Посмертная психиатрическая экспертиза: судебная практика

Важна не только дееспособность участника нотариальной сделки, но и его психическое состояние при ее заключении

Верховный Суд опубликовал Определение № 305-ЭС20-5407, в котором обратил внимание нижестоящих инстанций на то, что при полной дееспособности участника сделки юридически значимым обстоятельством для правильного рассмотрения дела является установление психического состояния лица именно в момент ее заключения.

2 февраля 2018 г. между Натальей Власовой и ее внуком Евгением Власовым был заключен договор купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Оптика “Окулис Константини”». Женщина обязалась передать в собственность, а ее внук принять на условиях, указанных в договоре, долю в размере 100% уставного капитала юрлица. Договор был нотариально удостоверен Викторией Супрун, исполнявшей обязанности нотариуса г. Москвы Ольги Савиной. Стороны оценили долю в 600 тыс. руб., которые покупатель должен был уплатить продавцу наличными денежными средствами не позднее 10 рабочих дней с момента нотариального удостоверения договора.

В последующем Наталья Власова обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к Евгению Власову о признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале общества и о применении последствий его недействительности. В обоснование заявленных требований женщина указала на то, что заключенный истцом и ответчиком договор является недействительным в силу п. 1 ст. 177 ГК РФ: намерений отчуждать имущество она не имела, о чем покупателю было известно.

По утверждению Натальи Власовой, ее психическое состояние препятствовало всестороннему и целостному пониманию содержания и юридических последствий сделки, что подтверждается заключением амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной специалистами ГБУ здравоохранения г. Москвы психиатрической клинической больницы № 1 им. Н.А. Алексеева ДЗМ на основании постановления от 15 ноября 2018 г. СУ по СЗАО ГСУ СК РФ по г. Москве, вынесенного в рамках производства по уголовному делу.

Также она указала, что в Киржачском районном суде Владимирской области (дело № 2-338/2018) по аналогичным основаниям (наличие порока воли) оспаривались сделки от 16 января 2018 г. по отчуждению недвижимого имущества (заключенные за две недели до подписания оспариваемого ей договора) и признавалось право собственности истца на спорное имущество. Вступившим в законную силу решением Киржачского районного суда от 19 ноября 2018 г. требования были удовлетворены в полном объеме. Суд на основании совокупности собранных по делу доказательств пришел к выводу, что Наталья Власова в момент заключения сделок не могла осознавать характер своих действий и руководить ими, в связи с чем у нее отсутствовала воля на отчуждение принадлежавших ей объектов недвижимости.

Исследовав и оценив представленные доказательства, в том числе заключение амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в рамках производства по уголовному делу, приняв во внимание обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением Киржачского районного суда, руководствуясь ст. 166–168, п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса, суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные требования. Он пришел к выводу, что в момент заключения оспариваемой сделки Наталья Власова находилась в состоянии, которое не позволяло ей понимать значение своих действий и руководить ими.

Повторно исследовав и оценив представленные доказательства, руководствуясь положениями Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, ч. 5 ст. 69 АПК РФ, апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении требований в полном объеме, исходя из того, что действия нотариуса по удостоверению спорной сделки не признаны незаконными; при совершении нотариального действия личность Натальи Власовой была установлена, осуществлена проверка ее дееспособности. Апелляция посчитала, что факт удостоверения договора нотариусом свидетельствует о том, что гражданин, совершивший сделку, был способен понимать характер своих действий и руководить ими. В связи с этим в удовлетворении требований было отказано. Суд округа оставил данное решение в силе.

Наталья Власова обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела № А40-304649/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что в соответствии с п. 1 ст. 177 ГК сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Читайте также:
Лишение отцовства через суд

Следовательно, указала высшая инстанция, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле. При этом не имеет правового значения дееспособность лица, поскольку тот факт, что лицо обладает полной дееспособностью, не исключает наличия порока его воли при совершении сделки. Таким образом, резюмировал ВС, юридически значимым обстоятельством является установление психического состояния лица в момент заключения сделки.

Верховный Суд указал, что, отменяя решение первой инстанции, апелляционный суд руководствовался тем обстоятельством, что сделка была нотариально удостоверена, а соответствующие действия нотариуса не оспорены в порядке ст. 49 Закона о нотариате. «Вместе с тем в нарушение положений гл. 7 АПК РФ апелляционный суд не проверил и не дал надлежащей оценки доводам Власовой Н.К. о том, что в момент совершения оспариваемой сделки она не была способна понимать значение своих действий, не имела намерения на отчуждение доли в уставном капитале общества», – подчеркнул ВС.

Высшая инстанция отметила, что ни апелляционный, ни окружной суды не указали, по каким основаниям было отдано предпочтение перед другими доказательствами пояснениям нотариуса о том, что при удостоверении оспариваемой сделки не возникло сомнений в отношении психического состояния Власовой. Таким образом, Верховный Суд отменил решения апелляции и суда округа и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

В комментарии «АГ» адвокат АБ «Онегин» Дмитрий Бартенев обратил внимание на то, что обычно такие дела рассматривает Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда, поскольку чаще всего эти споры касаются частно-правовых отношений. «В данном случае речь идет об оспаривании сделки по отчуждению доли в коммерческой фирме. Вероятно, именно поэтому арбитражные суды применили подход, который не очень характерен для судов общей юрисдикции: они обратили внимание на то, что хотя судебно-психиатрическая экспертиза и подтверждала порок воли истицы, она не оспорила сами действия нотариуса, которая удостоверила сделку. В судах общей юрисдикции такой подход не применяется и от заявителя не требуется доказать то, что он оспаривал или мог оспорить действия нотариуса. Это бессмысленно и нереалистично, потому что по сути оспаривание действий нотариуса и будет являться оспариванием самой сделки», – указал Дмитрий Бартенев.

Он также заметил, что от нотариуса не требуется, чтобы он был полностью уверен в дееспособности гражданина и что тот понимает значение сделки. «Во-первых, существует презумпция дееспособности. Во-вторых, нотариус проводит проверку дееспособности в соответствии с законом, т.е. фактическую способность понимать значение своих действий. Такая проверка ограничивается поверхностным выяснением нотариусом пониманием человеком существа той сделки, которую он заключает», – отметил адвокат.

Дмитрий Бартенев рассказал, что при оспаривании таких сделок суды, как правило, отдают предпочтение именно судебно-психиатрической экспертизе, а не иным доказательствам, хотя есть примеры того, когда суды принимают решения на основе других доказательств. «В данном деле суды эти доказательства не исследовали и ограничились формальными выводами о том, что раз сделка была в нотариальной форме, действие нотариуса не оспорено, значит, принимать заключение судебно-психиатрической экспертизы не следует. Экономколлегия обоснованно обратила внимание на неверность такого подхода – суды должны были оценить заключение судебно-психиатрической экспертизы как одно из доказательств по делу и, в случае несогласия с ним, мотивировать это в своих решениях», – подчеркнул он.

Адвокат добавил, что исходя из сложившейся практики для признания сделки недействительной необходимо не только исследовать вопрос порока воли, но и ущерба правам заявителя, который был причинен этой сделкой. Он предположил, что этот вопрос арбитражные суды не исследовали и он будет предметом исследования в дальнейшем. При этом Дмитрий Бартенев заметил, что здесь практика разнится, поскольку этот вопрос сложнее для оценки, чем вопрос порока воли, который чаще всего устанавливается психиатрами, а не судами.

Читайте также:
Мировые суды рассматривают иски стоимостью не более

Адвокат АП МО, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД» Сергей Макаров добавил, что у него как практика наибольшую обеспокоенность вызывает вопрос о том, как правильно относиться к возможности нотариального удостоверения сделок, не подлежащих такому удостоверению в обязательном порядке.

По его мнению, государство исходит из общепринятой в мире презумпции добросовестности нотариусов при осуществлении ими профессиональной деятельности. «То есть выходит, что государство по общему правилу нотариусам безоговорочно доверяет, но в отношении определения состояния психического здоровья граждан считает их некомпетентными. Но ведь этот момент – краеугольный камень деятельности нотариусов, без официально выражаемого и далее официально подтверждаемого судами доверия в этом аспекте нотариальная деятельность теряет свою ценность для граждан», – заметил он.

Можно ли оспорить судебную психолого-психиатрическую экспертизу?

В ноябре 2013 года Сергей Бубнов (имя и фамилия изменены), генеральный директор строительной компании, заключил договор на выполнение работ с подрядной организацией. Фирма Бубнова позиционировала себя как давно работающую на рынке, поэтому подрядчики были рады получить контракт. Работы вскоре начались и велись в соответствии с графиком, – подрядчик соблюдал условия договора. В течение последующих 6 месяцев партнеры подписали еще ряд договоров, а также дополнительные соглашения к ним. «Расчеты – по завершении работ», – обязался строитель.

Однако в июне 2014 года случилось странное. Сергей Бубнов вдруг обратился в психиатрическую больницу с жалобами на плохое самочувствие и тревогу. Мужчина был уверен, что за ним «постоянно кто-то следит», рассказывал о странных звонках в офис и очень просил ему помочь. Амбулаторно. Ведь нездоровым он себя считает уже примерно полгода. Недоумение главного врача было вызвано тем, что больной обратился не по месту проживания, а в областную лечебницу, что находится в десятках километров от Города. Бубнов же объяснил это «соображениями анонимности»: своей работе не навредить и репутации сына в будущем. Дело, мол, деликатное.

На основе психиатрических реакций пациента был установлен диагноз: «Смешанное тревожное и депрессивное расстройство». Больному было предложено лечение в стационаре, но он категорически отказался.

В июле 2014 года глава компании подписывает акт приемки работ с подрядной организацией, а спустя 5 дней после этого вновь обращается в областную психиатрическую больницу. «[Пациент] в беседе аффектировался. Рассказывал, что «за ним наблюдают…, это не просто так», разубеждению не поддавался», – записал доктор в медицинской карте Бубнова. Ему снова предложили госпитализацию. Но, сославшись на то, что и так пьет лекарства, и даже чувствует некоторое улучшение, мужчина отказался. Вскоре Сергей обратился к главврачу больницы на предмет освидетельствования его «сделкоспособности», поскольку намеревался продать имущество матери. Из его рассказа следовало, что таким образом он хочет уберечь семью от преследователей. При этом злодеев он тут же «узнавал в лицо» среди окружающих. Вместо подтверждения «сделкоспособности» Бубнову был поставлен новый диагноз: «Острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении».

Как ни странно, акты о приемке выполненных работ и справка о стоимости выполненных работ и затрат были подписаны в тот же день. Спустя еще четыре дня генеральный директор Сергей Бубнов ставит подпись с расшифровкой под договором займа с тем же подрядчиком. Немного позже – официально обращается к партнеру с просьбой оплатить проценты по его кредиту и перечислить по договору займа деньги.

В сентябре 2014 года Бубнов обратился к главврачу психбольницы с жалобой на ухудшение самочувствия. Эти изменения он связывал с неприятностями на работе и в личной жизни. Скорректировав лечение, доктор настоятельно посоветовал госпитализацию, но бизнесмен наотрез отказался. В конце того же месяца между строительной фирмой и подрядчиком было подписано соглашение о новации долгового обязательства по соглашению об уступке права в заемное обязательство…

Читайте также:
Заявление в арбитражный суд о банкротстве ИП

События последующих полутора лет в медицинской карте больного не отражались, однако известно, что в июле 2016 года Центральной районной больницей Сергею Бубнову был поставлен диагноз «Сотрясение головного мозга. Закрытая черепно-мозговая травма. Ушиб правого плечевого сустава». Повреждения пациент получил при падении с квадрацикла, от госпитализации отказался. Также с сентября на протяжении четырех месяцев он находился на лечении в психиатрической больнице с диагнозом «Тревожное расстройство». Примечательно, что туда больной обратился сразу на следующий день после того, как его травмы были зарегистрированы в ЦРБ.

А что же подрядчик? Расчеты с ним так и не были произведены. К октябрю 2016 года задолженность составила 58,5 млн рублей, включая пеню. Обращение с требованием выплатить сумму было направлено Бубнову. Известно, что вскоре после получения письма, должник обращался в областную психиатрическую лечебницу за справкой. Она была необходима ему для сделки, не имевшей отношение к подрядчику. Согласно обследованию, мышление и психологическое состояние обратившегося диагностировалось нормальным. Да и жалоб на здоровье у мужчины не было.

Между тем, так и не дождавшись денег, в 2017 году подрядная организация была вынуждена обратиться в суд с требованием взыскать задолженность. В ходе заседания ответчик рассказал, что в начале 2014 года попал в тяжелые жизненные обстоятельства и находился в тяжелой депрессии. А потому «совершенно не помнил, какие документы подписывал» и для чего. И вообще, будь он тогда в состоянии психической дееспособности, «никогда не пошел бы на такие странные и кабальные условия договора». Суд установил, что в марте 2014 года у строительной компании начались финансовые проблемы, в результате которых была начата процедура банкротства. Для выяснения, имелись ли у Бубнова на момент заключения договоров психические и психологические «особенности», мешавшие ему осознавать, что делает, была назначена первичная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. В рамках этого исследования были в том числе изучены факты обращения бизнесмена в психбольницу. Как показали результаты экспертизы, во все юридически значимые периоды Бубнов находился на лечении у психиатра и не мог мыслить критически и руководить своими действиями.

Казалось бы, исход дела очевиден, и вернуть свои деньги подрядчику не поможет даже суд. Однако, рецензия на экспертизу поставила ее выводы под сомнение. В результате представленных фактов суд решил возобновить производство по делу и назначил повторную экспертизу, выводы которой оказались прямо противоположными. Ситуация приняла совершенно иной оборот, поскольку сторона по делу отстояла выводы повторной экспертизы. Более того, именно они легли в основу судебного решения, которое оказалось не в пользу мошенника.

Психиатрическая диагностика несовершенна, ее можно оспорить

Адвокатам дали практические рекомендации по ведению дел о недобровольной госпитализации

16 декабря в ходе очередного обучающего вебинара ФПА РФ с лекцией на тему «Защита граждан по делам о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар» выступил адвокат Адвокатской палаты города Москвы, кандидат юридических наук Юрий Ершов. Он предложил коллегам оспаривать все бездоказательные тезисы административного истца, отрицаемые доверителем.

Свое выступление Юрий Ершов начал с рассказа о возможных основаниях принудительной госпитализации, обусловленной наличием психического расстройства, при котором может быть оказана только стационарная помощь.

Лектор указал, что отказ от добровольной госпитализации в ряде случаев влечет последствия в виде непосредственной опасности для гражданина или для окружающих, беспомощности гражданина и возможности причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если гражданин будет оставлен без психиатрической помощи.

В то же время далеко не всегда имеются правовые основания для госпитализации пациента, поэтому адвокат должен породить законные сомнения в обоснованности помещения гражданина в стационар и оспорить заключения представителя этого лечебного учреждения.

Эксперт рекомендовал слушателям ряд специальных книг, помогающих юристу понять поведение психиатра.

На конкретных примерах, доказывающих необоснованность признания практически здорового гражданина психически больным, Юрий Ершов продемонстрировал необходимость оспаривания действий и решений, которые позволили констатировать психическое расстройство, предполагающее обязательную госпитализацию.

Читайте также:
Письмо об отсутствии судебных разбирательств: образец

«Психиатрическая диагностика, мягко выражаясь, несовершенна, и юрист должен это понимать», – подчеркнул он, рассказывая о совершенно недопустимых случаях включения в список диагнозов ряда болезней, которые никакого отношения к психиатрии не имеют, таких как, например, гомосексуализм или драпетомания (стремление к свободе). В ряде таких случаев адвокату необходимо ставить под сомнение не только обоснованность помещения лица в стационар, но и сам диагноз.

В подтверждение своих слов адвокат рассказал о проведенном в США эксперименте, в ходе которого совершенно здоровые люди симулировали психическое расстройство. Всем им врачи поставили диагнозы о тяжелой болезни. Когда они рассказали, что «пошутили», их долго не хотели выпускать из больницы.

Даже в правовых актах признается, что возможны манипуляции сведениями, в ходе которых врач скорой помощи может. В Методических рекомендациях по организации работы бригад скорой психиатрической помощи, прилагающихся к Приказу Минздрава от 8 апреля 1998 г., сказано, что «диспетчер (дежурный врач) скорой психиатрической помощи, принимая вызов, может быть дезориентирован тем, что обращающиеся ошибочно оценили и представили действия лица как болезненные или предвзято изложили факты».

Для того чтобы принудительно поместить больного в стационар, должно быть установлено, что он тяжело болен и при этом уклоняется от добровольной госпитализации, подчеркнул Юрий Ершов. После этого лечебное учреждение обращается в суд, где оно обязано привести внятные и разумные обоснования того, чтобы проводить дальнейшее лечение психического расстройства именно в стационаре даже вопреки воле самого пациента.

Говоря о возможности продления срока содержания гражданина в стационаре до рассмотрения дела судом, лектор сослался на Определение Конституционного Суда РФ по жалобе Н.Н. Хорошавцевой от 5 марта 2009 г. № 544-О-П.

В этом Определении Суд фактически поставил под сомнение содержащееся в законодательстве РФ положение, что «…продление может состояться в соответствии с частью первой статьи 263 и статьей 133 ГПК Российской Федерации и за пределами 48 часов». КС РФ усмотрел нарушение ст. 22 Конституции РФ в указании законодателя, что «решение суда о продлении срока не является судебным решением в том значении, которое ему придает Конституция Российской Федерации: во-первых, суд не устанавливает обоснованность помещения лица в стационар, а во-вторых, он обязан продлить срок пребывания лица в стационаре и иное решение принять не может».

КС РФ указал, что «лицо до вынесения соответствующего судебного решения может быть подвергнуто задержанию лишь на срок не свыше 48 часов, при этом судебное решение призвано гарантировать лицу защиту не только от произвольного продления этого срока, но и от неправомерного задержания как такового, поскольку суд в любом случае оценивает законность и обоснованность применения задержания к конкретному лицу».

Конституционный Суд РФ в целом ряде своих актов указывает на необходимость повышенной защиты прав человека, который самостоятельно не может защитить свое право на свободу и подвергается принудительному лечению медикаментами, приводящими порой к тяжелым последствиям. В то время как суды в некоторых случаях рассматривают эти вопросы настолько формально, что все судебное заседание продолжается всего 3–5 минут. Эксперт призвал внимательно ознакомиться с Постановлением КС РФ от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобам Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатурова и М.А. Яшиной и Постановлением КС РФ от 20 ноября 2007 г. № 13-П по жалобам С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева.

Говоря о необходимости правильно решить вопрос о месте проведения судебного заседания, Юрий Ершов вновь сослался на упомянутое выше Определение КС РФ от 5 марта 2009 г. № 544-О-П. В нем сказано, что «гражданин, о принудительной госпитализации которого идет речь, лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя психиатрического стационара о том, что он не в состоянии присутствовать в судебном заседании в помещении суда». В силу этого «роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина или о продлении срока его принудительной госпитализации: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре, при этом такие сведения в соответствии с частью второй статьи 67 ГПК Российской Федерации не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи.

Читайте также:
Выступление в суде истца: пример

Кроме того, под надлежащим отправлением правосудия как элементом гарантии права граждан на судебную защиту подразумевается, в частности, что осуществление правосудия имеет место в определенной обстановке и с определенной атрибутикой, т.е. в зале судебного заседания. Отступления от этого правила возможны только при исключительных обстоятельствах и в любом случае не должны зависеть от усмотрения одного из участников процесса».

Юрий Ершов предложил коллегам свои рекомендации по ведению дел о недобровольной госпитализации, которые, по его словам, будут актуальны в большинстве дел, хотя абсолютно универсальный алгоритм защиты доверителя в таких делах вряд ли возможен.

Адвокат, по его словам, должен:

– Настаивать на заблаговременном получения материалов дела доверителем.

– Ходатайствовать перед судом об отложении слушания, если до рассмотрения дела административный ответчик не получил их и/или не имел необходимого времени на подготовку. Это включает как административный иск с приложениями, так и собственно дело как таковое – в процессуальных документах, которые выносит суд, также бывает много ценного для выстраивания позиции.

– Добиться заблаговременного извещения гражданина и обеспечения достаточного времени на подготовку к судебному процессу. Ходатайствовать об отложении слушания при несоблюдении этого права.

– Изучить дело вместе с ним, выяснить его отношение, согласовать свидетелей, собрать документы в его защиту и прочие доказательства и заявить их в суде.

– Критически оценить материалы дела, оспорить все бездоказательные тезисы, отрицаемые доверителем, провести детальный опрос представителей административного истца по основаниям иска.

– Вызвать независимых специалистов для альтернативного обследования и заключения (в соответствии с п. 3 Принципа 18 Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1991 г. 46/119: «Пациент и адвокат пациента могут запросить и представить во время любого слушания независимое психиатрическое заключение и любые другие заключения, а также письменные и устные доказательства, которые относятся к делу и являются приемлемыми»).

– Отводить сотрудников психбольницы (административного истца), которых просят привлечь в качестве специалистов, ввиду их подчинения административному истцу.

– Потребовать назначения судебно-психиатрической экспертизы.

– Изучить протокол заседания, подать на него замечания, если требуется.

– Истребовать аудиопротокол, особенно если адвокат не принимал участия в слушании первой инстанции.

– Подать апелляционную жалобу в срок.

С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.

Обращаем внимание, что трансляция вебинара будет доступна до 24.00 16 декабря.

Повтор трансляции состоится в воскресенье, 20 декабря.

Особенности проведения психиатрической экспертизы в уголовном, гражданском судопроизводстве

Судебно-психиатрическая экспертиза может быть назначена и, следовательно, проведена в судебном или досудебном порядке, если органы следствия, дознания, суд придут к выводу о целесообразности проведения данного исследования в интересах одной из сторон. Психиатр-эксперт может быть выбран самостоятельно заинтересованной стороной при проведении независимой психиатрической экспертизы или назначен судом.

Стадии психиатрической экспертизы

Максимальная результативность экспертного исследования и последующего заключения будет при соблюдении всех стадий психиатром экспертом в судебной психиатрической экспертизе.

  1. В первую очередь, специалистами должны быть изучены все предоставленные для проведения психиатрической экспертизы материалы в ходе расследования уголовного дела. В обязательном порядке проходит тщательное ознакомление с вопросами, которые были поставлены заинтересованными лицами.
  2. Во-вторых, психиатр-эксперт выбирает методику исследования, учитывая спектр вопросов, требующих решения и поставленных целей.
  3. В-третьих, проводится тщательное экспертное исследование с изучением материалов, образцов, опросом подэкспертного, проверку его реакции, рефлексов на созданные факторы.
  4. В-четвертых, анализ и обработка собранной информации. При необходимости проводится консультация с другими экспертами, которые также могли участвовать в исследовании с целью максимально тщательного подхода к определению, имеется ли у подэкспертного психическое заболевание или же нет.
Читайте также:
Признание договора дарения действительным через суд

Если потребуется, экспертом психиатром анализируется специализированная литература с целью изучения природы происхождения психического заболевания, его характера, симптоматики, зависящей от стадии болезни.

Экспертное заключение является одним из основных документов, принимаемых судьей в качестве основополагающего доказательства в рамках рассматриваемого уголовного дела.

Проведение судебно-психиатрической экспертизы в рамках бракоразводного процесса

С целью защиты интересов несовершеннолетних детей может быть принято решение о проведении независимой или судебной психиатрической экспертизы в отношении одного из родителей. По результатам экспертного исследования судом может быть принято решение об ограничении одного из законных представителей родительских прав, если будет установлено, что мать/отец представляют реальную угрозу ребенку в связи с имеющимся психическим расстройством, когда оставление несовершеннолетнего с этим родителем опасно для ребенка.

Речь идет о проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении обоих родителей, а также иных лиц, которые принимают непосредственное участие в воспитании малолетнего.

Психиатрическая экспертиза в рамках проведения медицинской экспертизы

Тяжкие телесные повреждения, а также черепно-мозговая травма могут стать причиной развития у лица психических расстройств. Поэтому, в рамках проводимой судебно-медицинской экспертизы, направленной на определение степени тяжести нанесенных телесных повреждений целесообразно провести комплексную психиатрическую экспертизу с привлечением психиатра эксперта. Заключение может быть выдано в качестве рецензии на ранее проведенную судебно-медицинскую экспертизу, так и выдано в результате отдельной судебно-психиатрической экспертизы.

Посмертная психиатрическая экспертиза: цель проведения и особенности

Психиатрическая экспертиза может быть проведена как при жизни подэкспертного лица, так и после его смерти. Посмертная психиатрическая экспертиза в проведении намного сложнее, так как специалисту приходится делать выводы на основании имеющихся документальных сведений, данных амбулаторного/стационарного лечения, имеющихся свидетельских показаний и т.д.

Посмертная психиатрическая экспертиза проводится с исследованием:

  • состояния, характерного лицу при его жизни (учитывается психическое и физическое здоровье);
  • характера личности подэкспертного на основании показаний родственников, знакомых, коллег по работе, лечащих врачей и т.д.;
  • данных о поведении лица, возможных причин, способствующих отклонению поведения от нормы.

Основанием для проведения посмертной психиатрической экспертизы служат неврологические расстройства и нехарактерные для психически здорового человека состояния, поведение.

Любой вид психиатрической экспертизы, как того требует закон, должен проводится высококвалифицированными психиатрами экспертами, работающими на базе медицинских учреждений или же занимающимися индивидуальной врачебной практикой, но на основании лицензии.

Судебная психологическая экспертиза

Будь в курсе требований профстандартов!

Избегайте штрафов и увольнений

Получите востребованную специальность, спрос на которую стремительно растёт, и пройдите сертификацию, наличие которой отразится на оценке Вас и Вашего судебного психологического заключения судьёй.

Все виды деятельности, связанные с непосредственным взаимодействием людей, зачастую представляют наибольшую сложность и в последнее время становятся всё более актуальными при судебных разбирательствах. Определение состояния человека, его возможности адекватно оценивать ситуацию и свою деятельность невозможно без контакта с ним, успешность чего обуславливают специальные знания в области психологии, использование специфических методик и пр. Академия предлагает программу, в рамках которой можно приобрести всю необходимую теоретическую базу и конкретные практические навыки для работы в одном из самых перспективных направлений судебной экспертизы.

Вопросы психологической экспертизы

Судебная психологическая экспертиза призвана дать ответы на вопросы, связанные с восприятием конкретного человека определённой ситуации, его реакцией, состоянием на момент совершения преступления/заключения сделки/осуществления иной деятельности, повлёкшей судебное разбирательство.

Таким образом, данная экспертиза исследует следующее:

  • насколько несовершеннолетние обвиняемые без психических заболеваний способны оценивать свои действия
  • правильно ли восприняли психически здоровые свидетели обстоятельства дела
  • в каком состоянии находился человек в момент совершения действия
  • могут ли у человека в определённых ситуациях возникать психические состояния, оказывающие влияние на его деятельность (напр., если человек работает в транспортной сфере)
  • какие есть у человека психические особенности, отражающиеся на его поведении (внушаемость, импульсивность)
  • был ли умерший в суицидальном состоянии перед смертью
  • понимал ли человек содержание заключаемых им сделок/принимаемых решений и пр.

Назначение психологической экспертизы

Назначение данной экспертизы возможно как при рассмотрении уголовных, так и гражданских дел. Данное исследование требуется, когда нужно установить психологическое состояние:

  • свидетелей произошедшего для того, чтобы понять, можно ли приобщать их показания к материалам дела
  • жертвы изнасилования
  • в котором человек совершал те или иные действия
  • человека, предрасполагающее к совершению суицида
  • ребёнка для определения возможности использования его показаний и пр.
Читайте также:
Приостановление судебного разбирательства в гражданском процессе

Также судебная психологическая экспертиза назначается для определения факта умственной отсталости несовершеннолетнего обвиняемого. Обоснованно рассматривать эту и другие ситуации, а также составлять грамотное судебное экспертное заключение можно уже через полгода обучения по настоящей программе в Академии. Мы позволяем получить диплом дистанционно, что даёт студентам ряд преимуществ — можно учиться без отрыва от работы и семьи, общаться с ведущими специалистами в своей области, участвовать в профильных конференциях.

Виды психологической экспертизы

Приказ Минюста России от 27.12.2010 № 237 (ред. от 13.09.2018) «Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в учреждениях Минюста России» (зарег. в Минюсте России от 29.01.2013 № 26742) выделяет 2 вида судебной психологической экспертизы:

  • исследование психологии человека,
  • психологическое исследование информационных материалов.

По характеру решаемых вопросов её можно подразделить на несколько видов:

  1. Экспертиза способности понимать обстоятельства, значимые для дела.
  2. Экспертиза состояний.
  3. Экспертиза жертв изнасилования.
  4. Экспертиза несовершеннолетних обвиняемых.
  5. Экспертиза психологических особенностей личности (может осуществляться по отношению как к жертве, так к обвиняемому).
  6. Экспертиза для определения социально-психологической структуры преступной группы.
  7. Экспертиза по делам, связанным с управлением техникой.
  8. Посмертная экспертиза.

Каждая разновидность экспертизы наряду с общими методиками использует собственные, определяемые спецификой объекта исследования. Следует отметить, что возможны другие классификации видов судебной психологической экспертной деятельности.

Криминалистическая психология

Отдельное выделение криминалистической психологии обусловлено растущим интересом к достижениям современной психологической науки. Данная область знаний является прикладной и позволяет исследовать, анализировать и оценивать объективные психологические предпосылки преступной деятельности, что может не только помочь следствию, но и установить определённые тенденции распространения и развития преступности. Изучить данную дисциплину, а также ряд других практикоориентированных предметов возможно в рамках представляемой программы повышения квалификации. Уже через полгода, получив диплом и пройдя сертификацию, Вы будете делать экспертные заключения для судебных разбирательств

Проведение судебной психологической экспертизы

Судебная психологическая экспертиза проходит в несколько этапов:

  1. Происходит реконструкция последовательности событий на основе показаний причастных к делу лиц, материалов, полученных с места происшествия, судебных экспертиз и пр.
  2. Даётся характеристика особенностей лица, в отношении которого осуществляется экспертиза, анализируется динамика его психического состояния и деятельности. Проводится клинико-психологическая беседа и экспериментально-психологическое исследование.
  3. Анализируются данные уголовного дела вкупе с материалами бесед, наблюдений, результатов экспериментов, а также исследуется отношение, понимание, восприятие ситуации подэкспертным лицом.
  4. Составляется заключение, в котором представлены все выводы, даётся их обоснование.

Можно выделить следующие методы, наиболее часто используемые при проведении судебного психологического экспертного исследования:

  • наблюдение ( том числе через зеркало Гезелла, анализ частотности полученных данных в SPSS)
  • лабораторный эксперимент (используется специализированное оборудование — полиграф, LVA (Layered Voice Analysis) и пр.)
  • вопросно-ответный (беседа по установленному плану на основе изученных материалов дела)
  • тестирования (подэкспертному предлагается батарея текстов для определения психологического состояния, уровня эмоционального интеллекта и т.д.)

Психологическая экспертиза состояний

Также данный вид экспертизы называют экспертизой аффекта и в качестве основных её задач выделяют такие как

  • диагностика эмоционального состояния (значение окружающей среды как фактора, влияющего на поведение)
  • определение типа воздействия и внешнего раздражителя
  • анализ действий подэкспертного в определённом эмоциональным состоянии и после него, анализ его отношения к своим поступкам.

В рамках настоящей экспертизы исследуется не только аффект, но и другие, оказывающие сильное влияние на человека, эмоциональные состояния (напряжённость, фрустрация, стресс и пр.).

Состояние аффекта как основание для смягчения приговора

Не всегда состояние аффекта может служить основанием для смягчения приговора (ст. 113 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта» УК РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 31.07.2020)).

Читайте также:
Увеличение размера алиментов: судебная практика

Гражданин Y вместе с другом, N, на улице напали на гражданина Z с целью ограбления. При краже Z оказывал сопротивление, которое пытался подавить Y, в результате чего Z был убит. Y подал ходатайство о проведении судебной психологической экспертизы. Он утверждал, что убийство было совершено в состоянии аффекта. Экспертиза подтвердила его заявление, но суд всё равно призвал Y к ответственности в соответствии со ст. 105 «Убийство» УК РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 31.07.2020), поскольку свидетели и N в своих показаниях отметили тот факт, что само нападение было запланировано и осознавалось Y. Аффект наступил вследствие ярости Y в момент совершения заведомо преступного деяния, поэтому и не стал смягчающим обстоятельством.

Сертификация экспертной деятельности и членство в СРО

Для работы судебным экспертом-психологом необходим не только диплом по данному профилю, но и сертификата, являющийся подтверждением квалификации. Наличие сертификата даёт преимущество перед несертифицированными специалистами: при выборе эксперта клиентом именно он – один из значимых критериев. Такое подтверждение квалификации добавляет авторитетности, а также позволяет стать членом СРО.

СРО (саморегулируемая организация) экспертов предоставляет методическую и правовую поддержку своим членам, даёт рецензии на уже принятые в суде заключения. Выбирая эксперта для своего дела, клиент может сделать запрос в организацию, где состоит предполагаемый специалист, что удобно и добавляет значимости искомому эксперту.

Пройти обучение, получить диплом с правом ведения деятельности, пройти сертификацию возможно на базе Академии. Дистанционный формат лекций и контрольных мероприятий, ведущие специалисты, обмен опытом с коллегами из разных регионов — это далеко не все преимущества, которыми будут обладать наши студенты.

Недавно мы дополнили настоящую программу (добавили больше курсов по психологии), расширили её и сделали более актуальной. Мы постоянно развиваемся сами и развиваем свои направления, приглашаем к ведению курсов судей, ведущих профильных экспертов. В конце обучения наши студенты получают не только диплом и сертификат, но и опыт разбора конкретных судебных дел.

Как привлечь к ответственности за клевету?

1. Согласно диспозиции ст. 128.1 УК РФ клевета представляет собой распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

По смыслу закона, если лицо добросовестно заблуждалось относительно характера распространенных им сведений (считало их истинными) или хотя бы сомневалось в этом, то ответственность за клевету ввиду отсутствия признака заведомости исключается (постановление Московского городского суда от 30.11.2015 № 4у-6342/2015).

Таким образом, заведомая ложность сведений предполагает наличие у привлекаемого к уголовной ответственности лица информации об их явном несоответствии действительности. Если же лицу, распространившему ложные сведения, порочащие честь и достоинство или подрывающие репутацию потерпевшего, такие сведения были сообщены третьим лицом, однако распространитель счел данные сведения истинными или, при наличии сомнения, допустил мысль об их истинности, либо порочащие потерпевшего сведения сформировались у их распространителя под влиянием заблуждения, неверной оценки каких-либо обстоятельств, основания для привлечения лица, распространившего данные сведения, к уголовной ответственности по ст. 128.1 УК РФ отсутствуют.

Вероятно, что в описанном вами случае именно отсутствие доказательств заведомой для оправданного ложности распространенных им сведений послужило основанием к оправданию. Можно предположить, что и в приговоре речь идет не об отсутствии доказательств наличия у оправданного осознания причинения вам вреда путем распространения ложных сведений, а об отсутствии доказательств осознания заведомой ложности распространенных сведений.

2. Если основанием для вынесения оправдательного приговора послужило установленное судом отсутствие у оправданного осознания и желания причинения вам вреда распространением ложных сведений при условии доказанности осознания оправданным заведомой ложности данных сведений, нужно учитывать следующее.

Осознание общественной опасности преступления и наличие желания причинить вред в результате его совершения – обязательные признаки субъективной стороны состава любого преступления, совершаемого с прямым умыслом. В силу ч. 1 ст. 28 УК РФ деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Читайте также:
Как проходит судебное заседание по уголовному делу

Согласно ст. 90 УПК РФ фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, без дополнительной проверки.

Вместе с тем, как указано в п. 3.1 постановления Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко», «признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела».

Следовательно, если решением суда по гражданскому делу установлено, что оправданный осознавал возможность причинения вреда распространением порочащих сведений и желал наступления последствий в виде причинения такого вреда, вы освобождаетесь от доказывания данных обстоятельств и при непредставлении стороной защиты доказательств обратного приговор следует признать вынесенным с существенными нарушением уголовно-процессуального закона, что является основанием для его отмены в апелляционном порядке.

Обратите внимание: настоящий ответ не содержит однозначного вывода о законности вынесенного оправдательного приговора и носит предположительный характер, поскольку основывается на неполной информации о фактических обстоятельствах дела, представленной в вопросе.

Юридическая ответственность за клевету: обзор законодательства – 2021

1. «Клевета»: как это было.

У уголовной статьи «Клевета» долгая и противоречивая история. Статья с таким названием существовала ещё в первоначальной редакции УК РФ под номером 129. В той версии она предусматривала ответственность в рамках трёх составов: собственно клевета, публичная клевета и клевета с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении. По первой части обвиняемому грозил штраф, обязательные либо исправительные работы; по второй — эти же наказания или арест на срок до полугода; по третьей — ограничение свободы, арест либо лишение свободы на срок до трёх лет.

В конце 2011 года клевета была декриминализирована и переведена в разряд административных правонарушений. Но, как говорится, недолго музыка играла. Не прошло и года, как статью возвратили в Уголовный кодекс. Случилось это в конце июля 2012 года. Сегодня статья числится за номером 128.1. С учётом свежей памяти о декриминализации поначалу она не предусматривала наказания в виде лишения свободы и даже ареста.

Всё изменилось, когда в конце 2020 года президент подписал Федеральный закон «О внесении изменения в статью 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

О том, как именно всё изменилось, читайте в нашем материале.

И ещё. В декабре прошлого года составом «клевета» был дополнен и КоАП РФ. К слову, и в уголовном праве, и в законодательстве об административных правонарушениях под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Разница только в том, что в уголовном порядке к ответственности привлекают граждан, то есть физических лиц, а в административном — лиц юридических. Оно и понятно: юридическое лицо в тюрьму не посадишь.

2. Ответственность за клевету в 2021 году: что нового?

Итак, статья о клевете прошла большой путь и перешла на новый виток исторической спирали. Первоначально она была уголовным составом, который предусматривал лишение свободы на срок до трёх лет, потом административным, затем снова преступлением, но с наказанием без лишения свободы. И вот, как в самом начале, статья вновь предусматривает наказание в виде лишения свободы, только уже на срок до пяти лет.

Как сказано в известной «черномырдинке»: «Никогда такого не было, и вот опять».

Действительно, с вступлением в силу Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 538-ФЗ «О внесении изменений в статью 128.1 УК РФ» уголовная ответственность за клевету была ужесточена.

Читайте также:
Увеличение размера алиментов: судебная практика

Сегодня за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации либо — внимание — совершённую публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», либо в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определённых, грозит штраф в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до одного года, либо обязательные работы на срок до двухсот сорока часов, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до двух месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет. Разнообразие вариантов наказания впечатляет!

Далее. За клевету с использованием служебного положения можно поплатиться штрафом в размере до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трёхсот двадцати часов, либо принудительными работами на срок до трёх лет, либо арестом на срок до четырёх месяцев, либо лишением свободы на срок до трёх лет.

Если наклеветали на человека, что он страдает опасным для других заболеванием, штраф уже до трёх миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до трёх лет, либо в виде обязательных работ на срок до четырёхсот часов, либо принудительных работ на срок до четырёх лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до четырёх лет.

Наконец, хуже всего придётся пострадать за ложные обвинения в сексуальных домогательствах, то есть за обвинения в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности либо иного тяжкого или особо тяжкого преступления. Тут уже — до пяти лет тюрьмы. Остальные виды наказания растут пропорционально.

Что касается административной ответственности, предусмотренной для юридических лиц статьёй 5.61.1. КоАП РФ, то им за клевету грозит штраф в размере от пятисот тысяч до трёх миллионов рублей. И больше ничего.

3. Эволюция клеветы и её эффекты.

Когда летом 2012 года клевета из правонарушения вновь стала преступлением (имеется в виду, принятие Федерального закона от 28 июля 2012 года № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»), это объяснялось автором законодательной инициативы парламентарием Павлом Крашенинниковым тем, что декриминализация клеветы «не дала искомого результата, а скорее наоборот». А вот с возвращением клеветы в УК «публичного мусора» стало меньше.

Эксперты, которые анализировали практику уголовных дел после 2012 года, отмечали, что статья 128.1, пожалуй, единственная в УК, по которой число оправдательных приговоров значительно превышало число обвинительных. Например, в 2013-м осудили 107, а оправдали 520; в 2014-м — 141 человека и 663 человек соответственно.

В том, что действующая норма о клевете живёт в Уголовном кодексе именно в той редакции, которую предусматривает статья 128.1, есть определённый почерк времени. И, конечно, ещё рано говорить о правоприменительной практике, так как не прошло и полугода с момента вступления в силу новой редакции, хотя пресловутый почерк времени даёт свои подсказки относительно того, как она будет складываться.

Но вместе с тем сегодня звучат предложения либеральной общественности перевести и клевету, и оскорбление в ранг административных правонарушений. Представляется, что если это случится, то нескоро. На просторах Интернета встретилось мнение: «Ненормально общество, в котором основным законом является Уголовный кодекс… То есть у нас все правоотношения рассматриваются через призму УК. Когда основным кодексом будет Гражданский, будем жить в другом обществе».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: