Займ между физическими лицами: судебная практика

Займ между физическими лицами: судебная практика

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июля 2018 г. N 46-КГ18-20 Суд направил дело о взыскании долга по договору займа на новое апелляционное рассмотрение, поскольку суды не учли, что при подписании сторонами письменного договора займа, содержащего условие о получении денежных средств заёмщиком, обязанность по доказыванию безденежности займа возлагается на последнего

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселёва А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Махортова Павла Ивановича к Санкову Юрию Александровичу о взыскании долга по договору займа, по встречному иску Санкова Юрия Александровича к Махортову Павлу Ивановичу о признании договора займа притворной сделкой

по кассационной жалобе Махортова Павла Ивановича на решение Советского районного суда г. Самары от 25 мая 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителей Махортова П.И. – Самигуллина Д.Д. и Лесниченко А.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Махортов П.И. обратился в суд с иском к Санкову Ю.А. о взыскании долга по договору займа в размере 1 001 713,81 руб., процентов за пользование денежными средствами в размере 108 958,40 руб. и пени в размере 139 071 руб., указав, что по договору займа от 23 марта 2016 г. он передал ответчику 1 090 236 руб., которые последний обязался возвратить с уплатой процентов за пользование денежными средствами до 21 апреля 2019 г. ежемесячными платежами по графику. До 21 августа 2016 г. ответчик производил выплаты в погашение долга, после чего перестал уплачивать ежемесячные платежи и проценты за пользование займом.

Санков Ю.А. предъявил встречный иск к Махортову П.И. о признании договора займа притворной сделкой, ссылаясь на то, что денежные средства в долг ему не передавались, а договор прикрывает денежное обязательство ООО “Комплект Сервис”, директором которого он является.

Решением Советского районного суда г. Самары от 25 мая 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2017 г., в удовлетворении исковых требований Махортова П.И. и встречных исковых требований Санкова Ю.А. отказано.

В кассационной жалобе Махортова П.И. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 13 июня 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 23 марта 2016 г. между Махортовым П.И. (займодавец) и Санковым Ю.А. (заемщик) подписан договор займа, по условиям которого истец передал ответчику денежные средства в размере 1 090 236 руб., а ответчик обязался вернуть указанную сумму займа в установленный договором срок и уплатить проценты за пользование денежными средствами в размере, сроки и на условиях договора и графика платежей (пункт 1.1 договора).

Пунктом 2.1 данного договора предусмотрено, что заем предоставляется путем передачи денежных средств, а подписание договора со стороны заемщика свидетельствует о том, что денежные средства переданы заимодавцем в полном объеме в момент подписания договора, претензий по переданным денежным средствам стороны не имеют. Договор имеет силу акта приема-передачи (расписки) денежных средств.

Дата возврата займа – 21 апреля 2019 г. (пункт 2.2 договора).

Согласно заключению судебной почерковедческой экспертизы от 27 апреля 2017 г. N 011-2017, проведенной ООО ЮБ “СЭЛ”, подписи от имени заемщика Санкова Ю.А. в договоре займа от 23 марта 2016 г. выполнены самим Санковым Ю.А.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Махортова П.И., суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами отсутствуют заёмные обязательства, поскольку Махортов П.И. не доказал факт передачи им Санкову Ю.А. денежных средств по договору займа от 23 марта 2016 г., а также наличие у него соответствующей денежной суммы для её передачи в долг ответчику.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные постановления приняты с нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Согласно статье 433 (пункты 1 и 2) Гражданского кодекса Российской Федерации договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (статья 224 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Относительно формы договора займа пунктом 1 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношения) установлено, что договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

Читайте также:
Судебная практика по страховым спорам ОСАГО

Таким образом, для договора займа между гражданами, сумма по которому превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, законом предусмотрена письменная форма договора.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 162 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Из содержания указанных выше правовых норм в их взаимосвязи следует, что в подтверждение факта заключения договора займа может быть представлен любой документ, удостоверяющий факт передачи заемщику заимодавцем определенной суммы денежных средств. При этом закон не содержит требования по оформлению отдельного письменного документа, подтверждающего факт передачи денег по договору займа.

Как усматривается из подписанного сторонами договора от 23 марта 2016 г., заем предоставлен путем передачи Махортовым П.И. денежных средств Санкову Ю.А., при этом в тексте договора указано, что сам факт подписания договора со стороны заемщика свидетельствует о том, что денежные средства переданы заимодавцем в полном объеме в момент подписания договора, претензий по переданным денежным средствам стороны не имеют, договор имеет силу акта приема-передачи (расписки) денежных средств (пункт 2.1 договора займа).

В силу статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (часть 1). Если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон (часть 2).

Исходя из изложенного выше при рассмотрении настоящего дела суду в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применяя правила толкования договора, предусмотренные статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, надлежало дать оценку условию договора о том, что подписанный сторонами договор имеет силу акта приема-передачи денежных средств и что его подписание заёмщиком подтверждает факт получения им от заимодавца указанной в договоре суммы денежных средств.

Однако данные требования закона судом первой инстанции не выполнены.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом неправильно распределена обязанность доказывания.

Из статьи 812 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности от заимодавца им не получены или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре (пункт 1).

Если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя (пункт 2).

Согласно разъяснениям, изложенным в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, N 3 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2015 г., в случае спора, вытекающего из заёмных правоотношений, на кредиторе лежит обязанность доказать факт передачи должнику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения, регулируемые главой 42 Гражданского кодекса Российской Федерации, а на заемщике – факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа либо безденежность займа.

Таким образом, закон не возлагает на займодавца обязанность доказать наличие у него денежных средств, переданных заемщику по договору займа.

Кроме того, из содержания указанных выше правовых норм и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следует, что при подписании сторонами письменного договора займа, содержащего условие о получении денежных средств заёмщиком, обязанность по доказыванию безденежности займа возлагается на последнего, что не было учтено судом при рассмотрении настоящего дела.

Из-за допущенных судом первой инстанции ошибок в применении норм материального и процессуального права постановленное судебное решение нельзя признать отвечающим требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

Исходя из вышеизложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”).

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2017 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Читайте также:
Отключение канализации: судебная практика

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Асташов С.В.
Судьи Марьин А.Н.
Киселёв А.П.

Обзор документа

В споре о взыскании долга по договору займа между гражданами Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала следующее.

Подтвердить заключение договора займа может любой документ, удостоверяющий передачу заемщику определенной суммы. При этом закон не требует оформлять отдельный письменный документ, подтверждающий передачу денег.

В данном случае в самом договоре есть условие о том, что его подписание заемщиком подтверждает получения им от заимодавца указанной суммы. Таким образом, подписанный сторонами договор имеет силу акта приема-передачи (расписки) денежных средств.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС напомнил о значении расписки в договоре займа

Заемщик составил расписки, в которых обещал вернуть кредитору долги, но так этого и не сделал. Займодавец подал на него в суд. Первая инстанция требование удовлетворила. А вот вторая решение отменила, поскольку расписка, по мнению апелляции, не доказывает договор займа между сторонами. Кредитор пожаловался в Верховный суд, который отменил апелляционное определение. ВС рассказал, какие ошибки допустил суд и на что стоит обращать внимание в подобных спорах.

С 2016 по 2018 годы Иван Крупский* написал Валентину Полонскому* несколько расписок, что “обязуется вернуть” деньги и проценты в общей сумме 8,7 млн. руб. Но ничего не выплатил. Полонский обратился в суд, чтобы взыскать с должника 8,7 млн. руб. основного долга и 1,6 млн. руб. в качестве процентов за просрочку.

Петрозаводский городской суд Республики Карелия удовлетворил требования кредитора в 2019 году (дело№ 2-217/2019). Суд первой инстанции исходил из того, что расписки, которые Крупский выдал Полонскому, подтверждают договор займа.

Ответчик не согласился с позицией суда и решил обжаловать решение. По словам Крупского, с 2013 по 2018 годы он со своей женой и Полонским занимались бизнесом на рынке продажи недвижимости. Спорные расписки только фиксировали объем финансовых обязательств по ходу предпринимательской деятельности на конкретную дату. Документы не подтверждали факт передачи денег, как и заключение между сторонами договоров займа, настаивал Крупский.

Верховный суд Республики Карелия (№ 33-1989/2019) отменил решение Петрозаводского суда и встал на сторону Крупского. Апелляция пришла к выводу о том, что должник обязан выплатить кредитору деньги, но нет подтверждений, что Крупский получал их Полонского. Также нет оснований предполагать, что 8,7 млн. руб. были именно займом.

Полонский обжаловал решение второй инстанции в Верховном суде. Мужчина полагал, что из буквального толкования слов и выражений расписки следует, что Крупский принял на себя обязательства по возврату денег в конкретный срок. Поскольку слово «вернуть» означает: отдать обратно что-либо взятое, получить обратно.

ВС посчитал аргументы истца убедительными, отменил апелляционное определение и передал дело на новое рассмотрение (определение № 75-КГ 19-9 от 3 марта 2020 года).

Формулировки и последствия

ВС обратил внимание, что должник в расписке использовал формулировку “обязуюсь вернуть”. Это недвусмысленно говорит, что он деньги взял. “Апелляция не сопоставила условие о возврате денег с условием об уплате процентов и смыслом самих сделок”, – отметила кассационная инстанция. По мнению суда, все это характерно для договора займа. Кроме того, ВС отметил нарушение ст. 431 ГК. Эта норма предписывает судам принимать во внимание буквальное значение слов и выражений договора. Но нижестоящие инстанции проигнорировали это положение закона.

Верховный суд сослался на ст. 196 ГПК и напомнил, что суды сами должны устанавливать, какие правоотношения складывались между сторонами и какой закон стоит применять. Апелляция не встала на сторону Полонского, в частности, поскольку тот не предоставил доказательств наличия договора займа. Но суд обязан был определить, какие правоотношения сложились между лицами и каковы основания их возникновения.

“Апелляция не дала правовой квалификации фактическим правоотношениям сторон и не дал оценку оценку обстоятельствам дела”, – говорит Марина Костина, адвокат юргруппы Яковлев и Партнеры. Эксперты отмечают, что зачастую проблемы в суде возникают из-за неясности содержания расписки. “Но в этом деле сложно согласиться с выводом суда апелляционной инстанции о том, что документы не подтверждают факт передачи денег и договора займа”, – говорит Марина Филиппова, юрист Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС.

“Мораль” дела в том, что надо грамотно оформлять взаимные права и обязанности. Тогда спорные ситуации будут возникать реже, а если и будут – судам не придется домысливать за стороны, что те имели в виду”, – резюмирует Сергей Водолагин, управляющий партнер юридической фирмы Вестсайд.

ВС разъяснил, чем доказать заем

В августе 2013 года Андрей Белов* одолжил Алексею Васильеву* 32 млн руб. Заемщик обязался вернуть всю сумму не позднее 1 августа 2016-го. Стороны подписали письменный договор, составили график возврата средств, Васильев выдал расписку о получении денег. Долг кредитору заемщик так и не вернул. Тогда Белов решил добиться возврата средств в судебном порядке. Он потребовал взыскать с Васильева 94,3 млн руб., включая основной долг и пени.

Но три инстанции истцу отказали. Если деньги в долг дает гражданин, то договор займа считается заключенным с момента передачи средств, сослалась первая инстанция на абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК («Договор займа»). Чтобы понять, был ли договор, нужно установить, передал ли заимодавец деньги. Сделать он это мог, только если обладал необходимой суммой, подчеркнул Промышленный районный суд Самары и потребовал от Белова доказать наличие у него 32 млн руб. на момент заключения договора. Поскольку заявитель так не сделал, первая инстанция признала заключение договора недоказанным и отказалась взыскивать по нему долг. При этом суд указал, что копии договора и расписки не могут подтверждать фактическую передачу денег, поскольку не подтверждено само наличие средств у заимодавца. Самарский областной суд и Шестой кассационный СОЮ выводы райсуда поддержали (дело № 88-11833/2020).

Читайте также:
Обращение в верховный суд за разъяснениями

Белов не согласился с актами трех инстанций и подал жалобу в Верховный суд. Он настаивал, что закон не обязывает заимодавца доказывать наличие у него денег, а нижестоящим судам следовало оценить представленную расписку, которую собственноручно подписал Васильев.

«Заимодавец не обязан»: позиция ВС

На заседание в ВС, которое состоялось 1 декабря, пришел только представитель Белова – адвокат Иван Овчинников. От ответчика на процесс никто не явился. Поскольку сам Васильев был надлежащим образом извещен о предстоящем разбирательстве, тройка судей под председательством Сергея Асташова решила рассмотреть дело в его отсутствие.

Овчинников обратил внимание судей, что его доверитель, хотя не обязан был, но все же отчасти доказал свою обеспеченность на момент подписания договора. Белов предоставил суду расписку о возврате денег от предыдущего заемщика, декларации, договор купли-продажи участка. Все эти документы подтверждают, что у заимодавца была крупная сумма денег, пояснил адвокат.

– По вашему мнению, почему у судов возник вопрос о наличии такой суммы у Белова? – спросила у представителя судья-докладчик Елена Гетман.

– Возможно, суд предполагал, что имеют место какие-то незаконные манипуляции, но здесь их нет. Моего доверителя обманули. Он сейчас остался без денег и не может найти тех людей, которые ему задолжали, – ответил Овчинников.

Он пояснил, что 32 млн руб. предназначались на развитие бизнеса по рекультивации земель в Казахстане. По словам адвоката, Белову обещали, что он станет участником организации «Каспий Инжиниринг» [прим. ред. – компания специализируется на проектировании] и еще одной фирмы, но этого не случилось.

Задав еще несколько вопросов представителю, тройка ненадолго удалилась в совещательную комнату. По возвращении судья-докладчик огласила решение: отменить акты апелляции и первой кассации, отправить дело на пересмотр в Самарский облсуд.

Спустя несколько недель гражданская коллегия опубликовала мотивированное решение по делу. Судьи сослались на Обзор судебной практики ВС № 3 (2015). В подобных спорах заимодавец должен доказать факт передачи денег и то, что между сторонами возникли заемные отношения, а заемщик – факт возврата долга либо безденежность займа (вопрос № 10 обзора).

В подтверждение передачи денег Белов предоставил расписку, которую собственноручно написал Васильев. Это надлежащее доказательство передачи средств, которое прямо упомянуто в п. 2 ст. 808 ГК («Форма договора займа»), подчеркнул ВС. Доказывать наличие у него необходимой суммы на момент заключения договора заимодавец не обязан, отметила тройка судей (дело № 46-КГ20-21-К6).

Неоднозначная практика: мнение экспертов

Верховный суд не первый раз высказывается о значении финансовой состоятельности заимодавца при рассмотрении споров о взыскании долга. В своем определении по делу № 41-КГ17-39 он указал, что источник возникновения денег у кредитора по общему правилу не имеет значения для разрешения спора. Это вытекает из презумпции добросовестности, пояснил тогда ВС.

Подобный вывод можно найти во многих актах нижестоящих судов. Например, разрешая дело № 88-1420/2020, Второй кассационный СОЮ указал, что отсутствие необходимой суммы у заимодавца на момент заключения договора не является юридически значимым обстоятельством и не входит в предмет оценки суда.

Впрочем, практика по этому вопросу все же не столь единообразна. Порой, особенно в случаях с крупными суммами, суды запрашивают подтверждение достатка заимодавца, несмотря на наличие договора и расписки, замечает председатель МКА Адвокаты и Бизнес Адвокаты и Бизнес Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право 5 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 26 место По выручке Профайл компании × Дмитрий Штукатуров (дела № 33-7961/2018 и № 33-33187/2018).

Подобную проверку суд может инициировать, если у него есть сомнения в реальности договора, следует из п. 8.1 «Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям». Речь, по словам Штукатурова, идет о случаях, когда ответчик признает иск или истец и ответчик пытаются заключить мировое соглашение, по которому заемщик должен выплатить долг.

Часто вопрос о финансовой обеспеченности заимодавца возникает, когда проверяют обоснованность требований кредитора в деле о банкротстве.

Валерия Ивачева, адвокат судебной практики ART DE LEX ART DE LEX Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Уголовное право группа Финансовое/Банковское право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) ×

В делах о несостоятельности особенно высок риск предъявления фиктивных требований, поэтому в них действует повышенный стандарт доказывания, поясняет Ивачева. На необходимость оценивать финансовое положение кредитора в банкротстве указывал ВАС в своем Постановлении от 22.06.2012 № 35 (п. 26).

Автор: Дмитрий Штукатуров, председатель МКА Адвокаты и Бизнес Адвокаты и Бизнес Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право 5 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 26 место По выручке Профайл компании × .

Решение ВС по делу Белова, скорее всего, закрепит подход, согласно которому источник возникновения денег у кредитора не имеет значения для разрешения споров о взыскании долга, говорит Штукатуров.

Ссылаясь на это определение, заимодавцы смогут ограничиться наличием договора займа и расписки, а повышенный стандарт доказывания будет применяться преимущественно в делах о несостоятельности.

Дмитрий Штукатуров, председатель МКА Адвокаты и Бизнес Адвокаты и Бизнес Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право 5 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 26 место По выручке Профайл компании ×

Читайте также:
Срок рассмотрения гражданского дела в районном суде

Статья 807. Договор займа

1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает или обязуется передать в собственность другой стороне (заемщику) деньги, вещи, определенные родовыми признаками, или ценные бумаги, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество полученных им вещей того же рода и качества либо таких же ценных бумаг.

Если займодавцем в договоре займа является гражданин, договор считается заключенным с момента передачи суммы займа или другого предмета договора займа заемщику или указанному им лицу.

2. Иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа на территории Российской Федерации с соблюдением правил статей 140, 141 и 317 настоящего Кодекса.

3. Если займодавец в силу договора займа обязался предоставить заем, он вправе отказаться от исполнения договора полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленный заем не будет возвращен в срок.

Заемщик по договору займа, в силу которого займодавец обязался предоставить заем, вправе отказаться от получения займа полностью или частично, уведомив об этом займодавца до установленного договором срока передачи предмета займа, а если такой срок не установлен, в любое время до момента получения займа, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором займа, заемщиком по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.

4. Договор займа может быть заключен путем размещения облигаций. Если договор займа заключен путем размещения облигаций, в облигации или в закрепляющем права по облигации документе указывается право ее держателя на получение в предусмотренный ею срок от лица, выпустившего облигацию, номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента.

5. Сумма займа или другой предмет договора займа, переданные указанному заемщиком третьему лицу, считаются переданными заемщику.

6. Заемщик – юридическое лицо вправе привлекать денежные средства граждан в виде займа под проценты путем публичной оферты либо путем предложения делать оферту, направленного неопределенному кругу лиц, если законом такому юридическому лицу предоставлено право на привлечение денежных средств граждан. Правило настоящего пункта не применяется к выпуску облигаций.

7. Особенности предоставления займа под проценты заемщику-гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами.

Комментарий к ст. 807 ГК РФ

1. Предписания § 1 гл. 42 о займе применяются не только к отношениям займа, но и к кредитным отношениям (п. 2 ст. 819, абз. 1 ст. 822, п. 2 ст. 823 ГК), хотя последние и не являются разновидностью отношений, основанных на договоре займа.

В абз. 1 п. 1 коммент. ст. содержится легальное определение договора займа, который характеризуется следующими признаками.

2. Его сторонами выступают заемщик и заимодавец, которыми могут быть любые физические и юридические лица, а также государство. Некоторые субъекты гражданского права могут вступать в заемные отношения лишь при наличии определенных предпосылок. Например, частное или бюджетное учреждение может предоставлять заем только из средств, полученных от разрешенной и приносящей доходы деятельности (абз. 1 п. 1 и п. 2 ст. 298 ГК), а для получения займа частично дееспособным требуется согласие родителей (усыновителей) или попечителя (п. 1 ст. 26 ГК).

Спорным является вопрос: могут ли юридические лица регулярно предоставлять займы другим лицам, не имея лицензии на осуществление банковской деятельности? Представляется, что юридическое лицо может совершать заемные операции без лицензии, за исключением случаев, когда оно предоставляет процентные займы в качестве основного вида своей деятельности или предоставляет займы за счет средств, полученных на заемной основе от иных лиц. Общества взаимного кредитования также действуют без лицензии на осуществление банковских операций, хотя они и создаются для выдачи займов своим членам (см.: ФЗ от 7 августа 2001 г. N 117-ФЗ “О кредитных потребительских кооперативах граждан” (с изм.) // СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3420).

3. То, что заемщик получил от заимодавца, именуется заемными средствами, а то, что он обязан вернуть заимодавцу, – предметом договора займа (см. коммент. к ст. 810 ГК). Если заемщик обязан к возврату денег, то предмет займа также называется суммой займа (абз. 1 п. 1 коммент. ст.).

В абз. 1 п. 1 коммент. ст. говорится о передаче заемщику денег и иных вещей в собственность. Однако в собственность можно передать лишь наличные деньги, так как именно они являются вещами (ст. 128 ГК). Безналичные денежные средства представляют собой разновидность имущественных прав и не относятся к числу вещей. Поэтому они не могут служить объектом права собственности. Исходя из текста коммент. ст., можно заключить, что взаем передаются только наличные, но не безналичные деньги. Однако такое решение неоправданно сужает сферу применения займа. Безналичные денежные средства весьма широко применяются в заемных отношениях. Предписания о займе при любом толковании коммент. ст. должны применяться к отношениям по передаче на возвратной основе безналичных денежных средств – прямо или по аналогии (ст. 6 и 421 ГК).

Предмет вещного займа составляют заменимые вещи, которые определены родовыми признаками и обычно являются потребляемыми вещами (продукты питания, топливо, запасные части). В отличие от отношений по аренде и ссуде заемное обязательство предполагает возврат не той же самой, а такой же вещи. Кроме того, вещи передаются заемщику в собственность, тогда как при аренде и ссуде они предоставляются во временное пользование.

4. Из абз. 2 п. 1 коммент. ст. следует, что договор займа относится к числу реальных договоров, т.е. договоров, для заключения которых необходима передача вещи. Договор займа обычно считается заключенным с момента фактического поступления наличных денег или вещей во владение заемщика или указанного им лица (абз. 2 п. 1 ст. 224 ГК). Относительно момента передачи взаем безналичных денег см. п. 5 коммент. к ст. 810 ГК.

Вопреки неточной формулировке абз. 1 п. 1 коммент. ст. взаем передаются не вещи, определенные родовыми признаками, а заменимые вещи, индивидуализация которых происходит в момент передачи. Предметом передачи (традиции) выступают лишь индивидуально-определенные вещи. Вернуть же заемщик обязан некоторое количество вещей, определенных родовыми признаками.

Читайте также:
Гражданские дела подсудные районному суду

5. Нередко на практике заключаются консенсуальные договоры займа, согласно которым заимодавец обязуется выдать заем, т.е. передать заемщику заемные средства. При оценке правовых последствий таких договоров необходимо иметь в виду следующее. Сконструировав договор займа в качестве реального (абз. 2 п. 1 коммент. ст.), законодатель тем самым выразил свое отрицательное отношение к установлению обязанности заимодавца выдать заемщику средства на возвратной основе. Исключения сделаны для банковского (п. 1 ст. 819 ГК) и товарного кредита (абз. 1 ст. 822 ГК). Консенсуальный договор займа является ничтожным в части, обязывающей заимодавца выдать заемщику заемные средства (ст. 168, 180 ГК). Если же заемщик получил деньги взаем по такому договору, то фактический состав реального договора займа считается выполненным. Поэтому заемщик будет обязан к возврату суммы займа.

Закон не содержит препятствий к заключению предварительного договора о займе (ст. 429 ГК). Этот договор может быть двусторонним или односторонним, т.е. обязывать обе стороны или лишь одну сторону заключить в будущем договор займа. Существование общего законодательного запрета обязываться к выдаче денежных займов дает основание утверждать, что при уклонении обязанной стороны по предварительному договору от заключения договора займа другая сторона не вправе требовать его заключения путем взыскания денег в свою пользу. В этом случае речь может идти лишь о возмещении убытков и применении иных санкций (например, договорной неустойки).

6. Договор займа представляет собой односторонний договор, поскольку он устанавливает обязанности лишь для одной стороны – заемщика. Заимодавцу принадлежит право требовать возврата суммы займа с обусловленными договором или законом процентами (см. коммент. к ст. 809 ГК).

7. Пункт 2 коммент. ст. посвящен договорам займа, предмет которых составляют иностранная валюта и валютные ценности. Эти договоры должны соответствовать валютному законодательству.

Как отмечается в материалах судебной практики, передача гражданами иностранной валюты взаем другим гражданам сама по себе не влечет ничтожности договора займа (см. п. 5 Обзора судебной практики ВС за третий квартал 2002 года (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума ВС от 4 декабря 2002 г. // Бюллетень ВС. 2003. N 3). Однако в этом случае заемщик обязан вернуть заем в рублях в сумме, эквивалентной сумме, которую он получил в иностранной валюте.

Судебная практика по статье 807 ГК РФ

В рассматриваемом случае суды исходили из установленных обстоятельств и руководствовались положениями статей 807, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, в результате чего пришли к выводу об отсутствии оснований для включения требования в реестр.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства исполнения договора займа, учитывая заявление ответчика о применении исковой давности, суды отказали в иске, руководствуясь статьями 195, 196, 199, 200, 207, 807, 809, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Разрешая обособленный спор, суды, основываясь на оценке представленных в дело доказательств в соответствии с правилами главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 807, 808, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 71, 100, 213.8 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, разъяснениями, изложенными пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дело банкротстве”, исходили из неподтвержденности фактического получения должником спорных денежных средств и финансовой возможности заявителя как заимодавца для их предоставления путем единовременного снятия со вкладов в столь значительном размере, в связи с чем, отказали в удовлетворении заявления.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив факт перечисления спорных денежных средств ответчику и отсутствие доказательств возврата ответчиком заемных денежных средств, руководствуясь статьями 807, 809, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о наличии оснований для взыскания задолженности по договору займа и процентов за период с 27.02.2016 по 15.02.2018 в указанных размерах.

Суд первой инстанции, разрешая спор со ссылкой на положения статей 309, 310, 395, 807, 808 и 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, удовлетворил заявленные истцом исковые требования частично, взыскав с ответчика сумму долга в размере 1 000 000 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Согласно пункту 3 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент заключения договора) особенности предоставления займа под проценты заемщику-гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами.
Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ “О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях” (далее – Закон о микрофинансовой деятельности).

Оценив представленные доказательства с соблюдением статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 807, 809, 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 5, 20, 24 Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ “О валютном регулировании и валютном контроле”, статьями 1, 3, 4, 6, 7, 10, 15 Федерального закона от 29.04.2008 N 57-ФЗ “О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства”, Инструкцией Банка России от 04.06.2012 N 138-И “О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации, связанных с проведением валютных операций, порядке оформления паспортов сделок, а также порядке учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением”, суды пришли к выводу о недоказанности истцом факта зачисления денежных средств на расчетный счет ответчика, в связи с чем отказали в удовлетворении иска.

Разрешая спор, суды руководствовались положениями статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 16, 71 и 100 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” с учетом разъяснений пункта 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве” и исходили из того, что требование заявителя является необоснованным, им не доказаны наличие и размер задолженности, подлежащей включению в реестр.

Читайте также:
Посмертная психиатрическая экспертиза: судебная практика

Отказывая во включении требования общества в оспариваемой части, апелляционный суд, основываясь на оценке представленных в дело доказательств в соответствии с правилами главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 195, 199, 200, 382, 509, 513, 516, 807, 808 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 2, 16, 71 Федерального закона N 127-ФЗ от 26.10.2002 “О несостоятельности (банкротстве)”, позицией, изложенной в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”, исходил из того, что в отношении денежных средств в размере 4 000 000 рублей отсутствуют доказательства их получения должником, а в отношении требования на сумму 5 272 000 рублей обществом пропущен срок исковой давности, с чем впоследствии согласился и суд округа.

Отменяя определение суда первой инстанции и удовлетворяя заявление, апелляционный суд, с выводами которого согласился суд округа, руководствуясь статьями 414, 807 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из отсутствия доказательств заключения сторонами соглашения о новации заемного обязательства в вексельное. Суд также отметил, что поскольку векселя должника в установленном законом порядке в гражданский оборот не введены, сама по себе их передача обществу “Бинова” прекращение обязательства должника по договору займа не влечет.

Выводы суда апелляционной инстанции о наличии заемных отношений основаны на неправильном применении статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Приведенные заявителем в кассационной жалобе доводы заслуживают внимания, в связи с чем, данную жалобу с делом следует передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

ВС пояснил, когда заем, предоставленный одним физлицом другому, направлен на обход закона

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда опубликовала Определение от 7 сентября по делу № 47-КГ21-11-К6 о взыскании задолженности с заемщика-физлица гражданином, ранее осужденным за незаконное предпринимательство в особо крупном размере.

В июле 2014 г. Ирина Цыбро заняла 200 тыс. руб. у Владимира Минеева на три года. Договор займа также предусматривал ежемесячную выплату заемщиком 8% от суммы долга. В августе 2018 г. заимодавец был признан судом виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 (незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере) УК РФ, – незаконной выдаче займов на потребительские цели физическим лицам. В приговоре отмечалось, что потерпевшие в обеспечение исполнения заемных обязательств добровольно передали осужденному права собственности на принадлежащие им объекты недвижимости. При этом условием передачи денежных займов Минеев указывал оформление на него принадлежащих потерпевшим объектов недвижимости, поясняя, что переход права собственности будет являться способом обеспечения исполнения заемных обязательств.

Впоследствии Владимир Минеев обратился в суд с иском к Ирине Цыбро о взыскании основного долга, процентов и пени по указанному договору займа. Ирина Цыбро обратилась со встречным иском, в котором просила суд признать договор займа недействительным и применить последствия недействительности сделки.

Суд удовлетворил первоначальный иск частично, взыскав в пользу Минеева задолженность по договору займа в сумме 200 тыс. руб., проценты за пользование займом за период с 20 декабря 2016 г. по 19 декабря 2019 г. в размере 576 тыс. руб., а также неустойку в 2000 руб. В удовлетворении встречных исковых требований Цыбро было отказано в полном объеме. Тем самым суд счел, что спорный договор займа заключался с целью получения ответчиком заемных средств на личные нужды и по ее инициативе.

Суд добавил, что намерение заемщика получить денежные средства и намерение заимодавца предоставить их на условиях срочности, платности и возвратности не противоречат основам правопорядка или нравственности. Действия сторон по выдаче и получению заемных денежных средств были направлены на предоставление именно займа. При этом первая инстанция сочла, что факт вынесения обвинительного приговора Владимиру Минееву за незаконный бизнес в особо крупном размере не имеет юридического значения для рассматриваемого дела.

В решении также отмечалось, что истец был осужден не за то, что заключал с потерпевшими договоры займа, а за то, что фактически осуществлял предпринимательскую деятельность в отсутствие соответствующей регистрации, получив доход в виде приобретенных им объектов недвижимости. Доходом от незаконной предпринимательской деятельности суд признал рыночную стоимость объектов недвижимости, переоформленных потерпевшими на Минеева в качестве обеспечения исполнения обязательств по договорам займа, а не доход от процентов по выданным суммам займа, которые, как было установлено приговором, истец так и не получил от заемщиков. Апелляция и кассация поддержали выводы нижестоящего суда.

В связи с этим Ирина Цыбро обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что законодательством предусмотрен исчерпывающий перечень лиц, имеющих право выступать кредитором по договору потребительского займа. Физические лица в этот перечень не входят и таким правом не обладают. Как подчеркнул Суд, Владимир Минеев был осужден за то, что, заключая с потерпевшими договоры займа, осуществлял по факту предпринимательскую деятельность в отсутствие соответствующей регистрации, получая доход от такой деятельности не только в виде рыночной стоимости объектов недвижимости, переоформленных потерпевшими на него в качестве обеспечения исполнения обязательств по договорам займа, но и от процентов по выданным суммам займа.

«Таким образом, как установлено вступившим в законную силу и не отмененным судебным актом, Владимир Минеев при заключении договора займа от 28 июля 2014 г. действовал в обход закона с противоправной целью, умысел на совершение ответчиком действий, заведомо противоречащих основам правопорядка, установлен данным выше приговором. Доказательств получения истцом денежных средств по договору займа по иным, отличным от установленных приговором суда основаниям, сторонами не представлено и судом не добыто, – отмечается в определении. – Вопреки мнению суда, факт признания Владимира Минеева виновным в осуществлении незаконного предпринимательства, сопряженного с извлечением дохода в особо крупном размере, имеет значение для правильного разрешения настоящего спора, поскольку вступившим в законную силу приговором суда со стороны Владимира Минеева установлены отличные от предполагаемой ст. 807 ГК РФ цели заключения договора от 28 июля 2014 г.: осуществление предпринимательской деятельности по систематической выдаче физическим лицам денежных займов и завладение квартирой ответчика».

Читайте также:
Залитие квартиры: судебная практика

Верховный Суд добавил, что заявитель жалобы возражала против исковых требований, ссылаясь на указанные обстоятельства. По ее мнению, оспариваемый договор является ничтожной сделкой, в связи с чем требования истца о взыскании с нее процентов по договору удовлетворению не подлежат, однако ее возражения не были учтены судом при вынесении решения. В итоге ВС отменил акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Как отметил в комментарии «АГ» партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев, в данном деле Верховный Суд указал, что Владимир Минеев при заключении спорного договора займа действовал в обход закона с противоправной целью, что было установлено приговором. «ВС подчеркнул, что в рамках рассмотрения уголовного дела в отношении Минеева установлена иная цель заключения спорного договора займа, не предусмотренная ст. 807 ГК. Все выводы суда, закрепленные в приговоре, Верховный Суд посчитал применимыми в рамках комментируемого дела со ссылкой на ч. 4 ст. 61 ГПК РФ», – пояснил он.

Между тем, по мнению эксперта, указанная норма ГПК говорит о том, что приговор следует учитывать суду, рассматривающему дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор, по вопросам, имели ли место такие действия и совершены ли они эти лицом. «В деле, рассмотренном ВС, усматривается более широкое применение указанной нормы, – полагает Антон Алексеев. – Суд посчитал необходимым учесть не только факт совершения Минеевым определенных действий для оценки их гражданско-правовых последствий, но и саму оценку, характеристику его действий, которую установил суд по уголовному делу. Это видится несколько чрезмерным».

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова считает, что ВС обоснованно квалифицировал действия заимодавца как направленные на обход закона с противоправной целью и противоречащие основам правопорядка. «Такое основание ничтожности сделки, как противоречие основам правопорядка, – категория оценочная, поэтому требует от суда особо тщательного подхода при квалификации. В рассматриваемом случае ВС сослался на вступивший в законную силу приговор, который не был надлежащим образом оценен нижестоящими судами. Кроме того, ВС пошел по пути телеологического толкования правоотношений сторон в контексте ст. 807 ГК и сделал верный вывод об отсутствии у заимодавца реальной цели заключения договора займа», – резюмировала она.

Освобождение от уплаты алиментов: судебная практика

IX. Освобождение от уплаты задолженности по алиментам

или об уменьшении этой задолженности (статья 114 СК РФ)

В силу пункта 1 статьи 114 СК РФ освобождение от уплаты задолженности по алиментам или уменьшение этой задолженности при уплате алиментов по соглашению сторон возможно по взаимному согласию сторон, за исключением случаев уплаты алиментов на несовершеннолетних детей.

Согласно пункту 2 указанной статьи суд вправе по иску лица, обязанного уплачивать алименты, освободить его полностью или частично от уплаты задолженности по алиментам, если установит, что неуплата алиментов имела место в связи с болезнью этого лица или по другим уважительным причинам и его материальное и семейное положение не дает возможности погасить образовавшуюся задолженность по алиментам.

При разрешении дел по искам об освобождении от уплаты задолженности по алиментам или об уменьшении такой задолженности суды учитывали положения указанной нормы и принимали решение, исходя из конкретных обстоятельств дела.

В большинстве случаев суды отказывали в удовлетворении требований в связи с недоказанностью истцами наличия обстоятельств, предусмотренных пунктом 2 статьи 114 СК РФ.

Принимая решение об удовлетворении иска, к уважительным причинам неуплаты алиментов суды, в частности, относили прохождение срочной военной службы лицом, обязанным уплачивать алименты, а также нетрудоспособность плательщика алиментов. При этом суды освобождали такое лицо полностью или частично от уплаты задолженности по алиментам при условии, если тяжелое материальное и семейное положение препятствовало ему погасить образовавшуюся задолженность.

Например, решением мирового судьи Каларского района Забайкальского края истец частично освобожден от уплаты задолженности по алиментам на несовершеннолетнюю дочь. При этом судья исходил из факта получения истцом тяжелой травмы, длительной нетрудоспособности и отсутствия в связи с этим возможности выплачивать алименты в период лечения. С учетом документов о тяжести заболеваний истца, сроке реабилитации, факта его учета в Центре занятости суд апелляционной инстанции согласился с выводом мирового судьи о частичном уменьшении размера задолженности.

По ряду дел суды необоснованно освобождали должников от уплаты задолженности по алиментам, признавая в качестве уважительной причины неуплаты алиментов отбывание наказания должниками в местах лишения свободы, без исследования иных юридически значимых для разрешения данного вопроса обстоятельств.

Полагаем правильной практику тех судов, которые исходят из того, что наличие задолженности, образовавшейся в период отбытия должником по алиментам наказания в местах лишения свободы, не является безусловным основанием для его освобождения полностью или в части от уплаты задолженности по алиментам.

В указанном случае суду необходимо исследовать иные обстоятельства, в частности привлекался ли такой плательщик алиментов в период отбытия наказания к оплачиваемому труду, не отказывался ли он от работы без уважительных причин, принимал ли он меры к погашению задолженности после отбытия наказания, а также не имеется ли объективных причин, делающих невозможным погашение им задолженности после освобождения из мест лишения свободы (например, наступление инвалидности, препятствующей трудовой деятельности, и т.д.).

В качестве примера можно привести дело по иску Т. об освобождении от уплаты задолженности по алиментам, рассмотренное мировым судьей Советского района г. Орла.

При рассмотрении данного дела судья принял во внимание, что истец не представил доказательств, свидетельствующих о наличии уважительных причин, по которым он не работал в местах отбытия наказания. Кроме того, судья также учел, что истец трудоспособен, инвалидности не имеет, после освобождения из мест лишения свободы на учете как безработный не состоит, занимается ремонтом автомашин и имеет ежемесячный доход. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, судья обоснованно мотивировал свои выводы тем, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих наличие одновременно двух условий, необходимых для освобождения его от уплаты задолженности по алиментам согласно пункту 2 статьи 114 СК РФ (неуплата алиментов имела место в связи с болезнью этого лица или по другим уважительным причинам и его материальное и семейное положение не дает возможности погасить образовавшуюся задолженность по алиментам).

Читайте также:
Мировые суды рассматривают иски стоимостью не более

В некоторых случаях плательщик алиментов просил освободить его от уплаты задолженности по алиментам, ссылаясь на то, что фактически задолженности по алиментам не имеется, поскольку она начислена за период, когда ребенок проживал вместе с ним и находился на его иждивении, в силу чего в указанный период он не обязан был уплачивать алименты на этого же ребенка.

В указанной ситуации суды, в частности, проверяли, за какой период образовалась задолженность, с какого момента ребенок стал проживать совместно с данным родителем, а также какими обстоятельствами было обусловлено такое проживание.

Например, при рассмотрении мировым судьей г. Муравленко Ямало-Ненецкого автономного округа дела по иску Д. к Г. об освобождении от уплаты задолженности по алиментам было установлено, что вступившим в законную силу решением Муравленковского городского суда место жительства ребенка определено с его отцом Д. После вынесения указанного решения ребенок стал проживать с истцом и находился на полном его обеспечении. Поскольку истец не обратился своевременно в суд с заявлением о прекращении взыскания с него алиментов в пользу Г., а самостоятельно прекратил выплаты, у него образовалась задолженность по алиментам. Учитывая названные обстоятельства, мировой судья принял правильное решение об освобождении Д. от уплаты указанной задолженности по алиментам. Решение мирового судьи ответчиком не обжаловалось.

Между тем имели место случаи, когда суды необоснованно освобождали плательщика алиментов от уплаты задолженности по алиментам по мотиву проживания ребенка вместе с ним.

Так, мировым судьей г. Великие Луки Псковской области М. был частично освобожден от уплаты задолженности по алиментам на несовершеннолетнего сына за период с 1 июня по 31 августа 2011 г. К уважительной причине для частичного освобождения от уплаты задолженности по алиментам мировой судья отнес факт проживания несовершеннолетнего ребенка в указанный период с отцом и неучастие матери в содержании ребенка в тот же период.

Апелляционным определением Великолукского городского суда решение в этой части отменено с принятием нового решения. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что временное нахождение сына с отцом в период летних каникул не является основанием для освобождения должника от задолженности по алиментам.

Полагаем, что такой вывод суда апелляционной инстанции является правильным.

Обобщение судебной практики показало, что вопрос об освобождении от уплаты задолженности по алиментам в тех случаях, когда из актовой записи о рождении ребенка исключались сведения об отце ребенка, уплачивающем алименты на этого ребенка, разрешались судами по-разному.

Некоторые суды полагали, что в указанном случае должник подлежит безусловному освобождению не только от уплаты алиментов, но и от уплаты задолженности по алиментам, поскольку установлен факт того, что он не является отцом ребенка.

Другие суды разрешали этот вопрос с учетом конкретных обстоятельств дела.

Например, в одном случае суд, установив, что в отношении истца имеется вступившее в законную силу решение суда, которым установлено, что он не является отцом ребенка, освободил его от уплаты задолженности по алиментам на этого ребенка с учетом того, что о вынесении в 2005 году судебного приказа о взыскании алиментов и о наличии задолженности по уплате алиментов истец не знал длительное время (до апреля 2012 года). Кроме того, суд принял во внимание материальное и семейное положение истца (постоянной работы не имеет, вступил в новый брак и на его иждивении находятся двое несовершеннолетних детей).

В другом случае суд также освободил истца от уплаты задолженности по алиментам, при этом принял во внимание, что в период образования задолженности он тяжело болел, регулярно проходил амбулаторное и стационарное лечение, впоследствии ему была установлена инвалидность.

Полагаем, что при разрешении данных споров следует руководствоваться следующим.

Статьей 13 ГПК РФ закреплено правило об обязательности судебных постановлений. В соответствии с частями 2 и 3 статьи 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации; неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Следовательно, судебное постановление (судебный приказ, решение суда) о взыскании алиментов должно было исполняться лицом, обязанным уплачивать алименты, надлежащим образом до вступления в силу решения суда об исключении его отцовства в отношении ребенка.

Вместе с тем, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела (причины образования задолженности, материальное и семейное положение должника, наличие либо отсутствие со стороны взыскателя алиментов – матери ребенка недобросовестных действий, например введение в заблуждение истца в отношении его отцовства, сообщение ею ложных сведений, представление подложных документов, послуживших основанием для записи лица в качестве отца ребенка), суд вправе на основании пункта 2 статьи 114 СК РФ принять решение об освобождении должника от уплаты задолженности по алиментам.

Отмена алиментов на ребенка. Освобождение от уплаты алиментов на несовершеннолетних детей

Можно ли отменить алименты?

Законные основания и причины для отмены алиментов на ребенка

Читайте также:
Отсрочка оплаты госпошлины в суд общей юрисдикции

Отказ от ребенка, отказ от отцовства

Лишение родительских прав

Основания освобождения от уплаты алиментов. Самые распространенные случаи

Прекращение содержания супруги. Освобождение от оплаты алиментов на супругу

Как отменить алименты на ребенка. Судебный порядок

Отмена алиментов в судебном порядке

Исковое заявление об отмене алиментов. Образец

Соглашение об отмене соглашения об уплате алиментов

Если мужчина задает вопрос «Как отменить алименты на ребенка?», скорее всего, у него имеется на это веская причина. Потому что уклоняться от выплат может любой, а вот добиться отмены алиментов или освобождения от их оплаты на законном основании – дело серьезное.

Можно ли отменить алименты?

Неужели действительно существуют легальные способы прекратить алиментные выплаты? Да, в некоторых предусмотренных законом случаях…

Алименты могут быть отменены. Это происходит в том случае, если больше нет законного основания для взыскания алиментов с плательщика (например, если окажется, что плательщик не является отцом ребенка или у ребенка появится другой «отец» — усыновитель);

Плательщик может быть освобожден от оплаты алиментов. Так бывает, если у получателя алиментов пропадает необходимость в материальной помощи со стороны плательщика алиментов (например, ребенок возобновил трудоспособность и устроился на работу). Есть и другие основания для освобождения от алиментов, о которых мы поговорим ниже.

Как отмена, так и освобождение от алиментов происходит исключительно по решению суда, за исключением случаев, когда основанием для прекращения выплат являются положения алиментного соглашения, заключенного между родителями. Речь об этом тоже пойдет ниже.

Итак, в этой статье мы рассмотрим основные положения закона об отмене алиментов и об освобождении от алиментных обязательств.

Законные основания и причины для отмены алиментов на ребенка

Принципиальное правило – родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Из этого правила выплывает, что если Вашему ребенку нет 18 лет, об отмене алиментов и речи идти не может.

Совсем иначе обстоят дела, если ребенку исполнилось 18 лет или если ребенок… не Ваш. Поэтому, добиться отмены назначенных судом алиментов можно только в двух случаях:

при достижении ребенком 18 лет;

при снятии родительских обязанностей в случае оспаривания отцовства, отказа от отцовства или усыновления ребенка другим лицом.

В первом случае отмены алиментов и не нужно ничего добиваться – после достижения ребенком совершеннолетия алиментные обязательства прекращаются сами собой.

А вот о втором случае следует поговорить отдельно, поскольку оспаривание отцовства, отказ от отцовства, усыновление и отмена усыновления – процессуальные процедуры, требующие участия суда, родителей и ребенка. То есть, отмена алиментов осуществляется в судебном порядке.

Основанием для отмены алиментов является оспаривание отцовства. Родитель, который сомневается в своем родстве с ребенком, вправе подать в суд иск об оспаривании отцовства. Правда, помимо сомнений потребуется представить доказательства, на основании которых суд может принять решение. Доказательства могут быть любыми, но с наибольшей точностью подтвердить факт наличия или отсутствия родства может генетическая экспертиза.

Есть одно «но». Если мужчина знал о том, что не является отцом ребенка, но внес свое имя в свидетельство о рождении ребенка, он теряет право на оспаривание отцовства. Считается, что он добровольно взял на себя родительские обязательства, снять их он не может. Значит, оснований для отмены алиментов у него нет.

Решение суда, в котором установлен факт отсутствия родства между родителем и ребенком – основание для отмены алиментов и прекращения отчислений на содержание ребенка. Но просто так перестать выплачивать алименты нельзя – необходимо вначале добиться их отмены. Для этого нужно обжаловать решение суда о взыскании алиментов – в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, а соответствующее судебное решение — предъявить в службу судебных приставов.

Отказ от ребенка, отказ от отцовства

Бывает, что сомневаться в собственном отцовстве не приходится, а быть отцом и выполнять отцовские обязанности – не хочется.

Но просто так отказаться от отцовства невозможно. Можно лишь передать свое отцовство другому человеку – тому, кто хочет стать отцом путем усыновления или удочерения.

Например, если мать ребенка после развода с отцом вступила или хочет вступить в новый брак, а новый супруг изъявил желание стать отцом ребенка (усыновить, удочерить). Поскольку у ребенка есть родной отец, следует получить от него письменный, нотариально заверенный документ — отказ от отцовства и согласие на усыновление или удочерение ребенка.

В этом документе должны содержаться следующие сведения:

данные об отце и ребенке (Ф.И.О., дата рождения, место регистрации и проживания);

заявление об осознанном и добровольном отказе от ребенка;

согласие на лишение себя родительских прав по отношению к ребенку;

согласие на усыновление или удочерение ребенка;

понимание необратимости отказа от ребенка;

сохранение родительских прав матери;

Скачать образец добровольного отказа от отцовства

Отказ от ребенка – основание для лишения отца родительских прав. Согласие на усыновление или удочерение ребенка – возможность для другого человека стать отцом ребенку.

Получив этот документ, мать может обратиться в суд с иском о лишении отца родительских прав, а заинтересованный в отцовстве человек – с иском об усыновлении или удочерении. Для рассмотрения этих исковых требований суд привлекает орган опеки и попечительства. Положительное решение суда означает переход права отцовства от одного человека к другому.

В этом случае отец больше не несет никаких отцовских обязательств по отношению к своему бывшему ребенку. В том числе, может требовать отмены алиментов. Обязанность содержать ребенка возлагается на нового отца.

Сам по себе отказ от ребенка не дает права на отмену алиментов! До тех пор, пока ребенок не будет усыновлен или удочерен, родной отец обязан его содержать. Даже если будет лишен родительских прав на основании собственного отказа от отцовства.

Если бывшая жена, мать ребенка, вышла замуж, вполне возможно, что новый муж захочет усыновить ее ребенка. На нового отца-усыновителя переходят обязанность по материальному обеспечению ребенка, а с прежнего отца они снимаются. Стало быть, усыновление ребенка-получателя алиментов — это законное основание для отмены алиментов.

Читайте также:
Отказ в уменьшении размера алиментов: судебная практика

Чтобы перестать выплачивать алименты на законных основаниях, необходимо обратиться в суд в порядке искового или приказного производства для получения судебного решения или приказа об отмене алиментов. Исполнительный документ нужно подать в службу судебных приставов для прекращения взыскания алиментных выплат.

Если же плательщик алиментов сам является усыновителем ребенка, ему необходимо добиться отмены усыновления. Следует заметить, что даже если усыновление отменено, это еще не гарантия отмены алиментов, поскольку в данном случае суд будет руководствоваться интересами несовершеннолетнего ребенка. Будет ли кто-то содержать его, если усыновитель откажется от выплаты алиментов? Если нет, обязанность выплачивать алименты может быть сохранена за бывшим усыновителем.

Лишение родительских прав

Как уже говорилось выше, одним из оснований для лишения родительских прав является отказ от отцовства. Помимо этого, существуют и другие основания лишения права отцовства, в частности:

злостное уклонение от выполнения алиментных обязательств;

жестокое отношение к ребенку, проявляющееся в физическом или психическом насилии;

наркомания или алкоголизм, аморальный образ жизни;

совершение преступления против ребенка.

Лишение родительских прав НЕ является основанием для отмены алиментов. Отец лишается всех прав, которыми обладают родители, но продолжает нести родительские обязанности. В том числе, обязанности выплачивать алименты.

Кроме отмены алиментов, в семейном законодательстве предусмотрены основания для освобождения от их уплаты. Согласно ст. 120 СК РФ, освобождение от уплаты алиментов на ребенка наступает в случае…

смерти одной из сторон – плательщика или получателя алиментов;

достижения ребенком совершеннолетия;

наступления обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от оплаты, если это предусмотрено заключенным между сторонами алиментным соглашением;

возобновления дееспособности инвалида детства;

возобновления трудоспособности совершеннолетнего ребенка;

заключения сторонами договора об освобождении от алиментов — в связи с передачей ребенку права собственности на имущество;

смены места проживания ребенка – переезд к плательщику алиментов.

Помимо вышеперечисленных обстоятельств в жизни плательщика или получателя алиментов, возможны и другие основания для прекращения выплат, связанных с семейным или материальным положением сторон. Главное правило – освобождение от оплаты или отмена алиментов происходит только в судебном порядке.

Прекращение содержания супруги. Освобождение от оплаты алиментов на супругу

Хотя данная статья в основном раскрывает вопросы отмены алиментов на ребенка, нельзя не упомянуть об отмене алиментов на супруга.

Согласно статье 89 Семейного кодекса, супруг имеет право получить алименты от другого супруга в следующих случаях:

супруг (супруга) нетрудоспособен (на) и нуждается в материальной поддержке;

супруга беременна или родила ребенка, которому еще не исполнилось 3 лет;

супруга ухаживает за ребенком-инвалидом (до 18 лет) или инвалидом с детства I группы (бессрочно) и нуждается в материальной поддержке.

Чтобы добиться отмены алиментов, выплачиваемых супругу (супруге) на данных основаниях, необходимо обратиться в суд с доказательствами того, что данных оснований для выплаты алиментов больше нет. Например…

супруг (супруга) восстановила свою работоспособность и начал (а) работать;

беременная или ухаживающая за ребенком до 3 лет супруга вышла замуж и получает материальную поддержку от нового мужа;

ребенок-инвалид восстановил свою дееспособность или трудоспособность, поэтому супруга может работать и больше не нуждается в материальной поддержке.

Как отменить алименты на ребенка. Судебный порядок

Отмена алиментов в судебном порядке

Взыскание алиментных выплат и начисление задолженности по алиментам прекращается с момента вынесения судебного решения об освобождении от оплаты или об отмене алиментов.

Исковое заявление об отмене алиментов. Образец

Исковое заявление, которое подается в суд для освобождения от выплаты алиментов или их отмены, должно содержать следующие данные:

наименование суда, в который подается иск;

ФИО, адрес регистрации сторон – плательщика и получателя алиментов;

информация о судебном решении, которым были установлены алименты;

изложение обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от оплаты алиментов или их отмены;

прошение к суду об освобождении или отмене алиментов;

перечень документов, прилагающихся к иску;

К исковому заявлению прилагаются следующие документы:

копия свидетельства о заключении или расторжении брака;

копия свидетельства о рождении ребенка;

выписка из домовой книги о составе семьи;

документы, подтверждающие основания для освобождения или отмены алиментов;

исполнительный документ, на основании которого осуществляется взыскание алиментов.

квитанция об оплате пошлины.

Для освобождения от оплаты или отмены алиментов нужно подать иск в тот же суд, который вынес решение о взыскании алиментов. После рассмотрения обстоятельств дела, суд выносит решение и выдает исполнительный документ. С этим документом нужно отправиться в службу судебных приставов, занимающихся взысканием алиментов по предыдущему судебному решению. Новое судебное решение будет основанием для прекращения исполнительного производства по взысканию алиментов.

Среди документов, прилагающихся к исковому заявлению, обязательно должна быть квитанция об оплате государственной пошлины. Ее размер определяется по правилам, установленным в Налоговом кодексе РФ (пункт 1 часть 1 статья 333.19).

Сумма госпошлины зависит от цены иска об отмене алиментов — суммы алиментных выплат, подлежащих отмене, за один год.

Так, если цена иска составляет менее 20 000 рублей, то потребуется заплатить 4% от суммы, но не меньше 400 рублей. Если цена иска составляет 20 000 – 100 000 рублей, размер госпошлины составит 800 рублей и 3% от суммы сверх 20 000 рублей. Если цена иска находится в пределах 100 001 — 200 000 рублей, оплате подлежит госпошлина в размере 3 200 рублей и 2% от суммы свыше 100 000 рублей. И так далее.

Если подается не исковое заявление, а заявление о выдаче судебного приказа про освобождение от оплаты алиментов, размер госпошлины будет составлять половину суммы, подлежащей к оплате при подаче искового заявления на тех же основаниях.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: