Намеренное ухудшение жилищных условий: судебная практика

Мосгорсуд разъяснил особенности рассмотрения гражданских споров об улучшении жилищных условий

21 сентября Московский городской суд опубликовал Обзор судебной практики по делам об обеспечении жилищных прав малоимущих граждан при постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, снятии их с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, предоставлении жилых помещений по договорам социального найма в порядке улучшения жилищных условий, рассмотренным судами города Москвы в период за 2019–2020 гг.

Обзор содержит 8 правовых позиций, в которых проанализировано применение норм материального и процессуально права как районными судами г. Москвы, так и судебной коллегией по гражданским делам Мосгорсуда в качестве апелляционной инстанции по спорам граждан с Департаментом городского имущества.

Содержание документа

Пункт 1 Обзора посвящен рассмотрению дел о признании незаконными письменных ответов Департамента об отказе в принятии на жилищный учет, связанных с несоблюдением заявителями установленного порядка предоставления госуслуги.

Мосгорсуд пояснил, что при обжаловании ответов Департамента судам следует исходить из того, что жилищное законодательство не предусматривает признание судом граждан нуждающимися в жилых помещениях в обход установленного порядка вне компетенций уполномоченного органа. При рассмотрении таких дел суды не должны подменять деятельность уполномоченных органов по вопросам, отнесенным к компетенции последних.

Таким образом, резюмировал Мосгорсуд, судам, рассматривающим дела указанной категории, необходимо устанавливать следующие обстоятельства:

  • был ли соблюден порядок обращения за предоставлением госуслуги по вопросу принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях;
  • был ли подан полный комплект документов, которые обязан представить заявитель;
  • состав семьи, претендующий на постановку на жилищный учет (часть семьи или все зарегистрированные по месту жительства граждане);
  • наличие согласия на обработку персональных данных от членов семьи заявителя.

При этом если при рассмотрении дела суд придет к выводу, что все условия для предоставления заявителю госуслуги по вопросу принятия на учет как нуждающегося в жилье были соблюдены, он должен исходить из того, что требование об обязании Департамента поставить заявителя на жилищный учет не может быть удовлетворено – суд вправе лишь обязать Департамент повторно рассмотреть вопрос о постановке на жилищный учет.

В п. 2 Обзора указано, что при рассмотрении споров о признании незаконными действий и решений Департамента при постановке граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, снятии с жилищного учета, связанных с расчетом обеспеченности жилплощадью, суды должны учитывать положения законодательства г. Москвы об особенностях определения площади жилых помещений для целей реализации жилищных прав граждан.

Мосгорсуд напомнил, что согласно ч. 2 ст. 50 ЖК РФ установление нормы предоставления и учетной нормы относится к компетенции органа местного самоуправления. В настоящее время учетная норма в Москве составляет 10 кв м. площади жилого помещения для отдельных квартир и 15 кв м. – для квартир коммунального заселения. Таким образом, учетная норма и норма предоставления применяются к площади жилого помещения.

Вместе с тем ЖК не содержит легальной дефиниции «площадь жилого помещения». Дефиниция ч. 5 ст. 15 касается «общей площади жилого помещения» и применяется для описания и характеристики объектов жилищных прав – жилых помещений. Между тем ч. 3 ст. 1 Закона Москвы от 14 июня 2006 г. № 29 содержит определение понятия «площадь жилого помещения», согласно которому указанная площадь состоит из суммы площадей всех частей жилого помещения, включая площади помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения бытовых и иных нужд (в том числе балконов, лоджий, веранд и террас). Таким образом, применительно к площади жилого помещения для определения учетной нормы и нормы предоставления в Москве установлено специальное регулирование, включающее в эту площадь площади балконов, лоджий, веранд и террас.

Пункт 3 Обзора посвящен рассмотрению дел о признании незаконными действий и решений Департамента при постановке на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, снятии с жилищного учета, связанных с расчетом обеспеченности площадью жилого помещения с учетом площади жилых помещений, принадлежащих всем членам семьи заявителя на праве собственности либо пользования.

Мосгорсуд пояснил, что при рассмотрении данной категории споров суды должны учитывать ст. 31 Семейного кодекса РФ о том, что супруги свободны в выборе места жительства, а также судам надлежит устанавливать следующие обстоятельства:

  • является ли совместно нажитым имуществом жилое помещение, площадь которого учтена Департаментом при расчете жилищной обеспеченности в рамках рассмотрения вопроса о принятии на жилищный учет либо в процессе проверки оснований для дальнейшего состояния на учете;
  • в случае заключения супругами брачного договора, устанавливающего режим раздельной собственности супругов, один из которых состоит на жилищном учете, ключевым обстоятельством является дата заключения договора, а также факт представления его в материалы учетного дела семьи.

Как указано в п. 4 Обзора, при расчете обеспеченности жилплощадью гражданам, состоящим на жилищном учете либо претендующим на постановку на учет, необходимо правильно устанавливать вид домовладения в части возможности его отнесения к домам, непригодным для круглогодичного проживания. Непригодность жилого помещения для проживания определяется исключительно в соответствии с процедурой, установленной Правительством РФ. При этом надлежащим доказательством является решение органа исполнительной власти о признании дома непригодным для проживания. Кроме того, отмечается в Обзоре, необходимо устанавливать целевое назначение земельных участков и вид их разрешенного использования в случае учета при расчете жилищной обеспеченности жилого дома, расположенного на данном участке.

В п. 5 Обзора Мосгорсуд подчеркнул, что при оспаривании отказа Департамента в предоставлении жилья вне очереди в порядке улучшения жилищных условий гражданину, состоящему на жилищном учете и страдающему тяжелой формой хронического заболевания, необходимо учитывать, что единственным доказательством наличия заболевания является справка установленной формы на жилищные льготы. При рассмотрении дел данной категории суды устанавливают факты состояния гражданина на жилищном учете и наличия у него заболевания, включенного в Перечень, утвержденный приказом Минздрава России от 29 ноября 2012 г. № 987н, путем направления судебных запросов в соответствующие медучреждения.

Читайте также:
Встречное исковое заявление в арбитражный суд: образец

Непременным условием возникновения обязательств государства перед категориями лиц, подпадающими под действие законов о социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии на Чернобыльской АЭС, а также о жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, является признание в установленном законом субъекта Федерации порядке нуждающимися в жилых помещениях (улучшении жилищных условий), включение в списки лиц, изъявивших желание получить сертификат в планируемом году (п. 6 Обзора).

При рассмотрении таких дел, подчеркнул Мосгорсуд, суды должны учитывать, что общий порядок постановки на жилищный учет, установленный законом субъекта РФ, распространяется на граждан, обладающих правом на обеспечение в силу действия норм федерального законодательства, без каких-либо исключений.

Пункт 7 посвящен особенностям рассмотрения дел о признании незаконными распоряжений Департамента об отказе в признании малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях, отложении рассмотрения вопроса обеспечения нуждающихся в жилых помещениях, в связи с намеренным ухудшением жилищных условий.

Так, при рассмотрении данной категории дел подлежат установлению следующие обстоятельства:

  • действительно ли в результате вселения лица в спорное жилое помещение площадь жилого помещения, приходящегося на каждого члена семьи заявителя, уменьшилась;
  • повлияло ли вселение лица, не состоящего на жилищном учете, на размер предоставляемого жилого помещения либо на размер субсидии (компенсационной выплаты) в порядке улучшения жилищных условий;
  • увеличилась ли площадь жилого помещения, подлежащего предоставлению в порядке улучшения жилищных условий (равно как и размер субсидии (компенсационной выплаты)) в результате расторжения брака;
  • кому принадлежало на праве собственности отчужденное жилое помещение, является ли оно совместно нажитым имуществом супругов.

Заключительный пункт Обзора касается споров о признании незаконным истребования Департаментом документов, содержащих персональные данные гражданина, в порядке перерегистрации учетного дела. Так, Мосгорсуд указал, что представление документов всех членов семьи, зарегистрированных по месту жительства семьи граждан, состоящих на жилищном учете, а также их супругов и (или) несовершеннолетних детей, зарегистрированных по иным адресам, для проведения перерегистрации обязательно. При этом каждый из членов семьи вправе подать копии личных документов в Департамент самостоятельно.

Таким образом, резюмируется в Обзоре, анализ судебной практики по делам об обеспечении жилищных прав граждан показал, что данная категория дел является многочисленной. Вместе с тем при рассмотрении таких дел судам следует внимательно подходить к выяснению обстоятельств, имеющих значение для дела, а также применению норм материального права к спорным правоотношениям. «Строгое соблюдение положений законов при рассмотрении дел данной категории позволит избежать допущения ошибок и будет способствовать формированию единообразия судебной практики», – подчеркнул Мосгорсуд.

Адвокаты отметили практическую значимость Обзора

По мнению адвоката АП Московской области Валентины Ященко, Московский городской суд напомнил о том, что важно знать лицам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. «По-прежнему наиболее распространенной причиной снятия граждан с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, является утрата оснований, дающих право на получение жилья, – например, утрата статуса малоимущих и (или) нуждающихся в жилых помещениях», – отметила она в комментарии «АГ».

Адвокат добавила, что Обзор содержит ответы о порядке определения и расчета обеспеченности жилплощадью. Также упоминается, что при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения необходимо провести анализ сделок с общим имуществом стоящих на учете граждан и их супругов, особо обращая внимание на необходимость их правовой оценки (брачный договор, договор купли-продажи).

«Мосгорсуд указал судам на необходимость принимать во внимание нормы ст. 31 СК РФ, согласно которой супруги свободны в выборе места жительства, что само собой исключает ссылку сторон о прекращении фактических брачных отношений и отсутствии необходимости представления информации в отношении отдельно проживающего супруга, не включенного в учетное дело и не претендующего на улучшение жилищных условий, – например, при перерегистрации учетного дела для подтверждения обоснованности нахождения на соответствующем учете, что довольно часто встречается в практике судов (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 июля 2009 г. № 5-В09-25, апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 8 июня 2021 г. по делу №33-22328/2021, решение Пресненского районного суда г. Москвы по делу № 2-2029/2015 )», – пояснила Валентина Ященко.

Она добавила, что Мосгорсуд разъяснил особенности применения положения п. 8 Обзора ВС РФ по практике рассмотрения судами в 2013–2014 гг. дел по спорам, связанным с обеспечением права малоимущих граждан состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма из муниципального жилищного фонда (утвержден Президиумом ВС 23 декабря 2015 г.), указав на необходимость установления судами факта непригодности помещения для проживания на основании решения исполнительного органа. «Мосгорсуд отметил исключительную роль специального уполномоченного органа по признанию жилых помещений непригодными. Отсутствие подобного решения исполнительного органа не может быть восполнено иными доказательствами и является безусловным основанием для снятия с учета граждан, которые приобрели в собственность жилые помещения, не признанные в последующем непригодными для проживания в установленном законом порядке», – подчеркнула она.

Адвокат, заместитель председателя Московской коллегии адвокатов «Центрюрсервис» Илья Прокофьев, комментируя документ, остановился на нескольких разъяснениях Мосгорсуда.

По его мнению, ключевой мыслью п. 2 Обзора является то, что судам следует тщательно проверять, соблюден ли заявителем досудебный порядок урегулирования спора в полном объеме, и, если нет либо если Департамент городского имущества выдал не отказ, а нечто иное, судам не стоит подменять собой функции Департамента. С указанным выводом, считает эксперт, можно было бы согласиться, если б на практике не складывались многочисленные ситуации, когда Департамент именует свои ответы не «постановление об отказе», а «письмо» либо «уведомление», вследствие чего заявители, получив такой документ, фактически лишаются возможности обжаловать его в судебном порядке и оказываются в тупиковой ситуации. «Таким образом, если суды будут исходить из того, что граждане вправе обращаться за судебной защитой своих прав только после четко сформулированного отказа Департамента, это может привести – и уже приводит – к злоупотреблениям со стороны последнего», – подчеркнул Илья Прокофьев.

Читайте также:
Неисполнение судебного решения физическим лицом

Положительно оценил он и п. 3 Обзора, поскольку в нем затронута проблема расчета жилой площади с учетом количества членом семьи заявителя. Практика показывает, пояснил Илья Прокофьев, что Департамент зачастую отказывает гражданам в признании их нуждающимися в улучшении жилищных условий, принимая в расчет площадь жилых помещений, в отношении которых у них отсутствует как право собственности, так даже и право пользования. «Изложенные выводы Мосгорсуда позволят избежать ситуаций искусственного увеличения Департаментом площади, принимаемой в расчет, и необоснованных отказов в признании граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий», – подчеркнул адвокат.

В п. 4, добавил он, также указано на необходимость правильного учета жилых помещений при расчете площади, приходящейся на заявителей. «Нередки ситуации, когда Департамент, отказывая в постановке граждан на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, берет в расчет площади помещений, которые фактически жилыми не являются», – заметил Илья Прокофьев.

Адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Саяпина считает документ очень актуальным, поскольку споры с Департаментом являются одними из сложных, наряду со спорами с иными государственными и муниципальными органами власти. «В Обзоре комплексно рассмотрены ключевые споры, подробно расписан порядок действий судей в тех или иных ситуациях. Считаю, что на данный Обзор важно обращать внимание не только судей и Департамента городского имущества Москвы, но и, в первую очередь, – малоимущих граждан, которые стремятся защитить свои права», – подчеркнула адвокат.

Татьяна Саяпина добавила, что на практике отказы в принятии на жилищный учет малоимущих – не редкость. «В Обзоре подробно прописан порядок действий всех ключевых участников рассматриваемых правоотношений, что является его сильным преимуществом перед той же нормативно-правовой базой, поскольку последовательно разъясняются все ее основные моменты. Также интересно отражение в Обзоре расчетов определения учетной нормы, что представляет собой важный пример при формировании правоприменительной практики по расчетам», – отметила она.

При этом, по мнению адвоката, обобщение Мосгорсуда является неполным: «По мере возникновения споров отдельные его стороны будут дополнительно конкретизироваться в иных обзорах – это касается, например, решения вопросов о подписании документов электронной цифровой подписью и иных вопросов, связанных с цифровизацией при постановке на учет малоимущих граждан».

В целом данный Обзор необходим для формирования практики в жилищной сфере и конкретизации законодательства о предоставлении малоимущим гражданам жилых помещений, заключила Татьяна Саяпина.

Ухудшили жилищные условия -ждите 5 лет

Право на жилище – это одно из важнейших социально-экономических прав граждан России.

Соблюдение жилищных прав – юридическая обязанность органов государственной власти по обеспечению условий для осуществления права на жилище.

Вместе с тем и государство, создавая условия для возможности приобрести жилое помещение, требует со стороны граждан добросовестности, разумности и не совершать действий по намеренному ухудшению своих жилищных условий.

Определением Конституционного Суда РФ №258-0-0 дано точное определение понятию «намеренного ухудшения жилищных условий», а именно, умышленные действия граждан в целях создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти в обеспечении жилыми помещениями.

Хотелось бы остановиться на примерах из жизни, да и читателю будет интересно узнать на какие только ухищрения не идут граждане, чтобы встать на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, при этом от них не отстают и те граждане, которые уже получили от государства помощь (например, в качестве материнского капитала) и улучшили свои «жилищные условия».

Так, некий Т., являясь членом семьи собственника жилья, проживая вместе со своими родителями в 2-х этажном доме, общей площадью 240 кв.м. обратился в жилищную комиссию поставить его на учет на получение единовременной социальной выплаты для приобретения жилья. Комиссия решила, что оснований для постановки его на данный учет не имеется в связи с обеспеченностью нормой жилья согласно жилищному законодательству. Не согласившись сданным решением, он обратился в суд, где заявил, что родители предоставили ему право безвозмездного пользования их жильем, но он не является членом их семьи.

При рассмотрении данного гражданского участники процесса узнали много нового о взаимоотношениях в данной семье со слов Т., без участия родителей, которые даже не догадывались, что Т. (их сын) не считает их членами своей семьи и между ними прекращены семейные отношения. Вместе с тем, «они, по-прежнему позволяют ему жить в их доме».

Граждане забывают, что само по себе раздельное проживание граждан, являющихся одной семьей, не влечет автоматически прекращения семейных отношений с собственником жилья. Исходя из семейного статуса
родители не могут быть бывшими членами семьи. Однако, как показала практика, когда речь идет о приобретении жилья, могут.

Как говорится квартирный вопрос не оставляет никаких шансов для сохранения семейных традиций и морали.

Подавая документы по месту жительства (любой правоспособный гражданин) или по месту службы (правоохранительные органы) в жилищную комиссию гражданин должен осознавать, что жилые помещения предоставляются реально нуждающимся гражданам. Ведь несоблюдение данного принципа, ведет к социальному неравенству и невосполнимым затратам из федерального бюджета.

Читайте также:
Судебная практика по выписке несовершеннолетних детей

Жилищная комиссия, рассматривая действия, совершенные лицом, который хочет встать в очередь на получения жилья, придет к выводу, что они умышленные и недобросовестные, это может стать препятствием для признания его нуждающимся в жилом помещении.

Закон ставит в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Уважаемые граждане помните, что если Вами или членами семьи (путем отчуждения имущества: дарение, купля-продажа) ухудшены жилищные условия, то обращаться в жилищную комиссию для поставки на жилищный учет, в соответствии со ст.53 Жилищного кодекса Российской Федерации и ч.7 ст.4 Федерального Закона от 19.07.2011 №247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в законодательные акты РФ» возможно лишь по истечении 5 лет с момента ухудшения жилищных условий.

Правовой отдел МВД по Кабардино-Балкарской Республике

Неумышленное, но «намеренное» ухудшение жилищных условий

Многие из нас со временем начинают задумываться об улучшении своих жилищных условий – в связи с расширением семьи, переездом в другой город или просто с возникновением желания пожить в более просторной и благоустроенной квартире со своими родными и близкими.

И часто делают это не без помощи государства, которое во многих случаях может предоставить как само жилое помещение, так и субсидию на его приобретение. Но порой не все до конца понимают понятие намеренного ухудшения жилищных условий, и недооценивают его последствия. В итоге, в постановке на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, государственные и муниципальные органы отвечают отказом, а вы получаете право быть принятым на учет не ранее, чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Всегда ли намеренное ухудшение жилищных условий действительно является «намеренным»?

Супруги Р., действующие также в интересах несовершеннолетнего сына, обратились в управу района Южное Тушино СЗАО г. Москвы с заявлением о признании нуждающимися в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ. Распоряжением управы района в удовлетворении заявления им было отказано на основании статьи 10 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. N 29 “Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения” ссылаясь на то, что за последние пять лет, предшествовавшие подаче заявления, супруг совершил действия, повлекшие ухудшение жилищных условий. Истцы полагают, что отказ в признании их нуждающимися в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ является незаконным, поскольку супругом Р. ухудшения жилищных условий в данном случае не допущено. Решением Тушинского районного суда г. Москвы в удовлетворении заявленных требований отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда решение районного суда оставлено без изменения. В надзорной жалобе супругом Р. ставился вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене вынесенных по делу судебных постановлений.

Как установлено судом и следует из материалов дела, супруга Р. зарегистрирована и проживает в трехкомнатной приватизированной квартире площадью 56,1 кв. метров, жилой площадью 39,6 кв. метров в качестве члена семьи собственников жилого помещения: её отца и матери. В квартире также зарегистрирована и проживает дочь собственников жилого помещения – сестра Р.

Супруг Р. проживал в двухкомнатной приватизированной квартире площадью 51,6 кв. метров, жилой площадью 30,1 кв. метров, в которой также проживают его отец и брат.

Впоследствии между супругами Р. был заключен брак, после чего супруг Р. был вселен в квартиру к супруге Р., с согласия собственников квартиры и всех проживающих в данном жилом помещении граждан в качестве её мужа. Спустя некоторое время у супругов родился сын, который был зарегистрирован и вселен в жилое помещение по месту жительства родителей.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что переселение Р. из двухкомнатной квартиры, где он проживал ранее, в трехкомнатную квартиру к супруге, является действием, повлекшим ухудшение жилищных условий, что в силу статьи 53 и пункта 3 части 1 статьи 54 Жилищного кодекса Российской Федерации препятствует постановке на очередь нуждающихся в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ.

Между тем, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям законодательства, суд неправильно применил нормы материального права.

Из содержания статьи 53 ЖК РФ следует, что действиями по ухудшению жилищных условий, препятствующими принятию граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях в течение пяти лет с момента их совершения, являются действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях.

В соответствии со статьей 9 Закона г. Москвы “Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения” в целях установления уровня обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения для принятия их на жилищный учет исчисляется размер площади жилого помещения, приходящейся на долю каждого члена семьи заявителя. Учетная норма устанавливается в размере 10 квадратных метров площади жилого помещения для отдельных квартир.

Судом установлено и из материалов дела следует, что после вселения супруга Р. в квартиру, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого проживающего в ней гражданина, составила 11,22 кв. метров.

После вселения в указанную квартиру новорожденного сына супругов, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого из проживающих в квартире граждан, составила 9,35 кв. метров.

Таким образом, поскольку после вселения супруга Р. в квартиру, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого гражданина, проживающего в данной квартире, была более учетной нормы, установленной пунктом 3 статьи 9 Закона г. Москвы “Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения”. Нуждаемость в жилых помещениях у истцов возникла после рождения сына и вселения его в указанную квартиру, постольку у суда не имелось оснований для признания действий Р. по вселению в квартиру к супруге и проживающим с ней родственникам ухудшением жилищных условий.

Читайте также:
Как составить исковое заявление в суд: образец

Вывод суда о том, что Р. ухудшил свои жилищные условия, поскольку размер площади жилого помещения, приходившийся на него в двухкомнатной квартире 17,2 кв. метров в связи с переселением в трехкомнатную квартиру к супруге уменьшился до 11,22 кв. метров, является неправильным, поскольку действующее законодательство ухудшение жилищных условий связывает не с любыми действиями, приведшими к уменьшению площади жилого помещения, а только с такими действиями, в результате которых возникла нуждаемость в жилых помещениях. Однако такой нуждаемости у Р. в связи с вселением в квартиру не возникло.

По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации совершение действий по ухудшению жилищных условий препятствует принятию на учет только тех граждан, которые совершили эти действия. Права иных граждан быть принятыми и состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях при наличии к тому предусмотренных законом оснований не могут быть ограничены в связи с совершением кем бы то ни было действий по ухудшению жилищных условий.

Между тем, отказывая в удовлетворении требований супруги Р., действующей также в интересах своего несовершеннолетнего сына, о признании их нуждающимися в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ, ни управа района Южное Тушино СЗАО г. Москвы, ни судебные инстанции не учли, что предусмотренных статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации оснований для отказа ей, действующей также в интересах сына, в удовлетворении указанных требований не имеется, поскольку ни супруг Р., ни супруга Р., не совершали за пять лет, предшествовавших подаче заявления, действий по ухудшению жилищных условий.

Другой случай неправильного применения судами норм материального права произошел в Вологодской области.

Гражданин П. обратился в суд с заявлением к мэрии г. Череповца о признании постановления мэрии г. Череповца незаконным в части снятия его с учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и восстановлении его на учете граждан, нуждающихся в жилых помещениях.

В обоснование заявленных требований П. ссылался на то, что на основании договора купли-продажи он является собственником двухкомнатной квартиры. Общая площадь квартиры составляет 36 кв. метров, жилая – 22,7 кв. П. является инвалидом второй группы вследствие ранения, полученного во время Второй мировой войны, а также участником Великой Отечественной войны. Группа инвалидности ему установлена пожизненно, а спустя несколько лет он становится нуждающимся в постоянном уходе. В указанной квартире проживает со своей женой, страдающей рядом заболеваний, и ей одной тяжело ухаживать за ним.

Позднее, с целью ухода за ним и его женой в указанную квартиру в качестве членов их семьи вселилась его внучка – М. вместе со своим сыном Н. Впоследствии М. и ее несовершеннолетний сын были постоянно зарегистрированы в указанной квартире. Брак у внучки расторгнут за год до вселения к П. Ранее внучка и ее несовершеннолетний сын проживали в двухкомнатной квартире дочери П. – С. Данная квартира была приватизирована на С. и М. по 1/2 доле каждому. Внучка М. отказалась от участия в приватизации квартиры.

Постановлением мэрии г. Череповца “О принятии граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях” П. был принят на учет в льготную очередь ветеранов Великой Отечественной войны. При этом перед постановкой на очередь для получения жилья в мэрию г. Череповца им был предоставлен пакет документов, в том числе справки с предыдущего места жительства М. и Н.

Однако затем постановлением мэрии г. Череповца он был снят с учета граждан нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, в связи с утратой оснований, дающих право на получение жилья. Позднее жилищным управлением мэрии г. Череповца ему письменно сообщили о снятии с учета ввиду намеренного ухудшения жилищных условий, выразившегося во вселении в квартиру в качестве членов семьи внучки М. с ребенком. В период с момента его постановки на данный учет и до момента снятия с учета каких-либо изменений в его жилищных и семейных условиях не происходило.

Указанное постановление мэрии г. Череповца в части снятия его с учета граждан нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, П. считает незаконным.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области в удовлетворении заявленных П. требований отказано. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В надзорной жалобе гражданином П. ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений и направления дела на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, разрешая дело и отказывая в удовлетворении заявленных требований, сослался на статью 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, регулирующую последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий, и указал, что решение жилищного управления мэрии г. Череповца о снятии П. с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, является правомерным, поскольку П. до вселения к нему его внучки М. и правнука Н. был обеспечен жилым помещением более нормы предоставления; последние по прежнему месту жительства были также обеспечены жильем по учетной норме. Между тем, с выводами судов первой и кассационной инстанций нельзя согласиться, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права. Также судом допущены существенные нарушения норм процессуального права.

Читайте также:
Развод в судебном порядке при наличии детей

Вселение в квартиру внучки М. с ее несовершеннолетним сыном имело место за четыре года до внесения указанных изменений в Федеральный закон “О ветеранах”, и было обусловлено необходимостью осуществления за П. постоянного постороннего ухода. Данное обстоятельство, как следует из материалов дела, никем в суде не оспаривалось.

По смыслу статьи 53 ЖК РФ (на которую сослался суд, разрешая дело), ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. При этом применение этой нормы права должно осуществляться во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Между тем, суд первой инстанции не выяснил и не отразил в решении, в чем выразился умысел и недобросовестность П. при вселении родственников в квартиру, учитывая, что его право как ветерана Великой Отечественной войны на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета возникло в связи с изменениями, внесенными 21 декабря 2009 г. в Федеральный закон “О ветеранах”. Суд кассационной инстанции, оставляя решение суда от 21 июля 2010 г. без изменения, на допущенные судом первой инстанции нарушения внимания не обратил. Указанные выше требования закона судом не были учтены при рассмотрении возникшего спора и привели к неправильному разрешению дела.

На основании изложенного состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В дополнение к вышеперечисленному имеет смысл обратить внимание на Определение Конституционного Суда РФ от 19.04.2007 N 258-О-О, которым разъяснено, что по смыслу ст. 53 ЖК РФ (которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя) и соответствующих норм законодательства субъекта РФ ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. Буквальное толкование данного разъяснения КС РФ может привести к применению ст. 53 ЖК РФ только после вступившего в законную силу приговора суда, которым установлены указанные выше умышленные действия.

Как заключение к данной статье, хочу обратить внимание на следующее.

Федеральное законодательство (а именно – статья 53 ЖК РФ) содержит лишь последствия ухудшения, в то время как детальный перечень деяний граждан, влекущих их намеренность, в нем отсутствует, а содержится лишь в региональных нормативно-правовых актах. Однако вопрос об улучшении жилищных условий всё чаще выносится на федеральный уровень (например, в связи с недавним формированием окончательной нормативно-правовой базы о предоставлении субсидий федеральным государственным гражданским служащим), где уже на сегодняшний день возникает немало вопросов о критериях умышленности действий по ухудшению жилищных условий для получения права быть принятыми на учет, несмотря на попытку конкретизации этих действий в соответствующих Правилах (утв. Постановлением Правительства РФ № 63 от 27.01.2009 г.). По сути, все это дает чиновникам, принимающим решения о постановке нуждающихся на учет, практически неограниченную свободу выбора – имело ли место ухудшение или нет, ведь ухудшение жилищных условий может выражаться в самых различных формах и действиях.

Главное и основное доказательство должно состоять в том, что между действиями гражданина и целью таких действий (постановка на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении) должна быть установлена прямая причинная связь. Косвенные обстоятельства и догадки без документального подтверждения не могут расцениваться как намеренность и не должны быть препятствием для постановки граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, ведь практика свидетельствует, что в большинстве случаев граждане, ухудшившие свои жилищные условия, делали это не намеренно с целью постановки на учет.

Чтобы исключить злоупотребления в этой сфере, (а ведь нельзя не отметить, что злоупотребления могут носить в том числе и коррупционный характер), считаю целесообразным детально раскрыть все обстоятельства, указывающие на намеренность таких действий на уровне федерального законодательства, в том числе и для того, чтобы органы государственной власти и местного самоуправления в основаниях для отказа в постановке на учет или для снятия с учета не ограничивались сухим цитированием статьи 53 ЖК РФ. При этом следует учитывать как региональную нормотворческую практику, так и сложившуюся судебную практику данной категории дел.

В свою очередь гражданам хочу посоветовать тщательно продумывать совершаемые (планируемые) сделки с жилыми помещениями, а также иные действия, связанные с ними – не исключено, что наличие «лишнего» жилья (которым вы де-факто не пользуетесь или пользоваться не сможете) значительно усложнит процесс реального улучшения своих жилищных условий. Конечно, только в том случае, если Вы собираетесь обращаться за помощью к государству. А как поступать – решать только Вам.

Для написания статьи были использованы следующие источники:

  1. Определение Верховного Суда РФ от 15.03.2011 № 5-В10-102
  2. Определение Верховного Суда РФ от 21.06.2011 № 2-В11-1
  3. Определение Конституционного Суда РФ от 19.04.2007 № 258-О-О
  4. Постановление Правительства РФ от 27.01.2009 № 63
Читайте также:
Покушение на мошенничество: судебная практика

Намеренное ухудшение жилищных условий (табица)

Намеренное ухудшение жилищных условий (НУЖУ)

(табица)

№ п/п

Действия, повлекшие ухудшение жилищных условий

Правовой акт

К действиям, повлекшим ухудшение жилищных условий, относятся намеренные действия и гражданско-правовые сделки, в результате совершения которых у военнослужащих и (или) членов их семей возникли основания признания их нуждающимися в жилых помещениях, предусмотренные статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации, связанные:

с вселением в жилое помещение иных лиц (за исключением вселения военнослужащими членов семей, указанных в пункте 5 статьи 2 Федерального закона “О статусе военнослужащих”);

с обменом жилыми помещениями;

с невыполнением условий договора социального найма, повлекшим выселение из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения или с предоставлением другого жилого помещения меньшей площади;

с выделением доли собственниками жилых помещений;

с отчуждением жилых помещений или их частей.

п. 12 Правил признания военнослужащих – граждан Российской Федерации, проходящих военную службу по контракту, нуждающимися в жилых помещениях, формы выписки из решения о предоставлении жилого помещения, находящегося в федеральной собственности, в собственность бесплатно, формы акта приема-передачи жилого помещения и признании утратившими силу некоторых актов и отдельных положений некоторых актов Правительства Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 30 октября 2020 г. № 1768

К действиям, повлекшим намеренное ухудшение своих жилищных условий на территории закрытого военного городка (населенного пункта, исключенного из утвержденного Правительством Российской Федерации перечня закрытых военных городков, поселка) гражданами, указанными в подпункте “б” пункта 5 настоящих Правил, в целях настоящих Правил относятся следующие действия и гражданско-правовые сделки, совершенные указанными гражданами и (или) членами их семей:

а) обмен жилыми помещениями на жилое помещение меньшей общей площади;

б) невыполнение условий договора о пользовании жилым помещением, повлекшее выселение в судебном порядке;

в) вселение в жилое помещение иных лиц (за исключением вселения супруга (супруги) гражданина – участника основного мероприятия, несовершеннолетних детей и временных жильцов);

г) отчуждение жилого помещения или его доли, принадлежащих гражданину и (или) членам его семьи на праве собственности.

П. 7.1. Правил Постановление Правительства РФ от 21 марта 2006 г. N 153 “О некоторых вопросах реализации основного мероприятия “Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством” государственной

Не являются действиями по намеренному ухудшению жилищных условий:

  • не имели жилых помещений в пользовании или на праве собственности;
  • имели право пользования жилыми помещениями или являлись собственниками жилых помещений, которые в установленном порядке были признаны непригодными для проживания;
  • произвели действия по прекращению права пользования жилыми помещениями в связи с выездом к месту прохождения военнослужащими военной службы при вступлении с ними в брак;
  • произвели действия по прекращению права пользования жилыми помещениями в связи с выездом к месту прохождения военной службы военнослужащими, являющимися их родителями (для не состоящих (состоявших) в браке несовершеннолетних детей, детей старше 18 лет, ставших инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, детей в возрасте до 23 лет, обучающихся в образовательных учреждениях по очной форме обучения);
  • расторжение по инициативе получателя ренты договора ренты жилого помещения, заключенного им с военнослужащими и (или) членами их семей, с возвратом получателю ренты этого жилого помещения;
  • признание сделки с жилым помещением недействительной в судебном порядке, вследствие чего военнослужащие и (или) члены их семей утратили право пользования жилым помещением или собственности на жилое помещение.

Приказ Министра обороны РФ от 30.09.2010 г. № 1280

5. В соответствии со статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации военнослужащие и члены их семей не могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях ранее истечения пяти лет после совершения ими действий по намеренному ухудшению жилищных условий, в результате которых на военнослужащих и членов их семей стало приходиться менее установленной учетной нормы площади жилого помещения, в том числе связанных с изменением права пользования жилым помещением, обменом жилого помещения, невыполнением условий договора социального найма жилого помещения, расторжением брака (за исключением случая, предусмотренного подпунктом “и” настоящего пункта), выделением доли жилого помещения собственниками, отчуждением жилого помещения или его части.

Не рассматриваются в качестве действий по намеренному ухудшению жилищных условий:

а) вселение несовершеннолетних детей по месту жительства любого из родителей 7 ;

б) вселение в установленном порядке в жилое помещение супруга (супруги), родителей военнослужащего (гражданина), если по предыдущему месту жительства они могли быть признаны нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации;

в) расторжение договора ренты по инициативе получателя ренты с возвратом жилого помещения получателю ренты;

г) признание сделки с жилым помещением недействительной в судебном порядке;

д) отказ от принятия дара одаряемым, отказ дарителя от исполнения договора дарения;

е) отказ наследника от наследства;

ж) сдача жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма или на праве собственности по прежнему месту жительства, соответствующему государственному или муниципальному органу или уполномоченному ими лицу в связи с убытием к месту военной службы военнослужащего;

з) выезд членов семьи военнослужащего в другое место жительства к месту военной службы военнослужащего и совершение ими в связи с этим действий по прекращению права пользования жилыми помещениями;

и) утрата права пользования жилым помещением в связи с прекращением семейных отношений с собственником жилого помещения.

Приказ Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 24 октября 2011 г. № 590 “Об утверждении Правил организации в органах федеральной службы безопасности работы по обеспечению жилыми помещениями”

6. Военнослужащие, которые с намерением приобретения права состоять на учете совершили действия по намеренному ухудшению жилищных условий, связанные с изменением порядка пользования жилыми помещениями, обменом жилых помещений, невыполнением условий договора социального найма жилого помещения, повлекшим их выселение из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения или с предоставлением другого жилого помещения меньшей площади, выделением доли собственниками жилых помещений, отчуждением жилых помещений или их частей, и иные действия по намеренному ухудшению жилищных условий, в результате которых они могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через 5 лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Читайте также:
Как выиграть суд по разделу имущества

Постановление Правительства РФ от 29 июня 2011 г. № 512 “О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих – граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, и предоставления им жилых

Расторжение супругой (супругом) военнослужащего в отношении себя на основании статьи 83 ЖК РФ договора социального найма жилого помещения в связи с выездом к месту военной службы супруга (супруги) в другой населенный пункт не относится к действиям по намеренному ухудшению жилищных условий (статья 53 ЖК РФ).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. № 8 (п. 27)

Что относится к намеренному ухудшению жилищных условий?

15 лет назад, с 1 марта 2004 года был введен в действие Жилищный кодекс Российской Федерации. Именно тогда в статье 53 данного законодательного акта и появилось словосочетание «намеренное ухудшение жилищных условий».

Правда, как это часто бывает, ни конкретного определения, ни случаев, подпадающих под данный термин, законодательство не устанавливает.

Что говорит закон

В соответствии со статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через 5 лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Более-менее четко в статье 53 ЖК РФ определены:

  • условия, при которых применяется понятие «намеренное ухудшение жилищных условий». Под ним понимаются действия граждан с целью приобрести право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении,
  • последствия совершения таких действий. Это возможность реализации такого права не ранее 5 лет со дня совершения указанных действий.

По причине того, что определение «намеренного ухудшения жилищных условий» в законодательстве отсутствует, вопрос о наличии либо отсутствии таковых действий рассматривается в каждом случае индивидуально с учетом конкретных обстоятельств дела. И, как правило, разрешать спорные ситуации практически всегда приходится судам (а как иначе – на то и нужны плохо проработанные законы, чтоб пополнять бюджет и не уменьшать поток судебных дел).

Так, действиями, отнесенными к намеренному ухудшению жилищных условий, судами в разное время признавались:

  • прекращение права собственности на жилое помещение (продажа, дарение и другие сделки, направленные на отчуждение жилья);
  • изменение статуса недвижимости (перевод из жилого помещения в нежилое);
  • отказ от заключения договора социального найма (когда предложенная квартира «не устраивает» нанимателей, хотя она соответствует всем требованиям законодательства);
  • действия, направленные на прекращение договора найма жилого помещения (одностороннее расторжение договора по инициативе нанимателя; невыполнение условий договора найма жилого помещения, повлекшее выселение граждан из данного жилого помещения, и т.п.);
  • выдел доли собственниками жилых помещений;
  • вселение в жилое помещение в качестве членов семьи лиц, не являющихся таковыми, в результате чего доля общей площади жилого помещения, приходящаяся на каждого проживающего в нем, становится менее учетной нормы;
  • расторжение брака с целью получения жилья;
  • намеренная порча жилого помещения, в результате чего оно приводилось в непригодное для проживания состояние;
  • незаконные переустройство, перепланировка жилого помещения в целях уменьшения общего размера его площади;
  • изменение порядка пользования жилым помещением путем совершения сделок;
  • обмен занимаемого гражданином жилого помещения на жилое помещение меньшей площади.

Указанный перечень можно продолжать и продолжать.

Важно отметить, что далеко не все действия граждан, внешне соответствующие приведенному перечню, можно считать намеренными действиями, направленными на получение статуса нуждающихся в жилых помещениях.

Таковыми, например, не являются:

  • рождение в семье ребенка, вследствие чего доля общей площади жилого помещения, приходящейся на каждого члена семьи, включая новорожденного, становится менее учетной нормы;
  • вселение несовершеннолетних детей по месту жительства любого из родителей;
  • вселение супруга (супруги), нетрудоспособных родителей в жилые помещения в качестве членов семьи;
  • расторжение договора ренты по инициативе получателя ренты с возвратом жилого помещения получателю ренты;
  • возникновение проблем с жильем по причинам, не зависящим от заявителя (естественный износ жилища и признание жилого помещения, индивидуального дома или многоквартирного дома в целом аварийным, уничтожение жилища пожаром или иным чрезвычайным происшествием и т.д.);
  • признание сделки с жилым помещением недействительной в судебном порядке;
  • отказ от принятия наследства (если потенциальный наследник не проживает в жилище, которое впоследствии может наследовать), дара, отказ дарителя от исполнения договора дарения.

Отдельные случаи, которые не считаются намеренными действиями, влекущими последствия, предусмотренные статьей 53 ЖК РФ, могут применяться к определенным категориям граждан Российской Федерации.

Так, применительно к военнослужащим и гражданам, уволенным с военной службы, неприменимы к последствиям применения статьи 53 ЖК РФ следующие случаи:

  • сдача военнослужащим занимаемого им жилого помещения квартирным органам Минобороны России по прежнему месту службы в связи с переводом к новому месту службы;
  • подача увольняемым военнослужащим, обеспеченным жилым помещением по последнему месту службы, рапорта о предоставлении жилого помещения по избранному месту жительства после увольнения;
  • отказ увольняемого военнослужащего (гражданина, уволенного с военной службы) от реализации выданного ему государственного жилищного сертификата;
  • отказ гражданина, поступившего на военную службу по контракту, от права пользования жилым помещением на правах члена семьи нанимателя по прежнему месту жительства со снятием с регистрационного учета в данном жилом помещении.
Читайте также:
Подведомственность мировых судей по гражданским делам

Вообще статья 53 ЖК РФ по своему характеру является императивной. То есть граждане, намеренно ухудшившие свои жилищные условия, по истечении 5 лет со дня их совершения принимаются на учет (а не “могут быть” приняты). Конечно, при этом они должны отвечать другим условиям признания их нуждающимися в получении жилых помещений.

Однако законом не урегулирован вопрос о совершении намеренных действий, связанных с ухудшением жилищных условий, гражданином, уже ранее признанным нуждающимся в жилом помещении и включенным в соответствующие списки. Например, гражданин в целях получения жилого помещения большей площади искусственно увеличивает состав своей семьи путем регистрации по своему адресу родственников (родителей, внуков, зятьев, невесток и др.). Должны ли вновь вселенные родственники учитываться при определении размера предоставляемого в подобном случае жилого помещения?

Прямого ответа на данный вопрос законодательство не предусматривает…

Взыскание денежных средств по расписке: судебная практика

I. Разрешение споров, возникающих из договорных отношений

1. Наличие долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если последним не будет доказано иное.

И. обратилась в суд с иском к Д. о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении иска И. отказано.

Судом установлено, что в подтверждение договоров займа и их условий в материалы дела истцом представлены расписки, из содержания которых следует, что 20 марта 2008 г. Д. взяла 200 000 руб. под 4% в месяц на неопределенный срок, обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц 20 числа наличными, остальную сумму обязалась вернуть по требованию. 30 октября 2008 г. Д. взяла 100 000 руб. под 4% и обязалась отдавать 20 числа каждого месяца проценты от суммы.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из того, что между сторонами по делу не был заключен договор займа, а имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержит сведений о заимодавце и обязательства Д. по возврату указанных в расписке сумм И.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке признала ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций, указав следующее.

ФЗ от 26.07.2017 N 212-ФЗ ст. 807 ГК РФ изложена в новой редакции.

В соответствии со ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

С 01.06.2018 ФЗ от 26.07.2017 N 212-ФЗ в ст. 808 ГК РФ слова “не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда” заменены словами “десять тысяч рублей”.

Согласно ст. 161, 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы.

Таким образом, для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить соответствующий характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные денежные средства.

На основании п. 1 ст. 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В силу п. 1 ст. 162 ГК РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Исходя из изложенного передача денежной суммы конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Из материалов дела следует, что при рассмотрении дела ответчик имела намерение заключить мировое соглашение с истцом, фактически выражала лишь несогласие с начисленными процентами.

Однако эти обстоятельства, имеющие существенное значение для квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ оценки судебных инстанций не получили.

Кроме того, судами не было учтено, что, по смыслу ст. 408 ГК РФ, нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное.

Ссылка суда на то, что истцом не было представлено иных (кроме расписки) доказательств в обоснование заявленного иска, является несостоятельной, поскольку обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретным заимодавцем, лежала на ответчике Д.

2. Последствием признания недействительным условия кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета, как ущемляющего права потребителя, является возмещение возникших убытков, наличие и размер которых подлежат доказыванию потребителем. Положения ст. 28 и 30 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей” к отношениям сторон кредитного договора применению не подлежат.

Ш. обратился в суд с иском к банку и с учетом уточнения исковых требований просил о применении последствий недействительности ничтожной сделки в части, взыскании комиссии, неустойки, штрафа, судебных расходов.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, исковые требования Ш. удовлетворены.

Читайте также:
Годные остатки по ОСАГО: судебная практика

Судом установлено, что между Ш. и банком был заключен договор на получение персонального кредита в офертно-акцептной форме.

Обязательства банка перед истцом по предоставлению суммы кредита были исполнены в полном объеме. Принятые на себя обязательства Ш. исполнял надлежащим образом, платежи по кредиту и проценты за пользование денежными средствами уплачивал ежемесячно.

Помимо платежей по кредиту и процентов за пользование денежными средствами истцом ежемесячно уплачивалась комиссия за обслуживание счета, сумма которой подтверждена выпиской по счету и ответчиком не оспаривалась.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, а также суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда без изменения, исходили из того, что включение банком в кредитный договор условия об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета, который выполняет функции ссудного счета, ущемляет установленные законом права потребителя и согласно ст. 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 “О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей) является основанием для признания такого условия недействительным. В связи с этим, на основании ст. 28 и 30 Закона о защите прав потребителей в пользу истца была взыскана неустойка за просрочку исполнения обязанности по возврату комиссии.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке признала выводы судебных инстанций ошибочными по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В соответствии с ч. 1 ст. 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 “О банках и банковской деятельности” процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Пунктом 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” разъяснено, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

В силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК РФ).

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что последствием признания недействительным условия кредитного договора (например, об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета), как ущемляющего права потребителя, является возмещение возникших убытков, наличие и размер которых подлежат доказыванию потребителем.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Суды первой и апелляционной инстанций ошибочно применили к отношениям сторон положения ст. 28 и 30 Закона о защите прав потребителей, регламентирующих последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг) и сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), поскольку действия кредитной организации по взиманию комиссии по обслуживанию счета не являются тем недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может быть взыскана неустойка на основании названного закона.

ВС разъяснил, чем доказать заем

В августе 2013 года Андрей Белов* одолжил Алексею Васильеву* 32 млн руб. Заемщик обязался вернуть всю сумму не позднее 1 августа 2016-го. Стороны подписали письменный договор, составили график возврата средств, Васильев выдал расписку о получении денег. Долг кредитору заемщик так и не вернул. Тогда Белов решил добиться возврата средств в судебном порядке. Он потребовал взыскать с Васильева 94,3 млн руб., включая основной долг и пени.

Но три инстанции истцу отказали. Если деньги в долг дает гражданин, то договор займа считается заключенным с момента передачи средств, сослалась первая инстанция на абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК («Договор займа»). Чтобы понять, был ли договор, нужно установить, передал ли заимодавец деньги. Сделать он это мог, только если обладал необходимой суммой, подчеркнул Промышленный районный суд Самары и потребовал от Белова доказать наличие у него 32 млн руб. на момент заключения договора. Поскольку заявитель так не сделал, первая инстанция признала заключение договора недоказанным и отказалась взыскивать по нему долг. При этом суд указал, что копии договора и расписки не могут подтверждать фактическую передачу денег, поскольку не подтверждено само наличие средств у заимодавца. Самарский областной суд и Шестой кассационный СОЮ выводы райсуда поддержали (дело № 88-11833/2020).

Белов не согласился с актами трех инстанций и подал жалобу в Верховный суд. Он настаивал, что закон не обязывает заимодавца доказывать наличие у него денег, а нижестоящим судам следовало оценить представленную расписку, которую собственноручно подписал Васильев.

«Заимодавец не обязан»: позиция ВС

На заседание в ВС, которое состоялось 1 декабря, пришел только представитель Белова – адвокат Иван Овчинников. От ответчика на процесс никто не явился. Поскольку сам Васильев был надлежащим образом извещен о предстоящем разбирательстве, тройка судей под председательством Сергея Асташова решила рассмотреть дело в его отсутствие.

Читайте также:
Судебная практика по обналичиванию денежных средств

Овчинников обратил внимание судей, что его доверитель, хотя не обязан был, но все же отчасти доказал свою обеспеченность на момент подписания договора. Белов предоставил суду расписку о возврате денег от предыдущего заемщика, декларации, договор купли-продажи участка. Все эти документы подтверждают, что у заимодавца была крупная сумма денег, пояснил адвокат.

– По вашему мнению, почему у судов возник вопрос о наличии такой суммы у Белова? – спросила у представителя судья-докладчик Елена Гетман.

– Возможно, суд предполагал, что имеют место какие-то незаконные манипуляции, но здесь их нет. Моего доверителя обманули. Он сейчас остался без денег и не может найти тех людей, которые ему задолжали, – ответил Овчинников.

Он пояснил, что 32 млн руб. предназначались на развитие бизнеса по рекультивации земель в Казахстане. По словам адвоката, Белову обещали, что он станет участником организации «Каспий Инжиниринг» [прим. ред. – компания специализируется на проектировании] и еще одной фирмы, но этого не случилось.

Задав еще несколько вопросов представителю, тройка ненадолго удалилась в совещательную комнату. По возвращении судья-докладчик огласила решение: отменить акты апелляции и первой кассации, отправить дело на пересмотр в Самарский облсуд.

Спустя несколько недель гражданская коллегия опубликовала мотивированное решение по делу. Судьи сослались на Обзор судебной практики ВС № 3 (2015). В подобных спорах заимодавец должен доказать факт передачи денег и то, что между сторонами возникли заемные отношения, а заемщик – факт возврата долга либо безденежность займа (вопрос № 10 обзора).

В подтверждение передачи денег Белов предоставил расписку, которую собственноручно написал Васильев. Это надлежащее доказательство передачи средств, которое прямо упомянуто в п. 2 ст. 808 ГК («Форма договора займа»), подчеркнул ВС. Доказывать наличие у него необходимой суммы на момент заключения договора заимодавец не обязан, отметила тройка судей (дело № 46-КГ20-21-К6).

Неоднозначная практика: мнение экспертов

Верховный суд не первый раз высказывается о значении финансовой состоятельности заимодавца при рассмотрении споров о взыскании долга. В своем определении по делу № 41-КГ17-39 он указал, что источник возникновения денег у кредитора по общему правилу не имеет значения для разрешения спора. Это вытекает из презумпции добросовестности, пояснил тогда ВС.

Подобный вывод можно найти во многих актах нижестоящих судов. Например, разрешая дело № 88-1420/2020, Второй кассационный СОЮ указал, что отсутствие необходимой суммы у заимодавца на момент заключения договора не является юридически значимым обстоятельством и не входит в предмет оценки суда.

Впрочем, практика по этому вопросу все же не столь единообразна. Порой, особенно в случаях с крупными суммами, суды запрашивают подтверждение достатка заимодавца, несмотря на наличие договора и расписки, замечает председатель МКА Адвокаты и Бизнес Адвокаты и Бизнес Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право 5 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 26 место По выручке Профайл компании × Дмитрий Штукатуров (дела № 33-7961/2018 и № 33-33187/2018).

Подобную проверку суд может инициировать, если у него есть сомнения в реальности договора, следует из п. 8.1 «Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям». Речь, по словам Штукатурова, идет о случаях, когда ответчик признает иск или истец и ответчик пытаются заключить мировое соглашение, по которому заемщик должен выплатить долг.

Часто вопрос о финансовой обеспеченности заимодавца возникает, когда проверяют обоснованность требований кредитора в деле о банкротстве.

Валерия Ивачева, адвокат судебной практики ART DE LEX ART DE LEX Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Уголовное право группа Финансовое/Банковское право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) ×

В делах о несостоятельности особенно высок риск предъявления фиктивных требований, поэтому в них действует повышенный стандарт доказывания, поясняет Ивачева. На необходимость оценивать финансовое положение кредитора в банкротстве указывал ВАС в своем Постановлении от 22.06.2012 № 35 (п. 26).

Автор: Дмитрий Штукатуров, председатель МКА Адвокаты и Бизнес Адвокаты и Бизнес Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право 5 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 26 место По выручке Профайл компании × .

Решение ВС по делу Белова, скорее всего, закрепит подход, согласно которому источник возникновения денег у кредитора не имеет значения для разрешения споров о взыскании долга, говорит Штукатуров.

Ссылаясь на это определение, заимодавцы смогут ограничиться наличием договора займа и расписки, а повышенный стандарт доказывания будет применяться преимущественно в делах о несостоятельности.

Дмитрий Штукатуров, председатель МКА Адвокаты и Бизнес Адвокаты и Бизнес Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право 5 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 26 место По выручке Профайл компании ×

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: