Двусторонняя реституция: примеры судебных решений

Решение от 5 июля 2017 г. по делу № А03-6036/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АЛТАЙСКОГО КРАЯ

656015, Алтайский край, г. Барнаул, проспект Ленина, 76, тел.: (3852)29-88-01,

http://www.altai-krai.arbitr.ru, е-mail: a03.info@arbitr.ru

Именем Российской Федерации

Дело № А03 -6036/2017
г. Барнаул
05 июля 2017 г.
Резолютивная часть решения объявлена 28.06.2017.

Решение суда в полном объёме изготовлено 05.07.2017.

Арбитражный суд Алтайского края в составе судьи Лихторович С.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем Фоминой Е.М., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью “Концерн-АКХС”, ИНН 2222805458, ОРГН 1122223008764, г.Барнаул Алтайского края к обществу с ограниченной ответственностью “Сан-Вита”, ИНН 2221216080, ОГРН 1142225015096, г. Барнаул Алтайского края о признании ничтожным, мнимым договора поставки от 01.10.2015 и о применении последствий ничтожной сделки в виде односторонней реституции – взыскания 1 969 177 руб.,

при участии в судебном заседании представителей:

от истца – Крохалев Н.И. (доверенность от 09.11.2016), от ответчика – не явился,

У С Т А Н О В И Л:

Общество с ограниченной ответственностью (далее ООО) “Концерн-АКХС” обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью (далее ООО) “Сан-Вита” о признании сделки по договору поставки от 01.10.2015 согласно спецификации №1 и факт частичного ее исполнения по оплате по платежному поручению №110 от 05.02.2016 в сумме 1610 000 руб. в счет частичной оплаты по счету-фактуре №261 от 09.10.2015 за плиты опалубки, по платежному поручению №96 от 05.02.2016 в сумме 259 177 руб. в счет частичной оплаты по счету №14 от 25.01.2016 за фанеру ламинированную, по платежному поручению №27 от 26.01.2016 в сумме 100 000 руб. в счет частичной оплаты по счету №15 от 25.01.2016 за фанеру, всего 1 969 177 руб. мнимой, ничтожной сделкой, о взыскании 1 969 177 руб.

Исковые требования обоснованы статьей Раздел I. Общие положения > Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство > Глава 9. Сделки > § 2. Недействительность сделок > Статья 170. Недействительность мнимой и притворной сделок” target=”_blank”>170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ), мотивированы тем, что указанный договор является ничтожным мнимой сделкой, так как заключен сторонами лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, несмотря на то, что стороны для вида частично исполнили обязательства по данной сделке.

В ходе рассмотрения дела истец уточнил исковые требования, просил признать ничтожным, мнимым договор поставки от 01.10.2015, применить последствия ничтожной сделки в виде односторонней реституции -возврата ответчиком истцу денежных средств в сумме 1 969 177 руб.

В связи с тем, что ответчик не получил определение суда, рассмотрение дела откладывалось для его повторного извещения.

Определение суда, направленное в адрес ответчика, возвращено в арбитражный суд с отметкой органов почтовой связи об истечении срока хранения. В соответствии с Правилами оказания услуг почтовой связи, утвержденными Приказом Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 23.01.2014 № 234 на почтовом отправлении имеются отметки об извещении адресата. Ответчик в соответствии с п.2 ч.4 ст. Раздел I. Общие положения > Глава 12. Судебные извещения > Статья 123. Надлежащее извещение” target=”_blank”>123 АПК РФ извещен надлежащим образом.

Истец исковые требования поддержал в полном объеме, ссылается на доводы, изложенные в исковом заявлении, представил дополнительные документы, пояснил, что других сделок с ответчиком не заключалось, других оснований, кроме как по оспариваемому договору, для перечисления денежных средств не было. Счета и счета-фактуры, указанные в платежных поручениях у истца отсутствуют.

Заявлений и ходатайств не поступило.

Выслушав представителя истца, исследовав материалы дела, суд пришёл к выводу об удовлетворении исковых требований по следующим основаниям.

В соответствии со ст. Раздел I. Общие положения > Подраздел 1. Основные положения > Глава 2. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав > Статья 8. Основания возникновения гражданских прав и обязанностей” target=”_blank”>8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

В силу ч.2 ст. Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 69. Основания освобождения от доказывания” target=”_blank”>69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как следует из материалов дела, и установлено вступившим в законную силу определением Арбитражного суда Алтайского края от 21.10.2016 по делу № А03-3214/2016, 06.10.2015 между ООО «САН-ВИТА» (поставщик) и ООО «Концерн-АКХС» (покупатель) был заключен договор поставки, по условиям которого поставщик обязался поставить в собственность покупателя строительные материалы в количестве и по цене, указанные в спецификации №1, а покупатель обязан был принять и оплатить поставленный товар (п.1.1 договора).

Определением Арбитражного суда Алтайского края от 16.05.2016 в отношении ООО “Концерн-АКХС” по делу № А03-3214/2016 была введена процедура наблюдения.

ООО “Сан-Вита” обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ООО “Концерн-АКХС” требования в размере 16 042 394 руб. 89 коп. Как указал в своем требовании заявитель, должник частично оплатил поставленный товар на общую сумму 1 969 177 руб., что подтверждается тремя платежными поручениями: №27 от 26.01.2016 на сумму 100 000 руб., №96 от 05.2.2016 на сумму 259 177 руб., №110 от 05.02.2016 на сумму 1 610 000 руб. По состоянию на 10.03.2016 задолженность ООО “Концерн-АКХС” перед ООО “Сан-Вита” составила 15 989 694 руб. 06 коп.

Определением от 21.10.2016 по делу № А03-3214/2016 арбитражный суд требование ООО “Сан-Вита” о включении в реестр требований кредиторов ООО “Концерн-АКХС” задолженности оставил без удовлетворения.

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 14.11.2016 по делу № А03-3214/2016 ООО “Концерн-АКХС” признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыта процедура, применяемая в деле о банкротстве, – конкурсное производство. Конкурсным управляющим утверждена Пономаренко Л.Н..

В ходе принятия документов и рассмотрения требований о включении в реестр требований кредиторов конкурсным управляющим было установлено, что за поставленные товарно-материальные ценности согласно спецификации №1 по договору поставки от 01.10.2015 ООО “Концерн-АКХС” перечислило ООО “Сан-Вита” по платежному поручению №110 от 05.02.2016 – денежные средства в размере 1 610 000 руб. в счет частичной оплаты по счету-фактуре №261 от 09.10.2015 за плиты опалубки, по платежному поручению №96 от 05.02.2016 – было перечислено 259 177 руб. в счет частичной оплаты по счету №14 от 25.01.2016 – за фанеру ламинированную, по платежному поручению №27 от 26.01.2016 – было перечислено 100 000 руб. – в счет частичной оплаты по счету №15 от 25.01.2016 за фанеру, всего было перечислено денежных средств в размере 1 969 177 руб.

Данные платежи произведены ООО “Концерн-АКХС” для придания реальности сделки, заключенной между истцом и ответчиком.

При установлении требования кредитора ООО “Сан-Вита” о включении в реестр требований кредиторов ООО “Концерн-АКХС” вышеназванной задолженности Арбитражным судом Алтайского края по делу № А03-3214/2016 установлено, что фактически ООО “Сан-Вита” поставки товарно-материальных ценностей по спорному договору не производило, так как в 2017-2015г.г. согласно бухгалтерской отчетности не имело такой возможности. Так в 2014г. согласно баланса активы ООО “Сан-Вита” составили 237 000 руб., дебиторская задолженности общества – 32 000 руб., запасы 189 000 руб., и денежные средства 16 000 руб.

Читайте также:
Оспаривание сделок должника при банкротстве: судебная практика

В балансе за 2015г. указано, что дебиторская задолженность общества составляет всего 67 000 руб.

Сделка была совершена без цели передачи и приобретения товара, с единственной целью создать мнимую кредиторскую задолженность для включения “дружественного” кредитора в реестр требований кредиторов ООО “Концерн-АКХС”.

Данные обстоятельства послужили основанием для обращения с настоящим иском в суд.

В силу статьи 166 КГ РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Положения данной нормы права подлежат применению в том случае, если все стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать ее исполнения. В подтверждение мнимости сделки заинтересованной стороне необходимо представить суду доказательства, которые бы подтверждали отсутствие направленности подлинной воли сторон при совершении оспариваемой сделки на создание правовых последствий, присущих данному виду сделки.

По смыслу данной нормы права доводы о мнимости сделки могут быть признаны обоснованными, если истец в силу статьи Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 65. Обязанность доказывания” target=”_blank”>65 АПК РФ доказал, что стороны, участвующие в сделке, не имели намерений ее исполнять или требовать исполнения.

При применении положений статьи Раздел I. Общие положения > Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство > Глава 9. Сделки > § 2. Недействительность сделок > Статья 170. Недействительность мнимой и притворной сделок” target=”_blank”>170 ГК РФ следует исходить из того, что сделкой являются действия, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. Раздел I. Общие положения > Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство > Глава 9. Сделки > § 1. Понятие, виды и форма сделок > Статья 153. Понятие сделки” target=”_blank”>153 ГК РФ), то есть на достижение определенного правового результата. Сделка, как волевой акт имеет правовое значение только в случае, если воля будет выражена вовне, объективирована каким-либо способом. Поэтому сделкой является действие, выражающее волю субъекта, направленную на достижение определенного правового результата путем волеизъявления. Исполнение сделки хотя бы одной из сторон исключает мнимый характер такой сделки.

Как указано в определении Верховного Суда РФ от 25.07.2016 по делу N 305-ЭС16-2411, А41-48518/2014 фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника.

В то же время для этой категории ничтожных сделок определения точной цели не требуется. Установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной.

Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (статьи Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 65. Обязанность доказывания” target=”_blank”>65, Раздел II. Производство в арбитражном суде первой инстанции. Исковое производство > Глава 20. Решение арбитражного суда > Статья 168. Вопросы, разрешаемые при принятии решения” target=”_blank”>168, Раздел II. Производство в арбитражном суде первой инстанции. Исковое производство > Глава 20. Решение арбитражного суда > Статья 170. Содержание решения” target=”_blank”>170 АПК РФ).

В названном выше Определении Верховный Суд РФ также указал, что следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение (пункт 86 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”).

Судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий (ст. Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 9. Состязательность” target=”_blank”>9 АПК РФ).

Пунктом 1 статьи Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 65. Обязанность доказывания” target=”_blank”>65 АПК РФ предусмотрено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которое оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Согласно ст. Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 71. Оценка доказательств” target=”_blank”>71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Как следует из вступившего в законную силу определения Арбитражного суда Алтайского края от 21.10.2016 по делу № А03-3214/2016 при рассмотрении вопроса о включении требований ООО “Сан-Вита” в реестр требований кредиторов ООО “Концерн АКХС”, временный управляющий и кредиторы заявили о мнимости сделки, полагая, что она заключена должником и заявителем в целях создания искусственной кредиторской задолженности.

Отказывая в удовлетворении требования ООО “Сан-Вита” о включении в реестр требований кредиторов ООО “Концерн-АКХС”, суд в мотивировочной части судебного акта указал, что признал сделку мнимой, а заявленные требования, не обоснованными.

Согласно ч.1, ч.2 ст. Раздел I. Общие положения > Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство > Глава 9. Сделки > § 2. Недействительность сделок > Статья 167. Общие положения о последствиях недействительности сделки” target=”_blank”>167 ГК РФ лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Требование истца о применении последствий недействительности сделки в виде односторонней реституции суд находит обоснованным. Доказательств осуществления в действительности поставки товаров на указанную сумму ООО “Сан-Вита” ни в рамках дела о банкротстве, ни в настоящее дело не представило.

Оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что требования истца являются обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Истцу при принятии иска была предоставлена отсрочка по уплате государственной пошлины. В соответствии со ст. Раздел I. Общие положения > Глава 9. Судебные расходы > Статья 110. Распределение судебных расходов между лицами, участвующими в деле” target=”_blank”>110 АПК РФ государственная пошлина в сумме 38 692 руб. относится на ответчика.

Исковые требования удовлетворить. Признать ничтожным, мнимым договор поставки, заключенный 01.10.2015 между обществом с ограниченной ответственностью “Концерн-АКХС” и обществом с ограниченной ответственностью “Сан-Вита”. Применить последствия ничтожной сделки в виде односторонней реституции – взыскать с общества с ограниченной ответственностью “Сан-Вита” в пользу общества с ограниченной ответственностью “Концерн-АКХС” 1 969 177 руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью “Сан-Вита” в доход федерального бюджета Российской Федерации государственную пошлину в сумме 38 692 руб.

Читайте также:
Доверенность на представительство в арбитражном суде: образец

Решение может быть обжаловано через Арбитражный суд Алтайского края в течение месяца после принятия решения в Седьмой арбитражный апелляционный суд, либо в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня вступления решения в законную силу.

Обзор судебной практики по вопросу применения последствий недействительности сделок по инициативе суда

1. Суд откажет в применении последствий недействительности оспоримой сделки, если сторона не конкретизирует, какие именно последствия следует применить

Общество с ограниченной ответственностью «ЛакТехПром», Общество с ограниченной ответственностью «Энергопроект», Общество с ограниченной ответственностью «Технопласт» обратились в Арбитражный суд города Москвы с иском к Закрытому акционерному обществу «Энергокомплекс — Генерация», Обществу с ограниченной ответственностью «Строй Гарант» о признании недействительной сделки — договора уступки прав (требований) от 14.03.2016, заключенного между ООО «Строй Гарант» и ЗАО «Энергокомплекс — Генерация», а также о применении последствий недействительности сделки.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 21.09.2017 заявленные требования удовлетворены в части: суд признал недействительным договор уступки прав (требований) от 14.03.2016, заключенный между ООО «Строй Гарант» и ЗАО «Энергокомплекс — Генерация», в остальной части иска отказал.

Полагая, что договор уступки права является недействительным (являясь сделкой с заинтересованностью, он был заключен без надлежащего одобрения (ст. 45 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью»), которое требовалось, поскольку члены Совета директоров ООО «Строй Гарант» — Пирогов Л.В. и Селезнев Л.В., — одновременно являлись членами Совета директоров ЗАО «Энергокомплекс — Генерация»), истцы обратились в суд с настоящим иском.

Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу об удовлетворении заявленных требований в части признания оспариваемой сделки недействительной, поскольку собрание не созывалось, не проводилось, сделка не одобрялась при необходимости совершения указанных действий, что является существенным нарушением корпоративного законодательства.

Отказывая в применении последствий недействительности сделки, суды исходили из того, что истцы не указали, какие именно последствия должны быть применены (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.03.2018 N Ф05-595/2018 по делу N А40-81043/17).

По другому делу (N А21-1431/2016) суд апелляционной инстанции не усмотрел нарушения судами статьи 166 ГК РФ , так как с учетом обстоятельств дела (в частности, стороны не ссылались на возможность применения реституции в просительной части иска) суд первой инстанции обоснованно не применил последствия недействительности договоров поручительства по собственной инициативе (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2016 N 13АП-23585/2016, 13АП-26200/2016 по делу № А21-1431/2016).

Оценив представленные доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что право требования к банку согласно условиям договора цессии передается в соответствии с судебными актами по делу № А21-1434/2016, однако в рамках указанного дела о признании недействительными договоров поручительства требований о применении последствий недействительности не заявлялось и суд таких последствий не применял, судебными актам по указанному делу денежные средства не взыскивались, руководствуясь положениями статей 382 , 384 , 410 Гражданского кодекса Российской Федерации , суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии предмета уступки права требования и отсутствии в связи с этим оснований для удовлетворения иска (Определение Верховного Суда РФ от 13.07.2018 N 307-ЭС18-9537 по делу N А56-12679/2017).

По делу N А41-8877/2015 иск предъявлен о признании договоров займа от 09.08.2013 N 1/08/2013, от 09.08.2013 N 2/08/2013 и от 09.10.2013 N 10-2013 недействительными сделками и мотивирован тем, что при заключении оспариваемых договоров займа обществом, участником которого является истец, не соблюдены требования к порядку одобрения сделок с заинтересованностью, установленные статьей 45 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Возражения заявителя, изложенные в настоящей жалобе, касающиеся неприменения судами последствий недействительности сделок, также подлежат отклонению, поскольку требования о применении последствий недействительности оспоримых сделок в настоящем деле не заявлялись (Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2017 N 305-ЭС16-1798 по делу N А41-8877/2015).

В рамках дела о банкротстве должника его конкурсный управляющий Терешкова Ольга Николаевна обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным договора уступки от 09.10.2013 N 1-вх/2013-Таш, заключенного между обществом с ограниченной ответственностью «Кузбасстопливосбыт» (далее — общество) и должником.

Определением суда первой инстанции от 15.06.2015, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 18.08.2015 и округа от 26.10.2015, заявленные требования удовлетворены. В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество просит обжалуемые судебные акты отменить и направить обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Довод кассационной жалобы о неприменении судом последствий недействительности сделки подлежит отклонению, поскольку в счет оплаты по спорной сделке общество уменьшило свои требования к должнику на сумму 7 088 555,11 руб. по договору поставки угля. Однако сделка по зачету встречных требований не была предметом рассмотрения по настоящему обособленному спору, поскольку определением суда первой инстанции от 11.06.2015 отказано в объединении дел по оспариванию договора уступки от 09.10.2013 N 1-вх/2013-Таш и зачета от 20.11.2013. При этом до рассмотрения обоих споров вопрос о применении последствий недействительности сделки не представляется возможным решить.

Кроме того, требование о применении последствий конкурсным управляющим не заявлялось, а неприменение судом последствий по собственной инициативе не влечет незаконность судебного акта, сторона сделки не лишена возможности заявить о применении последствий недействительности сделки. (Определение Верховного Суда РФ от 30.03.2016 N 304-ЭС15-7530(5) по делу N А45-684/2014).

В силу пункта 4 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, а также в иных предусмотренных законом случаях.

Процессуальный порядок применения данной нормы, ограничивающей полномочия суда по применению последствий недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, предусмотрен в пункте 79 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которому по смыслу статьи 65 АПК РФ при решении вопроса о применении по своей инициативе последствий недействительности ничтожной сделки суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон, а в мотивировочной части судебного решения должно быть указано, какие публичные интересы подлежат защите, либо содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда.

При рассмотрении спора по существу в ходе судебного разбирательства требование о применении последствий недействительности спорной сделки истцами не было предъявлено, просительная часть искового заявления, уточненного в порядке статьи 65 АПК РФ , не содержит такого требования.

По смыслу части 1 статьи 178 АПК РФ арбитражный суд не вправе под видом вынесения дополнительного решения (апелляционного постановления) изменить содержание решения либо разрешить новые требования, которые не были предъявлены в ходе судебного разбирательства.

В то же время ограничение инициативы суда в применении пункта 4 статьи 166 ГК РФ обусловлено тем, что предъявление требований о применении последствий недействительности оспоримой сделки относится к субъективным правам сторон по сделке; реализация данных прав осуществляется этими лицами самостоятельно с учетом своих интересов. Иной подход влечет нарушение принципа диспозитивности арбитражного процесса.

Поскольку сделка признана оспоримой, а не ничтожной, и действующим законодательством не предусмотрены специальные нормы, позволяющие применить последствия ее недействительности по инициативе суда, апелляционный суд не вправе был применить последствия и в порядке, предусмотренном пунктом 4 статьи 166 ГК РФ .

В связи с этим является ошибочным сделанный апелляционным судом вывод о возможности применения в данном случае последствий недействительности сделки независимо от того, было ли указано на это в заявлении об оспаривании сделки.

Читайте также:
Проезд на желтый сигнал светофора: судебная практика

Учитывая указанные обстоятельства в их совокупности, суд кассационной инстанции полагает, что у апелляционного суда не имелось правовых оснований для принятия дополнительного постановления в порядке, установленном частью 1 статьи 178 АПК РФ , в связи с чем апелляционный суд, вынося дополнительное постановление, вышел за пределы своих полномочий и рассмотрел требование, которое не было заявлено к рассмотрению.

При таком положении кассационная жалоба является обоснованной, и поскольку судом апелляционной инстанции допущено нарушение норм процессуального права в соответствии с положениями статей 287 , 288 АПК РФ дополнительное апелляционное постановление следует отменить, а поданное 24.11.2017 заявление о применении последствий недействительности договора от 26.10.2016 купли-продажи 100% доли в уставном капитале ООО «Уютный дом», заключенного между ООО «ТП-Инвест» и Терентьевым А.В., не подлежит удовлетворению по основаниям, указанным в настоящем постановлении, поскольку отсутствуют правовые основания для принятия дополнительного судебного акта (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.06.2018 N Ф07-4568/2018 по делу N А56-75695/2016).

Таким образом, анализ судебной практики показал, что при обращении с исковым заявлением о признании недействительной оспоримой сделки, истцу следует конкретизировать какие именно последствия недействительности сделки следует применить в случае, если она будет признана судом недействительной. В противном случае, суд вправе отказать в применении последствий недействительности сделки. Такая ситуация достаточно опасна и актуальна, когда срок на обращение с отдельным иском по последствиям недействительности сделки (например, с виндикационным иском) истек.

2. Суд не вправе применять по своей инициативе последствия недействительности ничтожной сделки, если это не является необходимым для защиты публичных интересов

Определением Арбитражного суда города Москвы от 12.09.2017 признан недействительным договор подряда N 260514 от 26.05.2014, заключенный между ООО «ИНВЕСТФОН» и ООО «СтройТраст».

Обращаясь с заявлением о признании сделки недействительной, конкурсный управляющий указывал, что договор подряда от 26 мая 2014 года носит мнимый характер, поскольку подрядные работы ответчиком фактически не выполнялись.

В ответ на доводы апелляционных жалоб о том, что суд, признавая сделку недействительной, неправомерно не применил последствия недействительности сделки, суд апелляционной инстанции сослался на то обстоятельство, что требование о применении последствий недействительности сделок конкурсным управляющим должника не заявлялось, при этом последний не лишен права обратиться в суд с самостоятельным требованием о применении последствий недействительности сделки.

Конкурсный управляющий должника и ПАО «Сбербанк России» в обоснование доводов жалобы ссылались на то, что в пункте 29 Постановления N 63 разъяснено, что если сделка, признанная в порядке главы III.1 Закона о банкротстве недействительной, была исполнена должником и (или) другой стороной сделки, суд в резолютивной части определения о признании сделки недействительной также указывает на применение последствий недействительности сделки (пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 61.6 и абзац второй пункта 6 статьи 61.8 Закона о банкротстве) независимо от того, было ли указано на это в заявлении об оспаривании сделки.

Также заявители указали, что в пункте 79 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки (реституцию) по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, а также в иных предусмотренных законом случаях (пункт 4 статьи 166 ГК РФ).

Что касается доводов конкурсного управляющего должника и ПАО «Сбербанк России» о том, что суд должен был по своей инициативе применить последствия недействительности сделки, поскольку в пункте 29 Постановления N 63 разъяснено, что если сделка, признанная в порядке главы III.1 Закона о банкротстве недействительной, была исполнена должником и (или) другой стороной сделки, суд в резолютивной части определения о признании сделки недействительной также указывает на применение последствий недействительности сделки (пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации , пункт 1 статьи 61.6 и абзац второй пункта 6 статьи 61.8 Закона о банкротстве) независимо от того, было ли указано на это в заявлении об оспаривании сделки, то суд округа не может признать их основанием для отмены судебного акта.

Вышеуказанные разъяснения касаются сделок должника, признанных недействительными по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

В данном случае сделка признана недействительной на основании ст. 170 ГК РФ .

В таком случае суды обоснованно применили п. 78 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которому требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть заявлено конкурсным управляющим в самостоятельном порядке.

Ссылку на п. 79 вышеуказанного Пленума суд округа также не может признать состоятельной, поскольку согласно данным разъяснениям суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки (реституцию) по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, тогда как в данном случае публичные интересы оспариваемой сделкой не затронуты (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.03.2018 N Ф05-2663/2018 по делу N А40-46342/15).

Из указанного постановления следует, что, обращаясь с требованием о признании недействительной ничтожной сделки, истцу также, как и в случае с оспоримыми сделками, следует заявить о применении последствий недействительности в определенном виде. В случае, если о применении последствий недействительности не заявлено, истец не лишается права на обращение с отдельным иском, но при этом вопрос применения последствий недействительности сделки будет затянут, по сравнению с обращением с таким требованием при подаче иска о признании сделки недействительной.

3. При решении вопроса о применении по своей инициативе последствий недействительности ничтожной сделки суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон

Процессуальный порядок применения нормы, ограничивающей полномочия суда по применению последствий недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, предусмотрен в пункте 79 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которому по смыслу статьи 65 АПК РФ при решении вопроса о применении по своей инициативе последствий недействительности ничтожной сделки суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон, а в мотивировочной части судебного решения должно быть указано, какие публичные интересы подлежат защите, либо содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда.

Министерство земельных и имущественных отношений Республики Тыва обратилось в Арбитражный суд Республики Тыва с исковым заявлением, измененным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации , к индивидуальному предпринимателю Марцинович Марине Александровне о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на торговый киоск, расположенный по адресу: г. Кызыл, рядом с жилым домом N 98 по ул. Кочетова, исключении записи о регистрации права собственности на торговый киоск из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП); о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на земельный участок с кадастровым номером 17:18:0105008:127, расположенный по адресу: г. Кызыл, рядом с жилым домом N 98 по ул. Кочетова, исключении записи о регистрации права собственности на земельный участок из ЕГРП.

В соответствии с частью 1 статьи 166 и частью 1 статьи 167 Гражданского кодекса ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Читайте также:
Международные суды: что это такое

При этом суд кассационной инстанции верно указал, что оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

Признание сделки по отчуждению земельного участка недействительной и восстановление права публично-правового образования распоряжаться земельным участком позволит ему в последующем защитить свои права, нарушенные недостоверной записью в ЕГРП, и принять меры к освобождению земельного участка от находящегося на нем объекта.

Согласно пункту 79 Постановления N 25 суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки (реституцию) по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, а также в иных предусмотренных законом случаях (пункт 4 статьи 166 Гражданского кодекса ).

Суду первой инстанции следовало предложить сторонам уточнить заявленные требования в отношении спорного земельного участка, либо рассмотреть вопрос о возможности применения последствий недействительности ничтожной сделки (реституцию) по своей инициативе, поставив указанный вопрос на обсуждение сторон (Определение Верховного Суда РФ от 19.02.2018 N 302-ЭС17-22887 по делу N А69-3992/2015).

Анализ судебной практики показал, что инициатива суда в применении последствий недействительности ничтожной сделки ограничена защитой публичных интересов. Полномочий применять по собственной инициативе последствия недействительности оспоримых сделок, в том числе уже аннулированных в судебном порядке, суду не предоставлено.

Виндикация VS Реституция VS Деликтная ответственность на примере одного из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

19.06.20 Верховный Суд РФ рассмотрел дело о выводе активов должника по цепочке сделок, в котором разъяснил, какие именно иски в зависимости от тех или иных обстоятельств может подавать арбитражный управляющий для пополнения конкурсной массы должника (Определение Верховного Суда РФ от 19.06.20 № 301-ЭС17-19678).

Само дело не является “революционным”, соответствующие правовые позиции были выработаны Верховным Судом РФ намного раньше. Но тем не менее дело заслуживает внимания, поскольку его фабула типична, в нем наиболее доходчиво раскрыта правовая логика при выборе тех или иных способов защиты и распределении бремени доказывания.

Фабула дела

Должник по цепочке последовательных сделок вывел активы:

— сначала должник по двум договорам купли-продажи продал два здания и земельный участок Хуртину О.И. за 124 млн.руб. (договоры предусматривали условие об отсрочке платежа и невозникновение права залога у продавца в силу закона, а доходы Хуртина О.И. не позволяли произвести оплату приобретенных объектов);

— затем Хуртин О.И. продал спорное имущество ООО «МВС Груп» за 124,8 млн. руб.;

— ООО «МВС Груп» разделило здания и земельный участок на несколько новых объектов недвижимого имущества (четыре нежилых помещения и два земельных участка).

После чего должник впал в банкротство.

Конкурсный управляющий должника в рамках дела о банкротстве обжаловал все вышеуказанные сделки как единую сделку, направленную на безвозмездный вывод активов должника, и потребовал применить последствия недействительности прикрываемой сделки, восстановив право собственности должника на отчужденное имущество.

Суд удовлетворил требования управляющего частично:

— признал недействительными договоры купли-продажи между должником и Хуртиным О.И. (сделки первого звена);

— применил последствия недействительности этих сделок в виде взыскания с Хуртина О.И. в пользу должника 124 млн. руб.;

— остальные требования управляющего суд оставил без рассмотрения, так как посчитал их виндикационными, подлежащими рассмотрению вне рамок дела о банкротстве.

Очевидно, что такое решение не устроило конкурсного управляющего, поскольку с Хуртина О.И. взять было нечего.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный Суд РФ указал, что при отчуждении имущества должника в преддверии его банкротства и последующем оформлении передачи права собственности на данное имущество от первого приобретателя к иным лицам по цепочке сделок следует различать две ситуации.

1. Когда волеизъявление первого приобретателя отчужденного должником имущества соответствует его воле

Этот приобретатель вступил в реальные договорные отношения с должником и действительно желал создать правовые последствия в виде перехода к нему права собственности.

В таком случае при отчуждении им спорного имущества на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок права должника (его кредиторов) подлежат защите путем предъявления заявления об оспаривании в рамках дела о банкротстве первой сделки к первому приобретателю и виндикационного иска к последнему приобретателю, а не с использованием правового механизма, установленного статьей 167 ГК РФ.

Вопрос о подсудности виндикационного иска в этом случае подлежит разрешению с учетом разъяснений, данных в пункте 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» — требование о виндикации при подсудности виндикационного иска тому же суду, который рассматривает дело о банкротстве, может быть разрешено в деле о банкротстве, в иных случаях — вне рамок дела о банкротстве с соблюдением общих правил о подсудности.

2. Когда первый приобретатель, формально выражая волю на получение права собственности на имущество должника путем подписания договора об отчуждении, не намеревается породить отраженные в этом договоре правовые последствия

Например, личность первого, а зачастую, и последующих приобретателей может использоваться в качестве инструмента для вывода активов (сокрытия принадлежащего должнику имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов), создания лишь видимости широкого вовлечения имущества должника в гражданский оборот, иллюзии последовательного перехода права собственности на него от одного собственника другому (оформляются притворные сделки), а в действительности совершается одна единственная (прикрываемая) сделка — сделка по передаче права собственности на имущество от должника к бенефициару указанной сделки по выводу активов (далее — бенефициар): лицу, числящемуся конечным приобретателем, либо вообще не названному в формально составленных договорах. Имущество после отчуждения его должником все время находится под контролем этого бенефициара, он принимает решения относительно данного имущества.

Согласно п.2 ст.170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

Это означает, что правопорядок признает совершенной лишь прикрываемую сделку — ту сделку, которая действительно имелась в виду. Именно она подлежит оценке в соответствии с применимыми к ней правилами. В частности, прикрываемая сделка может быть признана судом недействительной по основаниям, установленным ГК РФ или специальными законами.

Как разъяснено в абз.3 п.86, абз.1 п.87, абз.1 п.88 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ», притворная сделка может прикрывать сделку с иным субъектным составом; для прикрытия сделки может быть совершено несколько сделок; само по себе осуществление государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к промежуточным покупателям не препятствует квалификации данных сделок как ничтожных на основании п.2 ст.170 ГК РФ.

При этом наличие доверительных отношений между формальными участниками притворных сделок позволяет отсрочить юридическое закрепление прав на имущество в государственном реестре, объясняет разрыв во времени между притворными сделками и поэтому само по себе не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее ничтожность сделок.

Таким образом, цепочкой последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может прикрываться одна сделка, направленная на прямое отчуждение должником своего имущества в пользу бенефициара. Такая прикрываемая сделка может быть признана недействительной как подозрительная на основании статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Читайте также:
Срок взыскания судебных расходов в арбитражном процессе

Поскольку бенефициар является стороной прикрываемой (единственно реально совершенной) сделки, по которой имущество выбывает из владения должника, право кредиторов требовать возврата имущества в конкурсную массу подлежит защите с использованием правового механизма, установленного ст.167 ГК РФ (реституция), а не путем удовлетворения виндикационного иска . Споры о признании недействительными сделок, совершенных несостоятельными должниками в преддверии банкротства, и о применении последствий их недействительности отнесены к компетенции арбитражных судов, рассматривающих дела о банкротстве (п.1 ст.61.8 Закона о банкротстве).

Следовательно, существенное значение для правильного рассмотрения настоящего обособленного спора имели обстоятельства, касающиеся перехода фактического контроля над имуществом , реальности передачи прав на него по последовательным сделкам.

Учитывая объективную сложность получения управляющим отсутствующих у него прямых доказательств притворности, должна приниматься во внимание совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств. Если заинтересованные лица привели достаточно серьезные доводы и представили существенные косвенные свидетельства , которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными их аргументы о совершении лишь одной прикрываемой сделки по прямому отчуждению должником своего имущества бенефициару, в силу ст.65 АПК РФ бремя доказывания обратного переходит на стороны цепочки последовательных договоров купли-продажи, ссылающихся на самостоятельный характер отношений по каждой из сделок .

Деликтная ответственность Хуртина О.И. и “теневого” бенефициара

Также Верховный Суд РФ указал, что наличие реституционного требования к другой стороне прикрываемой сделки — бенефициару не является препятствием для признания за потерпевшим права требовать возмещения имущественного вреда , возникшего вследствие противоправного вывода активов, от лиц, участвующих в заведомо незаконной схеме , в результате умышленных противоправных действий которых был утрачен контроль над имуществом (чьи действия были направлены на умышленное создание необходимых объективных условий для совершения недействительной прикрываемой сделки) — ст.1064 ГК РФ.

Хотя основания этих требований различны, они преследуют единую цель — возместить в полном объеме (ст.15 ГК РФ) убытки продавца, поэтому обязательства приобретателя (бенефициара — стороны недействительной прикрываемой сделки) и причинителя вреда (лица, участвующего в выводе активов через подписание притворных договоров) являются солидарными (ст.1080 ГК РФ), что также позволяет исключить возникновение неосновательного обогащения на стороне пострадавшего.

Выводы

В случае, когда активы были выведены по цепочке последовательных сделок и волеизъявление первого приобретателя соответствует его воле (сделка не является притворной), то права должника (его кредиторов) подлежат защите путем предъявления в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании первой сделки с первым приобретателем и виндикационного иска по общим правилам о подсудности к последнему приобретателю.

Если же активы были выведены по цепочке притворных сделок, прикрывающих одну единственную сделку по передаче права собственности на имущество от должника к бенефициару, то следует оспаривать эту прикрываемую сделку и требовать реституцию.

Одновременно с этим можно требовать возмещения убытков от лиц, участвовавших в выводе активов.

Признание сделки недействительной

Если сделка противоречит действующим нормам права, закрепленным в законах и подзаконных актах, она недействительна. Недействительные сделки бывают ничтожными и оспоримыми. Ничтожные сделки недействительны, независимо от признания их таковыми судом. Оспоримые сделки признаются недействительными по решению суда.

Примеры и различия ничтожных и оспоримых сделок

Ничтожные сделки недействительны сами по себе и не требуют признания их таковыми через суд. Примеры ничтожных сделок:

  • совершены лицом, который в силу закона не имеет права ее совершать. Например, недееспособным или ребенком до 14 лет. Если, допустим, ребенок 12 лет по собственному желанию и без ведома законных представителей продаст свой велосипед другу, эта сделка будет ничтожной.
  • нарушена форма сделки, например, для завещания требуется письменная форма, и если оно составлено устно, эта сделка будет ничтожной, то есть не повлечет за собой никаких правовых последствий.
  • нарушено требование о регистрации сделки, например, право собственности на недвижимое имущество должно быть зарегистрировано, в противном случае сделка будет ничтожной.

Также ничтожные сделки бывают мнимыми и притворными (ст. 170 ГК РФ). Мнимые — это те, которые совершаются лишь для вида, а притворные — с целью прикрыть другую сделку.

Пример мнимой сделки: должник, не желая лишиться своего имущества переоформляет его на родственников, заключая договор дарения. При этом фактической передачи недвижимости не происходит: он продолжает проживать в «подаренной» квартире, платит за нее налоги и коммунальные платежи.

Пример притворной сделки: недвижимость передается якобы по договору дарения, то есть безвозмездно, а фактически продавец получает от покупателя деньги, или в договоре купли-продажи недвижимости указана меньшая цена, а по факту уплачена большая.

Притворная сделка ничтожна, а та сделка, которую она прикрывала — действительна.

Оспоримые сделки требуют доказательств, чтобы их признали таковыми. Оспоримость — это возможность признать сделку недействительной.

Например, если сделку заключил несовершеннолетний ребенок 17 лет, но ранее он был признан полностью дееспособным (эмансипация), тогда нужно будет в качестве доказательств предоставить соответствующее решение суда. Или сделка была совершена под угрозой, с применением обмана или насилия. Здесь также нужно доказывать в суде, что имели место эти факты.

Чтобы понять, оспоримая сделка или ничтожная, нужно читать в законе. Если прямо указано, что сделка является недействительной, значит это ничтожная сделка. Если же указано, что сделка может быть признана недействительной судом, то такая сделка оспоримая.

Порядок заявления требований по недействительным сделкам

Признать сделку недействительной и применить последствия ее недействительности может суд, соответственно нужно подать исковое заявление в пределах срока исковой давности.

Для ничтожных сделок в мотивировочной части иска указывается требование: применить последствия недействительности сделки. Требование о признании ничтожной сделки недействительной не обязательно, так как она ничтожна. Но суд может по своей инициативе признать ее недействительной и указать это в решении.

В случаях с оспоримыми сделками в иске заявляются два требования:

  1. признать сделку недействительной;
  2. применить последствия недействительности сделки.

Физлицам обращаться нужно в районный суд. Госпошлина согласно п. 2, ч. 1 ст. 333.21 НК РФ составляет 6000 рублей.

Разъяснения применения судами некоторых положений гражданского кодекса, в том числе в части признания сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок содержится в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 №25.

Сроки обращения в суд по недействительным сделкам

Подать исковое заявление о применении последствий ничтожной сделки можно в течение трех лет после того, как началось исполнение этой сделки. Такой порядок установлен, если в суд обращается лицо, являющееся участником сделки.

Если же в суд обращается третье лицо, которое не является участником сделки, то трехлетний срок начинает отсчитываться с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. Здесь нужно учитывать, что срок исковой давности в этом случае не может превышать десять лет.

Что же касается оспоримых сделок, то исковое заявление о признании такой сделки недействительной, а также о применении последствий ее недействительности можно подать в течение одного года.

Этот срок начинает отсчитываться с момента, когда прекратились насилие или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка. Либо с того момента, как истец узнал, что его право было нарушено и есть основания для признания сделки недействительной.

Сроки исковой давности по недействительным сделкам регламентированы ст. 181 ГК РФ.

Основания недействительности сделок

Сделки недействительны или могут быть признаны таковыми судом по следующим основаниям:

Читайте также:
Выписка несовершеннолетнего ребенка из квартиры по суду

Нарушение формы — например, несоблюдение требований о нотариальном заверении договора, или его государственной регистрации.

Нарушение содержания — если содержание сделки противоречит основам правопорядка и нравственности, например, мнимые или притворные сделки.

Нарушение воли — если сделка заключалась не по доброй воле ее участников или хотя бы одного из них, или если внутренняя воля сформировалась неправильно, например, под угрозой или обманным путем.

Нарушение субъектного состава — участники сделки не имели право на ее совершение, например, сделка совершена недееспособным лицом или при ее совершении превышены полномочия и т. д.

Последствия недействительности сделок

Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не предусматривает наступления юридических последствий, кроме тех, что связаны с ее недействительностью. Считается, что лицо действовало недобросовестно, если знало об основаниях недействительности сделки.

Все полученное в результате недействительной сделки стороны обязаны возвратить друг другу, а в случае если сделать это невозможно, например имущество, полученное в результате недействительной сделки, уже продано, возместить другой стороне его стоимость.

Пример с брачным контрактом: если договор и какие-то его отдельные пункты признаны недействительными, то супруги обязаны вернуть друг другу все имущество, которое получили в результате соблюдения этого контракта.

Важно учитывать, что суд вправе не применять последствия недействительности сделки, если они будут противоречить основам правопорядка и нравственности. Например, если по тому же брачному договору один из супругов окажется в крайне неблагоприятном положении.

В чем разница применения последствий недействительности сделки с расторжением договора

Не следует путать расторжение с признанием договора недействительным и применение последствий недействительности сделки. Договор может быть изменен или расторгнут не только в силу его недействительности, но и по соглашению сторон или по решению суда.

В случае расторжения или изменения условий договора стороны не вправе требовать друг от друга вернуть то, что получили в период действия договора. А решение суда или соглашение о расторжении или изменении условий договора начинает действовать с момента его вступления в силу или подписания соответственно.

Вернемся к примеру с брачным договором, выше рассмотрен случай признания его недействительным и возвратом имущества.

Если же, например, супруги по собственному желанию решат расторгнуть договор, то его действие прекратится только после его расторжения. Имущество, полученное в период его действия, возвращать друг другу будет не нужно. А вот на имущество, которое они приобретут в будущем, условия расторгнутого договора действовать уже не будут.

Поэтому, чтобы определить с каким иском обращаться в суд: о признании сделки недействительной или о расторжении или изменении договора, следует исходить из понимания правовых последствий.

Примеры распространенных рискованных сделок

Примеры самых распространенных сценариев рискованных сделок в сфере операций с недвижимостью. Когда стоит насторожиться и на что обратить внимание и проверить правовое соответствие:

  • нарушение условий приватизации — продавец квартиры не оформил в надлежащем порядке приватизацию и по факту недвижимость находится в собственности государства;
  • покупка квартиры, которая получена продавцом в наследство — здесь основной риск в том, что сложно проверить всех остальных потенциальных наследников, которые могут в дальнейшем предъявлять свои требования на недвижимость;
  • квартиру продает лицо, признанное недееспособным — по закону продать квартиру недееспособного гражданина может только его законный представитель с разрешения органов опеки;
  • нарушены права несовершеннолетних — например, родители купили квартиру с использованием средств материнского капитала и продают квартиру, не выделив доли детям, такая сделка незаконна.
  • продавец недвижимости не получил согласие супруга на продажу — квартира приобретена в браке, оформлена на одного из супругов, он ее продает, не получив согласия второго супруга.
  • продают жилье, которое получили в дар — здесь важно понимать, не был ли договор дарения притворной сделкой, прикрывающей сделку купли-продажи квартиры;
  • продажа квартиры, полученной по договору ренты — даже при покупке квартиры по договору исполненной ренты сложно полностью обезопасить себя от появления непрошенных родственников или наследников рентодателя, желательно проверить такие моменты заранее;
  • сделкой занимается доверенное лицо — потенциальные риски в этом случае: ненадлежащее оформление доверенности, не дана ли доверенность лицом, введенным в заблуждение;
  • продажа доли — подводными камнями могут быть: разногласия с владельцами остальных долей, возможное несогласие органов опеки на продажу доли в случае, если доли принадлежат несовершеннолетним;
  • квартиру продает пожилой человек — здесь важно проверить, что сделка совершается по доброй воле, что на пожилого человека не оказывается давление и он не введен в заблуждение.

Как обезопасить себя от ненадежной сделки

Чтобы избежать неприятностей при совершении сделок с недвижимостью и других видов сделок, обезопасить себя от ненадежной сделки, следует скрупулезно проверять все предоставленные документы. При возникновении сомнений делать запросы в соответствующие государственные инстанции или обратиться к специалисту.

Для совершения безопасных сделок с недвижимостью лучше действовать через риелтора. При заключении других сделок, требующих особых знаний в области права, целесообразно обратиться к юристу или адвокату.

НАЛОГОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ СДЕЛКИ

Каковы налоговые последствия признания судом сделки недействительной? Узнаете из данной статьи.

Правовое регулирование

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В Гражданском кодексе оспоримыми признаются сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта (п. 1 ст. 168), а также сделки, совершенные:

– юридическим лицом в противоречии с целями деятельности (ст. 173);

– без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа, необходимость получения которого предусмотрена законом (ст. 173.1);

– за пределами полномочий, которые ограничены документами, регулирующими деятельность юридического лица (ст. 174);

– под влиянием заблуждения (ст. 178), обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 179).

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Об этом говорится в п. 1 ст. 167 ГК РФ.

Примечание. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость (если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом) (п. 2 ст. 167 ГК РФ). В юридической практике это называется двусторонней реституцией.

Например, по договору купли-продажи, признанному недействительным, покупатель возвращает продавцу имущество, а продавец покупателю – денежные средства. Иными словами, как отмечено в Письмах Минфина России от 09.09.2019 N 03-03-07/69376, от 20.03.2015 N 03-07-11/15448, признание судом договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным устанавливает тот факт, что покупателю по такому договору право собственности на это имущество не переходило.

Таким образом, возврат имущества в результате признания договора недействительным (в отличие от “добровольного” расторжения договора) не нужно оформлять как “обратную” реализацию. Покупатель возвращает продавцу собственный товар последнего, на который у покупателя отсутствует право собственности, поэтому реализации в понимании п. 1 ст. 39 НК РФ у продавца не происходит. Стороны просто возвращаются на исходные позиции.

Далее рассмотрим, в каком порядке и в каком периоде обе стороны договора должны осуществить перерасчет налогов.

Корректировка налоговых обязательств у продавца

Предположим, продавец в момент исполнения договора (например, в 2019 году) отразил полученную от покупателя выручку в составе доходов от реализации, уплатив с этой суммы налог на прибыль. После признания сделки недействительной (в 2021 году) ему необходимо исключить из доходов выручку, полученную за реализованный товар по недействительной сделке, тем самым устранив искажение налоговой базы.

Читайте также:
Доверенное лицо в судебном процессе

В результате такой корректировки возникает переплата по налогу на прибыль, которую следует каким-то образом оформить, то есть отразить в декларации по налогу на прибыль. Должна ли организация-продавец подавать “уточненку” за период, когда произошла реализация (2019 год), или можно произвести перерасчет налоговой базы в периоде обнаружения искажения (в 2021 году)?

Примечание. В случае признания сделки недействительной перерасчет налоговой базы и суммы налога на прибыль организаций осуществляется в порядке, установленном ст. 54 НК РФ (Письмо Минфина России от 19.01.2021 N 03-03-06/1/2373).

Согласно п. 1 ст. 54 НК РФ действуют следующие правила корректировки налоговой базы в случае обнаружения ошибок (искажений).

При обнаружении в текущем налоговом (отчетном) периоде ошибок (искажений), относящихся к прошлым периодам, перерасчет проводится за период, в котором были совершены ошибки (то есть подается уточненная декларация).

Допускается проведение корректировки в периоде обнаружения ошибок (без подачи “уточненки”) в случаях, когда:

– период совершения ошибки невозможно определить;

– допущенные искажения привели к излишней уплате налога.

ФНС России в Письме от 28.11.2017 N СД-4-3/24087@ признала правомерным представление “уточненки” за прошедший налоговый период вследствие признания недействительности сделок по приобретению недвижимости. При этом она сослалась на п. 1 ст. 54 НК РФ, в силу которого организация может произвести пересчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором совершена ошибка, а также в котором выявлена ошибка.

Однако в арбитражной практике выработан несколько иной подход, обусловленный прежде всего тем, что в данном случае речь идет не об ошибках (искажениях), а о признании сделки недействительной.

В качестве примера можно привести Постановление АС СКО от 27.06.2018 N Ф08-2414/2018 по делу N А32-30166/2016. Вот что в нем говорится.

Если сделка фактически исполнена, ее несоответствие нормам законодательства, регулирующим хозяйственную деятельность, значения для налогообложения не имеет (если иное прямо не предусмотрено Кодексом). Если значимые для налогообложения юридические факты уже имели место, налогоплательщики по общему правилу не могут изменить их налоговые последствия. Само по себе признание недействительным договора не освобождает от уплаты налога с полученного по такой сделке дохода.

В силу п. 1 ст. 271 НК РФ при методе начисления доходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (метод начисления). С этой точки зрения, если стороны сделки (договора) только договорились о том, что в некотором периоде должна быть произведена оплата реализованных товаров (работ, услуг), но фактически она не произведена, для целей расчета налога на прибыль это значения не имеет, доход считается полученным.

Согласно положениям ст. 39, 54, 146, 154, 247, 249, 271, 313 – 316 НК РФ все совершенные налогоплательщиком в определенном налоговом или отчетном периоде хозяйственные операции по реализации товаров (работ, услуг), соответствующие ст. 39 НК РФ, подтвержденные первичными документами, составленными сторонами этих операций (продавцом-налогоплательщиком и покупателем – организацией или предпринимателем), вне зависимости от их оплаты, признаются выручкой налогоплательщика и их стоимость, определенная в первичных документах, подлежит включению в состав дохода от реализации для исчисления НДС и налога на прибыль организаций. Все последующие изменения стоимости или количества (объемов) совершенных в соответствующем налоговом или отчетном периоде хозяйственных операций, в том числе в виде возврата товара, непринятия части работ (услуг) или оспаривания сделки, на основании которой была произведена хозяйственная операция, подлежат учету налогоплательщиком как новые факты (события) хозяйственной жизни в налоговом (отчетном) периоде их возникновения (периоде возврата товара, уменьшения его цены, реституции в связи с признанием сделки недействительной).

Арбитры подчеркнули: налогоплательщик имеет право отразить возврат реализованного ранее имущества или уменьшить налоговую базу только после фактического его получения и только в том периоде, в котором будут осуществлены операции по возврату.

Примечание. Корректировка в налоговом учете должна быть произведена в том году, когда имел место новый факт хозяйственной деятельности, а именно расторжение договора и возврат имущества либо признание сделки ничтожной и составление акта передачи спорного имущества законному собственнику. При этом налоговые обязательства за период совершения сделки не подлежат корректировке ни у продавца, ни у покупателя.

Данная позиция сформирована в п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.11.2011 N 148, Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 N 12992/12, Определениях ВС РФ от 26.03.2015 N 305-КГ15-965, от 09.10.2014 N 309-КГ14-2300.

Из изложенного также вытекает то, что все совершенные налогоплательщиком в определенном налоговом периоде хозяйственные операции по реализации товаров признаются выручкой и их стоимость, определенная в первичных документах, должна включаться в состав дохода от реализации для исчисления НДС и налога на прибыль; после признания сделки недействительной первоначально отраженная выручка не изменяется; организация вправе учесть изменения при определении налоговой базы того периода, когда эти изменения возникли.

Корректировка налоговых обязательств у покупателя

Налог на прибыль

После того как сделка признана судом недействительной, покупатель должен возвратить имущество продавцу. Однако покупатель уже отразил при исчислении облагаемой базы по налогу на прибыль расходы, связанные с полученным имуществом. Эти расходы следует восстановить.

В отличие от продавца, покупатель как сторона, для которой признание сделки недействительной привело к занижению суммы налога к уплате, в силу положений п. 1 ст. 54 НК РФ должен корректировать только налоговую базу в том периоде, когда он отражал расходы. Другого варианта у него нет.

Например, покупатель приобрел недвижимое имущество и учитывал его как основное средство. Позднее договор купли-продажи недвижимости был признан судом недействительным и имущество было возвращено продавцу. В этом случае (как указано в Письме Минфина России от 20.03.2015 N 03-07-11/15448) организация должна восстановить начисленную ранее амортизацию по возвращаемому основному средству (и амортизационную премию, если она применялась), после чего подать уточненные декларации за те периоды, в которых отражались указанные расходы.

Минфин, к сожалению, не уточняет, в каком периоде это нужно сделать, что очень важно. Ведь решение суда, которым сделка признана недействительной, может вступить в силу в одном отчетном (налоговом) периоде, а фактически имущество может быть возвращено в другом периоде. Например, имущество приобретено в 2019 году, договор признан судом недействительным в 2020 году, а возвращено имущество продавцу в 2021 году.

В арбитражной практике есть примеры, когда судьи в подобных случаях приходили к такому выводу: отнесение затрат по договору в уменьшение облагаемой базы произведено налогоплательщиком в соответствии с требованиями действующего законодательства и изменение налоговой и бухгалтерской отчетности может быть произведено им только при возникновении последствий признания сделки недействительной.

Признание гражданско-правовой сделки недействительной без проведения реституции (приведения сторон в первоначальное положение) не может являться основанием для внесения изменений в декларации и исключения из налогооблагаемой базы спорных операций в случае соблюдения налогоплательщиком требований, установленных ст. 252 НК РФ (см. Постановление ФАС УО от 12.05.2009 N Ф09-2876/09-С3 по делу N А07-6358/2008-А-ДГА). Аналогичное мнение высказано в Постановлении ФАС ЗСО от 29.09.2011 по делу N А27-1750/2011.

Таким образом, по мнению арбитров, провести корректировку налоговой базы предыдущих периодов и подать “уточненки” следует в том периоде, когда фактически проведена реституция (возврат имущества). Применительно к нашему примеру уточненную декларацию по налогу на прибыль за 2019 год следует подавать в 2021 году.

Читайте также:
Судебный приказ: до какой суммы выдается

При этом, полагаем, во избежание налоговых рисков не стоит начислять амортизацию по ОС с того момента, когда суд признал сделку недействительной, и до момента, когда имущество возвращается продавцу.

Налог на добавленную стоимость

В отличие от продавца, покупатель как сторона, для которой признание сделки недействительной привело к занижению суммы налога к уплате, в силу положений п. 1 ст. 54 НК РФ должен корректировать только налоговую базу в том периоде, когда производилось исполнение договора. Поэтому он должен отразить корректировочный счет-фактуру в книге продаж периода отгрузки.

В силу положений п. 1 ст. 81 НК РФ при обнаружении организацией в поданной налоговой декларации искажений сведений, приводящих к занижению суммы налога, она обязана представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию. Таким образом, покупатель должен подать уточненную декларацию по НДС за тот период, когда была произведена отгрузка.

Отметим, что Минфин в подобной ситуации придерживается иного подхода (см. вышеупомянутые Письма N 03-03-07/69376, N 03-07-11/15448, где речь шла о восстановлении покупателем налога на прибыль и НДС по признанной недействительной сделке купли-продажи недвижимости). При отсутствии в НК РФ специальных норм для случаев двухсторонней реституции чиновники свой вывод по восстановлению НДС покупателем сделали, ссылаясь на п. 5 ст. 171 и п. 4 ст. 172 НК РФ, посвященные продавцу. Напомним, согласно этим нормам суммы НДС, предъявленные продавцом покупателю при реализации товаров и уплаченные в бюджет, подлежат вычетам при возврате товаров, а вычет производится в полном объеме после отражения в учете операций по корректировке.

На основании этих норм и последовал совет для покупателя – восстанавливать НДС, ранее правомерно принятый к вычету покупателем, в том налоговом периоде, в котором товар возвращен продавцу. Заметьте, речи об уточненных декларациях уже не идет (в отличие от разъяснений по налогу на прибыль, изложенных в этих же Письмах).

Данные Письма не размещены на сайте ФНС в качестве обязательных к применению в работе налоговых органов. В связи с этим полагаем, что к разъяснениям Минфина, изложенным в них, следует относиться с большой осторожностью (по крайней мере в отношении НДС).

Итак, если покупатель не хочет спорить с налоговыми органами, ему необходимо подать уточненную декларацию по НДС. Когда это сделать? Казалось бы, ответ очевиден: после того, как произведена двухсторонняя реституция (по аналогии с рассуждениями относительно налога на прибыль, о чем, кстати, говорилось и в вышеперечисленных Постановлениях ФАС УО и ФАС ЗСО).

Однако не так давно в подобной ситуации Верховный Суд РФ в Определении от 09.10.2014 N 309-КГ14-2300 указал: стороны недействительной сделки вносят исправления в учет и подают уточненные декларации за тот период, в котором состоялась эта сделка. Все корректировки делаются в месяце признания сделки недействительной.

В то же время из Определения ВС РФ от 26.03.2015 N 305-КГ15-965 по делу N А40-69367/2013-107-235 следует иной вывод: налогоплательщик имеет право отразить возврат реализованного ранее имущества или уменьшить налоговую базу только после фактической реституции и только в том периоде, в котором будут осуществлены операции по возврату имущества. Этот же подход продемонстрирован в Определении ВС РФ от 23.11.2016 N 309-КГ16-15398 по делу N А50-27882/2015.

Таким образом, вопрос о том, как отразить последствия признания сделки недействительной для целей исчисления НДС, остается спорным.

Не путать с расторжением договора!

Нередко на практике организации вынуждены расторгнуть договор. Обращаем ваше внимание, что налоговые последствия в этом случае не идентичны налоговым последствиям, которые возникают в случаях признания судом договора недействительным.

Предположим, организация (продавец) реализовала имущество по договору купли-продажи в 2020 году. В 2021 году было подписано соглашение о расторжении договора и возврате имущества. Должна ли организация подать уточненную декларацию за тот период, когда имущество было реализовано?

Согласно п. 2, 3 ст. 453 ГК РФ с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора прекращаются обязательства сторон (если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора).

В связи с тем что в данной ситуации речь идет о расторжении договора (а не признании его недействительным), обязательства сторон прекращены на будущее время, то есть с момента заключения соглашений, что не влечет двустороннюю реституцию и не является основанием для корректировки налоговых обязательств за 2020 год. Расторжение договора не свидетельствует о его изначальной порочности, не означает, что налогоплательщик допустил ошибки (искажения) в исчислении налоговой базы в 2020 году (в периоде совершения сделок), с которыми ст. 54 НК РФ связывает право на корректировку налоговой базы.

Таким образом, полагаем, что доходы и расходы продавца, связанные с расторжением договора, необходимо отразить в налоговом периоде, когда расторгнут договор, а обязательства сторон прекращены, то есть в 2021 году.

Аналогичный подход можно найти в арбитражной практике. Так, в Постановлении ФАС СКО от 18.06.2014 по делу N А53-4308/2013 арбитры сделали вывод о том, что договоры купли-продажи имущества не признаны недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 168 – 179 ГК РФ, поэтому такое последствие недействительности договоров, как двусторонняя реституция, не подлежало применению.

Кроме того, по смыслу п. 1 ст. 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете. При этом налогообложению подвергается финансовый результат, формируемый по итогам налогового (отчетного) периода на основе данных регистров бухгалтерского учета, в том числе совокупности совершенных в соответствующем периоде названных операций.

ВС пояснил нюансы выдачи дубликата исполнительного листа новому взыскателю

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 27 октября 2020 г. по делу № 64-КГ20-6-К9, в котором рассмотрел спор о выдаче цессионарию исполнительного листа по гражданскому делу о взыскании задолженности по кредитному договору, заключенному между цедентом и должником.

В январе 2014 г. суд взыскал с Дмитрия Плотникова свыше 197 млн руб. задолженности по кредитному договору в пользу ПАО «Сбербанк». Спустя несколько месяцев на основании судебного решения было возбуждено исполнительное производство, в рамках которого с должника удалось взыскать 163 тыс. руб. В дальнейшем исполнительное производство завершилось в связи с отсутствием у гражданина имущества, на которое могло быть обращено взыскание.

Впоследствии «Сбербанк» передал ООО «Мегасах» по договору уступки прав требования (цессии) кредитное досье на Дмитрия Плотникова, в котором отсутствовал подлинник исполнительного документа. Хотя замена взыскателя была подтверждена в судебном порядке, служба судебных приставов направила исполнительный лист первоначальному взыскателю в лице банка, о чем она сообщила обществу «Мегасах». Далее общество обратилось в суд с заявлением о выдаче дубликата исполнительного листа в рамках дела по иску банка к Дмитрию Плотникову о расторжении кредитного договора, досрочном взыскании задолженности по кредитному договору, взыскании судебных расходов.

Суд отказал в удовлетворении требования, мотивируя это тем, что срок, в течение которого исполнительный документ мог быть предъявлен к исполнению, истек 6 июля 2019 г. Как пояснила первая инстанция, заявление общества поступило спустя три дня после этой даты (т.е. за пределами установленного трехлетнего срока предъявления исполнительного документа к исполнению), при этом в нем отсутствовала просьба о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного документа к исполнению. Апелляция согласилась с этими выводами, но указала, что срок предъявления исполнительного документа к исполнению истек 20 апреля 2019 г. Впоследствии кассация оставила в силе решения нижестоящих судов.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ общество «Мегасах» оспорило судебные акты как незаконные.

Читайте также:
Какая госпошлина при подаче иска в суд

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что стороны не оспаривали утрату подлинника исполнительного документа. Высшая судебная инстанция напомнила, что в случае утраты подлинника исполнительного листа или судебного приказа (исполнительных документов) суд, принявший решение, вынесший судебный приказ, может выдать по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя дубликаты таких документов (ч. 1 ст. 430 ГПК РФ). Заявление о выдаче дубликата исполнительного документа может быть подано в суд до истечения срока, установленного для предъявления исполнительного документа к исполнению, за исключением случаев, когда такой документ был утрачен судебным приставом-исполнителем или другим осуществляющим исполнение лицом и взыскателю стало об этом известно после истечения срока, установленного для предъявления исполнительного документа к исполнению.

В этих случаях, пояснил ВС, заявление о выдаче дубликата исполнительного документа может быть подано в суд в течение месяца со дня, когда взыскателю стало известно об утрате исполнительного документа. В свою очередь, исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, в отдельных случаях могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу. Срок предъявления исполнительного документа к исполнению прерывается: предъявлением исполнительного документа к исполнению; частичным исполнением исполнительного документа должником. После перерыва течение срока предъявления исполнительного документа к исполнению возобновляется.

Истекшее до прерывания срока время не засчитывается в новый срок (ч. 2 ст. 22 Закона об исполнительном производстве). В случае возврата исполнительного документа взыскателю в связи с невозможностью его исполнения срок предъявления исполнительного документа к исполнению исчисляется со дня такого возвращения. При возвращении исполнительного документа взыскателю в связи с невозможностью его исполнения (в том числе частично) течение срока исполнительной давности начинается заново со дня такого возврата.

Верховный Суд также отметил, что процессуальное действие, для совершения которого установлен процессуальный срок, может быть совершено до 24 часов последнего дня срока. Если же жалоба, документы или денежные суммы были сданы в организацию почтовой связи до 24 часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным.

Суд заметил, что, как следует из материала и судебных постановлений, заявление о выдаче дубликата исполнительного листа подано обществом через организацию почтовой связи 5 июля 2019 г. С учетом возвращения исполнительного документа взыскателю 6 июля 2016 г. и в соответствии с ч. 3 ст. 22 Закона об исполнительном производстве срок, в течение которого исполнительный документ мог быть предъявлен к исполнению, истекал 6 июля 2019 г. «При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций о том, что трехлетний срок на подачу заявления о выдаче дубликата исполнительного листа был пропущен обществом “Мегасах” и истекал 20 апреля 2019 г., являются ошибочными и не основаны на законе», – заключил ВС, отменив судебные акты и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Советник юстиции РФ третьего класса, председатель правления РО МОО «Ассоциация ветеранов Службы судебных приставов» Алексей Шарон полагает, что в рассматриваемом случае Верховным Судом исправлена тривиальная ошибка. «После изучения текстов решений нижестоящих судов можно сделать вывод, что ни один из судов не вник вроде бы в совсем несложные правила исчисления сроков на подачу заявлений о выдаче дубликата исполнительного листа. Причем никто, кроме ВС РФ, не удосужился представить в своем решении расчет сроков, который можно было бы проверить», – отметил он.

По словам эксперта, заявление о выдаче дубликата исполнительного листа можно подать до истечения срока его предъявления для принудительного исполнения. «В этом случае, в связи с тем что исполнительное производство было окончено судебным приставом с актом о невозможности взыскания 6 июля 2016 г., следовательно, срок для его предъявления истекал 6 июля 2019 г. Заявитель подал заявление о выдаче дубликата исполнительного листа в последний день истечения срока – 5 июля 2019 г. Каким образом апелляционный суд пришел к выводам, что такой срок истек 20 апреля 2019 г., в своем судебном акте вторая инстанция не раскрывает», – подчеркнул Алексей Шарон.

Юрист Арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Антон Грачев считает, что определение ВС развивает закрепленный в законе подход к исчислению срока на подачу заявления о выдаче дубликата исполнительного листа и ориентирует суды на более внимательное установление обстоятельств истечения указанного срока с учетом способа направления заявления о выдаче дубликата исполнительного листа. «В частности, Верховный Суд РФ указал, что при определении срока на подачу заявления о выдаче дубликата исполнительного листа необходимо принимать во внимание дату направления соответствующего заявления в суд общей юрисдикции (в случае, когда отправка производилась по почте), а не дату поступления указанного заявления в суд», – отметил он.

По словам эксперта, в судебной практике по делам о выдаче дубликата исполнительного листа ч. 3 ст. 108 ГПК РФ, на которую опирается Верховный Суд, используется довольно редко, суды нечасто обращают внимание на дату, когда заявление о выдаче дубликата исполнительного листа было фактически направлено в суд. «Представляется, что позиция, изложенная в рассматриваемом определении ВС РФ, будет способствовать более детальному исследованию данных обстоятельств и предоставит заявителю больше возможностей для реализации своих прав по получению дубликата исполнительного листа», – резюмировал Антон Грачев.

Директор КА «Презумпция» Филипп Шишов полагает, что в рассматриваемом деле Верховный Суд РФ, разделив позицию взыскателя, сделал акцент лишь на одном доводе, а именно на норме закона о том, что процессуальный срок считается соблюденным стороной по делу при направлении процессуального документа по почте до истечения срока (5 июля 2019 г.). «При этом неважно, когда документ получен судом по почте, датой подачи документа в целях исчисления сроков считается именно дата отправки по почте», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, после прочтения текста определения ВС РФ возникает ряд вопросов, а именно: по какой причине судебный пристав не возвращал оригинал исполнительного листа взыскателю в течение более трех лет (с момента окончания исполнительного производства 6 июля 2016 г. по 25 июня 2019 г.)? При этом сам взыскатель полагал, что исполнительный лист утрачен и вынужден был обратиться в суд с заявлением о выдаче дубликата исполнительного листа. Данное обстоятельство, в том числе, несвоевременное возвращение исполнительного листа взыскателю службой судебных приставов, несомненно, также должно было быть учтено при рассмотрении дела нижестоящими судами», – убежден Филипп Шишов.

Он добавил, что в комментируемом определении Верховного Суда имеется упоминание о том, что нижестоящие суды посчитали датой истечения срока 20 апреля 2019 г., однако из текста судебного акта высшей судебной инстанции неясно, чем именно руководствовались судебные инстанции при определении этой даты, то есть исчерпывающей оценки данному обстоятельству дано не было. «Пленум Верховного Суда в своем Постановлении о судебном решении № 23 от 19 декабря 2003 г. дал руководящее разъяснение о том, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. Такое постановление Пленума ВС РФ безусловно применимо и к иным судебным актам, помимо решения», – подчеркнул адвокат.

Практика арбитражного судопроизводства: получение исполнительного листа в Арбитражном суде города Москвы.

Этой статьей мы начинаем серию из нескольких публикаций, в которых юристы МГ КА «ПРАВЭКС» раскрывают некоторые наиболее востребованные практические аспекты арбитражного судопроизводства.

Читайте также:
Как перенести судебное заседание по гражданскому делу

Статья написана на примере работы с Арбитражным судом города Москвы, но мы не сомневаемся, что она будет не менее интересна и полезна применительно других Арбитражных судов России.

Подавляющее большинство взыскателей, ведущих свои судебные дела самостоятельно, рано или поздно, выиграв судебное дело, сталкиваются с проблемой неисполнения принятого судебного акта — должник, увы, не бежит немедленно оплачивать долг, даже подтвержденный судебным актом.

Да и зачастую, за сухой строкой в законе стоит целая цепочка действий, которые необходимо произвести, чтобы добиться желаемого эффекта. И в любом случае, началом этой цепочки является получение исполнительного листа.

Вроде бы, что может быть проще, ведь статьей 318 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусмотрено:

«Судебные акты арбитражных судов приводятся в исполнение после вступления их в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами, регулирующими вопросы исполнительного производства.
Принудительное исполнение судебного акта производится на основании выдаваемого арбитражным судом исполнительного листа, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.»

На вопрос «вчера было принято решение, уже можно получать исполнительный лист?» в статье 319 АПК РФ есть исчерпывающий ответ: «Исполнительный лист выдается после вступления судебного акта в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения. В этих случаях исполнительный лист выдается сразу после принятия такого судебного акта или обращения его к немедленному исполнению.». Вывод: в большинстве случаев нужно в обязательном порядке дождаться вступления судебного акта в законную силу, а не сразу бежать требовать исполнительный лист.

На вопрос: «Где получать исполнительный лист?» ответ также прост: «Исполнительный лист на основании судебного акта, принятого арбитражным судом первой инстанции, выдается этим арбитражным судом» — ст. 319 АПК РФ.
То есть применительно к судебным актам, принятым Арбитражным судом города Москвы исполнительные листы выдаются в данном суде.

Однако, просто приехав в любое время в Арбитражный суд, получить исполнительный лист в тот же день не получится.

Не все знают, что исполнительный лист может быть:

— направлен взыскателю по почте по юридическому адресу;

— по ходатайству взыскателя направлен непосредственно арбитражным судом в Службу судебных приставов;

— по ходатайству взыскателя, выдан ему на руки.

С первым вариантом понятно — получив положительное судебное решение, ждем вступления его в законную силу, и ждём, когда придет заветное письмо. Ключевое слово в данном случае «ждём», т.к. очень часто сотрудники суда ввиду большой загруженности делами не торопятся выписывать исполнительный лист и направлять его взыскателю. К тому же надо сделать поправку на нестабильную работы почты и на то, что у многих организаций фактический адрес не совпадает с адресом государственной регистрации (юридическим).

Второй вариант — предпочтителен в том случае, когда должник находится в другом регионе, хотя, по ходатайству взыскателя, арбитражный суд может направить исполнительный лист непосредственно для взыскания в соответствующее подразделение Службы судебных приставов.

Однако, и здесь имеются проблемы практического характера:

— нужно подготовить и подать письменное ходатайство либо непосредственно в Арбитражный суд г.Москвы (прием дополнительных документов осуществляется в холле суда с понедельника по четверг с 9-00 до 15-00, в пятницу до 14-00). К ходатайству должны быть приложены документы, подтверждающие полномочия лица, его подписавшего — доверенность, либо протокол/решение в случае подписания ходатайства руководителем. Важно: в ходатайстве в обязательном порядке должен быть указан номер дела в Арбитражном суде города Москвы и шифр судьи по делу (он указан в Определении о принятии искового заявления к производству). Для подачи ходатайства непосредственно в суд желательно приезжать заранее, т.к. бывают очень большие очереди. Ходатайство также можно подать в электронном виде через систему «Мой Арбитр» в формате электронного документа pdf либо с простой идентификацией подающего лица, либо с усиленной квалифицированной электронной подписью. Важно: если ходатайство подписано одним лицом (например, руководителем организации), а подается другим лицом (представителем), то в целях принятия судом ходатайства необходимо прикладывать документ, подтверждающий полномочия лица, направляющего ходатайство в суд, например, доверенность представителя;

— взыскатель не контролирует срок выдачи исполнительного листа, не имеет информации, когда и куда он отправлен для взыскания, что затрудняет его последующий поиск в Службе судебных приставов;

— как и в первом случае (направления исполнительного листа взыскателю по почте), проблема может быть в том, что взыскатель не может проверить содержание и текст исполнительного листа, а ведь малейшая ошибка и даже опечатка может привести к отказу в возбуждении исполнительного производства в Службе судебных приставов. В нашей практике неоднократно встречались такие случаи, когда по ошибке неверно были указаны наименование взыскателя или должника, реквизиты и т.п.

Третий вариант — наиболее трудоемкий, но наиболее эффективный — получить исполнительный лист на руки. Но надо имеет в виду, что при посещении суда в любое время исполнительный лист Вам никто не выдаст. Для этого также нужно заранее подать соответствующее ходатайство/заявление.

Как подготовить и сдать в суд ходатайство или направить в электронном виде — описано выше.

Получение исполнительных листов согласно Регламента работы Арбитражного суда г.Москвы происходит строго на 5-й рабочий день со дня поступления в суд ходатайства. При этом, день поступления в суд ходатайства не засчитывается.

В пятницу исполнительные листы выдаются только страховым компаниям.

Очень нередки случаи, когда ввиду загруженности помощников судей (или иных причин), исполнительный лист в назначенный день не готов. Во избежание недоразумений — советуем заранее (за день) звонить помощникам судей по телефонам соответствующего судебного отделения, указанных на сайте суда: http://www.msk.arbitr.ru/node/13019

В день выдачи исполнительного листа имеет смысл еще раз проверить его готовность, позвонив с утра по внутреннему телефону (телефоны расположены от входа справа, там же есть и информация по внутренним номерам). Кроме того, необходимо получить талон на выдачу. Талоны выдаются с 8-45 в холле первого этажа, количество талонов на день строго ограничено (200 шт), поэтому очень советуем приезжать заранее (как правило, с 8 утра начинает собираться очередь к аппарату за талончиками).

Получив талончик, идём за выдачей в комнату выдачи исполнительных листов (3 этаж). Выдача осуществляется в порядке электронной очереди с 9 до 13 часов, за исключением пятницы (работа со страховыми компаниями). Непосредственно перед выдачей к кабинету выносится список исполнительных листов, готовых к выдаче, там тоже можно проверить готовность.

Важно: получающему от имени организации исполнительный лист необходимо при себе иметь документ, удостоверяющий личность, а также подтвердить полномочия на получение. Генеральный директор действует без доверенности, при наличии протокола или решения о назначении, иные представители — на основании доверенности.

Очень важный момент: чтобы не пришлось потом так же долго всё переделывать, необходимо полностью проверить выдаваемый исполнительный лист: наименование организаций взыскателя и должника, реквизиты организаций, данные по судебному акту и т.п.

Если вдруг так получилось, что исполнительный лист в день выдачи все-таки не готов (довольно часто это случается), необходимо долго и кропотливо созваниваться с помощниками судей, и только после этого, в назначенный день приезжать повторно.

Получить консультацию по арбитражным делам, договориться о проведении правовой экспертизы и определиться с выбором схемы работы, Вы можете, позвонив нам по телефону +7 495 767-63-14

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: