Новый закон о третейских судах и арбитраже

Новый закон о третейском суде

При желании спорящие фирмы могут договориться о рассмотрении их дела в третейском суде. С 1 сентября этого года процедуру разрешения спора в третейском суде регулирует новый закон. Рассмотрим, какие преимущества и какие недостатки имеет третейское разбирательство.

Функции третейского суда может исполнять постоянно действующее арбитражное учреждение, созданное при некоммерческой организации. Постоянно действующие арбитражные учреждения вправе осуществлять свою деятельность только при получении лицензии, предоставляемой актом Правительства РФ на основании рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства.

Закон № 382-ФЗ о третейском суде

С 1 сентября 2016 года процедуру разрешения спора в суде, который образуют сами стороны, регулирует Федеральный закон от 29 декабря 2015 года № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Ранее действовал Федеральный закон от 24 июля 2002 года № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». В целях приведения деятельности арбитражных учреждений в соответствие с новыми требованиями в Законе № 382-ФЗ предусмотрен переходный период, в течение которого действующие учреждения, намеренные сохранить свой статус, должны получить разрешения Правительства РФ на осуществление своих функций, по истечении которого учреждения, не получившие разрешение, не вправе продолжать деятельность по администрированию арбитража. Такой переходный период определен Законом № 382-ФЗ на один год со дня принятия Правительством РФ актов, регулирующих порядок получения разрешения.

Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ осуществляют функции постоянно действующего арбитражного учреждения без необходимости предоставления Правительством РФ права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

Разрешая спор, третейский суд руководствуется положениями Конституции РФ, Арбитражного процессуального кодекса РФ и Закона № 382-ФЗ. Кроме того, постоянно действующий суд действует в соответствии со своим регламентом или положением. Регламент определяет:

  • порядок деятельности суда;
  • порядок третейского разбирательства;
  • размер арбитражного сбора и расходов третейского суда, а также порядок их распределения между сторонами (иногда указывается в отдельном положении);
  • состав суда, а также список арбитров (третейских судей).

Постоянно действующее арбитражное учреждение должно вести и размещать на своем сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» рекомендованный им список арбитров, состоящий не менее чем из 30 человек. Не менее одной трети арбитров должны иметь ученую степень, присужденную на территории России по научной специальности, входящей в перечень, который утверждается Минюстом на основании рекомендаций Совета. Не менее половины арбитров должны обладать опытом разрешения гражданско-правовых споров в качестве третейских судей (арбитров) или в качестве судей государственных судов в течение не менее 10 лет, предшествующих дате включения в рекомендованный список арбитров.

Преимущества третейского разбирательства

Преимущества третейского разбирательства:

  • стороны вправе сами выбрать судью, учитывая его профессиональные навыки;
  • стороны вправе определить, что спор будет разрешаться на основании закона с учетом обычаев делового оборота, то есть с учетом сложившейся практики по сходным делам;
  • стороны вправе выбрать место проведения третейского суда с учетом удобства для сторон;
  • стороны вправе заранее договориться о максимальной сумме, которую должна выплатить проигравшая сторона, а также о разделении расходов по оплате арбитражного сбора между собой;
  • так как в третейском суде только одна инстанция, срок рассмотрения спора значительно короче, чем в арбитражном суде;
  • гибкость третейского суда. Он может проводиться по правилам, которые выработают сами стороны, судьи или совместно;
  • конфиденциальные отношения между сторонами и судьей.

Гласность арбитражного разбирательства может причинить ущерб деятельности фирмы – стороны спора, если коммерческая тайна или другая информация, не подлежащие разглашению, в процессе разбирательства станут известны другим лицам.

Недостатки третейского разбирательства

Недостатки третейского разбирательства:

  • эффективность всего процесса зависит от степени сотрудничества сторон. Нет строгих правил поведения в ходе судебной процедуры и штрафных санкций за ее нарушение. Сторона, которая не намерена сотрудничать, легко может затянуть весь процесс разбирательства;
  • государственный суд может отменить решение третейского суда, если установит, что рассмотренный спор не может быть предметом третейского разбирательства;
  • статус третейского суда ниже, чем государственного. Принудительное исполнение решения третейского суда происходит после того, как арбитражный суд признает это решение и примет меры к его принудительному исполнению;
  • стоимость разбирательства может оказаться выше, чем в арбитраже. Стороны выплачивают третейскому судье гонорар, иногда специально арендуют помещение для слушаний, а не используют обычные общие залы в судах, оплачивают административные издержки суда, работу секретаря и т. д.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРА

Полная информация о правилах учета и налогах для бухгалтера.
Только конкретный алгоритм действий, примеры из практики и советы экспертов.
Ничего лишнего. Всегда актуальная информация.

Мы пишем полезные статьи, чтобы помочь вам разобраться в сложных проблемах бухучета, переводим сложные документы «с чиновничьего на русский». Вы можете помочь нам в этом. Это легко.

*Нажимая кнопку отплатить вы совершаете добровольное пожертвование

Арбитражное соглашение и арбитрабильность споров: главные разъяснения

Обзор (можно скачать) включает 26 пунктов и поделен на четыре смысловых блока: арбитражное соглашение, организация арбитража, арбитрабильность споров и, наконец, оспаривание и принудительное исполнение арбитражных решений. И хотя весь обзор так или иначе имеет важность для распространения профессионального арбитража в России, мы подробнее остановимся на двух вопросах.

Проарбитражный подход к арбитражной оговорке

Первые девять пунктов обзора посвящены вопросам заключения, толкования, действительности и исполнимости арбитражных соглашений.

Пункты 1 и 2 обзора подчеркивают принципиальное значение для арбитража наличия волеизъявления сторон на передачу их спора в третейский суд. Причем для оценки этого обстоятельства суд может использовать только подлинные экземпляры (или их надлежащим образом заверенные копии) арбитражных соглашений, заключенных любым из предусмотренных законом способов. Способы заключения арбитражного соглашения подробно регламентированы в ст. 7 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», а также в ст. 7 закона «О международном коммерческом арбитраже».

Верховный суд закрепил автономность арбитражной оговорки.

Пункт 3 обзора подтверждает принцип автономности арбитражной оговорки, предполагающий, что недействительность основного договора не влечет недействительность арбитражного соглашения, включенного в договор. Автономность арбитражной оговорки, закрепленная в п. 1 ст. 17 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», является одним из основополагающих принципов арбитража, который позволяет обеспечить соблюдение воли сторон на передачу всех споров, связанных с их правоотношением, в арбитраж.

Читайте также:
Возврат золотых изделий в магазин закон

С этим принципом тесно связан и пункт 9 обзора, по которому отсутствие государственной регистрации в ЕГРН арбитражного соглашения, заключенного в качестве дополнительного к договору аренды недвижимого имущества, не влечет его незаключенность. Кроме того, арбитражное соглашение распространяется и на любого нового собственника арендованного объекта, если он знал о его наличии. Эта позиция ВС РФ, выраженная в деле № А40-29731/2014, также основана на принципе автономности арбитражного соглашения и соответствует как законодательству об арбитраже, так и ранее данным разъяснениям высшей судебной инстанции в отношении сохранения действия арбитражного соглашения при перемене лиц в обязательстве [1].

В части арбитражных соглашений заслуживает внимания также пункт 5 обзора, который признает исполнимость арбитражных соглашений, соответствующих тексту соглашения, рекомендованного арбитражным учреждением. Данная позиция является особенно важной в свете резонансного дела № А40-176466/17, в котором Верховный суд, отказывая в передачи кассационной жалобы и соглашаясь с судебными актами нижестоящих судов, признал неисполнимой арбитражную оговорку, отсылающую к регламенту Международного арбитражного суда при Международной торговой палате (ICC) и в целом соответствующую его типовой оговорке. Включение данного пункта является положительным сигналом, свидетельствующим о том, что ВС РФ придерживается проарбитражного подхода к толкованию типовых арбитражных оговорок в сторону их исполнимости и действительности.

Арбитражные оговорки могут быть альтернативными, но не ассиметричными.

Наконец, обзор затронул вопрос действительности альтернативных и ассиметричных арбитражных оговорок. Согласно позиции Верховного суда, альтернативные оговорки, предоставляющие истцу право по его выбору подать иск в государственный суд или в арбитраж, являются действительными (пункт 6) и не нарушают баланса прав сторон. Вместе с тем асимметричные арбитражные оговорки, предоставляющие право на обращение в государственный суд только одной стороне договора, являются недействительными (пункт 7). При этом важно отметить, что асимметричное арбитражное соглашение не аннулируется целиком – оно является недействительным именно в части «асимметричности». Иначе говоря, если арбитражное соглашение между подрядчиком и заказчиком о передаче споров в арбитраж дополнительно предоставляет подрядчику право обратиться в государственный суд, такое арбитражное соглашение считается альтернативным, то есть предоставляющим право выбора между государственным судом и арбитражем как подрядчику, так и заказчику.

Арбитрабильность споров из корпоративных закупок

В части арбитрабильности наиболее важным является пункт 16 обзора, который закрепил возможность передавать в арбитраж споры из корпоративных закупок, признанную ранее ВС РФ в деле АО «Мосинжпроект» (№ А40-165680/2016).

В этом деле Верховный суд поставил точку в споре об арбитрабильности споров из договоров, заключенных в соответствии с законом № 223-ФЗ, и прямо признал, что споры из корпоративных закупок являются арбитрабильными [2]. Согласно позиции ВС РФ, при осуществлении корпоративных закупок юридические лица действуют как юридически равноправные, а споры между ними являются гражданско-правовыми. Закон об арбитраже устанавливает в качестве общего правила арбитрабильность гражданско-правовых споров. При этом отдельные категории гражданско-правовых споров – в силу наличия в них публичного элемента – законодатель прямо перечислил в качестве неарбитрабильных в процессуальных кодексах. Учитывая, что споры из корпоративных закупок не названы законодателем в качестве неарбитрабильных, они могут свободно передаваться сторонами в арбитраж.

Споры из корпоративных закупок арбитрабильны.

Кроме того, Верховный суд признал, что сам факт наличия в гражданско-правовом споре публичного элемента (например, использование для оплаты по договору бюджетных средств) не означает, что решение по такому спору противоречит публичному порядку.

Вопрос о возможности передачи споров из корпоративных закупок в арбитраж был одним из наиболее неопределенных в практике государственных судов в 2018 году. Анализ судебной практики показал, что в отдельных регионах России до половины арбитражных решений по спорам из закона № 223-ФЗ отменялись или не приводились в исполнение. В качестве оснований суды указывали как на неарбитрабильность таких споров, так и на противоречие решений, вынесенных по ним, публичному порядку в силу наличия в споре определенного публичного элемента.

Закрепление в обзоре данной позиции ВС РФ является принципиальным для формирования единообразной и при этом проарбитражной судебной практики по данному вопросу, что, во-первых, позитивно скажется на популяризации и развитии арбитража в России, а во-вторых, позволит уменьшить нагрузку на государство.

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», п. 31.

[2] Определение ВС РФ от 11.07.2018 №305-ЭС17-7240.

Новый закон о третейских судах и арбитраже

Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации

(с изменениями на 27 декабря 2018 года)

Документ с изменениями, внесенными:

Федеральным законом от 3 августа 2018 года N 295-ФЗ (Официальный интернет-портал правовой информации www.pravo.gov.ru, 03.08.2018, N 0001201808030059);

Федеральным законом от 25 декабря 2018 года N 485-ФЗ (Официальный интернет-портал правовой информации www.pravo.gov.ru, 25.12.2018, N 0001201812250104);

Федеральным законом от 27 декабря 2018 года N 531-ФЗ (Официальный интернет-портал правовой информации www.pravo.gov.ru, 28.12.2018, N 0001201812280013).

Принят
Государственной Думой
15 декабря 2015 года

Одобрен
Советом Федерации
25 декабря 2015 года

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Сфера применения настоящего Федерального закона

1. Настоящий Федеральный закон регулирует порядок образования и деятельности третейских судов и постоянно действующих арбитражных учреждений на территории Российской Федерации, а также арбитраж (третейское разбирательство).

2. Положения части 7_1 статьи 7, статей 39 и 43, глав 9-12 настоящего Федерального закона применяются в отношении организации не только арбитража внутренних споров, но и международного коммерческого арбитража, местом которого является Российская Федерация.

(Часть в редакции, введенной в действие с 29 марта 2019 года Федеральным законом от 27 декабря 2018 года N 531-ФЗ. – См. предыдущую редакцию)

Читайте также:
Закон 624 о больничных листах

3. В арбитраж (третейское разбирательство) по соглашению сторон могут передаваться споры между сторонами гражданско-правовых отношений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

4. Федеральным законом могут устанавливаться ограничения на передачу отдельных категорий споров в арбитраж (третейское разбирательство).

5. Если настоящим Федеральным законом не предусмотрено иное, он распространяется как на арбитраж (третейское разбирательство), администрируемый постоянно действующим арбитражным учреждением, так и на арбитраж (третейское разбирательство), осуществляемый третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора.

6. Порядок рассмотрения споров в области профессионального спорта и спорта высших достижений устанавливается федеральным законом.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) арбитр (третейский судья) – физическое лицо, избранное сторонами или избранное (назначенное) в согласованном сторонами или установленном федеральным законом порядке для разрешения спора третейским судом. Деятельность арбитров в рамках арбитража (третейского разбирательства) не является предпринимательской;

2) арбитраж (третейское разбирательство) – процесс разрешения спора третейским судом и принятия решения третейским судом (арбитражного решения);

3) администрирование арбитража – выполнение постоянно действующим арбитражным учреждением функций по организационному обеспечению арбитража, в том числе по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров, ведению делопроизводства, организации сбора и распределения арбитражных сборов, за исключением непосредственно функций третейского суда по разрешению спора;

4) арбитраж внутренних споров – арбитраж, не относящийся к международному коммерческому арбитражу;

5) иностранное арбитражное учреждение – организация, созданная за пределами Российской Федерации и выполняющая на постоянной основе функции по администрированию арбитража вне зависимости от того, является ли она юридическим лицом или действует без образования самостоятельного юридического лица;

7) компетентный суд – суд Российской Федерации, определенный в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации;

8) комитет по назначениям – коллегиальный орган в составе не менее пяти человек, создаваемый в постоянно действующем арбитражном учреждении, осуществляющий функции по назначению, отводу и прекращению полномочий арбитров и иные функции, предусмотренные настоящим Федеральным законом;

9) постоянно действующее арбитражное учреждение – подразделение некоммерческой организации, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража;

10) правила арбитража – правила, регулирующие арбитраж, в том числе администрируемый постоянно действующим арбитражным учреждением;

11) правила арбитража корпоративных споров – правила постоянно действующего арбитражного учреждения, регулирующие арбитраж споров, которые связаны с созданием юридического лица в Российской Федерации, управлением им или участием в юридическом лице и сторонами которых являются учредители, участники, члены (далее – участники) юридического лица и само юридическое лицо, включая споры по искам участников юридического лица в связи с правоотношениями юридического лица с третьим лицом в случае, если у участников юридического лица есть право на подачу таких исков в соответствии с федеральным законом, за исключением споров, предусмотренных частью 7_1 статьи 45 настоящего Федерального закона;

(Пункт в редакции, введенной в действие с 29 марта 2019 года Федеральным законом от 27 декабря 2018 года N 531-ФЗ. – См. предыдущую редакцию)

12) правила постоянно действующего арбитражного учреждения – уставы, положения, регламенты, содержащие в том числе правила арбитража и (или) правила выполнения постоянно действующим арбитражным учреждением отдельных функций по администрированию арбитража, осуществляемого третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора;

13) прямое соглашение – соглашение, которое заключено сторонами в случаях, предусмотренных частью 4 статьи 11, частью 3 статьи 13, частью 1 статьи 14, частью 3 статьи 16, частью 1 статьи 27, статьей 40, частью 2 статьи 41, частью 1 статьи 47 настоящего Федерального закона, и имеет приоритет по отношению к правилам арбитража;

14) стороны арбитража – организации – юридические лица, граждане, являющиеся индивидуальными предпринимателями, физические лица, которые предъявили исковое заявление в порядке арбитража в защиту своих прав и интересов либо к которым предъявлен иск в порядке арбитража, а также которые присоединились к арбитражу корпоративных споров в качестве их участников в предусмотренных настоящим Федеральным законом случаях;

15) суд – орган судебной системы Российской Федерации или иностранного государства;

16) третейский суд – единоличный арбитр или коллегия арбитров;

17) третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, – третейский суд, осуществляющий арбитраж при отсутствии администрирования со стороны постоянно действующего арбитражного учреждения (за исключением возможного выполнения постоянно действующим арбитражным учреждением отдельных функций по администрированию конкретного спора, если это предусмотрено соглашением сторон арбитража);

18) уполномоченный федеральный орган исполнительной власти – федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по выработке и реализации государственной политики в сфере юстиции;

19) учреждение-правопредшественник – постоянно действующий третейский суд, который создан до дня вступления в силу настоящего Федерального закона и по отношению к которому в соответствии с настоящим Федеральным законом создается учреждение-правопреемник для целей администрирования арбитража;

20) учреждение-правопреемник – постоянно действующее арбитражное учреждение, которое создано в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, и осуществляет администрирование арбитража в соответствии с ранее заключенными арбитражными соглашениями, предусматривающими администрирование арбитража со стороны учреждения-правопредшественника;

21) электронный документ, передаваемый по каналам связи, – информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических или аналогичных средств, включая электронный обмен данными и электронную почту.

Статья 3. Получение документов и иных материалов

1. Документы и иные материалы направляются сторонам в согласованном ими порядке и по указанным ими адресам.

2. Если стороны арбитража не согласовали иной порядок, документы и иные материалы направляются по последнему известному месту нахождения организации, являющейся стороной арбитража, или по месту жительства гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, являющегося стороной арбитража, заказным письмом с уведомлением о вручении или иным способом, предусматривающим фиксацию попытки доставки указанных документов и материалов. Документы и иные материалы считаются полученными в день такой доставки (фиксации попытки доставки), даже если сторона арбитража по этому адресу не находится или не проживает.

Читайте также:
Закон обратной силы не имеет ГК РФ
Статья 4. Отказ от права на возражение

Если сторона, которая знает о том, что какое-либо диспозитивное положение настоящего Федерального закона или какое-либо требование, предусмотренное арбитражным соглашением, не было соблюдено, и тем не менее продолжает участвовать в арбитраже, не заявив возражений против такого несоблюдения без неоправданной задержки, а если для этой цели предусмотрен какой-либо срок, в течение такого срока, она считается отказавшейся от своего права на возражение.

Статья 5. Пределы вмешательства суда

По вопросам, регулируемым настоящим Федеральным законом, никакое судебное вмешательство не должно иметь места, кроме как в случаях, когда оно предусмотрено настоящим Федеральным законом.

Статья 6. Органы для выполнения определенных функций содействия и контроля в отношении арбитража

Глава 2. Арбитражное соглашение

Статья 7. Определение, форма и толкование арбитражного соглашения

1. Арбитражное соглашение является соглашением сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения.

2. Арбитражное соглашение заключается в письменной форме.

3. Положение, предусмотренное частью 2 настоящей статьи, считается соблюденным, если арбитражное соглашение заключено в том числе путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, включая электронные документы, передаваемые по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от другой стороны.

4. Арбитражное соглашение также считается заключенным в письменной форме, если оно заключается путем обмена процессуальными документами (в том числе исковым заявлением и отзывом на исковое заявление), в которых одна из сторон заявляет о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

5. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, представляет собой арбитражное соглашение, заключенное в письменной форме, при условии, что указанная ссылка позволяет считать такую оговорку частью договора.

6. Арбитражное соглашение может быть заключено путем его включения в правила организованных торгов или правила клиринга, которые зарегистрированы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Такое арбитражное соглашение является арбитражным соглашением участников организованных торгов, сторон договора, заключенного на организованных торгах в соответствии с правилами организованных торгов, или участников клиринга.

7. Арбитражное соглашение о передаче в арбитраж всех или части споров участников созданного в Российской Федерации юридического лица и самого юридического лица, для разбирательства которых применяются правила арбитража корпоративных споров, может быть заключено путем его включения в устав юридического лица. Устав, содержащий такое арбитражное соглашение, а также изменения, вносимые в устав, предусматривающие такое арбитражное соглашение, и изменения, вносимые в такое арбитражное соглашение, утверждаются решением высшего органа управления (собрания участников) юридического лица, принимаемым единогласно всеми участниками этого юридического лица, если иной порядок не предусмотрен законодательством Российской Федерации. Арбитражное соглашение, заключенное в порядке, установленном настоящей частью, распространяется на споры участников юридического лица и споры самого юридического лица, в которых участвует другое лицо, только если это другое лицо прямо выразило свою волю об обязательности для него такого арбитражного соглашения. Арбитражное соглашение не может быть заключено путем его включения в устав акционерного общества с числом акционеров – владельцев голосующих акций одна тысяча и более, а также в устав публичного акционерного общества, за исключением устава международной компании, если он предусматривает применение к международной компании норм иностранного права, а также правил иностранных бирж. Местом арбитража при рассмотрении указанных в настоящей части споров должна являться Российская Федерация.

7_1. Для рассмотрения третейским судом споров, вытекающих из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров, а также споров по искам участников юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок достаточно заключения арбитражного соглашения между сторонами указанного соглашения участников юридического лица или сделки.

(Часть дополнительно включен с 29 марта 2019 года Федеральным законом от 27 декабря 2018 года N 531-ФЗ)

8. При толковании арбитражного соглашения любые сомнения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости.

9. Если стороны не договорились об ином, арбитражное соглашение по спору, возникающему из договора или в связи с ним, распространяется и на любые сделки между сторонами арбитражного соглашения, направленные на исполнение, изменение или расторжение указанного договора.

10. При перемене лица в обязательстве, в отношении которого заключено арбитражное соглашение, арбитражное соглашение действует в отношении как первоначального, так и нового кредитора, а также как первоначального, так и нового должника.

11. Арбитражное соглашение, содержащееся в договоре, распространяется также на любые споры, связанные с заключением договора, его вступлением в силу, изменением, прекращением, действительностью, в том числе с возвратом сторонами всего исполненного по договору, признанному недействительным или незаключенным, если иное не следует из самого арбитражного соглашения.

12. Правила арбитража, на которые ссылается арбитражное соглашение, рассматриваются в качестве неотъемлемой части арбитражного соглашения. Условия, которые в соответствии с настоящим Федеральным законом могут быть согласованы только прямым соглашением сторон, не могут быть включены в правила постоянно действующего арбитражного учреждения.

Статья 8. Арбитражное соглашение и предъявление искового заявления по существу спора в суде

1. Суд, в который подано исковое заявление по вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения, должен при условии, что любая из сторон заявит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, оставить исковое заявление без рассмотрения, если не найдет, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

2. Предъявление указанного в части 1 настоящей статьи искового заявления в суд само по себе не препятствует началу или продолжению арбитража и принятию арбитражного решения.

Читайте также:
Как сделать парковку во дворе по закону
Статья 9. Арбитражное соглашение и обеспечительные меры суда

Обращение стороны в суд до или во время арбитража с просьбой о принятии мер по обеспечению иска и вынесение судом определения о принятии таких мер не являются несовместимыми с арбитражным соглашением.

Арбитраж по-новому

АРБИТРАЖ ПО-НОВОМУ

Ключевые изменения законодательства об арбитраже

29 декабря 2015 г. Президент РФ подписал Федеральный закон № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – Закон об арбитраже) и Федеральный закон № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона “О саморегулируемых организациях” в связи с принятием Федерального закона “Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации”». Основная часть нововведений вступает в силу с 1 сентября 2016 г. Представляем краткое описание ключевых изменений. С более подробным обзором третейской реформы можно ознакомиться в Информационном меморандуме АБ «Андрей Городисский и Партнеры».

Новое законодательство сохраняет исторически сложившийся дуализм регулирования: международный коммерческий арбитраж (далее – МКА) по-прежнему будет регулироваться Законом РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее – Закон о МКА) с учетом некоторых изменений и уточнений, тогда как внутреннему третейскому разбирательству посвящен Закон об арбитраже, пришедший на смену Федеральному закону от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Однако теперь некоторые положения Закона об арбитраже будут применяться и к МКА, местом проведения которых является Россия, при том что Закон об арбитраже в свою очередь воспринял многие из подходов и правил Закона о МКА. Таким образом, существенно сближено регулирование процедур для внутреннего и международного арбитражей.

Прежнее законодательство ориентировалось на принцип предоставления максимальной свободы в вопросах создания и деятельности арбитражных учреждений. Однако практика довольно быстро обнаружила недостатки такого подхода, что в итоге привело к осознанию необходимости определенного упорядочивания в данной сфере, в первую очередь в том, что касается процесса создания так называемых институциональных арбитражей.

В связи с этим ключевой новеллой является установление разрешительного порядка создания в России постоянно действующих (т.е. институциональных) арбитражных учреждений: теперь они могут создаваться только при некоммерческих организациях на основании акта Правительства РФ о предоставлении такой некоммерческой организации права на осуществление функций институционального арбитража. Правительство РФ выдает такие разрешения на основании рекомендаций Совета по совершенствованию третейского разбирательства, подготавливаемых по результатам анализа выполнения заявителем предусмотренных законом требований. Иностранному учреждению также необходимо получить разрешение Правительства РФ на проведение арбитражей в России в качестве институционального арбитража. Решения арбитров, принятые на территории России при администрировании иностранными арбитражами, не имеющими соответствующего разрешения, теперь для целей закона будут рассматриваться в качестве решений третейских судов ad hoc.

Законом предусмотрен переходный период, по истечении которого не получившие разрешение Правительства РФ учреждения не вправе продолжать деятельность по администрированию арбитража.

Для третейских судов ad hoc установлены ограничения, не применяемые к институциональным арбитражам: третейский суд ad hoc не может рассматривать корпоративные споры и не имеет возможности обратиться к государственному суду за содействием в получении доказательств. Кроме того, не допускается заключение арбитражных соглашений, предусматривающих окончательный характер (т.е. невозможность отмены в судебном порядке) решений третейского суда ad hoc.

Институциональный арбитраж должен вести рекомендованный им список арбитров, состоящий не менее чем из 30 человек и отвечающий иным установленным законом требованиям. Арбитр не может быть включен в списки более чем трех арбитражных учреждений.

В новом законодательстве впервые предпринята попытка систематизировать случаи, когда передача споров в арбитраж не допускается. АПК РФ и ГПК РФ дополнены новыми статьями, содержащими открытые перечни неарбитрабельных споров. Перечни могут быть дополнены иными федеральными законами. Примечательно, что по новому закону корпоративные споры в принципе могут являться предметом арбитражного разбирательства в институциональных арбитражах (с учетом некоторых дополнительных требований, касающихся определенных категорий таких споров). Для некоторых разновидностей корпоративных споров с учетом их особого характера или специфики субъектного состава закон особо оговаривает принципиальную недопустимость их передачи в арбитраж.

Закреплено требование о проарбитражном толковании арбитражных соглашений. Одновременно определен ряд случаев, когда отступление от установленных в Законе об арбитраже правил возможно, только если стороны прямо предусмотрели это в своем арбитражном соглашении (так называемое прямое соглашение сторон).

Новое законодательство наконец-то вводит регулирование порядка выполнения государственными судами запросов третейских судов (сторон спора) о содействии в получении доказательств. Соответствующие нормы добавлены в АПК РФ и ГПК РФ. Установлены случаи, когда суд отказывает в исполнении подобных запросов.

Определены правила, касающиеся иммунитета и ответственности арбитров, а также ответственности арбитражных учреждений. Арбитр не может подлежать допросу в качестве свидетеля в отношении сведений и обстоятельств, ставших ему известными в ходе арбитража, а также по общему правилу не несет гражданско-правовой ответственности перед сторонами в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением функций арбитра и в связи с арбитражем, за исключением ответственности в рамках гражданского иска о возмещении ущерба, причиненного преступлением, в совершении которого арбитр признан виновным.

Алексей ГОРОДИССКИЙ,
партнер АБ «Андрей Городисский и Партнеры», патентный поверенный

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 3 за 2016 г.

Третейского не дано

Реформа не смогла увеличить доверие к арбитражу

Исполнилось пять лет третейской реформе, начатой с целью расчистить рынок от мошеннических и «карманных» судов, чтобы повысить доверие бизнеса и государства к такому способу разрешения споров. Количество третейских судов (ТС) в России сократилось с нескольких тысяч до семи, из которых только три имеют широкий профиль, а еще два предназначены для нужд госкорпораций и входящих в них структур. Чиновники и сами новые ТС считают реформу в целом успешной. Но статистика этого не подтверждает: исполнять в госсудах третейские решения легче не стало , а крупные споры российский бизнес, как и раньше, предпочитает передавать за рубеж.

Читайте также:
Что считается ДТП по закону

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

В сентябре исполнилось пять лет с вступления в силу закона об арбитраже, а в ноябре будет ровно четыре года с окончания переходного периода третейской реформы, отведенного на переформатирование ТС (см. “Ъ” от 1 ноября 2017 года). На смену нескольким тысячам ТС в России пришло всего семь постоянно действующих арбитражных учреждений (ПДАУ, новое название третейских судов). Также право рассматривать споры на территории РФ получили четыре иностранных центра — Гонконгский, Венский и Сингапурский арбитражи, а также Международный арбитражный суд при Международной торговой палате (суд ICC).

Из российских ПДАУ два имеют узкую специализацию — Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ и Национальный центр спортивного арбитража при Спортивной арбитражной палате. Арбитражных учреждений общего профиля в стране всего три: Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при ТПП РФ, Арбитражный центр при РСПП и Российский арбитражный центр (РАЦ) при Российском институте современного арбитража. Кроме того, с разрешения Минюста в 2021 году появились ПДАУ при двух отраслевых НКО — Национальном институте развития арбитража в топливно-энергетическом комплексе и Союзе машиностроителей, где планируется рассматривать энергетические и промышленные споры соответственно.

Статистика показывает полное фиаско

Чиновники и сумевшие пройти их фильтр ТС оценивают итоги реформы позитивно. В Минюсте говорят, что «относительно небольшое количество ПДАУ компенсируется созданием сети региональных отделений, насчитывающей более трех с половиной десятков автономных учреждений и покрывающей большую часть территории России». Такое развитие системы «позволяет определить достаточно высокие стандарты арбитражного разбирательства, а также способствует повышению доверия к институту арбитража со стороны бизнеса и государства».

С этим согласны и представители ПДАУ. Зампред МКАС по спортивным спорам Вадим Чубаров уверен, что «существующих семи ПДАУ вполне достаточно, чтобы учитывать интересы российского бизнеса, в том числе и на внешнем треке». Так, у МКАС при ТПП РФ «весьма успешно» работает 21 отделение в регионах, говорит он. Зампред Арбитражного центра при РСПП Александр Замазий согласен, что существующая сеть региональных отделений способна закрыть потребности бизнеса, создавать новое ПДАУ на высоком уровне сложно, а круг специалистов ограничен.

К успехам реформы господин Замазий относит прекращение деятельности «многих сомнительных и откровенно недобросовестных структур», улучшение законодательства, регулирующего процедуру арбитража и вопросы содействия госсудов третейским. По мнению ответственного администратора РАЦ Юлии Муллиной, «удалось сформировать корректное понимание сущности третейского разбирательства» и повысить «доверие к арбитражу как со стороны пользователей, так и судов», в частности, благодаря «прозрачности и определенности хода арбитражного разбирательства». Основной целью реформы, по ее словам, было «развитие и распространение профессионального арбитража в качестве альтернативы государственному судопроизводству». Юлия Муллина признает, что ТС пока не стали полноценной заменой госсудам, но растущее количество исков в ПДАУ показывает «интерес бизнеса».

Вице-президент по правовым вопросам «Ростелекома» и член ОКЮР Александр Смирнов согласен, что «доверия к ведущим арбитражным учреждениям стало больше». Он поясняет, что бизнес продолжает выбирать зарубежные арбитражные центры «в контрактах, где позиция иностранной стороны сильнее», но все чаще в договорах указывают российские ПДАУ, а их решения могут эффективно исполняться и за рубежом.

«Данные ПДАУ говорят о ежегодном увеличении числа рассматриваемых споров»,— подчеркивают в Минюсте. В 2018 году в три основных российских ПДАУ общего профиля поступило 947 исков, в 2019 году — 1089, в 2020 году — 1374 иска. Денежные показатели споров МКАС при ТПП не раскрывает. Сумма рассмотренных споров в двух других ПДАУ общего профиля составила около 40 млрд руб. за год. Между тем в ICC Russia рассказали “Ъ”, что только в 2020 году в мире суд ICC администрировал 1833 дела (из них 946 новых разбирательств) на общую сумму $258 млрд. Причем пандемия повысила спрос на арбитраж. Причина в том, что помимо стандартных преимуществ третейского разбирательства (быстрое и конфиденциальное рассмотрение спора) его правила более гибкие, чем у госсудов, и позволяют выбрать более подходящую форму разбирательства, в том числе провести его в любом месте или даже онлайн.

Но российские ТС выиграли от этой тенденции гораздо меньше, чем зарубежные. Юристы отмечают, что крупные и международные споры продолжают преимущественно оставаться в зарубежной юрисдикции, а большинство дел, рассматриваемых российскими ПДАУ,— внутренние. Похвастаться большой долей международных споров может только МКАС, в котором 45,8% из всех поданных в 2019 году исков были с участием иностранных лиц. «Количество дел, которые рассматривают арбитражные центры, не достигло значительных показателей. Сами центры работают нормально, но их мало, и бизнес не сильно на них рассчитывает»,— говорит управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай. Партнер юрфирмы Mansors Роман Зыков полагает, что требуется больше ПДАУ, особенно в регионах.

Председатель правления Арбитражной ассоциации Владимир Хвалей и вовсе считает, что статистика показывает «полное фиаско» реформы, учитывая, что «количество дел в ТС уменьшилось почти в десять раз и составляет меньше 0,1% от коммерческих споров в госсудах». «Вряд ли можно третейскую реформу назвать удачной»,— говорит и советник практики Allen & Overy Андрей Панов. По его мнению, сама идея лицензирования ТС «по меньшей мере странная», хотя и укладывается в логику «зарегулировать все и вся, особенно если это институты гражданского общества». Возможно, предполагалось, что сокращение количества ТС и их предварительная проверка должны дать определенный эффект, однако бизнес «в целом не видит преимуществ третейского разбирательства», притом что оно «стало заметно дороже и дольше разбирательств» в госсудах, рассуждает господин Панов.

«Непохоже, что целью реформы было улучшить привлекательность арбитража в России. В результате вместе с мутной водой “карманных” третейских судов был выплеснут ребенок — достижения арбитражной практики в этой сфере»,— говорит управляющий партнер Lidings Андрей Зеленин. По его словам, вес профессионального арбитражного сообщества еще «предстоит восстанавливать».

Читайте также:
Приватизация ведомственного жилья: новый закон

К тому же, отмечает Владимир Хвалей, сомнительные третейские схемы, для избавления от которых затевалась реформа, продолжили работать, но в форме арбитража ad hoc. «Минюст слишком уповал на административное регулирование ТС как на некую панацею для борьбы со злоупотреблениями, но это не сработало»,— говорит он. В Минюсте, со своей стороны, планируют подготовить поправки для «пресечения злоупотреблений в деятельности третейских судов ad hoc», отмечая, что уже сейчас закон запрещает рекламу выполнения функций по осуществлению арбитража лицами, не получившими соответствующее разрешение.

Выпавшие споры ушли в госсуды

Одной из задач реформы было повышение доверия к ТС не только бизнеса, но и государства. Госсуды действительно стали «в целом лучше» относиться к ПДАУ, говорит Александр Замазий. Этому, по его словам, поспособствовало участие экспертов этих учреждений в подготовке постановления пленума ВС от 10 декабря 2019 года №53, в котором разъяснен механизм судебного контроля и содействия в сфере арбитража, а также «обновлена трактовка нарушения публичного порядка».

Юлия Муллина тоже видит положительную динамику в исполнении решений ПДАУ: «Основания для отказа в принудительном исполнении решений, в том числе и противоречие публичному порядку, начали толковаться судами более ограничительно». Она считает, что помимо разъяснений ВС это заслуга и существующих ПДАУ. По словам Вадима Чубарова, госсуды относятся к решениям МКАС «с неизменным уважением, что выражается в единичном количестве случаев непризнания или отмены решений». Александр Смирнов полагает, что в целом отношение к третейскому разбирательству со стороны госсудов улучшилось, «с учетом того что судьи в отставке пополнили списки арбитров». Впрочем, Юлия Муллина и Александр Замазий отмечают сохранение недоверия к ТС со стороны ряда региональных госсудов.

Председатель правления Арбитражной ассоциации Владимир Хвалей о том, какую долю занимает «хороший» ad hoc

Но статистика и здесь пока не внушает оптимизма. По данным судебного департамента при Верховном суде РФ (суддеп при ВС), количество обращений за принудительным исполнением третейских решений уменьшается с каждым годом. Это свидетельствует об общем снижении числа таких решений и, следовательно, споров в ТС. Так, за пять лет число обращений в государственные арбитражные суды за выдачей исполнительного листа на решение ТС упало в десять раз: в 2016 году было рассмотрено 7324 таких заявления, в 2020 году их стало 725. «Выпавшие из третейской сферы свыше 6 тыс. споров, скорее всего, ушли в госсуды, которые реформа должна была разгрузить, но на сегодняшний день мы получили обратный результат», — указывает Роман Зыков.

В Минюсте объясняют это падение «закономерным последствием сокращения количества ПДАУ», добавляя, что «статистика за 2018–2020 годы не позволяет в полной мере делать выводы о динамике развития института третейского разбирательства, так как в ней учитываются и решения, вынесенные ТС до завершения арбитражной реформы».

Но даже если в статистике последних лет остается доля решений дореформенных ТС, появление новых ПДАУ, прошедших тщательный отбор, должно было отразиться на итогах проверки госсудами третейских решений, говорят юристы. Однако данные суддепа при ВС показывают, что госсуды все еще не слишком доверяют третейскому правосудию. Так, в делах об оспаривании третейских решений процент их отмен за прошедшие пять лет почти не изменился: в 2016 году отменяли 18,2% решений ТС, в 2020 году — 23,2%, а в первом полугодии 2021-го — 18,9%.

Более того, третейские решения стали даже реже исполняться госсудами, чем до реформы. «Процент выдачи исполнительных листов на решения ТС существенно сократился, даже несмотря на то что они вынесены арбитражными институтами, прошедшими аккредитацию Минюста»,— отмечает Роман Зыков. Если в 2016 году удовлетворялось 84% заявлений об исполнении третейских решений, то в 2020 году эта доля составила лишь 68%, что означает отказ каждому третьему. В первом полугодии 2021 года доля выросла до 75%, но все еще меньше, чем пять лет назад. Среди наиболее частых причин неисполнения решений ТС господин Зыков называет неизвещение ответчика и противоречие публичному порядку РФ. Юлий Тай добавляет, что под «нарушением публичного порядка» госсуды могут подразумевать «все что угодно».

Корпоративные ТС и дух реформы

Конъюнктура

По мнению юристов, ПДАУ при Национальном институте развития арбитража в топливно-энергетическом комплексе (НИРА ТЭК) и Союзе машиностроителей призваны заменить упраздненные ТС «Газпрома» и «Ростеха».

Но само их появление не соответствует заявляемой государством идее реформы. Одной из ее задач, поясняет партнер юрфирмы Mansors Роман Зыков, было «устранение так называемых корпоративных ТС, которые не являлись полностью независимыми институтами». По его мнению, «создание корпорациями судов для себя свидетельствует о том, что реформа не привела к ожидаемым результатам» и не весь бизнес согласен решать свои споры в существующих ПДАУ. Советник практики Allen & Overy Андрей Панов добавляет, что формально запрет на создание ТС есть только для коммерческих организаций, но неясно, как получившие одобрение НКО смогли выполнить иные требования закона (например, о наличии репутации и деятельности по развитию арбитража в РФ).

Минюст не видит здесь проблемы. Там “Ъ” сообщили, что центры при НИРА ТЭК и Союзе машиностроителей «соответствуют требованиям закона», который также предусматривает «дополнительный судебный контроль процедуры рассмотрения вопросов об отводе арбитров при наличии обстоятельств, вызывающих обоснованные сомнения относительно их беспристрастности или независимости». Вопрос в том, подчеркивает управляющий партнер Lidings Андрей Зеленин, насколько эффективным будет государственный и общественный контроль за деятельностью новых ПДАУ, так как «предшествующий опыт и нынешнее положение вещей настраивают скорее на пессимистичный лад».

Не хватает доверия от всех

Значительная доля отказов госсудов в том числе отталкивает российский бизнес от обращения в ПДАУ, признают юристы. По словам Юлия Тая, после реформы исполнять третейские решения «не стало проще», и это в том числе «связано с нежеланием госсудов делиться властью». У Александра Замазия беспокойство вызывает также несоблюдение госсудами месячного срока для рассмотрения заявлений об исполнении третейских решений, «что существенно снижает привлекательность арбитража».

Читайте также:
Федеральный закон 40 Ф3 об ОСАГО

«Нужно, чтобы госсуды оказывали больше содействия арбитражу, а контроль был ограничен рамками закона и исключалось вмешательство в существо разрешенного арбитрами спора»,— подчеркивает господин Смирнов. Андрей Панов тоже полагает, что бизнес захочет платить за третейское разбирательство, когда сократится процент отказов исполнить решение ТС. В Англии, Франции, Сингапуре и Швейцарии, поясняет он, отменить третейское решение почти невозможно, поэтому туда «идет и местный бизнес, и иностранный».

Популярности российских ПДАУ мешает и дешевизна судопроизводства в отечественных государственных судах. «Российский бизнес готов использовать форму третейского разбирательства гораздо шире. И это, безусловно, произойдет, как только будет повышен размер пошлины для обращения в государственные суды РФ»,— говорит Вадим Чубаров.

По мнению Андрея Зеленина, государству следует «расширить сферы применения третейского разбирательства, например на споры в сфере интеллектуальной собственности, семейные и потребительские», а арбитражным учреждениям стоит заняться «сервисной составляющей их работы». С последним согласен и Александр Смирнов: «Повышение привлекательности российских ПДАУ — задача для них самих, не для законодателя. Для ее решения арбитражные центры должны активно презентовать свои сервисы, привлекать лучших экспертов в качестве арбитров, внедрять новые, в том числе цифровые, технологии».

По мнению Юлии Муллиной, распространение третейских оговорок и повышение привлекательности российского арбитража «требуют времени и постоянной работы над репутацией». «Российскому арбитражу пока не хватает доверия от всех: бизнеса, государства, граждан, иностранцев,— согласен Юлий Тай.— Создать респектабельность, уважение и доверие можно только длительной позитивной деятельностью без отрицательных примеров и казусов. Пара десятков лет работы без скандалов и потрясений, и все будет хорошо». Впрочем, Андрей Панов полагает, что время не решит всех проблем, и, «если в России третейское решение можно отменить просто потому, что госсуд снизил бы неустойку существеннее, чем это сделали арбитры, никакого бума третейского разбирательства ждать не стоит».

Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ “Об опеке и попечительстве” (с изменениями и дополнениями)

Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ
“Об опеке и попечительстве”

С изменениями и дополнениями от:

18 июля 2009 г., 1 июля 2011 г., 2 июля 2013 г., 5 мая, 4 ноября, 22 декабря 2014 г., 28 ноября 2015 г., 29 июля, 31 декабря 2017 г., 3 августа 2018 г., 29 мая 2019 г., 1 марта, 8 декабря 2020 г., 30 апреля 2021 г.

Принят Государственной Думой 11 апреля 2008 года

Одобрен Советом Федерации 16 апреля 2008 года

ГАРАНТ:

См. комментарии к настоящему Федеральному закону

Президент Российской Федерации

24 апреля 2008 года

Закон определяет полномочия органов опеки и попечительства, закрепляет правовой статус опекунов и попечителей, упорядочивает процедуры установления и прекращения опеки и попечительства.

Новеллами закона являются: введение упрощенного порядка назначения опеки в случае необходимости немедленного назначения опекуна или попечителя (предварительная опека); введение временной опеки (например, на срок командировки родителей); возможность назначения опекуна и попечителя над несовершеннолетними по заявлению их родителей (с указанием конкретного лица) на период, когда по уважительным причинам они не могут исполнять свои родительские обязанности; возможность назначения нескольких опекунов или попечителей одному лицу. Закрепляется преимущественное право близких родственников стать опекунами (попечителями). Предусматривается возможность установления опеки (попечительства) по договору об осуществлении опеки (попечительства), заключаемому органом опеки и попечительства с опекуном (попечителем). Таким договором может быть предусмотрена выплата вознаграждения.

Подробно урегулированы вопросы охраны, управления и распоряжения имуществом подопечных, определен порядок и сроки выдачи органами опеки и попечительства разрешений на совершение сделок с имуществом подопечных. Установлена ответственность опекунов (попечителей) и органов опеки и попечительства за нарушение прав и законных интересов подопечных граждан.

Федеральный закон вступает в силу с 1 сентября 2008 года и применяется к правоотношениям, возникшим после дня вступления его в силу. Договоры о передаче ребенка на воспитание в приемную семью и договоры о патронатной семье (патронате, патронатном воспитании), заключенные до 1 сентября 2008 года, сохраняют свою силу. По желанию приемных родителей или патронатных воспитателей указанные договоры могут быть переоформлены.

Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ “Об опеке и попечительстве”

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 сентября 2008 г. и применяется к правоотношениям, возникшим после дня вступления его в силу

Текст Федерального закона опубликован в “Российской газете” от 30 апреля 2008 г. N 94, в “Парламентской газете” от 7 мая 2008 г. N 31-32, в Собрании законодательства Российской Федерации от 28 апреля 2008 г. N 17 ст. 1755

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 30 апреля 2021 г. N 114-ФЗ

Изменения вступают в силу с 11 мая 2021 г.

Федеральный закон от 8 декабря 2020 г. N 429-ФЗ

Изменения вступают в силу с 8 декабря 2020 г.

Федеральный закон от 1 марта 2020 г. N 35-ФЗ

Изменения вступают в силу с 12 марта 2020 г.

Федеральный закон от 29 мая 2019 г. N 107-ФЗ

Изменения вступают в силу с 9 июня 2019 г.

Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 322-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2019 г.

Федеральный закон от 31 декабря 2017 г. N 495-ФЗ

Изменения вступают в силу с 11 января 2018 г.

Федеральный закон от 29 июля 2017 г. N 220-ФЗ

Изменения вступают в силу с 10 августа 2017 г.

Федеральный закон от 28 ноября 2015 г. N 358-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Читайте также:
Подлежит ли возврату постельное белье по закону

Федеральный закон от 22 декабря 2014 г. N 432-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 4 ноября 2014 г. N 333-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2015 г.

Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 118-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 сентября 2013 г.

Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 167-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона, за исключением изменений в часть 5 статьи 6, вступающих в силу с 1 января 2014 г.

Федеральный закон от 1 июля 2011 г. N 169-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 июля 2011 г.

Федеральный закон от 18 июля 2009 г. N 178-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

© ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 2021. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания “Гарант” и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Федеральный закон от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
Об опеке и попечительстве

Принят Государственной Думой 11 апреля 2008 года

Одобрен Советом Федерации 16 апреля 2008 года

(В редакции федеральных законов от 18.07.2009 № 178-ФЗ, от 01.07.2011 № 169-ФЗ, от 02.07.2013 № 167-ФЗ, от 02.07.2013 № 185-ФЗ, от 05.05.2014 № 118-ФЗ, от 04.11.2014 № 333-ФЗ, от 22.12.2014 № 432-ФЗ, от 28.11.2015 № 358-ФЗ, от 29.07.2017 № 220-ФЗ, от 31.12.2017 № 495-ФЗ, от 03.08.2018 № 322-ФЗ, от 29.05.2019 № 107-ФЗ, от 01.03.2020 № 35-ФЗ, от 08.12.2020 № 429-ФЗ, от 30.04.2021 № 114-ФЗ)

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Сфера действия настоящего Федерального закона

1. Настоящий Федеральный закон регулирует отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства над недееспособными или не полностью дееспособными гражданами.

2. Положения, относящиеся к правам, обязанностям и ответственности опекунов и попечителей, применяются к организациям, в которые помещены под надзор недееспособные или не полностью дееспособные граждане, в том числе к организациям для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) опека – форма устройства малолетних граждан (не достигших возраста четырнадцати лет несовершеннолетних граждан) и признанных судом недееспособными граждан, при которой назначенные органом опеки и попечительства граждане (опекуны) являются законными представителями подопечных и совершают от их имени и в их интересах все юридически значимые действия;

2) попечительство – форма устройства несовершеннолетних граждан в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет и граждан, ограниченных судом в дееспособности, при которой назначенные органом опеки и попечительства граждане (попечители) обязаны оказывать несовершеннолетним подопечным содействие в осуществлении их прав и исполнении обязанностей, охранять несовершеннолетних подопечных от злоупотреблений со стороны третьих лиц, а также давать согласие совершеннолетним подопечным на совершение ими действий в соответствии со статьей 30 Гражданского кодекса Российской Федерации;

3) подопечный – гражданин, в отношении которого установлены опека или попечительство;

4) недееспособный гражданин – гражданин, признанный судом недееспособным по основаниям, предусмотренным статьей 29 Гражданского кодекса Российской Федерации;

5) не полностью дееспособный гражданин – несовершеннолетний гражданин (за исключением лиц, приобретших гражданскую дееспособность в полном объеме до достижения ими совершеннолетия в случаях, установленных статьями 21 и 27 Гражданского кодекса Российской Федерации) или гражданин, ограниченный судом в дееспособности по основаниям, предусмотренным статьей 30 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статья 3. Правовое регулирование отношений, возникающих в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства

1. Отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства, регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

2. Особенности установления, осуществления и прекращения опеки и попечительства над несовершеннолетними гражданами определяются Семейным кодексом Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы семейного права.

3. Отношения, указанные в части 1 настоящей статьи, регулируются законами субъектов Российской Федерации по вопросам, отнесенным к их ведению настоящим Федеральным законом. Отношения, указанные в части 2 настоящей статьи, регулируются законами субъектов Российской Федерации по вопросам, отнесенным к их ведению настоящим Федеральным законом, и по вопросам, не урегулированным непосредственно настоящим Федеральным законом. Нормы, которые регулируют отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства, и содержатся в законах субъектов Российской Федерации, не должны противоречить настоящему Федеральному закону.

4. Структура исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации в целях организации и осуществления деятельности по опеке и попечительству определяется высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) в соответствии с настоящим Федеральным законом и Федеральным законом от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации”.

5. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора.

6. Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации. Такое противоречие может быть установлено в порядке, определенном федеральным конституционным законом. (Часть введена – Федеральный закон от 08.12.2020 № 429-ФЗ)

Статья 4. Задачи государственного регулирования деятельности по опеке и попечительству

Задачами государственного регулирования деятельности по опеке и попечительству являются:

Читайте также:
Общественное место определение по закону РФ

1) обеспечение своевременного выявления лиц, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства, и их устройства;

2) защита прав и законных интересов подопечных;

3) обеспечение достойного уровня жизни подопечных;

4) обеспечение исполнения опекунами, попечителями и органами опеки и попечительства возложенных на них полномочий;

5) обеспечение государственной поддержки физических и юридических лиц, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, осуществляющих деятельность по защите прав и законных интересов подопечных, и стимулирование такой деятельности.

Статья 5. Основные принципы государственного регулирования деятельности по опеке и попечительству

Деятельность по опеке и попечительству осуществляется в соответствии со следующими принципами:

1) свободное принятие гражданином обязанностей по опеке или попечительству и свободный отказ от исполнения опекуном или попечителем своих обязанностей;

2) контроль за деятельностью по опеке и попечительству;

3) обеспечение защиты прав и законных интересов подопечных.

Глава 2. Органы опеки и попечительства, их задачи и полномочия

Статья 6. Органы опеки и попечительства

1. Органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации. (В редакции Федерального закона от 02.07.2013 № 167-ФЗ)

11. Органы местного самоуправления поселений, муниципальных округов, городских округов, муниципальных районов, внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя, на территориях которых отсутствуют органы опеки и попечительства, образованные в соответствии с настоящим Федеральным законом, могут наделяться законом субъекта Российской Федерации полномочиями по опеке и попечительству с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. В этом случае органы местного самоуправления являются органами опеки и попечительства. (Часть введена – Федеральный закон от 02.07.2013 № 167-ФЗ; в редакции федеральных законов от 29.05.2019 № 107-ФЗ, от 30.04.2021 № 114-ФЗ)

12. Вопросы организации и деятельности органов опеки и попечительства по осуществлению опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей, определяются настоящим Федеральным законом, Семейным кодексом Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации”, Федеральным законом от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”, иными федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. (Часть введена – Федеральный закон от 02.07.2013 № 167-ФЗ)

2. В акте, регламентирующем деятельность органа опеки и попечительства, должно быть указано наличие у него статуса органа опеки и попечительства.

3. Деятельность органов опеки и попечительства по оказанию подопечным и (или) опекунам или попечителям помощи в получении образования, медицинской помощи, социальных услуг, а также по подбору и подготовке граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями либо принять детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание в иных установленных семейным законодательством формах, осуществляется во взаимодействии с другими органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органами местного самоуправления и территориальными органами федеральных органов исполнительной власти, образовательными организациями, медицинскими организациями, организациями, оказывающими социальные услуги, или иными организациями, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и общественными организациями.

4. Полномочия органов опеки и попечительства по выявлению лиц, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства, а также по подбору и подготовке граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями либо принять детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание в иных установленных семейным законодательством формах, могут осуществлять образовательные организации, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, или иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в случаях и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации.

5. Уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти утверждает требования к профессиональным знаниям и навыкам работников органов опеки и попечительства, необходимым для исполнения ими должностных обязанностей, примерные дополнительные профессиональные программы для работников органов опеки и попечительства, а также осуществляет разработку методических материалов по вопросам деятельности по опеке и попечительству и контроль за деятельностью органов опеки и попечительства. (В редакции Федерального закона от 02.07.2013 № 167-ФЗ)

Статья 7. Задачи органов опеки и попечительства

1. Основными задачами органов опеки и попечительства для целей настоящего Федерального закона являются:

1) защита прав и законных интересов граждан, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства, и граждан, находящихся под опекой или попечительством;

2) надзор за деятельностью опекунов и попечителей, а также организаций, в которые помещены недееспособные или не полностью дееспособные граждане;

3) контроль за сохранностью имущества и управлением имуществом граждан, находящихся под опекой или попечительством либо помещенных под надзор в образовательные организации, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, или иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

2. На органы опеки и попечительства возлагаются также иные задачи в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Статья 8. Полномочия органов опеки и попечительства

1. К полномочиям органов опеки и попечительства относятся:

1) выявление и учет граждан, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства;

2) обращение в суд с заявлением о признании гражданина недееспособным или об ограничении его дееспособности, а также о признании подопечного дееспособным, если отпали основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным или был ограничен в дееспособности;

3) установление опеки или попечительства;

4) осуществление надзора за деятельностью опекунов и попечителей, деятельностью организаций, в которые помещены недееспособные или не полностью дееспособные граждане;

5) освобождение и отстранение в соответствии с настоящим Федеральным законом опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей;

6) выдача в соответствии с настоящим Федеральным законом разрешений на совершение сделок с имуществом подопечных;

Читайте также:
Обязательно ли межевание земельного участка по закону

7) заключение договоров доверительного управления имуществом подопечных в соответствии со статьей 38 Гражданского кодекса Российской Федерации;

8) представление законных интересов несовершеннолетних граждан и недееспособных граждан, находящихся под опекой или попечительством, в отношениях с любыми лицами (в том числе в судах), если действия опекунов или попечителей по представлению законных интересов подопечных противоречат законодательству Российской Федерации и (или) законодательству субъектов Российской Федерации или интересам подопечных либо если опекуны или попечители не осуществляют защиту законных интересов подопечных;

9) выдача разрешения на раздельное проживание попечителей и их несовершеннолетних подопечных в соответствии со статьей 36 Гражданского кодекса Российской Федерации;

10) подбор, учет и подготовка в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями либо принять детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание в иных установленных семейным законодательством формах;

11) проверка условий жизни подопечных, соблюдения опекунами и попечителями прав и законных интересов подопечных, обеспечения сохранности их имущества, а также исполнения опекунами и попечителями требований к осуществлению ими прав и исполнению обязанностей опекунов или попечителей, определяемых в соответствии с частью 4 статьи 15 настоящего Федерального закона; (В редакции Федерального закона от 02.07.2013 № 167-ФЗ)

12) информирование граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями либо принять ребенка, оставшегося без попечения родителей, на воспитание в семью в иных установленных семейным законодательством формах, о возможных формах устройства ребенка в семью, об особенностях отдельных форм устройства ребенка в семью, о порядке подготовки документов, необходимых для установления опеки или попечительства либо устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью в иных установленных семейным законодательством формах, а также оказание содействия в подготовке таких документов; (Пункт введен – Федеральный закон от 02.07.2013 № 167-ФЗ)

13) оказание помощи опекунам и попечителям несовершеннолетних граждан в реализации и защите прав подопечных; (Пункт введен – Федеральный закон от 02.07.2013 № 167-ФЗ)

14) ведение учета опекунов, попечителей в Единой государственной информационной системе социального обеспечения. (Пункт введен – Федеральный закон от 01.03.2020 № 35-ФЗ)

2. Федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации могут быть предусмотрены иные полномочия органов опеки и попечительства наряду с указанными в части 1 настоящей статьи полномочиями.

3. По вопросам, возникающим в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки или попечительства, органы опеки и попечительства издают акты. Указанные акты могут быть оспорены заинтересованными лицами в судебном порядке.

Статья 9. Обязанности органа опеки и попечительства при перемене места жительства подопечного

1. Полномочия органа опеки и попечительства в отношении подопечного возлагаются на орган опеки и попечительства, который установил опеку или попечительство в соответствии со статьей 35 Гражданского кодекса Российской Федерации.

2. При перемене места жительства подопечного орган опеки и попечительства, установивший опеку или попечительство, обязан направить дело подопечного в орган опеки и попечительства по его новому месту жительства в течение трех дней со дня получения от опекуна или попечителя извещения о перемене места жительства подопечного.

3. Полномочия органа опеки и попечительства по новому месту жительства подопечного возлагаются на данный орган опеки и попечительства со дня получения личного дела подопечного.

Глава 3. Правовой статус опекунов и попечителей

Статья 10. Порядок определения лиц, имеющих право быть опекунами или попечителями

1. Требования, предъявляемые к личности опекуна или попечителя, устанавливаются Гражданским кодексом Российской Федерации, а при установлении опеки или попечительства в отношении несовершеннолетних граждан также Семейным кодексом Российской Федерации.

2. В целях получения сведений о личности предполагаемого опекуна или попечителя орган опеки и попечительства вправе требовать от гражданина, подавшего заявление о назначении его опекуном или попечителем, предоставления сведений о себе, а также запрашивать информацию о нем в органах внутренних дел, органах записи актов гражданского состояния, медицинских и иных организациях. Орган опеки и попечительства вправе требовать предоставления только той информации о гражданине, которая позволит установить его способность исполнять обязанности опекуна или попечителя. Перечень документов, предоставляемых гражданином, подавшим заявление о назначении его опекуном или попечителем, сроки предоставления таких документов определяются Правительством Российской Федерации.

21. Документы и информация, находящиеся в распоряжении органов, предоставляющих государственные услуги, иных государственных органов, органов местного самоуправления либо подведомственных государственным органам или органам местного самоуправления организаций, запрашиваются органами опеки и попечительства в указанных органах и организациях, если такие документы и информация не были представлены самостоятельно гражданином, подавшим заявление о назначении его опекуном или попечителем. (Часть введена – Федеральный закон от 01.07.2011 № 169-ФЗ)

3. Документы или копии документов и иная необходимая для установления опеки или попечительства информация предоставляются по требованию органов опеки и попечительства безвозмездно.

4. Сведения о личности предполагаемого опекуна или попечителя, полученные органом опеки и попечительства, относятся в соответствии с законодательством Российской Федерации в области персональных данных к персональным данным граждан (физических лиц).

5. Бабушки и дедушки, родители, супруги, совершеннолетние дети, совершеннолетние внуки, братья и сестры совершеннолетнего подопечного, а также бабушки и дедушки, совершеннолетние братья и сестры несовершеннолетнего подопечного имеют преимущественное право быть его опекунами или попечителями перед всеми другими лицами.

6. У каждого гражданина, нуждающегося в установлении над ним опеки или попечительства, может быть один опекун или попечитель, за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом. Одно и то же лицо, как правило, может быть опекуном или попечителем только одного гражданина. Передача несовершеннолетних братьев и сестер под опеку или попечительство разным лицам не допускается, за исключением случаев, если такая передача отвечает интересам этих детей.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: