Взыскание страховки по кредитному договору: судебная практика

Решение Советского районного суда г. Красноярска от 18.07.2020г. (возврат страховки при досрочном погашении кредита)

Р Е Ш Е Н И Е (заочное)

Именем Российской Федерации

Советский районный суд г. Красноярска

в составе: председательствующего судьи Бех О.В.,

при секретаре Гуляевой Ю.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело

по иску гр. Х к ООО СК «ВТБ Страхование» о защите прав потребителей,

у с т а н о в и л:

Гр. Х обратился в суд с иском к ООО СК «ВТБ Страхование» о защите прав потребителей.

Требования истец мотивировал тем, что между истцом и ПАО «Банк ВТБ» был заключен кредитный договор от ….2018г. на сумму 1200043.44 рубля под 11.9 % годовых на срок 36 месяцев. Одновременно с заключением кредитного договора между истцом и ответчиком был заключен договор личного страхования жизни и здоровья на срок 36 месяцев, что подтверждено полисом страхования «Защита заемщика «Автокредит». Страховая сумма по договору составила 1200043.44 рубля, начиная со второго месяца страхования страховая сумма устанавливается в соответствии с графиком уменьшения страховой суммы. Графиком уменьшения страховой суммы является график погашения кредита и уплаты процентов, являющийся Приложением № 2 к кредитному договору. Размер страховой премии по договору – 95043.44 рубля, срок действия договора страхования- 36 месяцев, страховые риски: смерть застрахованного в результате несчастного случая или болезни, постоянная утрата трудоспособности застрахованного с установлением инвалидности 1,2 групп в результате несчастного случая или болезни.

Истец досрочно погасил кредит, на 08.05.2019г. задолженности по кредиту не имеет.

23.10.2019г. истец обратился в ООО СК «ВТБ Страхование» с заявлением о расторжении договора страхования. До настоящего времени денежные средства истцу не возвращены.

На основании изложенного, истец просит суд расторгнуть договор страхования, взыскать с ответчика в пользу истца 61338.17 рублей в счет возврата страховой премии за период с 08.05.2019г. по 14.04.2021г. (из расчета: – 95043.44 рубля (размер страховой премии)- (95043.44 /36 месяцев (срок страхования по договору) : 30 х 12 месяцев 23 дня (период действия договора страхования)), 61338.17 рублей в счет неустойки за нарушение срока удовлетворения требований потребителя (в порядке статьи 28, 31 закона о защите прав потребителей), из расчета: 61338.17 х 3% х 188 дней, 10000 рублей в счет компенсации морального вреда.

В судебном заседании представитель истца гр. С иск поддержала, не возражала против заочного производства. Ответчик, третье лицо ПАО «Банк ВТБ» в суд не явились, извещены должным образом (л.д. 73,74), ответчик направил в суд возражения по иску. Дело рассмотрено в отсутствие не явившихся лиц в порядке заочного производства.

Выслушав представителя истца, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно статье 958 ГК РФ, договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся:

гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая;

прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью.

2. Страхователь (выгодоприобретатель) вправе отказаться от договора страхования в любое время, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи.

3. При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное.

Как установлено в судебном заседании, между истцом и ПАО «Банк ВТБ» был заключен кредитный договор от 14.04.2018г. на сумму 1200043.44 рубля под 11.9 % годовых на срок 36 месяцев. Кредитным договором предусмотрено внесение заемщиком 36 платежей в размере 18615.67 рублей.

14.04.2018г. между истцом и ответчиком был заключен договор личного страхования жизни и здоровья по программе «Защита заемщика «Автокредит», что подтверждено полисом страхования (л.д. 17).

Согласно договору страхования, страховая сумма по договору составила 1200043.44 рубля, начиная со второго месяца страхования страховая сумма устанавливается в соответствии с графиком уменьшения страховой суммы; размер страховой премии по договору – 95043.44 рубля, срок действия договора страхования- 36 месяцев, начиная с 15.04.2018г. по 14.04.2021г., страховые риски: смерть застрахованного в результате несчастного случая или болезни, постоянная утрата трудоспособности застрахованного с установлением инвалидности 1,2 групп в результате несчастного случая или болезни. Приложением № 2 к договору страхования указан График уменьшения страховой суммы (л.д. 19,20). Согласно графику, страховая сумма определена размером задолженности по кредиту с учетом оплаты заемщиком аннуитетного платежа.

Согласно пункту 6.6 Условий страхования по программе «Защита заемщика Автокредита», договор страхования прекращается до дня срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилась по обстоятельствам иным, чем страховой случай. При этом, страховщик имеет право на часть страховой премии, пропорционально времени, в течение которого действовало страхование, с учетом понесенных расходов на ведение дела и произведенных страховых выплат.

По данным банка, истец досрочно погасил кредит, на 08.05.2019г. задолженности по кредиту не имеет, договор закрыт 07.05.2019г. (л.д. 26).

23.10.2019г. истец обратился в ООО СК «ВТБ Страхование» с заявлением о расторжении договора страхования, просил вернуть страховую премию за период с 08.05.2019г. по 14.04.2021г., всего в размере 61362.36 рублей. 29.10.2019г. заявление получено ответчиком (л.д. 30,31).

01.11.2019г. ответчик отказал истцу в возврате страховой премии, ссылаясь на то, что возможность наступления страхового случая не отпала, существование риска не прекратилось, договор страхования продолжает действовать.

Читайте также:
Отмена решения третейского суда: судебная практика

Представитель истца суду пояснил, что спорная сумма истцу не возвращена.

Возражая по иску, представитель ООО СК «ВТБ Страхование» указывал на то, что возможность наступления страхового случая не отпала, поэтому досрочное погашение кредита не прекращает действие договора добровольного личного страхования в отношении заемщика и не предусматривает возврат страховой премии на основании п. 1 ст. 958 ГК РФ. Погашение кредитной задолженности не означает, что страховая сумма стала равна нулю. Заявление истцом подано по истечении «периода охлаждения». Кроме того, законом не предусмотрено взыскание неустойки за нарушение срока возврата денежных средств в связи с расторжением договора, что исключает возможность взыскания неустойки в порядке статьи 31 закона о защите прав потребителей. Истец не представил доказательств причинения ему морального вреда действиями ответчика. С учетом изложенного, просит в иске отказать.

Оценивая представленные доказательства, суд учитывает, что по общему правилу досрочное погашение заемщиком кредита само по себе не может служить основанием для применения последствий в виде возврата страхователю части страховой премии за неистекший период страхования.

Вместе с тем, перечень приведенных в п. 1 ст. 958 ГК РФ оснований для досрочного прекращения договора страхования не является исчерпывающим.

Так, если по условиям договора добровольного страхования жизни и здоровья заемщика выплата страхового возмещения обусловлена остатком долга по кредиту и при его полном погашении страховое возмещение выплате не подлежит, то в случае погашения кредита до наступления срока, на который был заключен договор страхования, такой договор страхования прекращается досрочно на основании п. 1 ст. 958 ГК РФ, а уплаченная страховая премия подлежит возврату страхователю пропорционально периоду, на который договор страхования прекратился досрочно (из “Обзора практики рассмотрения судами споров, возникающих из отношений по добровольному личному страхованию, связанному с предоставлением потребительского кредита” (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019)). Материалами дела установлено, что размер страховой выплаты обусловлен размером страховой суммы, при этом, приложением № 2 к полису указан график уменьшения страховой суммы. Согласно графику, страховая сумма определена размером задолженности по кредиту с учетом оплаты заемщиком аннуитетного платежа.

При таких обстоятельствах, суд полагает, что ответчик не представил суду доказательств независимости размера страховой выплаты от суммы остатка по кредиту, а, значит, от досрочного возврата кредита.

С учетом изложенного, оплаченная истцом сумма страховой премии, пропорционально периоду, на который договор страхования прекратился досрочно, подлежит возврату истцу за счет средств ООО СК «ВТБ Страхование», всего в размере 61338.17 рублей (в пределах иска, и исходя из расчета: 95043.44 рубля (размер страховой премии) – (95043.44 /1126 дней (срок страхования по договору) х 388 дня (период действия договора страхования с 15.04.2018г. по 07.05.2019г.)).

Материалами дела установлено нарушение ответчиком прав истца как потребителя в связи с нарушением срока возврата страховой премии.

При таких обстоятельствах, с ответчика ООО СК «ВТБ Страхование» в пользу истца подлежит взысканию сумма компенсации морального вреда в порядке статьи 15 закона о защите прав потребителей в размере 2 000 рублей.

При определении размера компенсации суд учитывает характер причиненных потерпевшему нравственных страданий, степень вины ответчика, требования разумности и справедливости.

Рассматривая иск о взыскании неустойки за нарушение срока выплаты страхового возмещения, суд учитывает следующее.

Пленум Верховного Суда РФ в пункте 1 Постановления от 27.06.2013 N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» разъяснил, что отношения по добровольному страхованию имущества граждан регулируются нормами главы 48 “Страхование” Гражданского кодекса Российской Федерации, Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 года N 4015-1 “Об организации страхового дела в Российской Федерации” и Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 “О защите прав потребителей” в части, не урегулированной специальными законами.

Пунктом 5 статьи 28 Закона РФ “О защите прав потребителей” установлено, что в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пени) в размере 3% цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена – общей цены заказа; договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

В силу пункта 13 указанного постановления, под страховой услугой понимается финансовая услуга, оказываемая страховой организацией или обществом взаимного страхования в целях защиты интересов страхователей (выгодоприобретателей) при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков. Цена страховой услуги определяется размером страховой премии.

Учитывая, что неустойка за нарушение срока выплаты страхового возмещения нормами главы 48 «Страхование» Гражданского кодекса РФ и Законом РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» не урегулирована, суд полагает обоснованным требование истца о взыскании с ответчика неустойки в порядке статьи 28 закона о защите прав потребителей.

С учетом изложенного, с ответчика в пользу истца надлежит взыскать 61338.17 рублей в счет неустойки за нарушение срока удовлетворения требований потребителя (в порядке статьи 28, 31 закона о защите прав потребителей), из расчета: 61338.17 х 3% х 188 дней.

Кроме того, с ответчика ООО СК «ВТБ Страхование» подлежит взысканию штраф в размере 50 % от суммы, присужденной судом в пользу потребителя в сумме: 62338.17 рублей (исходя из расчета: (61338.17 + 2000 + 61338.17 = 124676.34 : 2), всего по иску 187014.51 рубль.

Суд также принимает во внимание положения пункта 34 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012г. № 17, согласно которым, применение статьи 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Читайте также:
Взыскание компенсации за потерю времени: судебная практика

Поскольку ответчик не заявил о необходимости снижения суммы неустойки, штрафа, у суда отсутствуют основания для такого снижения.

При этом, оснований для расторжения договора в судебном порядке суд не усматривает, поскольку, в силу положений статьи 450.1 ГК РФ, предоставленное настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (статья 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором. В данном случае, с учетом положений п.6.6 Условий страхования по программе «Защита заемщика Автокредита», договор страхования прекращен с 08.05.2019г., поскольку с даты исполнения кредитного обязательства истцом, возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилась по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

В связи с удовлетворением иска, с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию госпошлина в размере 5200.29 рублей (в порядке статьи 103 ГПК РФ, статьи 333.19 НК РФ, с учетом цены удовлетворенного иска).

При этом, суд принимает во внимание положения статьи 333.22 НК РФ, согласно которым в цену иска включаются указанные в исковом заявлении суммы неустойки (штрафов, пеней) и проценты.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194- 198 ГПК РФ, суд заочно

Иск гр. Х удовлетворить частично.

Взыскать с ООО СК «ВТБ Страхование» в пользу гр. Х 61338 рублей 17 копеек в счет возврата платы за страхование, 61338 рублей 17 копеек в счет неустойки, 2000 рублей в счет компенсации морального вреда, 62338 рублей 17 копеек в счет штрафа, всего 187014 рубля 51 копейка.

Взыскать с ООО СК «ВТБ Страхование» в доход местного бюджета 5200 рубля 29 копеек в счет госпошлины.

Иск в оставшейся части оставить без удовлетворения.

Ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене этого решения суда в течение семи дней со дня вручения ему копии этого решения.

Ответчиком заочное решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в Красноярский краевой суд через Советский районный суд г. Красноярска в течение одного месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении заявления об отмене этого решения суда.

Иными лицами, участвующими в деле, а также лицами, которые не были привлечены к участию в деле и вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен судом, заочное решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в Красноярский краевой суд через Советский районный суд г. Красноярска в течение одного месяца по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, – в течение одного месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Председательствующий Бех О.В.

Мотивированное решение изготовлено: 27.07.2020г.

Заемщик досрочно погасил кредит, но деньги за страховку ему не вернули

Мужчина взял кредит в банке — 2,6 млн рублей. Договор он оформил в апреле 2017 года на семь лет. По условиям кредита нужно было оформить страхование от несчастных случаев. С учетом срока и суммы страховка обошлась в 124 тысячи. Была еще одна страховка — за 30 тысяч. Эти суммы у него списали с кредитного счета.

Через три месяца заемщик погасил кредит. Вместо семи лет он пользовался заемными деньгами три месяца. Так как страховка нужна для гарантий банка, мужчина решил от нее отказаться и забрать часть денег за неиспользованный период. Но страховая компания не отдала деньги. Сказали, что нет оснований.

Пришлось идти в суд в надежде забрать 100 тысяч рублей за ненужную страховку и получить компенсацию морального вреда. Решение Верховного суда по этому делу повергло в шок юристов.

Зачем покупать страховку при оформлении кредита?

Это требование банка — он имеет на это право. Так банк страхует свои риски. Если с заемщиком что-то случится — он умрет, получит тяжелую травму или инвалидность и не сможет работать, — кредит за него погасит страховая компания.

Страхование жизни и здоровья необязательное, но банк может его предложить или повысить ставку при отказе от полиса. Стоимость страховки могут списать со счета и выдать заемщику меньше на эту сумму. То есть полис как бы тоже покупают в кредит и платят за него частями.

Обычно сумма страховки равна сумме кредита, но может быть и меньше. Полис может действовать до конца срока кредитного договора.

Вот такой полис и купил заемщик. Но когда он погасил кредит, то хотел отказаться от страховки и забрать часть денег. Вообще по закону так можно, и многие так делают. Иногда это происходит автоматически: вместе с заявлением о досрочном погашении кредита банк дает заявление о возврате страховой премии. И через несколько дней деньги приходят на счет. Но тут что-то пошло не так.

Почему страховая не вернула деньги?

Заемщик застраховал не риск невозврата кредита, а свою жизнь. Это не обеспечение по кредиту, а просто страховой полис для конкретных случаев. Он может действовать и сам по себе, даже если кредит уже погашен.

Кредитный договор заключен до 2024 года, а полис действует только до 2020. И вообще благодаря покупке полиса ставка по кредиту была ниже: 15,9% вместо 18,9% без полиса. Если погасил кредит досрочно — молодец. Но деньги за полис не отдадим: пусть страховка и дальше действует.

Читайте также:
Отключение канализации за неуплату: судебная практика

Заемщик с таким раскладом не согласился и пошел в суд, чтобы забрать 100 тысяч рублей. Ответчиком стала страховая компания: банку мужчина был ничего не должен и полис покупал не у него.

Что сказали суды?

Тот, кто страхует свою жизнь, — страхователь. Он платит страховую премию и покупает полис. Если наступит страховой случай, страховая компания заплатит ему страховую сумму. Или не самому страхователю, а выгодоприобретателю — например, погасит за заемщика кредит в банке.

Если возможность наступления страхового случая отпала или страхового риска больше нет, договор перестает действовать. Например, если дом застраховали от наводнения, а он сгорел. Или предприниматель застраховал свою ответственность перед клиентами, а потом свернул бизнес.

Если страхового риска больше нет и дело не в страховом случае, можно забрать часть страховой премии, которая пришлась на неиспользованный период, — сумму считают пропорционально сроку действия полиса.

В этой истории так и получилось: после погашения кредита страховой риск прекратился.

Договор страхования заключили именно для кредита, а не просто так. Там написано, что при покупке полиса ставка снижается. Досрочное погашение кредита — это как раз та причина, по которой можно требовать деньги за страховку.

Хоть страховая компания и говорит, что полис сам по себе, но это не так. Верните заемщику 103 тысячи рублей.

Заемщик — еще и потребитель, так что его права нарушены. Компенсируйте 10 тысяч за моральный вред и заплатите еще 50% штрафа сверху. Итого — 170 тысяч.

Договор страхования действительно можно прекратить раньше времени, если отпал страховой риск. Тогда страховая обязана вернуть деньги.

Но при страховании от несчастных случаев, как у этого заемщика, такой причиной может стать только что-то связанное с его жизнью и здоровьем. То есть должно произойти что-то, из-за чего страховать жизнь и здоровье больше нет смысла. Получается абсурд: жизнь и здоровье нужно потерять. Но тогда это страховой случай. При таком раскладе получается замкнутый круг.

В договоре страхования нет привязки к остатку долга по кредиту. Страховая выплата в любое время составит 2,6 млн рублей, она не уменьшается.

Страховой случай не связан с кредитом: несчастный случай может наступить независимо от выплат банку.

Значит, при досрочном погашении кредита договор страхования не прекращается. Нет повода возвращать страховую премию. Просто так ее потребовать назад нельзя. Для этого есть период охлаждения, но он давно прошел.

Две инстанции ошиблись и неправильно применили закон.

Итог. Решение в пользу заемщика отменили. Дело отправили на пересмотр. Окончательного решения пока нет, история свежая. Но Верховный суд внятно объяснил, что две инстанции допустили ошибки, неправильно применили закон и должны устранить нарушения.

Но ведь раньше можно было вернуть деньги за страховку. Что изменилось?

Ничего не изменилось. И раньше, и сейчас действует статья 958 ГК , которую можно использовать для возврата страховой премии при досрочном погашении кредита.

В мае 2018 года Верховный суд вынес решение в пользу заемщика. Сейчас это активно обсуждают юристы: мол, тогда разрешали, а теперь все изменилось. Но в том деле были другие обстоятельства: договор страхования был составлен так, что сумма выплаты уменьшалась вместе с долгом и зависела от него.

А если сумма долга равна нулю, то страховой выплаты фактически быть не может. Значит, и часть страховой премии можно потребовать назад. В тот раз кредит погасили через месяц, за страховку заплатили 130 тысяч рублей. Две инстанции отказали в возврате 128 тысяч, а Верховный суд сказал, что это неправильно: когда страховка связана с кредитом, при досрочном погашении часть денег должны вернуть. В итоге дело пересмотрели: страховая компания отдаст 128 тысяч рублей за полис и еще 64 тысячи рублей штрафа.

Была еще одна история, когда суд заставил банк вернуть деньги за страховку

Да, такая история и правда была и тоже широко обсуждалась. Но и там другие обстоятельства. Дело было в 2017 году. Тогда заемщица взяла кредит, купила полис, а потом сразу от него отказалась. В договоре было условие, что при отказе деньги за полис ей не вернут, а период охлаждения не сработает: там был договор присоединения.

Две инстанции встали на сторону страховой компании, но Верховный суд сказал, что такое правило не соответствует указаниям ЦБ . В итоге решение вынесли в пользу заемщицы: от страховки можно отказаться, даже если полис купили по договору присоединения.

Но в той истории речь шла о периоде охлаждения. Женщина отказалась от страховки в течение пяти дней. Если забрать деньги, пока действует период охлаждения — а сейчас он, кстати, уже не пять дней, а две недели, — то деньги вернут. Но тогда риски заемщика не будут застрахованы.

Верховный суд изменил свою позицию и пошел против заемщиков?

На самом деле никакой революции в решении Верховного суда нет. Он и раньше говорил, что, если договор страхования не привязан к кредитному, это личное дело заемщика, от чего он там себя страхует. Тогда речь шла о 146 тысячах рублей и вернуть их не удалось.

Да, такие страховки продают при оформлении кредитов, но это отдельный продукт: при досрочном погашении часть страховой премии вернуть не получится. Все зависит от формулировок, которые никто обычно не читает. Но свободу договора никто не отменял. Нельзя сначала подписать договор, а потом от него отказываться без повода.

Сначала читать, потом подписывать

Как вернуть деньги за страховку по кредиту?

Сначала нужно подумать, стоит ли в принципе отказываться от страховки. У оформления полиса есть как минимум два преимущества:

  1. Можно получить выплату при страховом случае.
  2. Банк может снизить ставку по кредиту.
Читайте также:
Какие дела рассматривает третейский суд

Но если вы купили полис только для оформления кредита, есть шанс забрать деньги при досрочном погашении и даже без него.

Есть два способа это сделать: использовать период охлаждения или досрочно погасить кредит.

До того как подавать заявление о возврате страховой премии, изучите кредитный договор и правила страхования. Они не могут противоречить закону и указаниям ЦБ , но их условия влияют на возврат денег. Юристы могут так составить договор, что все будет законно, но деньги вам не вернут. Винить банк и страховую тут нельзя: каждый занимается своим делом и никто не заставляет силой брать кредиты и покупать полисы.

Например, в этой истории договор страхования оказался не связан с кредитом. То есть заемщик как будто просто купил полис для страхования от несчастного случая. Нет оснований возвращать ему деньги при досрочном погашении. Кредит сам по себе, а полис отдельно. Заемщик добровольно подписал документы и теперь не сможет забрать деньги. Зато еще несколько лет будет застрахован.

Если хотите отказаться от страховки в период охлаждения, почитайте наши статьи:

Возврат в период охлаждения. Если хотите отказаться от полиса в течение двух недель после покупки, напишите заявление в страховую компанию. Полис продает не банк, а страховая — общайтесь с ней. Часто все это проходит быстро и без проблем: пишете заявление и деньги приходят на счет. А кредит платите себе дальше по графику.

Убедитесь, что в кредитном договоре нет условия, что при отказе от страховки повышается ставка. Можно сэкономить и прогадать.

Возврат при досрочном погашении. Проверьте, как связан кредитный договор и страховка. Часть премии можно вернуть, только если страховая выплата связана с долгом. То есть при погашении кредита страхового риска больше нет. Если это просто договор страхования жизни «из коробки», с возвратом могут быть проблемы — и это не нарушение. На кону при этом может стоять сто тысяч рублей и даже больше.

Если решили досрочно гасить кредит и забирать страховую премию, дальше план такой:

  1. Напишите в банк заявление о досрочном погашении. Внесите нужную сумму на счет. Без заявления погашения не будет: деньги спишут по графику.
  2. Возьмите справку о погашении кредита и напишите заявление в страховую компанию. Просите вернуть вам часть страховой премии. Опирайтесь на выводы Верховного суда в разных ситуациях. Это хоть и не закон, но суды, банки и страховые принимают во внимание его решения.

Следите за изменениями в законах. Сейчас нет такого правила, чтобы при досрочном погашении кредита всем возвращали страховую премию. Все зависит от условий договора. Но на рассмотрении в думе есть законопроект о возврате части денег за полис при досрочном погашении кредита. И это не будет зависеть от конкретного договора, если только юристы что-нибудь не придумают. Но пока это только планы. Когда все заработает, мы расскажем.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21.02.2017 N 74-КГ16-35

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 21 февраля 2017 г. N 74-КГ16-35

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Павловой Н.П. к ПАО “Сбербанк России”, ООО СК “Сбербанк страхование жизни” о защите прав потребителя по кассационной жалобе ПАО “Сбербанк России” на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителей ПАО “Сбербанк России” Кузьмина С.С., Титова Е.Е., поддержавших доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Павлова Н.П. обратилась в суд с названным иском к ПАО “Сбербанк России”, ООО СК “Сбербанк страхование жизни”, указав, что ПАО “Сбербанк России” ей предоставлен кредит в размере 587 890 руб. сроком на 5 лет, при заключении данного кредитного договора ею также было подписано заявление на страхование по добровольному страхованию жизни, здоровья и в связи с недобровольной потерей работы заемщика. Истец полагала, что услуги по страхованию жизни были навязаны ей банком, который также не предоставил ей сведения о полной стоимости услуги. Просила суд расторгнуть договор страхования, заключенный между Павловой Н.П. и ООО СК “Сбербанк страхование жизни”, взыскать с ответчика в ее пользу уплаченную страховую премию, взыскать с ПАО “Сбербанк России” сумму комиссионного вознаграждения банку, компенсацию морального вреда, штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”, судебные расходы.

Решением Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 12 февраля 2016 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2016 г. решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований к ПАО “Сбербанк России” о взыскании комиссии за подключение к программе страхования, в этой части принято новое решение, которым с ПАО “Сбербанк России” в пользу Павловой Н.П. взыскано 55 301 руб., компенсация морального вреда 2 000 руб., штраф в размере 27 650 руб. 50 коп.

В кассационной жалобе ПАО “Сбербанк России” поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 23 января 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Читайте также:
Возмещение ущерба от залива квартиры: судебная практика

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 16 октября 2015 г. между Павловой Н.П. и ПАО “Сбербанк России” заключен кредитный договор, в соответствии с которым банк обязался предоставить истцу кредит, а заемщик обязался возвратить полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в размере и в сроки, предусмотренные условиями договора.

Банк свои обязательства по договору исполнил, предоставив Павловой Н.П. кредит в указанном размере.

При заключении кредитного договора Павловой Н.П. также подписано заявление на страхование по добровольному страхованию жизни, здоровья и в связи с недобровольной потерей работы заемщика, в котором просил включить его в список застрахованных лиц.

Сумма платы за подключение к программе составила 87 890 руб. за весь срок кредитования и была удержана ПАО “Сбербанк России” из кредитных средств, страховая премия в размере 22 633 руб. 77 коп. перечислена страховщику ООО СК “Сбербанк страхование жизни” 16 октября 2015 г.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что заключение договора страхования являлось одним из способов обеспечения обязательств, определение договором условия об уплате комиссии за подключение к программе страхования не противоречит закону, при этом предоставленная банком услуга является самостоятельной, не связанной с предоставлением денежных средств на условиях возвратности.

Отменяя в части решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что потребитель должен располагать информацией о размере платы за страхование при заключении соответствующего договора и размере вознаграждения банка за подключение к программе страхования, в том числе о соотношении страховой премии и вознаграждения банка за подключение дополнительной услуги. Указание в заявлении на страхование лишь о том, что плата за подключение к программе страхования составляет в общей сумме 87 890 руб., по мнению суда апелляционной инстанции не свидетельствует о предоставлении банком полной информации о данной услуге.

Сведения о составляющих частях удержанной платы и их размере были получены истцом только по ее запросу после досрочного погашения кредита, тогда как должны были быть предоставлены Павловой Н.П. при заключении договора, поскольку соотношение размера вознаграждения банка и страховой премии могли повлиять на правильный выбор истцом услуги.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) установила нарушение ответчиком прав истца и пришла к выводу, что предусмотренных законом оснований для отказа во взыскании с ответчика суммы удержанной комиссии за подключение к программе страхования не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422) (п. 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При предоставлении кредитов банки не вправе самостоятельно страховать риски заемщиков. Однако это не препятствует банкам заключать соответствующие договоры страхования от своего имени в интересах и с добровольного согласия заемщиков.

Судом при рассмотрении настоящего дела установлено, что 16 октября 2015 г. Павлова Н.П. подписала заявление, которым выражала согласие быть застрахованной в ООО СК “Сбербанк страхование жизни” и просила ПАО “Сбербанк России” заключить в отношении нее договор страхования по программе добровольного страхования жизни, здоровья и в связи с недобровольной потерей работы заемщика в соответствии с условиями, изложенными в настоящем заявлении и условиях участия в программе добровольного страхования (л.д. 7).

Из заявления (п. 5.2) следует, что Павлова Н.П. ознакомлена и согласна с тем, что за подключение к программе страхования банк взимает с нее плату в соответствии с тарифами банка, состоящую из комиссии за подключение клиента к данной Программе и компенсации расходов банка на оплату страховых премий страховщику.

В соответствии со ст. 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение должно быть законным и обоснованным (ч. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 2 и п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении”).

При разрешении спора суд апелляционной инстанции исходил из того, что ПАО “Сбербанк России” Павловой Н.П. оказана услуга, но в нарушение требований ст. ст. 195, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не определил характер этой услуги, а также нормы закона, регулирующие правоотношения, сложившиеся между ПАО “Сбербанк России” и Павловой Н.П. в связи с подписанием последней заявления на страхование.

При рассмотрении дела ПАО “Сбербанк России” указывало, что при заключении договора страхования заемщика и определении платы за подключение к программе страхования банк действовал по поручению заемщика.

Читайте также:
Восстановление утраченного судебного производства в гражданском процессе

Данная услуга является возмездной в силу положений п. 3 ст. 423, ст. 972 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственноручные подписи в заявлении о страховании подтверждают, что истец осознанно и добровольно приняла на себя обязательства, в том числе и по уплате банку платы за оказание услуг по заключению договора страхования. Данным обстоятельствам судом апелляционной инстанции оценка в нарушение положений ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценка не дана.

При разрешении спора судебная коллегия также пришла к выводу, что истцу не предоставлена достоверная и полная информация о составных частях платы за включение в программу коллективного страхования, фактическом размере страховой премии и комиссии банка, об оказанных за взимаемую сумму услугах, тарифах, определяющих размер платы, условиях ее формирования.

Судом апелляционной инстанции не учтено, что услуга, оказываемая ПАО “Сбербанк России” Павловой Н.П., является неделимой, формула расчета платы за подключение к программе страхования содержится в заявлении на страхование (л.д. 8), со стоимостью услуги истец была согласна, что выразилось в собственноручном подписании ею данного заявления.

При этом Павловой Н.П. банку уплачивалась не страховая премия, поскольку ПАО “Сбербанк России” не является страховой компанией, а стоимость услуги, в которую входила компенсация расходов банка на уплату страховой премии.

Между тем, судебная коллегия не усмотрела оснований для взыскания расходов банка на подключение к программе страхования в размере уплаченной им страховой премии, хотя не устанавливала, что в этой части информация о стоимости услуги до Павловой Н.П. доведена.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Банк, навязавший страховку, оштрафован на 800 000 рублей

Женщина, взявшая кредит в коммерческом банке, оспорила в суде пункт договора о обязательном подключении к программе страхования и. победила!

Фабула дела

Жительница г. Баймак планировала взять в коммерческом банке кредит на сумму 500 000 рублей. Кредит был одобрен, но при подписании кредитного договора выяснилось, что в нем фигурирует пункт о подключении к программе страхования. Стоимость этого подключения составила 264 000 рубля (34% от первоначальной суммы кредита). Без данного пункта банковские сотрудники договор с женщиной заключать отказывались.

Кроме того, сумма комиссии была включена в общую стоимость кредита, и заемщица должна была выплачивать проценты не за 500 тысяч рублей, как предполагала изначально, а за 764 тысячи рублей. Никакой возможности отказаться от оплаты страховки у женщины не было — в противном случае она бы не получила столь необходимых ей денег.
Считая, что страховка навязана незаконно и, к тому же, обложение процентами страховки несправедливо, через некоторое время заемщица направила в банк претензию с требованием возместить ей убытки. Заявление осталось без ответа.
За помощью женщина обратилась в суд.

Что делать, если вы столкнулись с принудительным страхованием заемщика при кредитовании? Руководство по вашим действиям – в рубрике “Проблемы и решения”.

Ход разбирательства

Истица попросила суд признать недействительным условия договора с банком «Ренессанс Кредит», взыскать с ответчика незаконно удержанную, по ее мнению, сумму в размере 264 тысяч рублей, а также компенсацию морального вреда и штраф за отказ удовлетворить требования в досудебном порядке.

Изучив материалы дела, суд установил, что, действительно, между истицей и ООО КБ «Ренессанс Кредит» был заключен кредитный договор в соответствии с которым потребитель получил кредит в сумме 764 тысяч рублей сроком на 48 месяцев под 27,94% годовых. Согласно выписке из лицевого счета, со счета истицы на расчетный счет ООО «Группа Ренессанс Страхование» была перечислена комиссия за присоединение к программе страхования в сумме 264 тысячи рублей.
Также была принята во внимание претензия банку о возврате уплаченного страхового взноса, на которую банк не ответил, и учтено, что кредит получен истицей для нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью (в связи с чем к отношениям сторон применим Закон «О защите прав потребителей».

Одновременно суд учел, что банк заранее определил страховую компанию, тем самым, обязав заемщика принять данные условия, не предоставив права свободного выбора истцу застраховать свою жизнь и здоровье в любой другой компании.

При этом заемщик был лишен возможности оплатить услугу страхования собственными средствами, поскольку по условиям кредитного договора сумма комиссии включена в общую стоимость кредита, что приводит к дополнительному обременению его как заемщика, уплатой процентов на сумму оспариваемой комиссии. Вышеуказанные действия увеличивают финансовые обязательства заемщика перед банком.

При вынесении решения суд руководствовался следующими нормами:

  • В силу требований ч.1 ст.422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения.
  • Согласно ст.10 Закона «О защите прав потребителей» продавец обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах, обеспечивающую возможность их правильного выбора.
  • Согласно ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» продавцу запрещено обусловливать приобретение одних товаров обязательными приобретениями иных товаров. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
  • Согласно ст.1 ФЗ «О банках и банковской деятельности» банк предоставляет кредит на условиях, предусмотренных в кредитном договоре.
  • В силу ч.1 ст.329 ГК РФ исполнение обязательств заемщиком может обеспечиваться способами, предусмотренными законом или договором. Страхование жизни и здоровья заемщика является допустимым способом обеспечения возврата кредита.
  • В соответствии со ст.934 ГК РФ по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за страховую премию, уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить страховую сумму в случае наступления в его жизни предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор. (Если говорить применительно к нашей ситуации — истица сама себя страхует, поэтому она вправе выбрать, на каких условиях и как она может это сделать.)

Суд пришел к выводу, что включение банком в кредитный договор условий об оплате комиссии за подключение к Программе страхования ущемляет установленные законом права потребителя, в виду чего исковые требования о признании условия кредитного договора в части обязанности заёмщика уплаты комиссии за подключение к Программе страхования жизни и здоровья заемщика, недействительным (ничтожным), подлежат удовлетворению судом на основании ст.ст.166-168 ГК РФ, ст.16 Закона «О защите прав потребителей».

  • Согласно ст. 1099, 1100 ГК РФ, ст.15 закона «О защите прав потребителей» с ответчика подлежит взысканию в пользу истца компенсация морального вреда с учетом того, что права потребителя были нарушены, его требования о восстановлении нарушенного права не были удовлетворены ответчиком в установленный законом срок.
  • Согласно п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с исполнителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф — 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
  • В соответствии с п. 46 Постановления «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при удовлетворении судами требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке уполномоченной организацией, суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Опираясь на данные правовые нормы, суд пришел к выводу, что требования истицы должны быть удовлетворены.

Читайте также:
Как подать апелляцию на решение мирового судьи

Судебное решение:

Признать недействительным условия кредитного договора, возлагающие обязанность на заемщика по подключению к программе страхования жизни и здоровья заемщика. Взыскать с ООО КБ «Ренессанс Кредит» в пользу истицы:

264 000 рублей – незаконно удержанная сумма за подключение к Программе страхования;
264 000 рублей — неустойка;
15 000 рублей — расходы на оплату юридических услуг;
10 000 рублей — компенсация морального вреда;
269 000 рублей — штраф за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя.

ВС защитил право граждан на частичный возврат страховой премии при досрочном погашении автокредита

3 марта Верховный Суд РФ вынес Определение № 78-КГ19-7 по спору о взыскании со страховой компании ее клиентом части уплаченной им страховой премии в связи с досрочным погашением автокредита.

В июле 2017 г. ПАО «Банк ВТБ 24» предоставило Сергею Выборову на 3 года кредит на приобретение автомобиля в размере 1,1 млн руб. под 8% годовых. В этот же день гражданин застраховал свои обязательства по кредитному договору в ООО СК «ВТБ Страхование» в рамках программы «Защита заемщика автокредита» на сумму в 1 млн руб., а страховая премия по договору страхования составила 127 тыс. руб.

В мае 2018 г. Сергей Выборов досрочно погасил задолженность перед банком, что подтверждалось справкой кредитной организации. Спустя месяц гражданин направил страховщику претензию, требуя частичного возврата страховой премии в размере 92 тыс. руб. пропорционально сроку, на который договор страхования досрочно был прекращен. Поскольку страховая компания отказалась выполнять претензию клиента, он обратился в суд.

Первая инстанция отказала в удовлетворении иска под предлогом того, что часть страховой премии может быть возвращена страхователю при его отказе от договора страхования, который должен содержать соответствующие условия. Как пояснил суд, спорный договор предусматривает возможность отказа страхователя от договора с условием возврата страховой премии только в течение 5 рабочих дней с даты его заключения, а отказ истца от него произошел уже за пределами этого срока. Суд также счел, что досрочное погашение кредита не является основанием для прекращения договора страхования, поскольку его условиями это не предусмотрено.

Решение суда устояло в апелляции, которая добавила, что досрочное погашение кредита по условиям договора страхования не прекращает существование страхового риска и возможности наступления страхового случая. Апелляционный суд также отметил, что обязательство страховщика по выплате страхового возмещения действует до даты полного погашения кредита и применяется только при наступлении страхового случая, однако такой случай (смерть, инвалидность, критическое заболевание) по настоящему делу не наступил. Кроме того, вторая инстанция сочла, что положения п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса к спорным правоотношениям не применяются, поскольку эта норма прямо не предусматривает в качестве основания досрочного прекращения договора страхования досрочное погашение кредита.

Сергей Выборов обжаловал судебные акты в Верховный Суд, судья которого отказал в приеме его кассационной жалобы. Впоследствии заместитель председателя ВС вынес определение о передаче дела для рассмотрения в Судебную коллегию по гражданским делам.

После изучения материалов дела высшая судебная инстанция напомнила, что страховой случай, в отличие от событий, не являющихся таковым, должен быть предусмотрен договором страхования и порождать обязанность страховщика произвести страховое возмещение. Соответственно, событие, не влекущее обязанность страховщика произвести страховое возмещение, не является страховым случаем.

Верховный Суд пояснил, что перечень указанных в п. 1 ст. 958 ГК РФ обстоятельств, влекущих досрочное прекращение договора страхования, не является исчерпывающим. В частности, если по условиям договора страхования интересов заемщика после погашения кредита страховое возмещение не подлежит выплате по причине отсутствия долга, с которым связан размер страхового возмещения, то досрочное полное погашение кредита прекращает возможность наступления страхового случая, так как любое событие (в том числе и формально предусмотренное таким договором) не повлечет обязанность страховщика осуществить страховое возмещение.

Читайте также:
Обжалование постановление мирового судьи по административному делу

«Договор страхования в таком случае прекращается досрочно в силу закона, в связи с чем является ошибочным довод суда первой инстанции в обоснование отказа в иске о том, что досрочное прекращение заключенного сторонами договора страхования условиями этого договора не предусмотрено. Ошибочным является и указание суда апелляционной инстанции о неприменении к спорным правоотношениям положений п. 1 ст. 958 ГК РФ со ссылкой на то, что досрочное погашение кредита как основание досрочного прекращения договора страхования в этой норме прямо не указано», – отмечено в определении.

ВС также не согласился с выводом апелляции о том, что по условиям договора страхования возможность наступления страхового случая при досрочном погашении кредита не прекратилась. Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49 Суд пояснил, что буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями, а также его смыслом и целями. При этом толкование договора не должно приводить к такому пониманию его условий, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду. При неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон иным образом толкование условий договора осуществляется, в частности, в пользу контрагента страховщика, который подготовил проект договора либо предложил формулировку соответствующего условия (абз. 2 ст. 431 ГК РФ).

«Из установленных судом обстоятельств дела следует, что договор страхования в данном случае заключался в связи с кредитным договором и имеет прямые отсылки на условия договора кредита. Истец является как потребителем банковской услуги кредита, так и услуги страхования, предоставляемой ответчиком. При этом ответчик является лицом, профессионально осуществляющим деятельность в сфере страхования, разработавшим и утвердившим условия страхования по программе “Защита заёмщика автокредита”, заполнившим и выдавшим истцу полис страхования. Данные обстоятельства судом апелляционной инстанции учтены не были», – отметил ВС.

Он добавил, что суд апелляционной инстанции, ссылаясь на то, что по условиям договора страхования досрочное погашение кредита не прекращает возможность страховой выплаты, не указал, какая страховая сумма предусмотрена условиями договора на этот случай, позволяет ли договор ее определить и соответствует ли это волеизъявлению сторон и цели договора при его заключении. Согласно п. 3 полиса страхования, выданного истцу, начиная со второго месяца страхования страховая сумма устанавливается равной 110% задолженности страхователя по кредитному договору в соответствии с первоначальным графиком платежей, за исключением процента за пользование кредитом и штрафных санкций за просрочку платежа, но не более первоначальной страховой суммы.

По мнению Суда, если апелляция сочла, что в рассматриваемом случае имело место страхование финансового риска, то такое толкование является ошибочным. Из буквального содержания условий программы «Защита заемщика автокредита» следует, что после полного погашения кредита обязательства страховщика по выплате страхового возмещения не действуют. Таким образом, Верховный Суд отменил определение апелляции и вернул ей дело на новое рассмотрение.

Партнер MGP Lawyers Станислав Голотвин поддержал позицию ВС, отметив, что она соответствует справедливому распределению обязательств сторон по отношению друг к другу. «Данный спор вытекает из действия теории взаимосвязанных договоров, которые представляют собой два или более договора, заключенных раздельно с юридической точки зрения, но составляющих единое целое с экономической точки зрения по причинам единства объекта или цели. Доктрина связанных договоров позволяет отказываться от договора в связи с прекращением другого связанного с ним договора без негативных последствий», – пояснил он.

Эксперт заметил, что ранее ВС РФ уже высказывался по вопросу частичного возвращения страховой премии при досрочном погашении потребителем кредита. «Так, в Определении от 22 мая 2018 г. № 78-КГ18-18 Суд выразил позицию о том, что “досрочное исполнение кредитного договора является обстоятельством, приводящим к прерыванию отношений по защите имущественных интересов истицы, связанных с причинением вреда ее здоровью, а также с ее смертью в результате несчастного случая, что лишает всякого смысла страхование от несчастных случаев, по которому невозможна выплата страхового возмещения и, следовательно, приводит к досрочному прекращению договора страхования”. Прекращение по этому основанию договора страхования подпадает под п. 1 ст. 958 ГК РФ и позволяет вернуть страховую премию пропорционально времени страхования. Однако в Определении от 28 августа 2018 г. № 44-КГ18-8 ВС РФ в рамках рассмотрения схожего спора (отличия были только в том, что по условиям договора страховая сумма на весь срок действия кредитного договора была единой и не зависела от остатка по кредиту) высказал противоположную позицию», – отметил Станислав Голотвин.

Он добавил, что в рассматриваемом деле страховая сумма также не уменьшалась по мере выплата кредита. «Как указано в материалах дела, согласно п. 3 полиса страхования, выданного истцу, начиная со второго месяца страхования страховая сумма устанавливается равной 110% задолженности страхователя по кредитному договору в соответствии с первоначальным графиком платежей, за исключением процента за пользование кредитом и штрафных санкций за просрочку платежа, но не более первоначальной страховой суммы. Таким образом, ВС РФ устраняет возможность разного толкования условий договора страхования, заключаемого в связи с выдачей потребительского кредита», – подытожил эксперт.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев отметил, что потребители нередко сталкиваются с тем, что в банке вместе с кредитом предлагается оформление страхового полиса. По его мнению, в рассматриваемом случае Верховный Суд отошел от формализма и указал на диспозитивный характер ст. 958 ГК РФ, а также напомнил судам о том, как следует толковать условия договора с учетом уже имеющихся разъяснений Постановления Пленума ВС РФ № 49.

Читайте также:
Освобождение от уплаты алиментов: судебная практика

Эксперт полагает, что определение ВС будет служить в дальнейшем ориентиром для потребителей, которые совместно с банковским продуктом оформляют страховку и вправе рассчитывать на то, что в случае досрочного возврата кредита они могут правомерно требовать от страховой компании возврата части ранее уплаченной страховой премии. «Более того, потребитель в большинстве случаев не является профессиональным юристом и вправе рассчитывать на прозрачность и предсказуемость тех условий, на которые он соглашается. Странно, что в данной ситуации суды нижестоящих инстанций не учли сути сложившихся отношений в сфере страхования между потребителем, досрочно выплатившим кредит, и страховой компанией, а также примечательно и то, что кассационная жалоба была рассмотрена Верховным Судом только после вынесения соответствующего определения заместителем Председателя ВС РФ», – отметил Иван Хорев.

Признание в суде договора притворной сделкой

При заключении договоров стороны по разным мотивам договариваются и подписывают одни сделки, а реальная их цель при этом направлена на достижение иных правовых последствий. Со стороны все выглядит законно, однако такие сделки могут нарушить права иных участников гражданского оборота.

Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка – это сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях.

Обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной как притворной может любая сторона сделки, а также любое третье лицо, у которого такой сделкой нарушены права и законные интересы.

Для того чтобы сделку признать притворной, в суде необходимо будет доказать следующие обстоятельства (предмет доказывания): установление действительной воли сторон, направленной на достижение определенного правового результата, который они имели в виду при заключении договора; обстоятельства заключения договора и доказательства несоответствия волеизъявления сторон их действиям , фактические отношения между сторонами, а также намерения каждой стороны.

В п. 87 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 25) разъяснено, что, в связи с притворностью, недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно.

В практике встречается множество различных вариантов, когда сделка по указанному выше основанию может быть признана судом недействительной.

Как отметил ВС РФ в определении от 09.01.2018 № 32-КГ17-33, признание договора притворной сделкой не влечет таких последствий как реституция, поскольку законом в отношении притворных сделок предусмотрены иные последствия – применение к сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемой сделки), относящихся к ней правил с учетом существа и содержания такой прикрываемой сделки (п. 2 ст. 170 ГК РФ). В указанном определении ВС РФ указал, что к притворной сделке надлежало применить правила прикрываемой сделки, с учетом ее существа и содержания.

Часто граждане берут деньги взаймы у физического лица и вместо договора залога и займа заключают договор купли-продажи квартиры с возможностью последующего выкупа этой недвижимости обратно после возврата суммы займа. Впоследствии в суде «горе-заемщики» пытаются признать этот договор притворной сделкой, так как оказывается, на самом деле они не собирались отчуждать свое жилое помещение. В таких случаях в предмет доказывания дополнительно входит установление судом факта достижения сторонами договоренности по всем существенным условиям договоров займа и залога. Судами при установлении перечисленных выше обстоятельств сделка купли-продажи признается притворной, а в решении суд должен установить условия договоров займа и залога, которые возникли между сторонами (определение ВС РФ от 25.07.2017 г. № 77-КГ17-17, определение ВС РФ от 09.01.2018 № 32-КГ17-33).

Немаловажным является тот факт, что ВС РФ в своем определении от 25.07.2017 № 77-КГ17-17 настаивает, что ссылка истца в исковом заявлении на правовые нормы, не подлежащие применению к обстоятельствам дела, сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку в этом случае суду надлежит самостоятельно определить подлежащие применению к установленным обстоятельствам нормы права и дать юридическую квалификацию правоотношениям сторон. Например, если истец ссылается на недействительность договора как мнимой сделки, то суд, установив, что к данным правоотношениям сторон подлежат применению нормы права о притворной сделке, должен по собственной инициативе применить ту норму права, которая позволит защитить нарушенные права истца.

Согласно п. 87 и п. 88 Постановления № 25 притворная сделка может прикрывать сделку с иным субъектным составом; для прикрытия сделки может быть совершена не только одна, но и несколько сделок.

Так, в Определении ВС РФ от 31.07.2017 № 305-ЭС15-11230 ряды последовательно заключенных сделок по продаже квартиры были признаны недействительными, а к ним – применены последствия недействительности прикрываемой сделки в виде возврата квартиры в конкурсную массу банка.

Последовательное отчуждение принадлежащих долей в ООО путем заключения договоров купли-продажи и дарения, в отсутствие соблюдения требований об обязательном предложении долей другому участнику общества, имеющему право преимущественной покупки, также было признано недействительным как притворные сделки (Определение ВС РФ от 08.08.2018 № 305-ЭС18-10819).

В делах о признании гражданина несостоятельным (банкротом) можно признать последовательно совершенные сделки притворными и прикрывающими собой сделку по выводу имущества должника в пользу заинтересованного лица на безвозмездной основе (Определение ВС РФ от 07.08.2018 г. № 305-ЭС17-142366). А требование участника должника, основанное на притворной сделке по предоставлению займа, которая прикрывает обязательства, вытекающие из факта участия в таком обществе, не подлежит включению в реестр требований кредиторов (п.18 Обзора судебной практики ВС РФ № 5 (2017).

Читайте также:
Освобождение от уплаты алиментов: судебная практика

Проанализированная судебная практика позволяет понять, какие обстоятельства необходимо доказать в суде, чтобы признать договор недействительным, притворной сделки. А многообразие комбинаций, которые могут быть использованы сторонами таких сделок, многогранны. Поэтому необходимо тщательно изучать любой договор, который вы заключаете. А также все сделки, которые подтверждают права другого лица на принадлежащее ему имущество, например, при его покупке.

Верховный суд научил определять притворные сделки

Неудачная сделка

Притворный характер сделки тяжело доказать на практике, поскольку речь идет о субъективных намерениях сторон, говорит Вероника Величко из Avelan Avelan Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании × .

В 2009 году Анна Минина* временно прописала в своей квартире Ольгу Пустову*, дочь подруги. Пустова арендовала жилье и поселилась там. Спустя год девушка решила приобрести ¼ часть этой недвижимости за 1,3 млн руб. Стороны оформили эту сделку через договор дарения. А устно решили, что деньги за покупку отдаст Инна Гуськова* – мать Пустовой. Та перевела эти средства Мининой.

Через три года женщины поссорились. Гуськова отсудила обратно деньги как неосновательное обогащение. Тогда продавец обратилась в суд и потребовала признать договор дарения притворной сделкой, которая на самом деле являлась куплей-продажей. Минина привела в суд свидетелей, которые подтверждали: истица ничего не дарила Пустовой, а таким способом продала долю в квартире. Этим словам ни Бабушкинский районный суд Москвы, ни Московский городской суд не поверили и отказали заявительнице. Суды посчитали, что истица не смогла доказать свою позицию (дело № 02-4259/2018).

Когда предоставление встречное

Верховный суд, куда обратилась Минина, не согласился с выводами нижестоящих инстанций. ВС указал на то, что столичные суды не объяснили, почему отвергли слова свидетелей. Кроме того, судьи ВС подчеркнули необходимость поставить в этом деле еще и вопрос о том, почему так поздно истица обратилась в суд: пропустила она срок исковой давности по уважительной причине либо нет (дело № 5-КГ20-44).

Отдельно коллегия по гражданским делам ВС обратила внимание на то, что «любое встречное предоставление со стороны одаряемого делает договор дарения недействительным». Чтобы предоставление считалось встречным, оно необязательно должно быть предусмотрено тем же соглашением, что и подарок. Оно может являться предметом отдельной сделки, в том числе и с другим лицом.

Учитывая перечисленные обстоятельства, тройка судей под председательством Игоря Юрьева отменила акты нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение обратно в райсуд (еще не рассмотрели).

Эксперты: «Формально правы нижестоящие инстанции»

Чтобы обнаружить притворность сделки, нужно вооружиться целым рядом доказательств, в том числе и косвенных, говорит младший юрист Nasonov, Pirogov & Partners Nasonov, Pirogov & Partners Региональный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Банкротство (включая споры) × Валерия Терюхова. Подобные трудности возникают, потому что стороны стремятся создать такие документы, которые в значительной мере искажают их действительную волю и содержание договоренностей.

В рассматриваемом деле ситуацию усложняло то, что стороны не оформляли документы, подтверждающие оплату. А доказывать передачу денег при купле-продаже недвижимости словами свидетелей недостаточно, отмечает Терюхова. Для суда такие показания выглядят менее убедительно, чем письменные документы, объясняет Александра Воскресенская из Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Уголовное право 4 место По количеству юристов 11 место По выручке 16 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × .

В абсолютном большинстве случаев, когда дарение прикрывает продажу, можно найти следы косвенной передачи денег. Например, в одном из дел рассылались запросы в кредитные организации. Благодаря этому удалось обнаружить совпадающие по времени с регистрацией открытие и закрытие банковских ячеек с теми же сторонами, что и в договоре дарения.

Дмитрий Некрестьянов, партнер Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Региональный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 7 место По количеству юристов Профайл компании ×

По мнению юриста Адвокатское бюро «А2» Адвокатское бюро «А2» Федеральный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × Бориса Чиркова, ВС продемонстрировал намерение разрешить дело по справедливости: «Образно говоря, дезавуировать судебные акты по другому делу между этими лицами – о неосновательном обогащении». Если руководствоваться формальными соображениями закона, то обстоятельства для отмены постановлений нижестоящих судов вряд ли имелись, считает эксперт.

Истице при новом рассмотрении предстоит доказать и то, что срок исковой давности она пропустила по уважительным причинам, подчеркивает Евгения Завацкая из Прецедент консалтинг Прецедент консалтинг Региональный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × : «За судебной защитой заявитель обратилась в 2018 году, а предметом спора является договор, заключенный 10 лет назад». Чтобы минимизировать риски, связанные с подобным недобросовестным поведением сторон, лучше выстраивать отношения исходя из действительного смысла договорённостей между ними, резюмирует партнер FTL Advisers FTL Advisers Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Комплаенс группа Управление частным капиталом группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) × Дарья Невская.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: