Может ли гражданский муж претендовать на квартиру

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Наследство без брака. Верховный суд уточнил имущественные права супругов, состоящих в гражданском браке

Необычное дело рассмотрела Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Спор касался наследственных прав женщины, которая называла себя гражданской женой.

Ситуация в нашем случае была, с одной стороны, жизненная – мужчина и женщина прожили вместе долго – больше десяти лет, но брак не был зарегистрирован. Но, с другой стороны, иск был нестандартным, потому что в отечественном законодательстве нет ни гражданских жен, ни гражданских мужей. Значит ли это, что прав на наследство у таких “нерасписанных” граждан нет?

Дело, о котором идет речь, заключалось в следующей ситуации – когда мужчина умер, на все, чем он владел при жизни, предъявили права его законные наследники. Точнее – наследницы. Одной из которых оказалась мать умершего мужчины.

Но тут появилась женщина, которая решила потребовать и себе часть наследства, заявив, что она не просто гражданская жена умершего, она – его иждивенец.

Для тех, кто не очень силен в юридических терминах, уточним. По наследственному праву свою часть наследства, вне зависимости от наличия или отсутствия завещания, имеют несовершеннолетние дети, родители, супруг наследодателя, плюс те граждане, кто был на его иждивении.

Именно поэтому женщина, назвавшая себя гражданской женой, подала иск к двум другим наследницам умершего. В ее исковом заявлении было сказано, что истица была гражданской женой умершего, жила с ним одной семьей больше десяти лет и, самое важное, находилась на его иждивении. Ее пенсия была маленькой по сравнению с пенсией гражданского супруга, поэтому именно он оплачивал ее жизнь – содержание квартиры, питание и лекарства.

Интересно, но два местных суда, рассмотрев иск гражданской жены, встали на ее сторону, согласившись с требованиями женщины.

Местный суд первой инстанции решил, а апелляция согласилась, что истица действительно жила с умершим, была на его иждивении, так как ее пенсия была реально меньше, чем у него.

Дальше и выше – в Верховный суд РФ отправились законные наследники, не согласные с таким правилом деления наследства. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила материалы спора и с аргументами настоящих наследников согласилась, поэтому решения местных судов были отменены.

По мнению высокой судебной инстанции, спор придется пересматривать заново.

Вот логика рассуждения Верховного суда РФ.

По решению суда первой инстанции, сожительница умершего гражданина была признана его наследницей. Доводы первого суда были такими – заявительница действительно больше десяти лет проживала вместе с наследодателем. Соответственно, он ее обеспечивал, поэтому она может быть наследницей.

Местные суды не проверили, откуда истица при небольшой пенсии получала деньги на жизнь

Местные суды заявили, что гражданская супруга на момент открытия наследства была нетрудоспособной пожилой женщиной с небольшой пенсией, проживающей за счет своего сожителя.

Интересно, но суд первой инстанции принял во внимание даже тот факт, что мать наследодателя, когда выступала в суде, назвала истицу гражданской женой своего сына.

Но Верховный суд РФ эти доводы не убедили. По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, их коллеги не проверили, откуда истица при такой небольшой пенсии получала деньги на жизнь. По мнению высокого суда, местные суды только ограничились фактами, что женщина жила с наследодателем и ее пенсия была значительно меньше, чем у него. Но это еще не значит содержание, – подчеркнула судебная коллегия по гражданским делам.

По мнению Верховного суда, при постановке вопроса об иждивении местные суды должны были в первую очередь выяснить, а была ли материальная помощь в последний год жизни наследодателя “постоянным и основным источником средств к существованию истицы”, подчеркнул Верховный суд.

Кроме этого, по мнению высокой судебной инстанции, “некоторые обстоятельства дела не получили оценки судов”. Так, из материалов дела видно, что истица, с ее же слов, “имела дополнительный заработок”. Но эти слова остались без внимания.

Был еще один важный момент, на который местные суды почему-то не обратили внимания, хотя он фигурирует в материалах дела. Наследодатель при жизни отдал свои банковские карты другому человеку, который покупал для него продукты, лекарства и другие необходимые вещи. И этот человек не получал от наследодателя указаний помогать его гражданской жене.

Верховный суд, отменив все предыдущие решения, направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию с указанием рассмотреть дело с учетом своих разъяснений.

В судебной практике за последние годы был только один в чем-то похожий случай, когда суд разбирал имущественные права гражданской жены. Тот процесс не дошел до Верховного суда РФ и был рассмотрен на уровне региональных судов.

Тогда иск против гражданской супруги умершего отца подал его взрослый сын. Случилось это в одном из южных регионов страны.

Истец уверял в суде, что его отец при жизни построил не один дом. И в последнем построенном им доме его отец проживал со своей гражданской женой много лет. А когда мужчина умер, то его наследником стал законный сын. Поэтому ему, кроме всего оставшегося добра, заявил сын, нужен еще и дом, в котором в настоящий момент живет гражданская жена его отца. Она для истца – посторонний человек. По мнению взрослого сына, в законе нет такого понятия, как “гражданский супруг”. Так что в доме, который принадлежит ему как наследнику проживает посторонняя женщина и ее надо выселить.

Читайте также:
Какие квартиры продаются быстрее всего

Ответчица, она же гражданская супруга, на момент рассмотрения иска в суде была уже очень пожилым человеком, у нее не осталось родственников, а общих детей у пары не было. Поэтому ее выселение из дома, сказала ответчица, означало бы просто выдворение на улицу, так как никакого другого дома у нее не было.

Показательно, но все суды – и районный, и краевой – дружно встали на сторону пожилой женщины. Суды в своем решении подчеркнули, что дом – единственное имущество, которое у женщины осталось. А так как она была домохозяйкой, то пенсия у нее – минимальная. И суды оставили ей спорный дом.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета – Федеральный выпуск № 153(7911)

Раздел имущества при сожительстве: нюансы и позиции судов

Семейное законодательство в современном мире становится все более востребованным. К сожалению, чаще всего с целью разделения имущества, изучения положений об алиментах и тд. Однако нередко встречается категория дел (причем все чаще уже на стадии судебного разбирательства), когда спор происходит между так называемыми сожителями. Данный вид союза формально не оформлен и в общем-то государством юридически не признается. Субъекты данного правоотношения, разумеется, не могут рассчитывать на аналогичный браку правовой режим. Например, они не вправе отказываться от показаний против друг друга, получать доступ в отделение реанимации, наследовать по закону и тд.

Актуальным видится рассмотрение вопроса о разделе имущества сожителей. Ведь нередки ситуации достаточно продолжительного совместного проживания, при котором есть, например, общий автомобиль, денежные средства или даже жилье. Для изучения этой тематики обратимся к судебной практике и попытаемся дать определенную оценку.

Рассмотрим Решение Гурьевского районного суда Калининградской области от 23 января 2019 г. По делу № 2-1583/2018, где гражданка Литвинова обратилась с иском к гражданину Корелову, указывая, что в период с декабря 2010 года по июль 2018 года она с ответчиком состояла в незарегистрированном браке, проживая с ним «одной семьей». Они вели совместное хозяйство, воспитывали общих детей. В период совместного проживания частично за ее личные, а частично за заемные денежные средства истицей был приобретен земельный участок, право собственности на который зарегистрировано договора за ответчиком при том, что на момент приобретения земельного участка тот не обладал необходимыми для покупки денежными средствами. По приведенным доводам со ссылкой на положения статьи Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 16. Общая собственность > Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли”>252 ГК РФ истица просила суд признать отношения между ней и ответчиком в не зарегистрированного брака фактическими брачными, а также признать земельный участок долевой собственностью истца и ответчика; выделить в собственность истицы в натуре долю в праве собственности на указанный земельный участок.

Суд полностью отказал в удовлетворении исковых требований Литвиновой, обосновывая это следующим:

А) Ныне действующий Семейный кодекс РФ не использует термина «фактический брак». Как разъяснено Конституционным Судом РФ в определении от 17.05.1995 года №26-О, правовое регулирование брачных отношений в Российской Федерации осуществляется только государством. В настоящее время закон не признает незарегистрированный брак и не считает браком сожительство мужчины и женщины. Оно не порождает правовых последствий и поэтому не устанавливается судами в качестве факта, имеющего юридическое значение. Исключение сделано лишь для лиц, вступивших в фактические брачные отношения до 8 июля 1944 года, поскольку действовавшие в то время законы признавали равноправными два вида брака – зарегистрированный в органах ЗАГС и фактический брак.

Б) В соответствии с п.2 ст. Раздел II. Право собственности и другие вещные права > Глава 14. Приобретение права собственности > Статья 218. Основания приобретения права собственности”>218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

При таких обстоятельствах бремя доказывания наличия достигнутой с ответчиком, указанным в договоре в качестве покупателя, договоренности о совместном приобретении спорного участка и вложения в этих целях собственных средств на его приобретение, лежит на истице.

Разрешая требования иска в указанной части, суд исходит из того обстоятельства, что ни в договоре, по которому органом местного самоуправления в единоличную собственность Корелова С.Н. передан спорный земельный участок, ни в предшествовавших его заключению соглашениях об уступке прав и обязанностей к договору аренды земельного участка истица Литвинова С.Г. в качестве приобретателя соответствующего права не поименована.

Читайте также:
Договор банковской ячейки при покупке квартиры

Доказательств наличия достигнутой с ответчиком договоренности о совместном приобретении земельного участка, удовлетворяющих критериям относимости, достоверности, допустимости, вопреки требованию ч.1 ст. Раздел I. Общие положения > Глава 6. Доказательства и доказывание > Статья 56. Обязанность доказывания”>56 ГПК РФ, истицей суду не представлено.

Отсюда мы можем сделать вывод о непридании судом юридического значения сожительству как в имущественном споре, так и в части признания совместного проживания «фактическим браком». Более того – данное понятие в принципе не знакомо современному российскому законодательству, поэтому сложно использовать это в качестве некого доказательства легитимности своих притязаний на имущество.

Рассмотрим еще один вариант обоснования исковых требований. Нередко бывшие сожители предпринимают попытки взыскать ту или иную сумму через неосновательное обогащение. Например, изучим Определение ВС РФ от 16 июня 2020 г. по делу №2-2159/2019 по кассационной жалобе Максютова Сергея Геннадьевича на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 29 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 августа 2019 г.

Максютов С.Г. обратился в суд с иском к Леоновой Н.Н. о взыскании неосновательного обогащения в размере 6 000 000 руб., сославшись на то, что в период сожительства с ответчиком по договору купли-продажи от 21 февраля 2013 г. приобретён земельный участок. Ситуация достаточно стандартная – истец утверждал о том, что из его личных средств потрачено 9 400 000 рублей, из которых 6 000 000 подтверждено документарно. Суд и вправду признал «взнос» в размере 6 000 000 рублей со стороны истца, но его требования все же оставил без удовлетворения.

Обоснование коллегии ВС РФ по гражданским делам: договор купли-продажи заключался от имени Леоновой, на нее оформлен и сам земельный участок. В свою очередь, чтобы квалифицировать отношения как возникшие из неосновательного обогащения, они должны обладать признаками, определёнными статьёй 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации. По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика – обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества или наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату.

Верховный суд согласился с первой и апелляционной инстанциями, утверждая, что Максютов С.Г. нёс расходы на строительство и обустройство дома на земельном участке Леоновой Н.Н. в силу личных отношений сторон в период их совместного проживания, в отсутствие каких-либо обязательств перед ответчиком, добровольно, безвозмездно и без встречного предоставления (т.е в дар), в связи с чем суд пришел к выводу о том, что в силу пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации потраченные таким образом денежные средства истца не подлежат взысканию с Леоновой Н.Н. в качестве неосновательного обогащения. Это можно считать даром и в отдельным случаях при определенной интерпретации благотворительностью.

Именно в таком контексте ВС РФ вынес и обосновал свое Определение по данному делу. Действительно, признаков неосновательного обогащения тут нет. С этической и некой человеческой точки зрения здесь можно спорить бесконечно, давая данной мотивировке ту или иную оценку, однако мы рассматриваем именно юридическую составляющую.

Подводя итог, можно смело утверждать, что права сожителей, не оформивших официальный брак, не так охраняемы и, что уж тут говорить, не так оберегаемы государством. Однако, конечно, каждую ситуацию следует рассматривать в отдельности, учитывая все обстоятельства, доказательственную и иную юридическую базу. Если тема вызовет у читателей интерес, обязательно ее продолжим.

Связь без брака

По предыдущему решению, принятому несколько лет назад, суд оставил гражданской жене дом, построенный ее сожителем. Тогда с иском в суд пришел после смерти мужчины его законный сын и потребовал отдать ему дом отца, так как это его наследство. Мужчина ушел от законной жены, оставив ей и сыну все нажитое имущество. Этот человек не один десяток лет прожил с гражданской супругой в доме, который он построил. И суд в итоге оставил дом ей.

Поводом для нового решения Судебной коллегии по гражданским делам ВС стала несколько иная ситуация – квартиру после смерти ее хозяина захотел забрать город как бесхозное имущество. Покойный практически 35 лет прожил с гражданской женой. После его смерти выяснилось, что наследников нет. Когда над женщиной нависла угроза выселения в никуда, она обратилась в суд с иском и попросила признать квартиру ее наследством. Себя же она посчитала иждивенцем.

Три суда женщина проиграла. Но не сдалась и дошла до Верховного суда. Высокая судебная инстанция встала на сторону гражданской жены.

В последние годы пара жила в частном доме. Городскую квартиру сдавали. Все деньги за аренду гражданский муж перечислял сожительнице. После его смерти гражданская жена пошла к нотариусу для получения наследства, а параллельно подала заявление в суд, чтобы подтвердить, что жила на иждивении гражданского супруга. Другой иск она подала о признании права собственности на его квартиру.

Читайте также:
Покупка квартиры юридическим лицом у физического лица

Вот что рассказала в суде наша героиня. Она много лет прожила со своим спутником в гражданском браке, они вели совместное хозяйство. Начиная с 2014 года она была прописана с гражданским мужем в одном доме. В последние годы, когда после выхода на пенсию у нее нашли тяжелую болезнь, сожитель содержал ее целиком и полностью. Пенсии и доплаты за инвалидность не хватало для покупки дорогих лекарств и на ежедневные расходы. Деньги, которые гражданский муж перечислял на ее счет с 2014 года до момента смерти, были для истицы практически единственным источником существования.

Чиновники департамента городского имущества подали в суд встречный иск к нашей героине. По мнению чиновников, нет никаких доказательств того, что сожительница на самом деле находилась на иждивении покойного, поэтому квартира является выморочным имуществом и по закону должна перейти в городскую собственность. Аргументы чиновников районный суд признал достойными и встал на сторону города. По мнению суда, документы нашей героини не подтверждают того, что помощь мужчины была постоянным и основным источником средств к существованию.

Городской суд с мнением районных коллег согласился и Второй кассационный суд также.

Но гражданская жена дошла до Верховного суда, и тот ее доводы услышал и посчитал их достойным внимания. Сначала Верховный суд напомнил коллегам про свой Пленум (от 29 мая 2012 г. № 9) “О судебной практике по делам о наследовании”. Там было сказано следующее: “Находящимся на иждивении может быть признано лицо, которое на протяжении года находилось на полном или частичном содержании покойного. Иждивенец может иметь другой источник дохода”. Пленум Верховного суда предлагает оценивать соотношение собственного дохода и оказываемой наследодателем помощи.

По мнению Верховного суда, местные суды должным образом не дали оценку материальной помощи нашей истице ее гражданского мужа, поэтому не могли определить соотношение между получаемым доходом (это пенсия и выплата по инвалидности) и материальной помощью со стороны покойного. Истица объясняла в суде, что весь год до своей смерти ее сожитель переводил деньги от сдачи в аренду квартиры на банковский счет женщины. Ее слова подтверждала выписка по вкладу. По мнению Верховного суда, такое доказательство районный суд отверг немотивированно.

В итоге всех разъяснений Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила все принятые по делу решения и отправила спор на новое рассмотрение.

Имущественные отношения сожителей, проживающих в “гражданском браке”

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Понятие «гражданский брак» в законодательстве отсутствует, но широко используется в разговорной речи. Под ним понимаются фактические семейные отношения без регистрации брака или “сожительство”.

На лиц, проживающих в гражданском браке, не распространяются нормы Семейного кодекса РФ, посвященные супругам (в том числе о возникновении общей совместной собственности на нажитое во время брака имущество, распределении долгов и др.).

Нет оснований для применения этих норм и “по аналогии”. Поэтому суды при разрешении споров между бывшими сожителями применяют общие правила ГК РФ.

Через суд бывшие сожители, в основном, пытаются признать право общей долевой собственности на имущество, приобретенное в период сожительства, либо взыскать неосновательное обогащение.

Общая собственность

Требуя признать право общей долевой собственности на имущество, приобретенное в период сожительства, и определить размеры долей в праве общей собственности, сожитель, как правило, обосновывает свой иск тем, что имущество приобреталось (или улучшалось) частично на его личные средства (возможно взятые в кредит), а оформление имущества было произведено на имя другого сожителя.

В судебной практике выработался устойчивый подход к разрешению подобных споров.

Истцу недостаточно доказать один лишь факт оплаты имущества из его личных средств. Также необходимо доказать, что между сожителями имелась договоренность о приобретении имущества в общую собственность , которая была нарушена (а прямых доказательств этого в большинстве случаев нет).

Таким образом, суды готовы защищать договоренности между сожителями об установлении режима общей долевой собственности на приобретаемое имущество. Причем неважно, когда эта договоренность была достигнута — до приобретения имущества или после.

С позиции права этот подход можно обосновать через запрет на заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) и недопустимость извлечения преимуществ из своего недобросовестного поведения (статьи 1, 10 ГК РФ).

Кроме того, соглашение о приобретении имущества в общую собственность при определенных условиях можно квалифицировать как договор простого товарищества (ст.1041 ГК РФ). В этом случае приобретенное за счет вкладов товарищей имущество будет признаваться их общей долевой собственностью на основании ст.1043 ГК РФ.

Допустимыми доказательствами заключения между сторонами договора простого товарищества на основании ст.ст. 161, 162 ГК РФ является письменный договор, а при отсутствии такового — письменные и другие доказательства, за исключение свидетельских показаний.

Что касается соглашения об установлении режима общей долевой собственности на уже приобретенное на имя одного из сожителей имущество, то здесь имеется одна догматическая проблема, которая игнорируется практикой.

Читайте также:
Стоит ли страховать квартиру

Дело в том, что сама возможность лица, являющегося единоличным собственником вещи, по соглашению с другим лицом передавать ему долю в праве собственности на эту вещь и тем самым создавать режим общей собственности, ставится под сомнение многими юристами.

Это вытекает из п.4 ст.244 ГК РФ, согласно которому общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона.

Такие известные цивилисты как Суханов Е.А. и Скловский К.И., толкуя данную норму, делают вывод о невозможности собственнику создать общую собственность на неделимую вещь путем соглашения с иным лицом.

Так, Суханов Е.А. писал: «Общая собственность в соответствии с абз. 1 п. 4 ст. 244 ГК РФ не может быть установлена самим собственником путем отчуждения им произвольно определенной доли или долей в праве на это имущество с сохранением за собой «оставшихся» долей или доли. Иначе говоря, собственник не вправе сам создать общую собственность на принадлежащую ему неделимую вещь, сделав предметом отчуждения установленную им по соглашению с приобретателем долю в праве своей единоличной собственности на нее» (Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 571 — 572).

С политико-правовой точки зрения трудно обосновать необходимость такого ограничения свободы договора и прав собственника. Тем более, что это ограничение легко обойти, включив в цепочку сделок посредника с множественностью лиц на стороне приобретателя, что только усложнит гражданский оборот.

Может быть поэтому договоры о возникновении общей собственности прочно вошли в нашу жизнь. Они уже признаются Росреестром и многими судами. Сам законодатель в специальных законах предусматривает возможность расщепления единоличного права собственности на доли (например, в ст.10 ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (закон о материнском капитале)).

Неосновательное обогащение

Нередко истцы вместо получения доли в праве собственности на имущество пытаются взыскать со своего сожителя неосновательное обогащение.

В этом случае ответчикам следует строить свою защиту на п.4 ст.1109 ГК РФ, согласно которому “ Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения … денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности ”.

Суды, как правило, единообразно толкуют данную норму: денежные средства и иное имущество не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если будет установлено, что воля передавшего их лица осуществлена в отсутствие обязательств (в том числе, из неосновательного обогащения), то есть безвозмездно и без встречного предоставления — в дар либо в целях благотворительности. Причем бремя доказывания данного факта лежит на приобретателе.

Однако суды разных регионов по разному определяют направленность воли передающего лица.

Например, в апелляционном определении Новосибирского областного суда от 31.01.2017 по делу N 33-878/2017, по сути, делается вывод о том, что сам по себе факт нахождения истца и ответчика в фактических брачных отношениях не означает, что все предоставления между сожителями носят безвозмездный характер.

Однако в недавнем Определении от 16.06.2020 N 5-КГ20-29 СКГД Верховного Суда РФ согласилась со следующим выводом нижестоящих судов: “… Максютов С.Г. нес расходы на строительство и обустройство дома на земельном участке Леоновой Н.Н. в силу личных отношений сторон в период их совместного проживания, в отсутствие каких-либо обязательств перед ответчиком, добровольно, безвозмездно и без встречного предоставления (т.е. в дар), в связи с чем пришли к выводу о том, что в силу пункта 4 статьи 1109 ГК РФ потраченные таким образом денежные средства истца не подлежат взысканию с Леоновой Н.Н. в качестве неосновательного обогащения ”.

Иначе говоря, Верховный Суд РФ предлагает исходить из презумпции того, что имущественные отношения между сожителями носят безвозмездный характер . В этом случае факт сожительства, наоборот, играет против истца.

В поддержку этой позиции можно привести следующие аргументы.

Для целей применения п.4 ст.1109 ГК РФ имеет значение воля передающего лица на момент предоставления.

Как правило, сожитель, вкладывая деньги в имущество своего “гражданского супруга”, делает это безвозмездно. В этот момент он не рассчитывает на то, что его “вторая половина” вернет ему вложения. Точно также понимает ситуацию и принимающая сторона. Обе стороны ведут себя так, как будто они находятся в зарегистрированном браке.

И только после разлада в отношениях обиженный сожитель начинает говорить о том, что он якобы делал “инвестиции” в имущественную массу другого сожителя с изначальным намерением их вернуть.

Очевидно, что правопорядок не должен защищать такое непоследовательное и неосмотрительное поведение одного из сожителей и возлагать неблагоприятные последствия такого поведения на другого сожителя, который добросовестно полагался на безвозмездный характер их отношений.

Читайте также:
Что такое комиссия при съеме квартиры

Ситуации могут быть разными. А если дом, построенный сожителем на земельном участке другого сожителя, сгорит? Было бы справедливо возлагать на собственника земельного участка обязанность возместить своему бывшему сожителю деньги, потраченные на строительство дома?

Но есть и аргументы против фактически установленной Верховным Судом РФ презумпции безвозмездности отношений между сожителями.

В том же примере сожитель, вкладывая свои деньги в строительство дома на чужом земельном участке, возможно рассчитывал на то, что он строит дом в том числе и для себя, так как планировал проживать в этом доме.

Можно ли в этом случае говорить о безвозмездности предоставления?

Спорный вопрос. И все таки, скорее, да. Предоставление изначально было безвозмездным, сожитель не планировал получить возмещение своих затрат на строительство дома.

А то, что он планировал жить в построенном доме, так это его заблуждение. Он должен был понимать, что никаких прав на проживание в этом доме не получит. Закон не защищает заблуждение относительно правовых последствий сделки (п.3 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 “Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 ГК РФ”). Тем более, не должен защищать заблуждение относительно правовых последствий действий, сделками не являющихся.

Иначе даритель всегда мог бы забрать подарок у одаряемого, сославшись на то, что он думал, что сможет пользоваться этим подарком после дарения, но ошибся.

Гражданский брак и имущество: ВС решал, что будет после разрыва

Сергей Максимов* прожил с Натальей Лимоновой* в гражданском браке (незарегистрированном) 10 лет, до 2016 года. Как утверждал сам Максимов, эти годы они «создавали базу» для регистрации брака и совместной семейной жизни. Так, в период отношений Лимонова купила участок в Подмосковье за 2,7 млн руб. Пара решила построить на этом участке дом. По словам Максимова, он потратил на его строительство и обустройство 9,4 млн руб.

После расставания мужчина решил вернуть вложенное. Сначала он обратился с иском к Лимоновой о признании права собственности на дом. Чеховский городской суд Московской области ему отказал, потому что не было соглашения об общей собственности.

Суд подчеркнул, что сами по себе расходы на возведение строения не влекут возникновения права собственности на него (№ 2-146/2019).

  • ВС изменил подсудность спора с судейским коттеджем 17 сентября 2019
  • ВС объяснил, когда не дадут открыть счет в банке 17 июля 2019

Все материалы

Мужчина обжаловать это решение не стал и пошел другим путем. Он подал к бывшей сожительнице новое требование – на этот раз о взыскании неосновательного обогащения в 6 млн руб. (дело № 2-2159/2019). Именно столько истец смог подтвердить документально.

Гагаринский районный суд Москвы иск Максимова отклонил. Первая инстанция указала: между сторонами не было никаких обязательств, все затраты истец нес добровольно в силу личных отношений с ответчицей. Он не мог не знать об этом, подчеркнул суд. «По существу требование истца о возврате денежных средств обусловлено лишь прекращением фактически брачных отношений, а не исполнением каких-либо обязательств, следовательно, эти денежные средства не могут считаться неосновательным обогащением ответчика», – говорится в решении районного суда. Выводы первой инстанции поддержал Мосгорсуд. После чего Максимов обратился с кассационной жалобой в Верховный суд.

Изучив доводы заявителя, тройка судей под председательством Сергея Романовского отказала в удовлетворении жалобы. Суд напомнил, что деньги и другое имущество не может быть возвращено в качестве неосновательного обогащения в отсутствие обязательств, то есть в дар или в целях благотворительности. Именно такая ситуация сложилась в деле Максимова. Он тратился на строительство и обустройство дома без каких-либо обязательств, добровольно, безвозмездно и без встречного предоставления, подтвердил Верховный суд вывод нижестоящих инстанций (Определение ВС от 16 июня 2020 года № 5-КГ20-29).

Средства защиты для бывшего сожителя

Подобные истории в судебной практике частые, говорит Алексей Разумный из КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 23 место По количеству юристов 25 место По выручке × . При этом у состоявших в гражданском браке, как правило, нет большого выбора правовых средств. Нормы Семейного кодекса на отношения экс-сожителей не распространяются, поэтому в их распоряжении остаются только общие гражданско-правовые способы защиты, поясняет советник судебно-арбитражной практики АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1 место По выручке 1 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1 место По количеству юристов Профайл компании × Олег Буйко. По его словам, на практике такие истцы прибегают к двум видам исков:

  • о признании права собственности на долю в общем имуществе и разделе имущества;
  • о взыскании неосновательного обогащения с сожителя.
Читайте также:
Как посмотреть налог на квартиру в интернете

Если бывший гражданский супруг выбирает первый вариант, то ему недостаточно будет подтвердить факт совместного проживания, комментирует Виктория Большагина из КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Уголовное право 4 место По количеству юристов 11 место По выручке 16 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × . Такому истцу, по ее словам, необходимо будет доказать совокупность обстоятельств: нахождение в фактически брачных отношениях, договоренность о создании общей долевой собственности на спорное имущество, а также финансовое или трудовое участие в его приобретении.

Например, Максимову не удалось доказать, что было соглашение о создании общей собственности. С такой же проблемой столкнулась заявительница в деле № 2-1227/2017. Женщина утверждала, что в период отношений со своим бывшим сожителем они на общие средства купили квартиру в Москве и машину. Право собственности на это имущество оформили на мужчину. После расставания женщина попыталась через суд признать имущество совместно приобретенным и поступившим в общую долевую собственность. Но Кузьминский суд Москвы ей отказал, ведь соглашения об этом не было. Позднее апелляция это решение подтвердила.

Бывшим гражданским супругам, которые выбирают иск о неосновательном обогащении, суды обычно отказывают на основании ч. 4 ст. 1109 ГК. Норма устанавливает, что неосновательное обогащение не подлежит возврату, если деньги или иное имущество было предоставлено в отсутствие обязательств, о чем сам заявитель знал. В частности, это положение легло в основу решений по делу Максимова. Его же можно найти и в деле № 2-0443/2019. Мужчина пытался взыскать с бывшей сожительницы 562 445 руб. в качестве неосновательного обогащения. Такую сумму, как утверждал истец, он пустил на погашение кредита ответчицы, а также на ремонт ее квартиры. Лефортовский суд Москвы в иске отказал, апелляция с ним согласилась. Покупая строительные материалы и вкладывая деньги, истец не мог не знать, что делает это без правовых оснований и в отсутствие соответствующих обязательств перед ответчиком, подчеркнул Мосгорсуд.

По словам Арама Григоряна из Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг. группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Рынки капиталов группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × , существует еще один «экстравагантный» способ защиты, к которому иногда прибегают бывшие сожители. Речь идет об иске о возмещении убытков лицу, которое якобы действовало в чужом интересе без поручения. Например, в деле № 2-2565/2018 мужчина, ссылаясь на действие в чужом интересе без поручения, пытался взыскать со своей бывшей гражданской супруги 2,1 млн руб. Эти деньги истец потратил на обучение ребенка своей сожительницы. Все три инстанции мужчине отказали. Истец заплатил за обучение добровольно, мальчик находился на его воспитании и между ними сложились доверительные отношения. Если бы заявитель действовал в интересах своей бывшей сожительницы без поручения, то у него (по смыслу ГК) не должно было быть собственного интереса в оплате учебы, отметили суды.

Пробел в законе или противоречивое поведение истца?

По мнению Буйко, в данном случае имеет смысл говорить о пробеле в законе. Институт сожительства до сих пор законодательно не урегулирован, несмотря на попытки это сделать, напоминает юрист. Речь идет о законопроекте № 368962-7, который еще в январе 2018 года внес в Госдуму сенатор Антон Беляков. Документ распространял режим совместной собственности супругов на пары, которые проживают вместе более пяти лет. Впрочем, инициатива не нашла поддержки депутатов. Её отклонили еще в первом чтении. Но отношения необходимо урегулировать, ведь есть много имущественных споров, где бывшим сожителям не удается защитить свою позицию, обращает внимание Разумный.

Читайте также:
Как вернуть задаток за квартиру покупателю

Другой точки зрения придерживается Григорян. Он называет «аномальной ситуацией» само обращение с подобным иском к бывшему сожителю. По мнению Григоряна, это указывает на противоречивое поведение со стороны истца. С одной стороны, человек в гражданском браке понимает, что такой союз не порождает последствий зарегистрированного брака. Он принимает на себя эти риски и молчаливо с ними соглашается. С другой стороны, когда такой брак распадается, этот же человек меняет подход к своим «инвестициям» и хочет вернуть средства, вложенные в период отношений.

В этом случае право говорит: есть определенные правила игры. Если вы хотите, чтобы было понятное регулирование судьбы супружеской собственности, то регистрируйте брак либо обращайтесь к договорным способам урегулирования вопросов собственности. Иначе вы рискуете и вполне справедливо не можете рассчитывать на компенсацию либо признание права общей собственности.

Арам Григорян, юрист Nektorov, Saveliev & Partners

Об отсутствии пробела говорит и Алексей Акужинов из Saveliev, Batanov & Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × . По его словам, в законодательстве все же существуют нормы права, которые должны применяться в подобных спорах. Это либо правила о возникновении общей долевой собственности, если стороны об этом договорились, либо правила о простом товариществе, которые можно применить к отношениям «сожительства» в части перехода внесенного имущества в общую долевую собственность товарищей. Последний вариант является более «креативным», добавляет Акужинов.

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

Можно ли прописаться в арестованную квартиру

У Вас же не наложен запрет на прописку в квартире.
Имеется лишь запрет на отчуждение или иные сделки с квартирой, в результате которой квартира могла бы выбыть из Вашего владения.
Прописываясь сам или прописывая членов семьи в такой квартире не происходит отчуждение.

Да и вообще. Запись об аресте в Росреестре, а пропиской они не занимаются. Тот орган, который прописывает людей даже знать не будет об аресте.

а приставом запрет на регдействия по регистрации по МД и МП не наложен?

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 июня 2017 г. N Ф07-4434/17 по делу N А21-7320/2016

г. Санкт-Петербург
22 июня 2017 г. Дело N А21-7320/2016

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе
председательствующего Самсоновой Л.А.,
судей Алешкевича О.А., Любченко И.С.,
при участии от Ковалева А.А. представителей Шишко И.В. (доверенность от 11.11.2014 N 8-5167) и Пушечникова А.А. (доверенность от 27.02.2017 N 1-294), от Чабаненко С.Н. Шутихиной Н.В. (доверенность от 14.03.2016 N 3-1099),
рассмотрев 15.06.2017 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Ковалева Андрея Александровича на решение Арбитражного суда Калининградской области от 19.12.2016 (судья Сычевская С.Н.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2017 (судьи Дмитриева И.А., Згурская М.Л., Третьякова Н.О.) по делу N А21-7320/2016,
установил:
Ковалев Андрей Александрович (далее – Ковалев А.А., заявитель) обратился в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), об отмене постановления Отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области (далее – Отдел) от 21.07.2016 года о запрете регистрационных действий по регистрации по месту жительства и по месту пребывания.
Третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен взыскатель по исполнительному производству – ИП Чабаненко С.Н. (далее – взыскатель).
Определением суда от 07.11.2016 к участию в деле в качестве заинтересованных лиц привлечены судебный пристав-исполнитель Отдела Князева А.В. (далее – пристав-исполнитель), начальник отдела – старший судебный пристав-исполнитель Отдела, Управление Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области (далее – УФССП).
Решением от 19.12.2016, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 21.03.2017, в удовлетворении заявленных требований отказано.
В кассационной жалобе Ковалев А.А., ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, просит отменить обжалуемые решение и постановление и принять по делу новый судебный акт.
В судебном заседании объявлялся перерыв до 12 час. 00 мин. 15.06.2017.
В судебном заседании представители Ковалева А.А. поддержали доводы, изложенные в жалобе, а представитель третьего лица их отклонил.
Заинтересованные лица, уведомленные о времени и месте рассмотрения жалобы надлежащим образом, своих представителей в судебное заседание не направили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) не является процессуальным препятствием для рассмотрения жалобы по существу.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как следует из материалов дела, на основании исполнительного листа Арбитражного суда Калининградской области серии АС N 006279819, выданного 24.09.2014 года по делу N А21-9656/2013 о взыскании задолженности, госпошлины в размере 5 201 941 руб. 44 коп. в отношении должника Ковалева А. А. в пользу взыскателя Чабаненко С.Н. судебным приставом-исполнителем Отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Калининградской области возбуждено исполнительное производство N 13403/14/39023-ИП.
Пристав-исполнитель 21.07.2016 в рамках вышеуказанного исполнительного производства вынес постановление о запрете регистрационных действий по регистрации по месту жительства и по месту пребывания.
При этом приставом-исполнителем было установлено, что должником в срок, установленный для добровольного исполнения, исполнительный документ не исполнен без уважительных причин, а также было установлено, что сделка о передаче должником квартиры по адресу: г. Калининград, ул. Бородинская, дом 7 кв. 4 Ковалевой Татьяне Александровне признана незаконной в судебном порядке, в связи с чем судебный пристав объявил запрет регистрационных действий по регистрации по месту жительства и по месту пребывания в квартире, расположенной по адресу: г. Калининград, ул. Бородинская, дом 7 кв. 4.
Считая, что в данном случае имеет место нарушение прав должника на свободу передвижения и выбор места жительства, Ковалев А.А. обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Суд первой инстанции, отказал в удовлетворении заявленных требований, с чем согласился и суд апелляционной инстанции.
При этом суды пришли к выводу как об отсутствии правовых оснований для признания незаконным оспариваемого постановления, так и о недоказанности нарушения прав и законных интересов заявителя оспариваемым постановлением.
Изучив материалы дела, заслушав представителей заявителя и третьего лица по делу, проверив доводы жалобы и письменных пояснений к ней, суд кассационной инстанции приходит к следующему.
В силу части 1 статьи 329 АПК РФ постановления судебного пристава-исполнителя, его действия (бездействие) могут быть оспорены в арбитражном суде в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами, по правилам, установленным главой 24 настоящего Кодекса.
Как установлено статьей 121 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (далее – Закон N 229-ФЗ) постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде.
По смыслу статей 198 и 201 АПК РФ условиями признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений, действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц являются несоответствие оспариваемого акта, решения, действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и одновременно с этим нарушение названным актом, решением, действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, возложение на них каких-либо обязанностей, создание иных препятствий для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Как установлено статьей 200 (часть 4) АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, которым при осуществлении установленных федеральным законом полномочий предоставлено право возлагать на физических и юридических лиц, Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств или иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от этих действий установлены действующим законодательством об исполнительном производстве, в том числе Законом N 229-ФЗ, Федеральным законом от 21.07.1997 N 118-ФЗ “О судебных приставах”.
В соответствии с частью 1 статьи 64 Закона N 229-ФЗ исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с названным Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на принуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.
В соответствии с частью 2 статьи 68 Закона N 229-ФЗ меры принудительного исполнения применяются после истечения срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа.
В силу части 1 статьи 68 Закона N 229-ФЗ мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом – исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу.
Как следует из содержания пункта 11 части 3 статьи 68 Закона N 229-ФЗ в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель может совершать и иные действия в качестве мер принудительного исполнения, помимо перечисленных в части 3 статьи 68 Закона N 229-ФЗ.
Как разъяснено в пункте 42 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 17.11.2015 N 50 “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства” (далее – Постановление N 50), запрет на распоряжение имуществом налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, из владения должника.
В пункте 43 названного Постановления указано, что арест в качестве обеспечительной меры либо запрет на распоряжение могут быть установлены на перечисленное в абзацах втором и третьем части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имущество, принадлежащее должнику-гражданину.
Например, арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.
Как следует из материалов дела и установлено судами, на основании свидетельства о государственной регистрации права 36-АБ N 267122 от 09.12.2013 года квартира, расположенная по адресу: г. Калининград. ул. Бородинская, дом 7 кв. 4 передана в собственность Ковалевой Т.А. на основании договора дарения квартиры от 27 ноября 2013 года.
Указанный договор признан недействительным вступившим в законную силу решением Центрального районного суда г. Калининграда от 30.11.2015 по делу N 2-5037/2015. На момент вынесения оспариваемого постановления судебный пристав-исполнитель установил, что должник имеет регистрацию по иному адресу: г. Калининград, ул. Огарева, д. 14, кв. 4., следовательно квартира по адресу: г. Калининград, ул. Бородинская, д. 7, кв. 4 не являлась единственным жильем должника.
В целях обеспечения сохранности имущества должника и возможности дальнейшего обращения взыскания на квартиру по адресу: г. Калининград, ул. Бородинская, д. 7, кв. 4 в соответствии с Законом N 229-ФЗ судебным приставом-исполнителем был наложен запрет на регистрационные действия по регистрации по месту жительства и по месту пребывания.
Вместе с тем, как обоснованно указали суды, наложение ареста либо установление указанного выше запрета не препятствует гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом.
Таким образом, следует признать, что наложенный запрет осуществления действий по регистрации по месту жительства и по месту пребывания направлен на создание условий для обеспечения возможности исполнения исполнительного документа, с целью побудить должника исполнить требования исполнительного документа.
При этом в данном случае пристав не осуществляет действий, направленных на обращение взыскания на жилое помещение.
Суд кассационной инстанции считает необходимым отметить также следующее.
Как установлено судами и не оспаривается заявителем, на дату вынесения оспариваемого постановления (21.07.2016) Ковалев А.А. был зарегистрирован по адресу: г. Калининград, ул.Огарева, д. 14, кв. 4, в связи с чем, его право на регистрацию по месту пребывания было соблюдено. Обстоятельства, на которые ссылается заявитель в качестве подтверждения факта нарушения его прав на выбор места жительства и пребывания (подача заявления о регистрации по месту жительства по адресу: г. Калининград, ул. Бородинская, д.7 кв. 4) датируется 24.10.2016, то есть гораздо позже даты вынесения оспариваемого постановления.
Таким образом, поскольку наложение запрета осуществления регистрационных действий не ограничивает должника в возможности пользования этим имуществом, а на момент вынесения оспариваемого постановления заявитель был зарегистрирован по иному адресу и с заявлением о регистрации не обращался, вывод судов об отсутствии на дату вынесения оспариваемого постановления нарушения прав и законных интересов заявителя является правомерным и обоснованным.
Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции считает обоснованным вывод судов об отсутствии оснований для признания незаконным оспариваемого постановления.
Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу, и имеющимся в деле доказательствам.
Поскольку нормы материального и процессуального права применены судами правильно, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для иной оценки обстоятельств дела и отмены или изменения обжалуемых решения и постановления.
Руководствуясь статьями 286 – 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа
постановил:
решение Арбитражного суда Калининградской области от 19.12.2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2017 по делу N А21-7320/2016 оставить без изменения, а кассационную жалобу Ковалева Андрея Александровича – без удовлетворения.

Читайте также:
Налог при получении квартиры по договору дарения

Верховный суд дал должнику «прописаться» в квартире

Не дали «прописаться»

В 2013-м году мировой судья судебного участка № 264 Химкинского судебного района Московской области взыскал с Дениса Заполярного* в пользу Николая Широкова* почти 2,7 млн руб. (подробностей дела найти не удалось). Долг Заполярный не выплачивал, и в мае 2015-го в отношении него возбудили исполнительное производство. А в марте 2016-го судебный пристав-исполнитель наложил запрет на регистрационные действия в отношении квартиры Заполярного (она принадлежит ему наполовину), в том числе ограничил возможность прописки в жилом помещении. Об этом собственник узнал не сразу, а лишь когда в марте 2018 года попытался зарегистрироваться в своей квартире. Ему отказали, сославшись на постановление пристава.

Сначала Заполярный направил заявление в подразделение ФССП. Он просил снять с квартиры ограничения, но получил отказ. Тогда мужчина обратился в суд с административным иском, чтобы признать незаконным постановление пристава о запрете регистрации в жилом помещении его как собственника. Он объяснил, что квартира для него является единственным жильем. И из-за запрета на прописку он не может получать медпомощь по адресу фактического проживания. Ущемляются и другие социальные права.

Щербинский районный суд Москвы проверил: запрет на регистрацию в квартире должника принял судебный пристав, то есть уполномоченное на это лицо. Такое ограничение отвечает требованиям закона, таким образом сотрудник ФССП помешал должнику распорядиться своим имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Первая инстанция отметила, что запрет на регистрацию не мешает жить в квартире.

Поэтому суд решил, что решение пристава-исполнителя не нарушает права истца (дело № 02а-0225/2018). Такого же мнения оказалась апелляция и кассация, поэтому должник пожаловался в Верховный суд.

Запрещать регистрироваться нельзя

Дело № 5-КАД21-16-К2 рассмотрела тройка судей в составе Игоря Зинченко, Людмилы Калининой и Олега Нефедова. Коллегия указала, что закон «Об исполнительном производстве» действительно наделяет приставов правом принуждать должника к исполнению требований. В том числе они могут накладывать арест на имущество, запрещать распоряжаться им и ограничивать регистрационные действия. Но закон не дает приставам права ограничивать иные права должника или применять ограничения, которые помешают ему исполнять обязанности, возложенные другими законами.

Читайте также:
Сколько длится приватизация квартиры

«Тройка» сослалась на постановление Пленума ВС от 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». Согласно п. 43 сам по себе запрет на распоряжение имуществом (включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц) нельзя признать незаконным, если он наложен, чтобы должник не распорядился имуществом в ущерб интересам взыскателя. А значит, запрет регистрироваться в принадлежащем должнику жилом помещении возможен только в отношении иных лиц по этим же мотивам, отметили судьи.

ВС указал, что запрещать должникам «прописываться» по месту жительства в собственной квартире незаконно.

«Тройка» отменила акты трех инстанций и приняла по делу новое решение. ВС отменил постановление судебного пристава в части, которая запрещала совершать регистрационные действия в отношении самого Заполярного.

Эксперты: пристав действовал незаконно

Екатерина Булыгина, старший юрист БА Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры) группа Страховое право группа Уголовное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Финансовое/Банковское право группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 12 место По количеству юристов 14 место По выручке 19 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × считает, что нижестоящим инстанциям следовало установить, является ли запрет на регистрацию соразмерной мерой и не нарушает ли такое ограничение другие законодательные акты. По мнению эксперта, ВС верно подчеркнул, что ФЗ «Об исполнительном производстве» не дает приставам право применять ограничения, которые помешают должнику исполнять обязанности, возложенные другими законами. Булыгина говорит, что одна из таких обязанностей – регистрироваться в течение семи дней на новом месте жительства (согласно ст. 6 ФЗ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» – «Регистрация гражданина Российской Федерации по месту жительства»). А истец из-за незаконного постановления пристава не мог «прописаться» у себя в квартире, считает Булыгина.

Читайте также:
Какие квартиры продаются быстрее всего

Судебный пристав-исполнитель не учел, что указанная квартира является единственным жильем должника и что прописать в ней он хотел самого себя, а не иное лицо. То есть пристав не мог запрещать свободно пользоваться имуществом и прописываться в нем.

Екатерина Булыгина, старший юрист БА Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры) группа Страховое право группа Уголовное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Финансовое/Банковское право группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 12 место По количеству юристов 14 место По выручке 19 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании ×

Ростислав Агапов, руководитель практики «Недвижимость» Crowe CRS Legal Crowe CRS Legal Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) × отметил, что согласно ст. 446 ГПК («Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам») взыскание по исполлистам не может быть обращено на квартиру, если для должника и членов его семьи, она является единственным жильем (за исключением ипотечной недвижимости). Поэтому запрет на совершение регистрационных действий на единственное жилье противоречит действующему законодательству, считает эксперт.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: