексЭст, 2005. С. 50.

Заметим, что точка зрения об отсутствии необходимости тайного совещания судей при принятии решения встречается еще в работах известного русского юриста второй половины XIX в. А.Л. Боровиковского, который писал: “Я бы счел желательной даже гласность совещания судей – чтобы дело обсуждалось ими тут же, в зале заседаний, в присутствии всех желающих слушать (разумеется, слушать молча). Говорят, тайна совещания ограждает свободу мнений судей. Да у судей вовсе нет и не должно быть такой “свободы” мнений, для проявления которой нужно “удаление в особую комнату”. Судья обязан решить дело сообразно установленным фактам и велениям закона” .

Боровиковский А.Л. Отчет судьи. Цит. по: Кони А.Ф. Воспоминания о писателях. М.: Правда, 1989; URL: http://az.lib.ru/k/koni_a_f/text_0450.shtml (дата обращения: 28.03.2013).

Анализ судебной практики позволяет констатировать, что в настоящее время норма о тайне совещания судей не выполняет предназначенную ей роль. Обратим внимание на ряд моментов, подтверждающих данное положение.

В российских судах достаточно часто можно наблюдать ситуацию, когда судья проводит судебное заседание в своем кабинете, потом просит всех удалиться, а на дверь кабинета судьи вешается табличка с надписью “Судья в совещательной комнате”. Причины такой ситуации можно условно разделить на две группы: организационные (объективные) и субъективные.

К основной объективной причине относится элементарное отсутствие в некоторых зданиях судов совещательных комнат.

Парадоксально то, что совещательные комнаты не предусмотрены не только в судах, размещенных в зданиях, изначально построенных для иных целей, но и в ряде вновь построенных. В частности, несколько лет назад в Екатеринбурге был торжественно открыт Дворец Правосудия, впечатливший внешней роскошью здания. Однако в здании Дворца Правосудия, в котором размещен Свердловский областной суд, отсутствуют совещательные комнаты. Между тем, согласно п. 5.13 Свода правил по проектированию и строительству “Здания судов общей юрисдикции”, совещательная комната должна иметь площадь не менее 12 кв. м, примыкать непосредственно к залу заседаний со стороны процессуальной зоны и иметь отдельный вход из зала, расположенный таким образом, чтобы при своем передвижении судьи не вступали в контакт с публикой. Также допускается организация второго входа в совещательную комнату из зоны рабочих помещений (кабинетов) судей при условии изоляции пути движения судей от публики. При совещательной комнате следует предусматривать санузел .

Все постановления Свердловского областного суда не имеют юридической силы, так как выносятся судьями без удаления в совещательную комнату. URL: http://sutyajnik.ru/news/2010/08/1629.html (дата обращения: 19.03.2013).

Субъективной причиной принятия решений в кабинете, а не в совещательной комнате является простое нежелание судей использовать совещательные комнаты по назначению. Однако кабинет судьи оснащен средствами связи. Заметим, что обращение внимания в апелляционных жалобах на тот факт, что судебное заседание, а затем и принятие решения проводились в кабинете судьи, зачастую не признается судьями вышестоящих инстанций в качестве нарушения тайны совещания судей. Так, в определении Оренбургского областного суда отмечено, что указание в апелляционной жалобе на то, что судья рассматривала дело в своем кабинете, а не в зале судебного заседания и вместо удаления в совещательную комнату осталась в своем кабинете (с прямой телефонной линией), не является нарушением тайны совещания судей, поскольку законность вынесенного решения законодатель связывает не с типом помещения, в котором было решение вынесено, а с тем обстоятельством, что при этом отсутствуют посторонние лица .

Несмотря на то что ГПК РФ, в отличие от ч. 4 ст. 167 АПК РФ, не содержит прямого запрета на любое общение судей (в т.ч. посредством телефонных переговоров, СМС-сообщений и т.д.), находящихся в совещательной комнате, с посторонними лицами, тем не менее это предполагается. Однако, учитывая современное развитие телекоммуникаций, особенно сотовой связи, сети Интернет, при нахождении в своем кабинете (и даже в совещательной комнате) судье не представляет труда позвонить своему коллеге, а также обратиться за советом и в вышестоящую инстанцию (куда, возможно, будет обжаловано его решение). Несмотря на то что законодатель тщательно оберегает тайну совещания судей, предусмотрев ответственность за ее нарушение в виде отмены судебного акта, доказать, что судья обращался к кому-либо из совещательной комнаты за советом, или к нему кто-либо обращался с просьбой, практически не представляется возможным. Этот вывод подтверждается судебной практикой. Так, зачастую в апелляционных и кассационных определениях встречается фраза: “заявление о нарушении тайны совещания судей является несостоятельным, поскольку не подтверждается доказательствами”.

Читайте также:
Замена ненадлежащего ответчика в гражданском процессе

Правило о тайне совещания судей нарушается достаточно часто, однако отмена судебного решения по рассматриваемому основанию (по сравнению с другими основаниями, перечисленными в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ) в судебной практике встречается редко. Как уже было отмечено выше, из-за отсутствия доказательств, подтверждающих факт нарушения тайны совещания судей. Например, доводы в жалобе о том, что решение было принято судом без удаления в совещательную комнату, как правило, признаются несостоятельными, поскольку из протокола судебного заседания следует, что суд в совещательную комнату удалялся . Доводы в апелляционной жалобе о том, что суд первой инстанции нарушил нормы процессуального права, поскольку находился в совещательной комнате несколько минут, а вышел из нее с решением на 7 листах (что свидетельствует о том, что, находясь в совещательной комнате, суд не обдумывал решение, а изготовил его заранее, поскольку принять, изготовить, распечатать и подписать решение за столь короткое время невозможно), по мнению апелляционной инстанции, не могут служить основанием для отмены решения .

Там же.
Апелляционное определение Московского городского суда от 30 июля 2012 г. по делу N 11-15669 // СПС “КонсультантПлюс”.

Как показал анализ судебной практики, как правило, судебные решения отменяются на основании п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ в тех случаях, когда суд удалился в совещательную комнату в конце рабочего дня, а решение суда было оглашено в другой рабочий день . Однако и из этого правила встречаются исключения. Например, как следует из протокола судебного заседания, проходившего в Октябрьском районном суде г. Грозного 21 июля 2011 г., суд ушел в совещательную комнату 21 июля 2011 г., объявив, что решение суда будет оглашено 22 июля в 17 часов. 22 июля 2011 г. в 17 часов суд вышел из совещательной комнаты и огласил полный текст решения. Согласно справке секретаря судебного заседания, суд находился в совещательной комнате до выхода из нее. Таким образом, судя по протоколу судебного заседания, судья находился в совещательной комнате сутки! Конечно, в это сложно поверить. Между тем судебная коллегия по гражданским делам посчитала это возможным и признала заявление о нарушении тайны совещательной комнаты несостоятельным .

Например, Постановлением президиума Хабаровского краевого суда отменено апелляционное определение Комсомольского районного суда Хабаровского края от 29 декабря 2011 г. на основании нарушения правила о тайне совещания судей. Как видно из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции, судебное заседание по апелляционной жалобе И. открыто 28 декабря 2011 г. в 10.10, закрыто 29 декабря 2011 г. в 09.00. После окончания рассмотрения дела по существу и проведения судебных прений суд удалился в совещательную комнату 28 декабря 2011 г., а апелляционное определение оглашено на следующий день, 29 декабря 2011 г. в 09.00, т.е. имело место нарушение тайны совещательной комнаты.

Как указал суд кассационной инстанции, при удалении суда в совещательную комнату 28 декабря 2011 г. подлежали применению положения ст. 199 ГПК РФ, в соответствии с которыми решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. При этом составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела, но резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела.

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Чеченской Республики от 6 сентября 2011 г. URL: http://docs.pravo.ru/document/view/23096686/ (дата обращения: 11.04.2013).

Удаление в совещательную комнату в конце рабочего дня и оглашение решения в другой день, возможно, в скором времени также перестанет признаваться в качестве нарушения тайны совещания судей, поскольку Правительством РФ внесен в Государственную Думу проект Федерального закона “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (в части установления порядка ознакомления с особым мнением судьи)”.

Законопроект предлагает предоставить суду право по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня делать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Как указано в пояснительной записке к данному законопроекту, необходимость внесения названного дополнения связана с тем, что принятие судом по рассмотренному делу решения требует определенного и порой длительного времени, однако ГПК РФ не предусматривает возможность перерыва в совещании судей, как это предусмотрено, в частности, ст. 298 УПК РФ (для отдыха, приема пищи или для оказания медицинской помощи) .

Пояснительная записка к проекту Федерального закона “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (в части установления порядка ознакомления с особым мнением судьи)”. URL: http://img.rg.ru/pril/article/71/15/94/Proekt_federalnogo_zakona_.doc (дата обращения: 07.05.2013).

Полагаем, что предложения являются вполне оправданными, т.к. по сложным делам судье зачастую приходится оценивать и сопоставлять многочисленные доказательства, что требует длительного времени. Несмотря на то что ГПК РФ не ограничивает время нахождения судьи в совещательной комнате, как правило, судьи не находятся в ней часами, поскольку понимают, что их ждут лица, участвующие в деле. Спешка в принятии решения может привести к тому, что судья, выйдя из совещательной комнаты и огласив резолютивную часть решения, при изготовлении мотивированной части может обнаружить ошибку в выводе, сделанном им в совещательной комнате.

В заключение хотелось бы обратить внимание еще на одну проблему, связанную с тайной совещательной комнаты. Речь идет о том, что п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ очень удобен для злоупотребления процессуальным правом на обжалование судебного акта. Так, в судебной практике встречаются жалобы, в которых в качестве доводов приводятся открытое окно в совещательной комнате, приоткрытая дверь и даже большая щель в двери в совещательную комнату и т.д. Возникает вопрос: насколько целесообразно закрепление нарушения тайны совещания судей в качестве безусловного основания для отмены судебного решения? Представляется, что в этом нет необходимости, поскольку отступления суда от правил о тайне совещания судей в целом не могут сказаться на итоговом результате рассмотрения и разрешения дела. В связи с этим считаем возможным исключить нарушение правила о тайне совещания судей из числа безусловных оснований для отмены решения суда. Вместе с тем игнорирование судами правила о тайне совещательной комнаты, безусловно, несовместимо с укреплением законности и правопорядка, предупреждением правонарушений, а самое главное – подрывает уровень уважения и доверия граждан к судебной власти.

Тайна совещательной комнаты как необходимое условие реализации принципа независимости судей

Рубрика: Гражданское право и процесс

Дата публикации: 28.06.2020

Статья просмотрена: 589 раз

Библиографическое описание:

Еныгина, Т. А. Тайна совещательной комнаты как необходимое условие реализации принципа независимости судей / Т. А. Еныгина. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 7 (21). — С. 40-42. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/174/5416/ (дата обращения: 19.11.2021).

В статье проводится характеристика института тайны совещательной комнаты, значение в процессуальном законодательстве, необходимости совершенствования, целесообразности существования указанного института в гражданско-процессуальном законодательстве, а также отражены позиции российских ученых по данному вопросу.

Ключевые слова: совещательная комната, решение суда, независимость судей, судебные прения, судебное разбирательство, гражданское процесс, основания для отмены судебного решения.

Отечественной процессуальной науке институт тайны совещательной комнаты стал известен еще в XIX веке с изданием Устава гражданского судопроизводства Российской империи 1864 года, и содержащихся в нем положениям, согласно которым, совещание судей должно было проходить в совещательной комнате с отсутствием допуска посторонних лиц [3].

Читайте также:
Какой срок исковой давности по гражданским делам

Отсюда вытекает закономерный вопрос — а как же обстоит дело на сегодняшний день? Так ли актуален этот институт гражданского процесса как более чем 150 лет назад?

На эти вопросы можно ответить, если обратиться к гражданскому законодательству современной России. На сегодняшний день, согласно ст. 192 и ч. 2 ст. 194 ГПК РФ, суд удаляется в совещательную комнату после проведения судебных прений для принятия и вынесения окончательного решения. В совещательной комнате принимается решение, в которой находится председательствующий судья, рассматривающий дело, либо судьи, если рассмотрение дела осуществлялось коллегиально [1]. Так же, как и в Уставе 1864 года не предусматривалось нахождение посторонних лиц, то есть норма имела императивный характер.

В силу требований закона судье запрещено в этот момент, вплоть до оглашения решения, выходить из помещения, вступать в контакты с любыми лицами, связано это с тем, что при принятии решения по конкретному делу судья руководствуется исключительно внутренним убеждением, своей совестью и законом.

Идентичная позиция изложена и в Арбитражном процессуальном кодексе РФ. Согласно ст. 167 АПК РФ [2], тайна совещания соблюдается как в момент принятия решения, так и после этого: судья также не вправе сообщать кому бы то ни было сведения о содержании обсуждений при вынесении решений и об отдельных позициях суда.

Цель наличия указанного института в гражданском процессуальном законодательстве — это принятие независимого решения по делу, отсутствие давления на суд, минимизация факторов, способствующих влиянию на судей, и вынесение беспристрастного решения.

Тайна совещания судей является одной из гарантий реализации принципа независимости судей, закрепленной положениями Конституции РФ. Соблюдение данного принципа является обязательным условием принятия законного решения по делу.

Понятие тайны совещательной комнаты в законодательстве не определено, поэтому необходимо обращаться к доктрине гражданского процессуального права. Некоторые авторы считают, что под ней понимается: «помещение, оснащенное всем необходимым для того, чтобы судьи не покидали совещательную комнату при принятии решений и вынесении определений» [4].

Понимая серьезность указанного института, мы имеем определенные неясности на практике. А ведь согласно букве закона, основанием для отмены судебного акта являются не только нарушения материального закона, но и нарушения процедуры принятия решений (процессуального права). То есть, одним из безусловных оснований для отмены судебных постановлений является нарушение тайны совещания судей.

Тем не менее, стоит отметить, что количество отменных судебных решений первой инстанции невелико, и значительно меньше по сравнению с другими основаниями отмены судебных решений.

Во-первых, как правило, совещательной комнаты, как таковой в судах не предусмотрено, и чаще удаляются участники процесса, нежели сам председательствующий. Осуществить контроль за судьей и четко зафиксировать факт нарушения тайны совещания судей практически невозможно. Следовательно, суд не ограничен в возможности звонить по телефону, советоваться с кем бы то ни было, что, безусловно, влияет на качество мыслительного процесса судьи.

Некоторые авторы говорят о том, что необходимо организовать в зданиях судов специальные совещательные комнаты, без телефонов и иной связи, куда бы и удалялись судьи для принятия решений, сделав стены этих помещений прозрачными, чтобы у участников не возникало сомнений в тайности совещания судей.

Боннер А. Т. считает, что «наличие совещательной комнаты и вообще удаление судьи для принятия решения является чисто формализмом, пережитком и ничего общего не имеет с современной реальностью. Он говорит о том, что комната абсолютно не нужна, ведь согласно ст. 199 ГПК РФ практически по всем делам ограничиваются принятием и оглашением лишь резолютивной части судебного решения, соответственно для ее составления не требуется удаление в совещательную комнату» [5]. Вышеуказанный автор привел пример, как один судья не стал удаляться в совещательную комнату при вынесении определения по сложному делу, а составлял процессуальный документ в зале судебного заседания. Следовательно, вытекает закономерный вопрос — имеет ли право на существование данный институт? Он считает, что имеет место быть.

Противоположной точки зрения придерживается ученые, говоря о том, что судья, не должен составлять решение в спешке, потому что по сложным делам необходимо тщательное подготовка и изучение материалов дела, анализ законодательства и судебной практики, что непременно является сложным мыслительным процессом. Если предоставить достаточное количество времени на анализ собранных и исследованных в судебном заседании доказательств, возможно и судебных ошибок было бы гораздо меньше.

Другие считают, что необходимость в данной комнате возникает только, если дело рассматривается коллегиальным составом. И гораздо важнее, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния.

Федеральным Законом от 28.11.2018 № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» внесены изменения в ст. 20 ГПК РФ. В новой редакции закреплено положение: «судья, рассматривающий дело единолично, вправе разрешить вопрос об отводе или самоотводе путем вынесения мотивированного протокольного определения без удаления в совещательную комнату» [1]. Как мы видим, первые шаги уже сделаны и намечается правильная тенденция в реформировании гражданского процессуального законодательства.

Стремительное развитие информационных технологий предопределяет и развитие самого процессуального законодательства. Осложняется контроль за соблюдением требованиями законодательства самими судьями и подвергается сомнению сам принцип тайны совещания судей.

Поэтому авторы вполне правильно задаются вопросом практической целесообразности данного института, отмечая чисто формальное существование указанного института.

Что касается зарубежного законодательства, то например, во Франции, принцип тайны совещаний судей применяется во всех судопроизводствах [6], в странах СНГ — Беларуси и Украины имеются идентичные положения как и в российском гражданском процессе, а в казахстанском законодательстве имеется уточнение, касающееся рабочего времени, что судья имеет право сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Следует отметить, что такое положение имеется в УПК РФ, но отсутствует в ГПК РФ, на что многие авторы отмечают целесообразность включения указанного положения и в ГПК РФ [7].

Как известно, долгое время институт не подвергался изменениям, являлся традиционно неизмененным, но на наш взгляд, следует все-таки вносить определённые коррективы в связи с реформированием самого законодательства, и требованиями времени.

Таким образом, учитывая стремительное развитие общественных и информационных технологий в современном мире, назревает необходимость и теоретического осмысления отдельных положений ГПК РФ, касающихся института тайны совещательной комнаты. Авторы предлагают включить в ГПК РФ нормы о возможности перерыва в течение рабочего дня с выходом из совещательной комнаты и по окончании рабочего времени, как это предусмотрено в ч. 4 ст. 167 АПК РФ и ст. 298 УПК РФ, а также закрепление удаления в совещательную комнату лишь при коллегиальном рассмотрении дела [7].

Тайна совещания судей при принятии решения является одной из важнейших процессуальных гарантий, позволяющей суду принять справедливое, законное и обоснованное решение, вне всякого внешнего влияния.

1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 24.04.2020) // Собрание законодательства РФ, 18.11.2002, № 46, ст. 4532.

Читайте также:
Уменьшение исковых требований в гражданском процессе: образец

2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 08.06.2020) // Собрание законодательства РФ, 29.07.2002, № 30, ст. 3012.

3. Устав гражданского судопроизводства 1864 года // [электронный ресурс] — URL: http://civil.consultant.ru/reprint/books/238/ (утратил силу).

4. Алимгафарова, А. Р. Проблемы правового регулирования тайны совещательной комнаты / А. Р. Алимгафарова. Текст: непосредственный // Молодой ученый. 2016. № 1 (105). URL: https://moluch.ru/archive/105/24783/ (дата обращения: 18.06.2020).

5. Боннер А. Т. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Проблемы применения. М.: ЛексЭст, 2005.

2 мин. 15 сек.: «В удовлетворении иска отказать!»

Одним прекрасным летним утром в будний, естественно, день замечательная судья Чурсина С.С. из Черемушкинского районного суда г. Москвы по результатам 30-минутного слушания дела принимает решение об отказе в удовлетворении иска.

Казалось бы, все ничего, но только вот удаление этой судьи в совещательную комнату произошло ровно на 2 минуты 15 секунд. «Она метеор» – подумал я, вставая по возвращении судьи в зал судебного заседания на оглашении резолютивной части решения по делу.

Долго мы с доверителем пытались понять, что же можно совершить за 2 минуты 15 секунд человеку, вошедшему в помещение из соседней комнаты? Ведь речь идет не только о банальном посещении туалета в перерыве, а о более принципиальной и насущной, общественно значимой вещи – решении суда по гражданскому делу.

На семинарах по гражданскому процессу нам, студентам юридических вузов и факультетов, уважаемые преподаватели доносят: «поскольку целью любого разрешения судебного спора является установление истины, то время, затрачиваемое на принятие решения по спору, а также внимание и силы не должны иметь никаких ограничений, ибо разумность срока рассмотрения дела недаром провозглашена». А тут вдруг такое! У меня, как участника процесса, возникла простая на первый взгляд дилемма: либо судья Чурсина С.С. – пока еще малоизвестный стахановец судебной системы России, либо … Хм… Нет, пусть она пока останется все-таки «стахановцем».

Но любопытство и человеческое, и профессиональное не позволит просто так, приняв на веру, присвоить обожаемой судье черемушкинской общественности столь серьезный титул – нужно проверять, реально ли она «стахановка», способная за 2 минуты 15 секунд обоснованно и грандиозно постановить акт высокого правосудия.

Заслушав прения сторон по результатам судебного разбирательства дела и удалившись из зала судебного заседания, судья Чурсина С.С. возвратилась на оглашение резолютивной части решения по делу спустя 2 минуты 15 секунд после удаления в совещательную комнату, иными словами, между моментом удаления судьи Чурсиной С.С. из зала судебного заседания и моментом её возвращения из совещательной комнаты прошло 2 минуты 15 секунд, как фиксирует аудиозапись заседания, произведенная истцом.

Указанный промежуток времени представляется столь незначительным, что по очевидным основаниям можно утверждать об изготовлении текста резолютивной части решения по делу до момента удаления судьи в совещательную комнату, т.е. о заведомой предрешенности спора.

По общепринятым стандартным предположениям постановление решения по делу в совещательной комнате за 2 минуты 15 секунд фактически невозможно: судье потребуется
– закрыть входную дверь совещательной комнаты,
– подойти к своему рабочему столу, занять место за ним,
– включить компьютер либо разблокировать его, если он оказался невыключенным,
– ввести с помощью клавиатуры машинописный текст резолютивной части решения суда в программе Microsoft Word,
– вывести текст на бумагу при помощи принтера,
– подписать распечатанный текст,
– выйти из-за рабочего стола, пройти от рабочего стола к двери совещательной комнаты, ведущей в зал судебного заседания,
– выйти из совещательной комнаты.

Выполнение приведенных действий за 2 минуты 15 секунд полностью исключено даже с учетом скоростных особенностей передвижения судьи и её навыков машинописной работы.

Вывод один: «Ме-те-ооооор…» И только так.

А теперь попробуем опустить всю реальность отправления российского правосудия и «придраться» к этому событию с точки зрения закона.

Положение ст.192 ГПК РФ провозглашает, что после судебных прений суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

В силу ч. 2 ст. 194 ГПК РФ решение суда принимается в совещательной комнате, где могут находиться только судья, рассматривающий дело, или судьи, входящие в состав суда по делу.

Часть 1 ст. 193 ГПК РФ устанавливает, что после принятия и подписания решения суд возвращается в зал заседания, где председательствующий или один из судей объявляет решение суда.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 “О судебном решении”).

Иными словами, ст. 192 ГПК РФ во взаимосвязи с нормами ст.ст. 193-195 ГПК РФ прямо говорит о том, что принятие судьей решения производится не в зале судебного заседания, а после удаления из него по окончании прений сторон, т.е. только в совещательной комнате.

При этом ст. 196 ГПК РФ определяет, что при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Получается, что все эти действия судья обязательно должен совершить в совещательной комнате, только там и нигде больше.

Трудно себе представить, что весь этот алгоритм взрывающих человеческий мозг деталей работы можно выполнить за 2 минуты 15 секунд, и это еще без учета того, о чем мы уже сказали: без закрытия входной двери совещательной комнаты, без времени пути от двери к рабочему столу, без времени занятия места за рабочим столом, без времени включения или разблокировки компьютера, без времени ввода текста резолютивной части решения суда с помощью клавиатуры в программе Microsoft Word, без времени выведения напечатанного текста на бумагу при помощи принтера, без времени подписания распечатанного текста судьей, без времени выхода из-за рабочего стола, без времени пути от рабочего стола к двери совещательной комнаты, ведущей в зал судебного заседания, и без времени выхода из совещательной комнаты.

Остается только снова сказать: «Ну, метеоооооор…»

Ну а теперь совсем серьезно и предметно. Все эти обстоятельства свидетельствуют об одном – действительное принятие законного решения по делу именно в том порядке, как это предусматривают положения ст.ст. 192-194, 196 ГПК РФ, не произошло – судья изготовила текст резолютивной части решения суда по делу по всей очевидной вероятности задолго до своего удаления в совещательную комнату, т.е. во время судебного разбирательства по делу, что крайне недопустимо по смыслу закона.

Толковую позицию по правовой оценке времени нахождения судьи в совещательной комнате при принятии решения российские суды еще не выработали. Неясно в практике и другое – как быть, если подобное произошло, к чему все это привязывать, к нарушению тайны совещания? Попробуем обговорить и это.

Читайте также:
Какие бывают договоры в гражданском праве

«Нарушением принципа тайны совещания судей будет наличие доступа в помещение, в котором суд проводит совещание и принимает судебный акт, других лиц и общение других лиц с лицами, входящими в состав суда, в момент совещания и принятия судебного решения»: так в своем время оговорился АС Уральского округа в постановлении от 05.09.2012 г. № Ф09-10495/10. Но АС Уральского округа сказал лишь насчет принятия решения в совещательной комнате, и скорее о доступе в нее, а не принятии решения до удаления из зала. Но в судебной практике есть и иные взгляды.

«Нарушение данного принципа можно установить на основе анализа содержания протокола судебного заседания, а в арбитражном процессе — аудиозаписи, если из них следует, что судья для вынесения решения не удалялся в совещательную комнату и вынес решение прямо на месте, даже не удалив стороны из зала судебного заседания» (постановление Суда по интеллектуальным правам от 06.02.2014 г. по делу № А14-10532/2013, постановление АС Северо-Западного округа от 10.09.2015 г. по делу № А56-71283/2014).

Опять 25: здесь речь идет только о том, когда судья вообще не удалялся в совещательную комнату из зала заседания и принял решение прямо на месте, не вставая из-за стола.

Приведенный довод поддержал Кировский областной суд: «нарушением тайны совещания судей будет ситуация, когда суд не удаляется в совещательную комнату, резолютивную часть решения выносит и оглашает без удаления в совещательную комнату» (Обзор кассационной практики за 2009 год по гражданским делам, подготовленный Кировским областным судом).

Выходит, что в сухом остатке по поводу так называемого «двухминутного принятия решения» ничего нет – практика еще не детализировала эту проблему, ей более масштабных проблем, казалось бы, хватает. Ну да, с другой стороны, пока она эти масштабные проблемы будет «решать», процесс скукожится донельзя, а общественность вовсе потеряет веру в правосудие как институт некой справедливости, ведь обычный гражданин «любит глазами»: он обращает внимание на течение процесса, порядок в заседании, внешний вид судьи, его одухотворенность, как этот судья играет свою роль «носителя судебной власти»…Обертка пострадает! Хотя это тот самый случай, когда порча обертки поворачивается превращением содержимого в негодность.

Интерпретируя процитированные правовые позиции судов по универсальному для всех видов производств вопросу постановления решения и тайны совещания судей применительно к настоящему случаю с судьей Чурсиной С.С., следует говорить о том, что абсолютно формальное удаление судьи Чурсиной С.С. из зала судебного заседания в совещательную комнату на 2 минуты 15 секунд по своему существу удалением судьи в совещательную комнату для постановления решения не явилось, т.к. судья Чурсина С.С. за период своего пребывания в совещательной комнате, равный 2 минутам 15 секундам, физически не смогла бы совершить все действия, которые требует от нее ГПК РФ при принятии решения по делу, помимо того, Чурсина С.С. физически не смогла бы даже изготовить текст резолютивной части решения суда по делу за указанное время, поскольку его необходимо было бы набирать на клавиатуре более продолжительное время.

Да, чуть не забыл: есть в общеюрисдикционной практике позиция по поводу времени пребывания судьи в совещательной комнате – «незначительный период времени, в течение которого суд находился в совещательной комнате при вынесении решения, не свидетельствует о нарушении тайны совещания судей». Так, апелляционным определением Ростовского областного суда от 09.06.2016 г. по делу № 33-9597/2016 оставлено без изменения решение Азовского городского суда Ростовской области от 21.03.2016 г. В апелляционной жалобе сторона спора обращала внимание на то, что, удалившись в совещательную комнату, судья не пробыл там и 5 минут, что свидетельствует о том, что решение судьей было принято заранее и тем самым нарушены права ответчика, принцип равноправия сторон. Однако суд апелляционной инстанции указал, что количество времени, которое суд должен находиться в совещательной комнате при постановке решения, законодателем не определено. Таким образом, само по себе данное обстоятельство не может расцениваться как процессуальное нарушение (Воронцова И.В., Сушкова Г.А. К вопросу о принципе тайны совещания судей. Марийский юридический вестник. 2017. № 1). Но ведь это взгляд одного лишь областного суда, и то, весьма критический – при его прочтении создается впечатление, что апелляция отклоняла доводы апеллянта «почем зря», сохраняя законность верного в целом решения.

Эта история с одной из судей Черемушкинского суда Москвы не только иллюстрирует практику постановления решений в районных судах, она говорит о большем – об отношении самих судей к процессуальному закону, причем не только общем отношении к закону как регулятору и смыслу их работы, но и как к бессмысленному правилу, которое «кто-то непонятно зачем придумал».

В своей статье я не открываю Америку по части практики принятия решений по гражданским делам в отечественных судах первой инстанции, зачем лукавить – практически все судебные представители знают, что редкий судья пишет машинописный текст резолютивной части решения суда в совещательной комнате после удаления из зала заседания; знают и ровно то, что многие судьи предпочитают написать свой «окончательный вывод» об удовлетворении иска или отказе в удовлетворении иска прямо в судебном заседании, пока заслушивают прения сторон с их эмоциями, визгами и дрызгами… Вы спросите, а как потом он все это произносит, вернувшись из совещательной комнаты, там ведь немалый текст со вводной в т.ч. частью, по памяти? Нет, у судьи просто есть на этот случай форма (образец), в которую он просто вставляет имена (наименования) спорящих сторон и предмет спора.

Но даже на эти все детали 2 минут 15 секунд не хватит…

Если судьи нарушают тайну совещательной комнаты (Бычков А.)

Дата размещения статьи: 21.09.2016

Принятие судебного решения в совещательной комнате при соблюдении тайны – одна из гарантий реализации принципа независимости судей при осуществлении правосудия и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону. Нарушение этого требования на практике дает повод отменить решение суда.

Требование о соблюдении тайны совещания в первую очередь имеет целью исключить влияние на содержание принимаемого судом решения, что возможно, в частности, в случае несоблюдения запрета на присутствие в помещении, в котором арбитражный суд проводит совещание и принимает судебный акт, лиц, не входящих в состав суда, рассматривающего дело. Несоблюдение этого условия свидетельствует о нарушении тайны совещания судей, даже если дело рассматривается судьей единолично (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.04.2006 по делу N А56-36057/04).
В силу ч. 2 ст. 194 ГПК РФ решение суда принимается в совещательной комнате, где могут находиться только судья, рассматривающий дело, или судьи, входящие в состав суда по делу. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается.
Аналогичная норма содержится и в ч. 4 ст. 167 АПК РФ. В ст. 298 УПК РФ, посвященной вопросам тайны совещания судей, дополнительно предусмотрено следующее. По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора (ч. 2).
Частью 5 ст. 167 АПК РФ, кроме того, предусмотрено, что судьи арбитражного суда не вправе сообщать кому бы то ни было сведения о содержании обсуждения при принятии судебного акта, о позиции отдельных судей, входивших в состав суда, и иным способом раскрывать тайну совещания судей.

Читайте также:
Ходатайство об исключении доказательств в гражданском процессе

Особое мнение судьи не нарушает тайну

В то же время судьи не лишены права в соответствии со ст. 20 АПК РФ изложить свое особое мнение, что не может рассматриваться как нарушение тайны совещания судей.
В соответствии с абз. 3 ч. 2 ст. 20 АПК РФ при изложении особого мнения судья не вправе сообщать кому бы то ни было сведения о содержании обсуждения при принятии судебного акта, о позиции отдельных судей, входивших в состав суда, и иным способом раскрывать тайну совещания судей.
Также не будет считаться нарушением принципа тайны совещания судей общедоступность резолютивной части судебного акта до ее объявления в судебном заседании, учитывая, что размещение в информационной системе судебных актов производится с использованием технических средств (Определение ВС РФ от 18.12.2015 по делу N 306-ЭС15-16036, А65-4255/2013).

Когда нарушение налицо

Нарушением принципа тайны совещания судей будет наличие доступа в помещение, в котором суд проводит совещание и принимает судебный акт, других лиц и общение других лиц с лицами, входящими в состав суда, в момент совещания и принятия судебного решения (Постановление ФАС Уральского округа от 05.09.2012 N Ф09-10495/10).
Нарушение данного принципа можно установить на основе анализа содержания протокола судебного заседания, а в арбитражном процессе – аудиозаписи, если из них следует, что судья для вынесения решения не удалялся в совещательную комнату (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 06.02.2014 по делу N А14-1053/2013) и вынес решение прямо на месте, даже не удалив стороны из зала судебного заседания (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.09.2015 по делу N А56-71283/2014).
Напомним, что в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей, арбитражный суд принимает определение в виде отдельного судебного акта по правилам, установленным для принятия решения (ч. 4 ст. 184 АПК РФ).
При отсутствии совещательной комнаты арбитражный суд для обсуждения и принятия решения остается в помещении, в котором рассматривается дело. На время совещания судей лица, участвующие в деле, и иные лица, присутствующие в заседании суда, удаляются из помещения (абз. 2 п. 42 гл. 9 Регламента арбитражных судов, утв. Постановлением Пленума ВАС РФ от 05.06.1996 N 7 ).
——————————–
При применении документа следует учитывать, что ВАС Российской Федерации упразднен (Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 05.02.2014 N 2-ФКЗ). Регламент арбитражных судов действует до принятия Судебным департаментом при ВС РФ соответствующих решений по организации работы арбитражных судов в РФ и их утверждения Пленумом ВС РФ (ч. 5 ст. 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 N 8-ФКЗ).

Нарушением тайны совещания судей будет ситуация, когда суд не удаляется в совещательную комнату, резолютивную часть решения выносит и оглашает без удаления в совещательную комнату (Обзор кассационной практики за 2009 год по гражданским делам, подготовленный Кировским областным судом). К таким же выводам пришел ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 23.08.2004 N Ф04-5772/2004(А02-3932-20).

Процессуальные последствия

Необходимость обеспечения тайны совещания судей является не декларативной нормой, а имеет важные процессуальные последствия. В силу ч. 4 ст. 330 ГПК РФ и п. 7 ч. 4 ст. 270 АПК РФ данное нарушение является основанием для отмены решения суда независимо от доводов поданной жалобы.
Предусмотренный законом процессуальный порядок вынесения судебных решений включает в себя принятие решения в совещательной комнате в условиях соблюдения ее тайны, а именно в условиях, исключающих возможность получения судьей каких-либо рекомендаций, советов, участие в обсуждении решения лиц, не имеющих отношения к составу суда.
Даже непреднамеренное отклонение от требований тайны совещательной комнаты – разговор по телефону, оставление совещательной комнаты без объявления перерыва для отдыха, общение иным образом с посторонними лицами даже по личным вопросам – может служить основанием для оценки данных фактов как нарушения тайны совещательной комнаты.
Сведения о том, как происходили обсуждение и принятие судебного акта, образуют тайну совещания судей.
В одном деле после исследования всех материалов дела и удаления сторон из зала судебного заседания во время совещания судей в зале было обнаружено работающее записывающее устройство, принадлежащее истцу. Суд взыскал с него 100 000 руб. штрафа за неуважение к арбитражному суду (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.12.2002 N А56-18952/02).
Однако не будет нарушением тайны совещания судей случай, когда суд, удалившись в совещательную комнату для принятия решения, в зале судебного заседания оставит включенный диктофон, поскольку в этом случае решение он принимает в отдельном кабинете без доступа в него посторонних лиц (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.02.2014 по делу N А19-424/2011).
Гражданское процессуальное законодательство не предусматривает оснований, при которых можно, удалившись в совещательную комнату, сделать перерыв и огласить принятое решение на следующий день. Поэтому суду следует после судебных прений и реплик сторон удалиться в совещательную комнату, принять решение по делу и огласить его.
Так, из протокола судебного заседания по одному делу следовало, что судебное разбирательство происходило 15 апреля 2010 г., по окончании которого стороны выступили в прениях, реплик от сторон не последовало. После этого суд удалился в совещательную комнату, объявив, что резолютивная часть решения будет оглашена 16 апреля 2010 г. в 9 ч 00 мин. На следующий день (16 апреля 2010 г.) в 9 ч 00 мин. суд огласил резолютивную часть решения в отсутствие сторон.
Установив данное нарушение, городской суд состоявшееся судебное решение отменил, а дело направил на новое рассмотрение в ином составе судей (Определение Московского городского суда от 29.07.2010 по делу N 33-22605/2010).

Как доказать, что тайна совещания судей нарушена

Доказывать факт нарушения тайны совещания судей заинтересованное лицо вправе любыми допустимыми доказательствами.
Так, в одном деле вышестоящий суд в качестве таковых принял приобщенные к делу письменные заявления истца в адрес председателя Великолукского городского суда и председателя Псковского областного суда, из содержания которых следовало, что решение суда не только не было изготовлено, но и не было оглашено. Оснований не доверять этим данным не имеется, отметил суд, так как истец в силу своего процессуального положения является лицом, заинтересованным в наиболее скором разрешении дела (Определение Псковского областного суда от 11.10.2005 N 33-930).
Первичную информацию о порядке вынесения решения по существу рассмотренного дела можно получить из протокола судебного заседания. На нарушение тайны совещания суда можно указать в замечаниях на протокол (Постановление ФАС Поволжского округа от 21.05.2010 по делу N А57-21099/2009). Однако если из протокола не следует, что резолютивная часть принятого судьей решения по делу была объявлена в тот же день, когда суд его рассмотрел, это свидетельствует о нарушении тайны совещания судей (Определение Московского областного суда от 14.05.2005 по делу N 33-3085).
Также необходимо учитывать, что отсутствие в протоколе судебного заседания сведений об удалении суда в совещательную комнату для принятия решения без доказательств фактического нарушения условий, обеспечивающих тайну совещания судей, само по себе не свидетельствует о нарушении. Такими доказательствами, как было указано выше, являются замечания на протокол судебного заседания, поданные в установленный срок (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 31.03.2015 по делу N А20-1022/2013), заявление на имя председателя суда, рассматривавшего дело, и др.
В одном деле заявитель нарушение тайны совещания судей обосновывал тем, что вход в совещательную комнату судьи возможен как из зала судебного заседания, так и через отдельную дверь, выходящую в общий коридор на этаже суда. Но как указал суд надзорной инстанции, данный довод не может повлечь отмену состоявшихся судебных постановлений, поскольку доказательств того, что решение принималось в условиях, не обеспечивающих тайну совещательной комнаты, к жалобе не приложено, в связи с чем указанный довод голословен, никакими доказательствами не подтвержден (Определение Московского городского суда от 15.03.2011 по делу N 4г/3-1881/11).
Необходимо также учитывать, что незначительный период времени, в течение которого суд находился в совещательной комнате при вынесении решения, не свидетельствует о нарушении тайны совещания судей (Определение Новосибирского областного суда от 26.09.2011 по делу N 22-5004/2011).
Не могут послужить основанием для удовлетворения жалобы такие обстоятельства, которые сами по себе не повлекли и не могли повлечь нарушение тайны совещания судей, а также явно надуманные причины.
Так, в одном деле заявитель в кассационной жалобе ссылался на нарушение принципа тайны совещания судей при вынесении решения. Свои доводы он мотивировал тем, что под дверью зала в Девятом арбитражном апелляционном суде г. Москвы была щель. Видимо, кассатор считал, что наличие этой щели не делает тайны из совещания судей. Однако суд по результатам рассмотрения кассационной жалобы не нашел оснований для отмены вынесенного постановления и отклонил его доводы (Постановление ФАС Московского округа от 23.05.2006 N КА-А40/3142-06).

Читайте также:
Порядок утверждения мирового соглашения в гражданском процессе

Важно! Избегайте надуманных причин.
Аналогичным образом суд отклонит такой надуманный и в буквальном смысле слова притянутый за уши довод о том, что отправление судьей правосудия без мантии и других отличительных знаков является нарушением, влекущим отмену принятого им решения (Постановление Московского городского суда от 02.02.2012 N 4а-3345/11). Участие судьи в процессе без мантии в принципе никак не может повлиять на правильность вынесенного решения по существу спора и не может рассматриваться как существенное нарушение норм процессуального права (Определение Пермского краевого суда от 28.02.2011 по делу N 33-1896).
Помимо этого суд отклонит и ходатайство об отводе судьи, если оно ничем не мотивировано либо обосновано малоубедительными аргументами, например тем, что судья надзорного суда учился у арбитра третейского суда, решение которого стало предметом проверки, и под его руководством защитил диссертацию и получил научную степень, поскольку сам по себе этот факт не подтверждает то, что он будет необъективно рассматривать дело (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 N 11861/10).
В другом же деле, наоборот, при решении вопроса об объективности и беспристрастности судьи нижестоящего суда надзорный суд принял во внимание и учел фотографии со страницы судьи на сайте “Одноклассники”, размещенные самим судьей, где он был запечатлен с истицей по рассмотренному делу. Судья и истица по делу являлись выпускниками одной школы, были зарегистрированы на личных страницах сайта как друзья. С учетом указанного обстоятельства имелись достаточные основания сомневаться в беспристрастности судьи, поэтому принятое им решение по делу было отменено (Постановление Президиума Рязанского областного суда от 22.11.2011 N 44-г-131).

Тайна совещания судей в уголовном процессе

При рассмотрении уголовных дел, удалившись в совещательную комнату, судьи по общему правилу не должны покидать ее до момента провозглашения приговора. Перерыв для отдыха, предусмотренный УПК РФ, судьи при рассмотрении уголовных дел обязаны использовать только по прямому назначению. При удалении в совещательную комнату суд не вправе рассматривать иные дела (Кассационное определение Нижегородского областного суда от 23.10.2010 по делу N 22-6634).
Судья одного гарнизонного военного суда удалился в совещательную комнату для вынесения постановления 3 февраля 2004 г., а возвратился из нее и огласил постановление только лишь. 6 февраля 2004 г. В указанный период он, в соответствии с требованиями ст. 298 УПК РФ, был обязан находиться в совещательной комнате, мог выйти оттуда лишь во время перерыва для отдыха и, следовательно, не вправе был рассматривать другие дела.
Однако помимо постановления, для вынесения которого он удалился в совещательную комнату, им было вынесено еще 17 судебных постановлений по гражданским делам, среди которых было 14 определений об оставлении иска (заявления) без движения, одно определение об отказе в принятии искового производства, одно определение о возврате искового заявления, одно определение об индексации взысканных сумм, причем последнее определение вынесено с рассмотрением вопроса в судебном заседании.
Допущенное судьей нарушение повлекло отмену принятого им решения (п. 4 Обзора судебной практики ВС РФ от 23.06.2005 “Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 год”).
При рассмотрении одного уголовного дела, заслушав последнее слово подсудимого, суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора. Однако в нарушение требований ст. ст. 298, 310 УПК РФ после возвращения суда в зал судебного заседания приговор не был провозглашен. Без постановления какого-либо определенного решения суд снова удалился в совещательную комнату, по выходе из которой было оглашено постановление, которым провозглашение приговора было отложено и в отношении подсудимого была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.
Таким образом, суд, без вынесения какого-либо определенного решения повторно удалялся в совещательную комнату, что не предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Вопросы отложения судебного разбирательства и избрания меры пресечения в отношении подсудимого были разрешены судьей с нарушением тайны совещательной комнаты, без возобновления судебного следствия и участия сторон, что послужило основанием к отмене принятого решения (Определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 14.08.2008 N 22-2404).
После вынесения решения в совещательной комнате по существу рассмотренного дела судья возвращается в зал судебного заседания и объявляет его. Несоблюдение данного правила свидетельствует о нарушении тайны совещания.
Из протокола судебного заседания по одному уголовному делу было видно, что судебное разбирательство закончилось 15 мая 2009 г. последним словом подсудимого, после чего суд удалился в совещательную комнату, объявив, что приговор будет оглашен 18 мая 2009 г. В этот день суд возвратился в зал судебного заседания, но приговор не огласил, постановив, что в связи с неявкой подсудимой провозглашение приговора откладывается на 29 июня 2009 г. Таким образом, приговор, вынесенный 18 мая, был оглашен 29 июня после выхода судьи из отпуска (находился в отпуске с 19 мая по 26 июня 2009 г.), а не из совещательной комнаты, что является грубым процессуальным нарушением, влекущим отмену судебного акта (Обзор Приморского краевого суда и Управления Судебного департамента при ВС РФ в Приморском крае от 31.12.2009 “Обзор кассационной и надзорной практики по уголовным делам Приморского краевого суда за 2009 год”).
Аналогичным образом и в другом деле судья два дня подряд по одному разу удалялся в совещательную комнату для вынесения решения, которое отменили как нарушающее тайну совещания судей (Постановление Президиума Свердловского областного суда от 07.05.2008 по делу N 44-У-182/2008).

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Читайте также:
Заявление об истребовании доказательств в гражданском процессе

Вернуться на предыдущую страницу

Суть тайны совещательной комнаты: возможности ее соблюдения и нарушения

ЕЕ СОБЛЮДЕНИЯ И НАРУШЕНИЯ
В.П. ЗАЙЦЕВ
Зайцев В.П., председатель Череповецкого городского суда.
Споры о тайне совещательной комнаты периодически возникают, и иногда очень остро.
После опубликования Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2003 г., в котором описывалось понятие нарушения тайны совещательной комнаты, у нас в области стали отменяться решения суда как в кассационном порядке, так и в надзорном порядке по основанию нарушения тайны совещательной комнаты.
Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Определении указала, что судьей нарушена тайна совещательной комнаты, и в частности допущено нарушение непрерывности судебного разбирательства (ст. 157 ГПК РФ).
Президиум Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Постановлении указал, что суд удалился в совещательную комнату 16 октября 2003 г., а само решение было оглашено 17 октября 2003 г., следовательно, суд нарушил правила о тайне совещания судей.
Как видим, единого понимания тайны совещательной комнаты нет. И это неудивительно. В теории, мы знаем, понятие тайны совещательной комнаты есть. О нарушении тайны совещательной комнаты говорится и в обзоре. Гражданско-процессуальный кодекс такого понятия не содержит.
Статьи 192, 194 ГПК РФ гласят о том, что суд удаляется в совещательную комнату и решение принимается в совещательной комнате. Пункт 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ предусматривает для кассационной инстанции основание отмены решения суда первой инстанции в случае, если при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей (но никак не о тайне совещательной комнаты). И если исходить из теоретического понимания тайны совещательной комнаты, то, на мой взгляд, необходимо строго следовать требованиям Гражданского процессуального кодекса и учитывать, что они включают в себя:
– во-первых, понятие судебного разбирательства и судебного заседания;
– во-вторых, понятие непрерывности судебного заседания и судебного разбирательства;
– в-третьих, понятие решения суда и, в частности, правил о тайне совещательной комнаты.
Глава 15 ГПК РФ дает нам понятие судебного разбирательства. Судебное разбирательство включает в себя сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел (ст. 154 ГПК), т.е. с момента получения судьей гражданского дела и определения им срока рассмотрения конкретного дела, и заканчивается судебное разбирательство объявлением решения суда (ст. 193 ГПК РФ).
Понятие судебного заседания мы найдем тоже в главе 15 ГПК РФ. Статья 155 ГПК определяет: “. разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании. “. Судебное заседание открывает председательствующий (ст. 160 ГПК РФ). Заканчивается судебное заседание моментом удаления суда в совещательную комнату (ст. 192 ГПК РФ). И таким образом, следует однозначный вывод о том, что понятие судебного разбирательства шире понятия судебного заседания. Судебное разбирательство включает в себя судебное заседание. И если мы посмотрим ч. 3 ст. 157 ГПК РФ, то увидим: “. судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха”. Законодатель определил непрерывность для судебного заседания и прямо запретил суду рассматривать в одном судебном заседании несколько дел сразу. В то же время законодатель не определял непрерывности судебного разбирательства (касающейся решения суда). Напротив, законодатель разрешает отложение разбирательства дела в случаях, указанных в законе (ст. 169 ГПК РФ).
Как показывает практика нашего суда, судьи не допускают нарушений ст. 157 ГПК РФ в части соблюдения непрерывности судебного заседания. А вот с соблюдением непрерывности тайны совещательной комнаты получается парадокс. Суд (судья) провел судебное заседание в соответствии с требованиями процессуального закона – непрерывно, других дел не рассматривал, объявил об окончании судебного заседания, удалился в совещательную комнату для принятия решения. После объявления решения решение вдруг отменяется вследствие нарушения непрерывности судебного разбирательства и, в частности, нарушения тайны совещательной комнаты. Хотя решение суда к судебному заседанию не относится. Понятие решения суда, порядок его принятия и другие вопросы, связанные с решением суда, регламентированы главой 16 ГПК РФ. Данная глава не содержит понятия непрерывности принятия решения суда. Статья 194 ГПК РФ предусматривает лишь некоторые правила для суда, принимающего решение в совещательной комнате. Эти правила невелики: в совещательной комнате должен находиться только судья, рассматривающий дело, присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается. Каких-либо других требований в отношении суда (судьи), принимающего решение суда, гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено. И поскольку законодатель не предусмотрел иных запретительных мер при принятии решения суда и нахождении суда в совещательной комнате, то почему судья не может взять себе время для отдыха?
Обратимся к той же ст. 157 ГПК РФ. Законодатель, понимая, что судебное заседание может проводиться довольно долго, предусмотрел время на отдых, т.е. разрешил судье прерывать судебное заседание. Для принятия решения суда тоже иногда требуется длительное время. И резолютивную часть не всегда сразу может объявить судья.
Безусловно, в ГПК РФ есть и ст. 199. Если мы ее внимательно посмотрим и почитаем, то увидим, что она несет в себе как бы две части: первая имеет обязательный характер, вторая – факультативный, дополнительный. Решение должно приниматься немедленно после разбирательства дела, да, спора нет. А вот отложение составления мотивированного решения на срок не более пяти суток – это право судьи, а не обязанность. И в данном случае законодатель предусмотрел одну обязанность суда (судьи) – в случае взятия времени на составление мотивированного решения обязательное оглашение резолютивной части решения в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Разбирательство дела заканчивается объявлением решения суда (ст. 193 ГПК РФ).
Законодатель, предусмотрев указанные ограничения, на мой взгляд, преследовал одну цель: запретить судье, удалившемуся в совещательную комнату, заниматься решением посторонних вопросов, рассмотрением других дел. Судья должен сосредоточиться на принятии решения суда или его резолютивной части.
Удаляясь в совещательную комнату для принятия решения суда, судья не всегда сразу готов написать и объявить резолютивную часть решения. Судье иногда необходимо определенное время на анализ собранных и исследованных в судебном заседании доказательств. Судебные заседания иногда заканчиваются далеко за пределами рабочего времени. Нет никакой необходимости заставлять участников процесса ждать объявления резолютивной части, а судье – поспешно ее выносить. Этого, на мой взгляд, не требует и гражданско-процессуальное законодательство. Судья, удалившийся в совещательную комнату, должен принять все меры к принятию законного, обоснованного решения, исключить любое влияние на него при принятии решения суда. И если он ночное время берет для сна – это не противоречит закону, не нарушает правил о тайне совещания судей.
Объявление решения суда утром следующего дня никоим образом не нарушает статьи 157 и 199 ГПК РФ. Объявление решения суда происходит после проведения судебного заседания (время отдыха исключается, как это и предусмотрено ст. 157, ч. 3, ГПК РФ), в котором закончилось разбирательство дела. В ночное время судья разбирательством дела не занимается.
Решение суда – это отдельная самостоятельная стадия процесса, и она не входит в стадию судебного разбирательства. Поэтому нет смысла говорить о нарушении непрерывности судебного разбирательства.
Редакция статьи 199 ГПК РФ, думается, изложена не очень удачно. Трактовка практиками тайны совещания судей в свете ст. 199 ГПК РФ еще более неудачна. Тайна совещания судей четко изложена в ст. 298 УПК РФ. Часть 2 данной статьи гласит: “По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты”. Интересная ситуация складывается: судья, рассматривающий уголовное дело, удалившийся в совещательную комнату для постановления приговора, может взять время на сон, он же, рассматривающий гражданское дело, удалившийся в ту же совещательную комнату, этим правом воспользоваться не может.
Утверждение о том, что Гражданский процессуальный кодекс не предусматривает перерывы на отдых, неубедительно: как я уже выше указывал, Кодекс этого не запрещает, а что не запрещено законом, то разрешено. Хотелось бы услышать мнение своих коллег по этому вопросу.
Арбитражный и гражданский процесс, 2005, N 7

Читайте также:
Какой предельный возраСтатья пребывания на гражданской службе

Раздел имущества в гражданском браке 2021

  • Гражданский брак и раздел имущества
  • Как разделить имущество нажитое в гражданском браке
  • Какой иск подавать для раздела имущества, нажитого в гражданском браке
  • Как правильно оформлять имущество в гражданском браке

Развод и раздел совместно нажитого имущества. Пути обратно нет, все мосты сожжены.

К сожалению к такому решению приходят десятки и сотни тысяч супружеских пар ежегодно.

Статистика разводов в нашей стране неутешительна, количество разводов стремится вверх с каждым годом, а в отдельно взятых регионах их количество просто шокирует.

Супруги, не нажившие в браке ни детей, ни имущества, могут спокойно оформить разрыв отношений в ЗАГСе.

Но большинство разводящихся пар все же наживают в браке и то и другое, вследствие чего между супругами зачастую возникают семейные споры, как имущественные, так и неимущественные, например, о детях (здесь можно подробно узнать об определении порядка общения с ребенком).

К имущественным спорам супругов относятся споры о распределении между ними совместно нажитого имущества.

Закон относит к совместному имуществу супругов как любое движимое и недвижимое имущество, так и доходы каждого из супругов, их общие ценности, и даже доходы от использования результата интеллектуальной деятельности (не путать с авторскими правами, само авторство является личным правом супруга), то есть всё, кроме вещей индивидуального пользования и имущества, полученного в дар, по наследству, или в порядке приватизации одним из супругов.

Более подробнее о личном и совместном имуществе супругов можно узнать прочитав нашу статью совместное имущество супругов.

Но, как известно, разделу между супругами подлежит лишь то имущество, которое супруги приобрели в период брака, т.е. после официального бракосочетания в органе ЗАГС.

Гражданский брак и раздел имущества

Возникает главный вопрос — как делится имущество, если мужчина и женщина приобрели его вместе, за счет вложения личных средств каждого в период гражданского брака. И вообще, можно ли разделить имущество, нажитое в гражданском браке.

Действительно, многие пары годами сожительствуют без оформления отношений в ЗАГСе, и в период этого самого «гражданского брака» люди также наживают квартиры, машины и иное имущество, в приобретение которого вкладываются деньги обоих партнеров.

Очень часто имущество (как движимое, так и недвижимое) оформляется на одного из сожителей по согласованию между ними. Хотя при рациональном и разумном подходе имущество необходимо распределять между такими партнерами в долях соразмерно вложенному каждым, то есть, по справедливости.

Что такое «Гражданский брак» по семейному кодексу?

Примечательно, что термин «гражданский брак» бытует в обиходе многих людей, при этом большинство людей машинально приравнивают такие отношения к официальному браку, ошибочно полагая, что если имели место фактические брачные отношения, в период которых люди обзаводились детьми и имуществом, вели общее хозяйство, объединяли свои бюджеты, то и расценивать эти отношения можно как некий брачный союз с применением к нему норм семейного законодательства.

Однако, как уже было отмечено, это весьма распространенное, но ошибочное мнение.

Давайте сразу уточним: Действующее семейное законодательство России не содержит таких понятий и терминов, как гражданский брак, фактический брак, фактические брачные отношения, фактическое сожительство и т.п., что, однако, не исключает возможности использовании подобной терминологии в судебных актах, а также в других источниках, в частности, речь идет о термине фактические брачные отношения.

Именуемый в народе гражданский брак — это не что иное, как не оформленные официально (в органах ЗАГС) отношения мужчины и женщины по совместному проживанию, – то есть сожительство. Подобная форма взаимоотношений не порождает у сожителей супружеских прав и обязанностей применительно к семейному законодательству.

Семейное законодательство Российской Федерации признает только брак, заключенный в органах записи гражданского состояния (ч. 2 ст. 1 Семейного кодекса РФ), из чего также вытекает логичное содержание ч. 2 ст. 10 Семейного кодекса РФ о том, что непосредственно права и обязанности супругов возникают только с момента государственной регистрации брака.

Следовательно, установление фактических брачных отношений без их государственной регистрации невозможно, как и возникновение у сожителей, не зарегистрировавших брак в установленном порядке, прав и обязанностей супругов.

Любые попытки сожителей доказать в суде наличие фактических брачных отношений лишены смысла, поскольку, само по себе установление факта совместного проживания лиц, не состоящих в браке, не будет свидетельствовать о том, что у сожителей возникла (сформировалась) общая собственность.

Иными словами, факт совместного проживания в данном случае не будет иметь юридического и правового значения для разрешения возникшего между сожителями имущественного спора.

Вывод: Нельзя приравнивать сожительство без регистрации брака к браку, заключенному в установленном законом порядке. Разумеется, при таких обстоятельствах о применении к правоотношениям сожителей норм семейного законодательства не может быть и речи.

Таким образом, что мы имеем?

Делится ли имущество нажитое в гражданском браке?

Имущество, приобретенное так называемыми «гражданскими супругами» в период их фактического сожительства без регистрации брака в ЗАГСе, не подлежит разделу между ними согласно норм Семейного кодекса РФ.

За кем из гражданских «супругов» зарегистрировано право собственности на соответствующее имущество или часть имущества, тот и является собственником. Как мы уже говорили, режим общего имущества супругов на лиц, проживающих гражданским браком, не распространяется.

Но это не значит, что нельзя защитить свои имущественные права.

Как разделить имущество нажитое в гражданском браке

Мы уже выяснили, что такого понятия, как раздел имущества нажитого в гражданском браке, законодательство Российской Федерации не содержит.

Любые имущественные правоотношения фактических сожителей, а также имущественные споры между ними, в том числе в случае распада таких отношений, регулируются и подлежат разрешению исключительно в рамках норм Гражданского кодекса РФ, но ни в коем случае не по семейному законодательству.

Аналогичным будет правовое регулирование правоотношений бывших супругов, продолживших фактическое сожительство после официального расторжения брака, то есть когда уже бывшие супруги продолжают проживать совместно и ведут общее хозяйство. Отношения экс-супругов также не регулируются нормами Семейного кодекса РФ, а приобретенное ими в такой период имущество также не будет считаться их совместным имуществом. Любые имущественные споры между супругами после расторжения их брака в ЗАГСе будут подлежать разрешению согласно общим нормам гражданского законодательства РФ.

Читайте также:
Восстановление срока исковой давности по гражданским делам

Лица, проживающие совместно без регистрации брака, не будут наследовать друг после друга.

Какой иск подавать для раздела имущества, нажитого в гражданском браке

Защита нарушенного права в рассматриваемом случае будет осуществляться путем подачи в суд иска о признании права собственности на долю в праве собственности на имущество по правовому основанию соответствующей нормы Гражданского кодекса РФ, а не иска о разделе совместно нажитого имущества супругов в порядке главы 7 Семейного кодекса РФ.

Важное значение в таком деле будет иметь предмет доказывания.

Суды, как правило, исходят из того, что истец должен доказать наличие ряда обстоятельств, которые будут значимы для разрешения спора.

Исходя из сложившейся практики судов, доказыванию в таких делах, помимо совместного проживания, ведения общего хозяйства и совместного пользования имуществом, подлежат следующие, юридически значимые обстоятельства:

  • Наличие между сторонами договоренности о создании общей собственности на приобретаемое движимое и/или недвижимое имущество.
  • Вложение истцом своих личных средств в приобретение спорного имущества.

Только в случае доказанности указанных обстоятельств у суда возникнут основания для отнесения соответствующего имущества к общей долевой собственности сожителей.

Что касается доказывания внесения личных средств, то принципиально важным здесь является наличие письменных доказательств (расписки, соглашения, квитанции, чеки и др.). Хотя круг доказательств в таком деле не ограничен законом, и это могут быть как письменные доказательства, так и свидетельские показания, однако одних свидетельских показаний при полном отсутствии иных письменных источников доказывания, будет недостаточно, поскольку передача денежных средств одними свидетельскими показаниями не подтверждается. Это прямо вытекает из содержания части 1 статьи 162 Гражданского кодекса РФ: «Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства».

Таким образом, если приобретение имущества и внесение в покупку личных средств обоих сторон не сопровождалось оформлением соответствующих документов (например, письменных расписок о передаче денежных средств, квитанций, чеков и иных документов, подтверждающих оплату имущества), доказать данный факт будет проблематично.

Тем не менее, несмотря на то, что эта задача не из простых, опускать руки не стоит. Судебная практика по таким делам весьма неординарна, каждый случай носит индивидуальный характер, везде есть свои нюансы. Исход дела напрямую связан с правильным определением предмета и оснований исковых требований и грамотно подобранной доказательственной базой.

Также, защита нарушенного права истца в рассматриваемых случаях может быть осуществлена путем подачи иска о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения. Разумеется, такой иск может быть удовлетворен судом при представлении необходимых доказательств неосновательного обогащения.

На имущественные споры распространяется общий трехгодичный срок исковой давности

При возникновении имущественного спора относительно имущества, нажитого в гражданском браке, обращение к профессиональному юристу безусловно преумножит ваши шансы в суде.
Юристы и адвокаты юридического центра «ПетроЮрист» имеют богатый опыт ведения дел по имущественным спорам разного характера, в том числе между гражданскими «супругами».

Как правильно оформлять совместно нажитое имущество в гражданском браке

Безусловно, официальное оформление отношений между мужчиной и женщиной исключает проблемы, связанные с доказыванием совместного приобретения имущества.

Супруги, состоящие в официальном браке, могут не оформлять имущество в долевую собственность, поскольку в силу статьи 34 Семейного кодекса РФ владеют им совместно, это и есть законный режим имущества супругов, то есть режим их совместной собственности.

В тоже время на имущество, приобретаемое сожителями, распространяется режим раздельной собственности.

Во избежание проблем с разделом имущества при фактическом сожительстве без официального оформления брака, вопрос распределения имущества сожителям нужно решать «на берегу», то есть перед приобретением. И это самое разумное, с чего следует начать.

Соответственно, право собственности на имущество, приобретённое за счет личных средств обоих сожителей, необходимо оформлять в долях за каждым пропорционально вложенному. Только в этом случае будут исключены любые имущественные споры между сожителями в будущем, и при распаде отношений каждый останется со своей долей имущества.

Разумеется, если деньги в жилье, автомобиль и другие приобретения вкладывает только один из партнеров-сожителей, будет вполне логичным, что и имущественные права на такие объекты будут оформляться только на его имя.

Если же оба партнера вкладывают свои денежные средства (а в случае сожительства это именно личные средства каждого), то и оформление имущественных прав должно быть осуществлено с учетом интересов обоих.

Обратите внимание: Долевая собственность сожителей на совместно приобретаемое имущество должна быть оформлена в установленном законом порядке. Не стоит полагаться на честное слово одного из партнеров при оформлении всего имущества на его имя. Ведь при разрыве отношений все обещания и договоренности теряют всякую силу, а имущественные интересы оказываются во главе всего.

К примеру, договор купли-продажи квартиры должен заключаться одновременно с двумя покупателями, несмотря на то, то что предметом договора будет являться одна квартира. То есть оба сожителя должны в нем фигурировать в качестве покупателей, а сам договор купли-продажи должен содержать сведения о размерах долей в праве собственности, переходящих к каждому из покупателей.

Таким образом квартира (как и любое другое имущество) перейдет в долевую собственность сожителей, а их доли будут определены в зависимости от вклада каждого из них. При равном вложении средств в приобретение имущества доли сожителей будут равными.

Личная консультация с юристом непосредственно по вашей ситуации поможет вам определить перспективы вашего дела в суде исходя из имеющихся обстоятельств.

2 комментариев

Добрый день. Мы с мужем прожили 10 лет в гражданском браке. За это время приобрели много имущества на общие соедства. Все имущество он записывал на себя. 2 месяца назад его не стало. Есть много 5 детей от разных браков. Плюс у нас 2 несовершеннолетних сына.

Здравствуйте, Алена! Если брак не был зарегистрирован в органах ЗАГС, то Вы не вправе наследовать после смерти «гражданского мужа», но все его дети являются наследниками первой очереди и наследуют наравне с другими наследниками первой очереди, если таковые имеются.

Добавить комментарий Отменить ответ

для бесплатной консультации
с профильным юристом

  • Жилищные споры
  • Защита прав потребителей
  • Защита прав дольщиков
  • Наследственные споры
  • Семейные споры
  • Трудовые споры
  • Договорные правоотношения
  • Страховые споры

Последние статьи

  • Поворот исполнения судебного приказа 2021
  • Платная консультация юриста (адвоката) в Санкт-Петербурге
  • Отмена судебного приказа: ГПК РФ, КАС РФ, АПК РФ 2021
  • Обязан ли дольщик доплачивать за увеличение площади квартиры по ДДУ 2021
  • Судебный приказ 2021

Консультация юриста
+7(812)989-47-47 Санкт-Петербург

Юридический центр «ПетроЮрист»

Бесплатная консультация юриста только по предварительной записи.

Адрес: Санкт-Петербург, Литейный проспект, дом 12, Деловой центр “Меридиан”, офис № 23 (2 этаж)

© 2016-2020. Онлайн проект zvonok-yuristu.ru. Все права защищены. Предложения, указанные на сайте, не являются публичной офертой.

Любое копирование текстовых материалов сайта запрещено вне зависимости от целей использования.

Раздел имущества при сожительстве: нюансы и позиции судов

Семейное законодательство в современном мире становится все более востребованным. К сожалению, чаще всего с целью разделения имущества, изучения положений об алиментах и тд. Однако нередко встречается категория дел (причем все чаще уже на стадии судебного разбирательства), когда спор происходит между так называемыми сожителями. Данный вид союза формально не оформлен и в общем-то государством юридически не признается. Субъекты данного правоотношения, разумеется, не могут рассчитывать на аналогичный браку правовой режим. Например, они не вправе отказываться от показаний против друг друга, получать доступ в отделение реанимации, наследовать по закону и тд.

Читайте также:
Регрессный иск в гражданском процессе

Актуальным видится рассмотрение вопроса о разделе имущества сожителей. Ведь нередки ситуации достаточно продолжительного совместного проживания, при котором есть, например, общий автомобиль, денежные средства или даже жилье. Для изучения этой тематики обратимся к судебной практике и попытаемся дать определенную оценку.

Рассмотрим Решение Гурьевского районного суда Калининградской области от 23 января 2019 г. По делу № 2-1583/2018, где гражданка Литвинова обратилась с иском к гражданину Корелову, указывая, что в период с декабря 2010 года по июль 2018 года она с ответчиком состояла в незарегистрированном браке, проживая с ним «одной семьей». Они вели совместное хозяйство, воспитывали общих детей. В период совместного проживания частично за ее личные, а частично за заемные денежные средства истицей был приобретен земельный участок, право собственности на который зарегистрировано договора за ответчиком при том, что на момент приобретения земельного участка тот не обладал необходимыми для покупки денежными средствами. По приведенным доводам со ссылкой на положения статьи Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли”>252 ГК РФ истица просила суд признать отношения между ней и ответчиком в не зарегистрированного брака фактическими брачными, а также признать земельный участок долевой собственностью истца и ответчика; выделить в собственность истицы в натуре долю в праве собственности на указанный земельный участок.

Суд полностью отказал в удовлетворении исковых требований Литвиновой, обосновывая это следующим:

А) Ныне действующий Семейный кодекс РФ не использует термина «фактический брак». Как разъяснено Конституционным Судом РФ в определении от 17.05.1995 года №26-О, правовое регулирование брачных отношений в Российской Федерации осуществляется только государством. В настоящее время закон не признает незарегистрированный брак и не считает браком сожительство мужчины и женщины. Оно не порождает правовых последствий и поэтому не устанавливается судами в качестве факта, имеющего юридическое значение. Исключение сделано лишь для лиц, вступивших в фактические брачные отношения до 8 июля 1944 года, поскольку действовавшие в то время законы признавали равноправными два вида брака – зарегистрированный в органах ЗАГС и фактический брак.

Б) В соответствии с п.2 ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 14. Приобретение права собственности > Статья 218. Основания приобретения права собственности”>218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

При таких обстоятельствах бремя доказывания наличия достигнутой с ответчиком, указанным в договоре в качестве покупателя, договоренности о совместном приобретении спорного участка и вложения в этих целях собственных средств на его приобретение, лежит на истице.

Разрешая требования иска в указанной части, суд исходит из того обстоятельства, что ни в договоре, по которому органом местного самоуправления в единоличную собственность Корелова С.Н. передан спорный земельный участок, ни в предшествовавших его заключению соглашениях об уступке прав и обязанностей к договору аренды земельного участка истица Литвинова С.Г. в качестве приобретателя соответствующего права не поименована.

Доказательств наличия достигнутой с ответчиком договоренности о совместном приобретении земельного участка, удовлетворяющих критериям относимости, достоверности, допустимости, вопреки требованию ч.1 ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 56. Обязанность доказывания”>56 ГПК РФ, истицей суду не представлено.

Отсюда мы можем сделать вывод о непридании судом юридического значения сожительству как в имущественном споре, так и в части признания совместного проживания «фактическим браком». Более того – данное понятие в принципе не знакомо современному российскому законодательству, поэтому сложно использовать это в качестве некого доказательства легитимности своих притязаний на имущество.

Рассмотрим еще один вариант обоснования исковых требований. Нередко бывшие сожители предпринимают попытки взыскать ту или иную сумму через неосновательное обогащение. Например, изучим Определение ВС РФ от 16 июня 2020 г. по делу №2-2159/2019 по кассационной жалобе Максютова Сергея Геннадьевича на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 29 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 августа 2019 г.

Максютов С.Г. обратился в суд с иском к Леоновой Н.Н. о взыскании неосновательного обогащения в размере 6 000 000 руб., сославшись на то, что в период сожительства с ответчиком по договору купли-продажи от 21 февраля 2013 г. приобретён земельный участок. Ситуация достаточно стандартная – истец утверждал о том, что из его личных средств потрачено 9 400 000 рублей, из которых 6 000 000 подтверждено документарно. Суд и вправду признал «взнос» в размере 6 000 000 рублей со стороны истца, но его требования все же оставил без удовлетворения.

Обоснование коллегии ВС РФ по гражданским делам: договор купли-продажи заключался от имени Леоновой, на нее оформлен и сам земельный участок. В свою очередь, чтобы квалифицировать отношения как возникшие из неосновательного обогащения, они должны обладать признаками, определёнными статьёй 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации. По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика – обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества или наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату.

Верховный суд согласился с первой и апелляционной инстанциями, утверждая, что Максютов С.Г. нёс расходы на строительство и обустройство дома на земельном участке Леоновой Н.Н. в силу личных отношений сторон в период их совместного проживания, в отсутствие каких-либо обязательств перед ответчиком, добровольно, безвозмездно и без встречного предоставления (т.е в дар), в связи с чем суд пришел к выводу о том, что в силу пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации потраченные таким образом денежные средства истца не подлежат взысканию с Леоновой Н.Н. в качестве неосновательного обогащения. Это можно считать даром и в отдельным случаях при определенной интерпретации благотворительностью.

Именно в таком контексте ВС РФ вынес и обосновал свое Определение по данному делу. Действительно, признаков неосновательного обогащения тут нет. С этической и некой человеческой точки зрения здесь можно спорить бесконечно, давая данной мотивировке ту или иную оценку, однако мы рассматриваем именно юридическую составляющую.

Подводя итог, можно смело утверждать, что права сожителей, не оформивших официальный брак, не так охраняемы и, что уж тут говорить, не так оберегаемы государством. Однако, конечно, каждую ситуацию следует рассматривать в отдельности, учитывая все обстоятельства, доказательственную и иную юридическую базу. Если тема вызовет у читателей интерес, обязательно ее продолжим.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: