Возвращение искового заявления в гражданском процессе

Правила ст. 135 ГПК РФ о возвращении искового заявления

Следует различать отказ в принятии искового заявления и его возвращение. Последнее проводится временно, к примеру, до устранения заявителем каких-то ошибок в заявлении или до выполнения им определённых действий, а так же в силу его собственного желания или в результате того, что заявитель не устранил основания в силу которых иск ранее был оставлен без движения.

Регулирует возвращение иска ст. 135 ГПК РФ. Все основания для возвращения, связанные с нарушением порядка обращения в суд, перечислены в п. п. 1 – 5 ч. 1 рассматриваемой статьи.

Особенности возврата заявлений в исковом производстве

Возвращение заявления не становится препятствием для нового обращения истца в суд с аналогичным иском, если им устранены нарушения порядка обращения в суд, допущенные ранее. Пункт 1 ч. 1 содержит одно из наиболее актуальных оснований для возвращения иска.

Это делается, если договором или законом предусмотрен досудебный порядок урегулирования спора, в случае если заявитель не совершил надлежащих шагов в этой области или не представил суду подтверждающих то документов.

Допускается следующая вариативность:

  1. заявитель выполнил все условия о досудебном порядке урегулирования спора, но не приобщил подтверждающий данный факт документ к исковому заявлению;
  2. обусловленный договором досудебный порядок урегулирования спора проигнорирован.

В первом случае документы могут существовать, но не были приложены к иску, или они имеются в наличии, но оформлены так, что суд не смог их принять, к примеру, в силу отсутствия каких-то обязательных деталей. В обоих случаях исковое заявление остаётся без движения с предоставлением срока на подготовку и представление нужного и отсутствующего на момент принятия решения документа (ст. ст. 132, 136 ГПК РФ).

Во втором случае возможны два варианта:

  • иск принимается и получает движение, если заявитель предпринял попытку урегулирования спора, но она оказалась неудачной не по его вине;
  • иск возвращается в случае, если заявитель не предпринимал шагов по урегулированию спора.

Многие правоведы отмечают, что правила п. 1 ч. 1 рассматриваемой статьи не принимают во внимание приведенную выше градацию ситуаций, что в сущности должно было бы вести к разным процессуальным последствиям.

Основанием возвращения следует считать предъявление иска с нарушением норм о родовой и территориальной подсудности.

Всё дело в том, что рассмотрение и разрешение гражданского дела судом общей юрисдикции с нарушением норм подсудности становится абсолютным основанием отмены судебного постановления.

Развёрнутое рассмотрение ст. ст. 37, 52, 135 ГПК РФ не даёт возможности получить однозначное заключение о заявителях, которым необходимо возвращать заявления на основании п. 3 ч. 1 рассматриваемой статьи. Некоторые юристы считают, что к ним следует причислять не только граждан, признанных недееспособными и малолетних, но и частично дееспособных и лиц в возрасте от 14 до 18 лет, пытающихся защитить права, что они не в состоянии приобрести и осуществить собственными действиями.

Для возвращения заявления на основании п. 3 ч. 1 рассматриваемой статьи необходимо получить уверенность в наличии или отсутствии дееспособности заявителя, что иногда достаточно трудно осуществить, потому часто обстоятельство данного пункта, является основанием к оставлению заявления без рассмотрения уже после принятия заявления и возбуждения производства.

На основании п. 4 ч. 1 рассматриваемой статьи исковое подлежит возврату, если оно не подписано, или подписано и подано лицом, не обладающим соответствующими полномочиями. Требование подписания и предъявления иска уполномоченным представителем, органом или участником юрлица, являющегося истцом в деле, закреплено в ст. 132 ГПК РФ. При этом неисполнение его, в соответствии с ч. 1 ст. 136 ГПК РФ, становится основанием оставления иска без движения.

Возникает коллизия, которая скорее всего подлежит разрешению в пользу истца, поскольку представляется, что это лицо, чьи права оказались нарушенными и требуют судебной защиты.

Основания к возвращению заявления, предусмотренные п. 5 ч. 1 рассматриваемой статьи, обычно возникают не при рассмотрении вопроса о принятии заявления, а после возбуждения дела. Заявление о возвращении иска (п. 6 ч. 1) нужно дифференцировать с отказом от иска.

Ходатайство заявителя о возврате ему иска возможно лишь до его принятия и возбуждения производства. Незаконны любые судебные акты о возвращении исковых заявлений по просьбе заявителей после их принятия судом.

Перечень оснований ст. 135 ГПК РФ невозможно считать исчерпывающим. Рассмотрение некоторых оснований для того же находится в ст. 136 ГПК РФ, посвящённой регулированию оставления иска без движения. Это две смежные процессуальные темы.

Отражение положений о возврате иска в судебных актах

Несмотря на положение ч. 2, делающее обязательным вынесении мотивированного определения о возвращении иска, с комментариями о том, как устранить причины, не дающие перейти к возбуждению дела, существует множество примеров того, как заявление возвращается «письмом судьи».

Обычно суды апелляционных инстанций отказывают в их принятии. В результате заявитель оказывается в сложной ситуации. Некоторым приходится доходить даже до КС РФ, просто по той причине, что в ВС РФ заявления не примут. Убедиться в этом можно ознакомившись с определениями КС РФ от 20.02.2007 № 124-О-О, от 24.01.2008 № 70-О-О и другими.

Сама статья не упоминается в судебных актах, за исключением случаев, когда в контексте изложения решения суда необходимо сделать замечание о некотором характере формирования судебных издержек.

В решении от 14 июля 2020 г. по делу № А14-6132/2020 Арбитражного суда Воронежской области говорится, что в ситуациях, когда законом либо договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, расходы, вызванные его соблюдением, в том числе расходы по оплате юруслуг, признаются судебными издержками и подлежат возмещению исходя из того, что у истца отсутствовала возможность реализовать право на обращение в суд без несения таких издержек. При этом даётся ссылка на постановление ПП ВС от 21.01.2016 № 1 и рассматриваемую ст. 135 ГПК РФ.

Читайте также:
Страхование гражданской ответственности застройщика перед дольщиками

Несколько мыслей о соотношении определения о возвращении искового заявления и принципа, устанавливающего запрет на споры о подсудности

Всем добрый день!

Вчера в одной социальной сети был свидетелем диалога коллег по вопросу о том, должен ли мировой суд принять к производству исковое заявление, явно не относящееся к его компетенции, лишь на том основании, что районный суд, допустив ошибку, иск заявителю вернул в порядке ст. 135 ГПК РФ, указав на то, что такой спор должен рассматриваться в мировом суде. Если мировой суд также возвратит иск, то будет ли иметь место спор о подсудности, который в соответствии со ст. 33 ГПК РФ запрещен? Как мне кажется нет, но в силу того, что мой комментарий по этому вопросу получался довольно большой, да и карантин располагает на написание объемных материалов, я попытался в этой заметке более подробно разобрать этот вопрос и обосновать свою позицию.

Итак, начнем. Небольшие вводные задачи:

  • Истец обращается с исковым заявлением о взыскании задолженности в районный суд. Допустим, для большей наглядности, представим, что цена иска 15 миллионов рублей.
  • Районный суд исковое заявление возвращает (Определение о возврате иска в порядке ст. 135 ГПК РФ), попутно указывая в нем на то, что спор подлежит рассмотрению в мировом суде.

Вопрос: как поступить мировому судье, когда к нему поступит исковое заявление, явно не относящиеся к его компетенции, но вместе с ним будет приложено определение районного суда о возврате искового заявления?

Существует мнение, что в силу принципа, устанавливающего запрет споров о подсудности (статья 33 ГПК РФ), мировой суд такое исковое заявление должен принять.

На мой взгляд, никакого спора о подсудности в данной ситуации не возникает и мировой суд вполне себе вправе такое исковое заявление вернуть, сославшись на нормы ГПК о пределах своей компетенции. Почему такой вывод представляется возможным.

Попробуем пойти от противного – главной мысли, которая не позволяет согласиться со сторонниками идеи о необходимости принятия иска к производству мировым судьей:

Если мы допускаем возможность того, что мировой суд такое исковое заявление принять обязан, несмотря на то, что оно явно ошибочное, то мы должны согласиться с тем, что судебный акт (Определение районного суда) сам по себе заменяет нормы ГПК РФ, что представляется, мягко говоря, странным и открывает огромное поле для фантазии и всяческих злоупотреблений.

Подводя промежуточный итог, мы видим, что ситуация с принятием искового заявления к рассмотрению мировым судом, выглядит довольно противоречивой.

Как можно аргументировать обратную точку зрения о том, что мировой судья вправе такой иск возвратить и спора о подсудности в данной ситуации не будет?

1. Определение о возвращении искового заявления.

Определение о возвращении искового заявления выносится до принятия иска к рассмотрению, что понятно и не вызывает споров. ГПК РФ предусматривает ограниченное число случаев, когда совершение такого процессуального действия является допустимым. К ним, в частности, относится такое основание, как «дело неподсудно данному суду общей юрисдикции или подсудно арбитражному суд», при этом, как велит 135 статья, само определение должно быть мотивированным.

Далее, развивая мысль, делим ее на две части, а именно: каково значение словосочетания «мотивированное определение» и непосредственно само процессуальное действие в виде возврата иска.

А) Представляется вероятным, что требование о мотивированном характере определения преследует своей целью не столько обоснование правильности принятого процессуального решения и наделения его свойством обязательности, сколько оказание помощи и содействия заявителю в определении надлежащего суда, если можно так выразиться, суд выступает в роли “правового советника”, который должен помочь и направить. При этом следует учитывать, что сам по себе «совет» не является обязательным.

Б) Продолжая мысль, обратимся к части 3 ст. 135 ГПК РФ, в соответствии с которой истец вправе не только обжаловать судебный акт, но и повторно обратиться в тот же суд с тем же исковым заявлением (к тому же ответчику, с тем же предметом и по тем же основаниям). Как мне кажется, то сама по себе амбивалентность последствий, наступающих в связи с возвращением искового заявления, лишь подтверждает идею о том, что таким свойством как «обязательность» мотивировочная часть определения не обладает, что говорит о том, что никакого значения для мирового суда такой судебный акт иметь не должен.

Читайте также:
Что значит гражданский брак

2. Запрет споров о подсудности.

Обращаясь к статье 33 ГПК РФ, мы можем выделить следующие важные признаки такого процессуального действия, как передача по подсудности:

– Принятое к производству (!) дело должно быть разрешено судом. То есть, если имеет место определение о принятии иска и возбуждении производства по делу, то спор должен быть так или иначе рассмотрен судом.

– После принятия искового заявления дело может быть передано по подсудности при наличии определенных законом оснований;

– На определение о передаче дела по подсудности может быть подана частная жалоба;

– Дело должно быть принято и рассмотрено тем судом, в который оно передано.

Какие выводы следует сделать из прочтения нормы?

А) Передача дела по подсудности как особое процессуальное действие, преследующее в качестве цели либо устранение судебной ошибки на стадии принятия иска, либо обеспечивающее принцип процессуальной экономии, совершается только после начала производства по гражданскому делу. Иными словами, процесс рассмотрения спора судом начат, а, следовательно, должен быть завершен своим логическим финалом: решение суда, утверждение мирового соглашения и прочее, несмотря на возможную ошибку в выборе суда. В противном случае, если бы такой меры не было, то можно было бы оказаться в ситуации «чуть-чуть просужен», когда иск принят, судом усматриваются признаки спора о праве, но вынести решение он не может, потому что иск принят с нарушением правил подсудности. Согласитесь, что ситуация абсурдная и для ее нивелирования как раз предусмотрен механизм передачи дела по подсудности.

Б) Также немаловажным представляется и то, что в отличии от определения о возврате искового заявления, судебный акт о передаче дела по подсудности обладает свойствами, близкими по своему характеру к судебному решению, которое, безусловно, имеет значение для третьих лиц, но так как решение выносится по окончанию рассмотрения спора и направлено на разрешение спора о праве материальном, то определение суда, защищая правильность или эффективность осуществления процесса, не разрешает спора о праве и поэтому требует дополнительной «защиты» в виде запрета на споры о подсудности между судами. Иными словами, особое свойство определения о передаче дела по подсудности заключается в стремлении сохранить внутреннюю стройность текущего процесса и передать его в том же виде в другой суд, при этом обеспечив его обязательный характер для суда, в которое дело направлено.

Следовательно, подытоживая высказанные идеи, представляется допустимым вывод о том, что все же правило, устанавливающее запрет на споры о подсудности, работает только в том случае, если имеет место передача дела на рассмотрение друго суда в рамках уже начатого процесса, т.е. после вынесения определения о принятии искового заявления. А те судебные действия, которые совершаются до вынесения такого определения не имеют обязательного характера как для сторон спора, так и для каких-либо иных третьих лиц, в том числе для других судов.

Поэтому полагаю, что утверждение о том, что «мировой суд обязан принимать иск, т.к. в противном случае возникает спор о подсудности» неверно, т.к. самого по себе никакого спора в такой ситуации нет. Скорее, имеет место частное мнение определенного судьи, которое призвано помочь и направить истца, но с таким мнением стороны и другие заинтересованные лица вправе не соглашаться не только путем обжалования, но даже просто игнорируя такое замечание (путем повторного обращения в суд). И более верным в такой ситуации представляется вынесение мировым судом определения о возврате искового заявления в связи с его неподсудностью, а возникающее противоречие должно быть разрешено в апелляции путем подачи частной жалобы на одно из определений.

Вместо заключения.

Не секрет, что большинство из нас первым делом начинает «изучать судебную практику».

Я, конечно же, тоже вначале попытался найти судебные акты, которые бы напрямую опровергали или подтверждали идею об обязательном характере мотивировочной части определения о возврате искового заявления, опираясь на невозможность споров о праве.

Их я не нашел, но столкнулся с Определением Конституционного Суда РФ об отказе в принятии к рассмотрению жалобы 04.10.2011 N 1342-О-О, в котором КС высказал следующие идеи:

– ч.4 ст. 33 ГПК Российской Федерации закрепляет положение о недопустимости споров о подсудности между судами в Российской Федерации в том случае, если дело, уже принятое к производству одним судом;

– В соответствии с ч.2 ст. 135 ГПК Российской Федерации в мотивированном определении о возвращении искового заявления судья указывает, в какой суд следует обратиться заявителю, если дело неподсудно данному суду. Такое разъяснение направлено на устранение возникшей у истца неопределенности относительно того, в какой суд ему следует обратиться с заявлением о защите своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, и, следовательно, на защиту права истца на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Названное законоположение не предполагает произвольного возвращения судьей искового заявления вопреки законодательно установленным правилам подсудности.

Читайте также:
Проект мирового соглашения в гражданском процессе: образец

К сожалению, в силу сложившейся скупости подобного рода судебных актов КС РФ мы не можем от первого лица проследить за ходом мысли судьи, но сделать некоторые предположения и выводы нам вполне по силам.

Неразумные сроки

Довольно часто суды возвращают иски заявителям по формальным признакам. Бывает, что аппараты судов по неизвестным причинам направляют уведомления, когда все сроки уже истекли. В итоге граждане лишаются своих конституционных прав на судебную защиту. При этом восстановить сроки становится крайне сложной и долгой задачей, и только наиболее принципиальным автомобилистам это удается. Правда, для этого им приходится дойти до Верховного суда. Как в недавнем деле, которое рассматривал ВС.

Итак, еще 5 июня 2017 года некто Анисимов обратился в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском в отношении страховой компании, а также в отношении некоего Бузыцкого о возмещении ущерба, причиненного его автомобилю в результате ДТП. Авария произошла еще в июне 2014 года. Виновником был признан Бузыцков, а его гражданская ответственность была застрахована.

Однако суд оставил его заявление без движения, потому что в заявлении не было указано адреса регистрации истца, документов, подтверждающих сумму ущерба, а также оплату госпошлины.

Суд предоставил Анисимову срок для устранения недостатков в течение месяца. То есть до 13 июля 2017 года. Однако копия определения суда об этом была направлена истцу лишь 10 июля. Понятно, что он его получил тогда, когда все сроки для исправления недостатков истекли.

Тогда Анисимов подал жалобу в апелляционную инстанцию. Судебная коллегия Санкт-Петербургского городского суда исключила из решения районного суда указание о необходимости предоставить документы, подтверждающие размер ущерба. И все. Сроки для устранения недостатков остались те же, что и были. То есть давно миновавшее 13 июля 2017 года.

Дело вернулось в районный суд, и тот вынес определение о возвращении искового заявления Анисимову в связи с неустранением недостатков в срок, установленный определением. С этим согласился и суд апелляционной инстанции.

Однако не согласился Верховный суд. Он напомнил, что в соответствии с положениями статьи 136 Гражданского процессуального кодекса судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения установленных требований, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает истца и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков. В случае если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами.

Главное во всем этом то, что согласно статье 136 Гражданского процессуального кодекса при оставлении искового заявления без движения в связи с необходимостью устранения недостатков при подаче иска суд должен предоставить истцу разумный срок для их исправления.

Как указал Верховный суд, анализ движения настоящего материала свидетельствует о том, что такой срок не был предоставлен Анисимову, поскольку копия не вступившего в силу определения суда от 13 июня 2017 года направлена ему по почте не ранее 10 июля 2017 года, то есть за 3 дня до окончания установленного судом срока исправления недостатков.

К моменту вступления в силу определения Невского районного суда Санкт-Петербурга срок для исправления недостатков также истек, а новый срок судом не был установлен, то есть Анисимов был лишен возможности в соответствии с законодательством устранить указанные в определении недостатки.

При этом суд отметил, что незаконным возвращением искового заявления были существенно нарушены законные права Анисимова и он был лишен права на гарантированную Конституцией судебную защиту.

Поэтому Верховный суд отменил определения нижестоящих судов и направил материалы в суд первой инстанции.

Несмотря на то что это решение Верховного суда пока еще не вошло в обзор судебной практики, понятно, что на него будут ориентироваться адвокаты. И в случае “забывчивости” судов первой и апелляционной инстанций, напоминать об этом решении. Но всегда хочется надеяться, что суды сами будут внимательно относиться к срокам и их продлению в случае необходимости. И если где-то допустил ошибку аппарат суда, например, не вовремя направил уведомление, извещение или определение, то исправлять ошибки будет сам, а гражданам не потребуется искать справедливости в высшей судебной инстанции.

Остается также надеяться, что и мировые судьи учтут это решение ВС и будут в дальнейшем оставлять дело без движения, предлагая истцам устранить недостатки в установленные сроки, а не просто возвращать дела из-за того, что в них чего-то не хватило.

ВС напомнил судам порядок действий при изменении квалификации спорных правоотношений

Верховный Суд вынес Определение № 78-КГ20-23-КЗ, в котором напомнил судам о том, что при изменении квалификации спорных правоотношений необходимо поставить этот вопрос на обсуждение сторон и определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора.

Сергей Робул обратился в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к Сергею Митину о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование чужими денежными средствами и судебных расходов. Он указал, что 3 февраля 2011 г. ответчик взял у него в долг 774 тыс. руб. на срок до востребования, о чем была составлена расписка. 7 марта 2018 г. Сергей Робул направил должнику требование о возврате денежных средств в тридцатидневный срок с момента получения этого требования, однако деньги возвращены не были и на претензию от 13 марта 2018 г. Сергей Митин не ответил.

Читайте также:
Форма мирового соглашения в гражданском процессе

Уточнив исковые требования, Сергей Робул просил взыскать с ответчика сумму основного долга – 774 тыс. руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере более 20 тыс. руб. и почти 10 тыс. руб. в качестве компенсации судебных расходов.

Взыскивая в пользу истца заявленные им суммы, Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга исходил их того, что представленная расписка не подтверждает факт заключения именно договора займа, однако полученные ответчиком денежные средства являются его неосновательным обогащением и подлежат взысканию в пользу истца. Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, согласившись с такими выводами.

Сергей Митин обратился в Верховный Суд, который, изучив кассационную жалобу, напомнил, что в силу ст. 39 ГПК предмет и основание иска определяет истец, а суд в соответствии с ч. 3 ст. 196 данного Кодекса принимает решение по заявленным требованиям.

Высшая инстанция сослалась на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», согласно которому суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами. Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

В то же время, заметил ВС, в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в соответствии со ст. 148 ГПК на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора. По смыслу ч. 1 ст. 196 данного Кодекса суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

ВС указал, что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» также разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

Верховный Суд обратил внимание на то, что по настоящему делу истец предъявил требования о взыскании с ответчика денежной суммы и процентов, в обоснование которых ссылается на факт передачи этой денежной суммы ответчику. Данные правоотношения он полагал займом и ссылался в обоснование иска на положения ст. 809 и 811 ГК. Первая инстанция посчитала, что к данным правоотношениям подлежат применению нормы гл. 60 Гражданского кодекса о неосновательном обогащении ответчика в связи с недоказанностью факта заключения сторонами договора займа.

Высшая инстанция отметила, что в соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно п. 2 ст. 56 данного Кодекса суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

«В силу данных норм процессуального права и с учетом приведенных выше разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд, придя к выводу о квалификации спорных правоотношений как неосновательного обогащения, обязан был поставить этот вопрос на обсуждение сторон и определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, даже если стороны на некоторые из них не ссылались, а также распределить обязанности по доказыванию этих обстоятельств», – посчитал ВС.

Верховный Суд заметил, что согласно материалам дела эти требования закона судом выполнены не были. При этом в кассационной жалобе Сергей Митин указал, что вследствие этого нарушения он был лишен возможности заявить свои возражения против взыскания неосновательного обогащения и представить соответствующие доказательства.

Читайте также:
Соглашение о подсудности в гражданском процессе

Таким образом, ВС отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга.

В комментарии «АГ» юрист АБ «Халимон и Партнеры» Александр Бобров указал, что Верховный Суд совершенно справедливо напомнил нижестоящим инстанциям о том, что правосудие в России строится на принципах состязательности и равноправия участников судебного разбирательства. «Действительно, действующее процессуальное законодательство наделяет суд, рассматривающий дело, широкими процессуальными полномочиями, использование которых, в частности, призвано направить стороны к эффективной реализации принадлежащих им прав и, как результат, всесторонне и полно рассмотреть конкретный спор. При этом, направляя процессуальное поведение сторон, суд не должен брать на себя присущие только сторонам полномочия», – отметил Александр Бобров.

По его мнению, подобные случаи имеют место в судебной практике, хотя и не носят массовый характер. «Общепринятой является практика, при которой судья, рассматривающий дело и полагающий, что к отношениям, возникшим между сторонами, следует применить иные нормы, отличные от тех, на которые ссылается истец, разъясняет ему право уточнить требования. Процессуально это реализуется через подачу заявления об изменении предмета или основания иска в порядке ч. 1 ст. 39 ГПК РФ», – подчеркнул юрист.

Адвокат КА «Объединенная коллегия адвокатов Чувашской Республики» Сергей Ванюков отметил, что ВС предлагает судам в случае несогласия с юридической квалификацией правоотношений сторон, предложенной истцом, не отказывать в иске, а в рамках подготовки к судебному заседанию предложить свою квалификацию правоотношений сторон и вынести ее на обсуждение, определив обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора и распределив при этом бремя доказывания между сторонами.

«Такой подход, с одной стороны, обеспечивает процессуальную экономию времени, а с другой – позволяет снизить требования к юридической квалификации сторон», – указал он. Сергей Ванюков отметил, что случаи несогласия судов с классификацией правоотношений, предложенной сторонами, нередки, а потому определение Верховного Суда имеет практическую ценность.

Частная жалоба на возврат искового заявления

Это образец. Он не может быть применен ко всем делам.

Нижегородский областной суд
Истец: Н.Т.М.
г. Москва, ул. Корнейчука, д. 48
Представитель Истца: Курьянов А.А.
Юридическое бюро «Moscow legal»
г. Москва, ул. Маросейка, д. 2/15
https://msk-legal.ru
тел: 8(495)664-55-96
Ответчик: ООО «Ф.»
Нижний Новгород, Студенческая Улица
Третье лицо: ГИТ в Нижегородской области
г. Нижний Новгород, ул. Пискунова, д. 3
Третье лицо: Прокуратура Советского района г.Нижний Новгород
Нижегородская область, Нижний Новгород г., Головнина улица, 36-А
Дело № 9-50/20__

ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА
на определение суда о возврате искового заявления

«13» января 20__г. в Советский районный суд г. Нижнего Новгорода поступило исковое заявление Н.Т.М. к ООО «Ф.» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании компенсации за время вынужденного прогула.

«13» января 20__г. судьей Советского районного суда г. Нижнего Новгорода Л.А.А. было вынесено определение о возврате искового заявления Н.Т.М. к ООО «Ф.». Данное определение было получено истцом Н.Т.М. по почте «07» марта 20__ г. В своем определнии суд сослался на п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, согласно которой судья возвращает исковое заявление в случае, если заявление не подписано истцом, либо подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд. Так по мнению суда имеющаяся в материалах дела светокопия доверенности от 29.06.20__г. на имя Курьянова А.А. и Хоруженко А.С. указанным требованиям не соответствует.

По всей видимости суд допустил техническую ошибку, так как исковое заявление было направлено в 4 экземплярах: экземпляр Советского районного суда г. Нижний Новгород Суда, копия для ответчика ООО «Ф.», копия иска для Государственной инспекции труда в Нижегородской области и копия иска для Прокуратуры. Каждое из исковых завялений было подписано представителем по доверенности Курьяновым А.А., однако экземпляр суда, кроме подписи Курьянова А.А., имел также подпись Истца Н.Т.М.

Кроме того, следует принять во внимание, что согласно сформировавшейся практике подача исковых заявлений осуществляется, как правило, с приложением копий документов и в частности копии доверенности. И в отдельных случаях, при наличии у суда сомнений в подлинности той или иной доверенности, суд, согласно имеющейся практике, оставляет исковое заявление без движения, руковоствуясь ст. 136 ГПК РФ. В тоже время возврат искового заявления по правилам ст. 135 ГПК РФ в данном конкретном случаее, по иску о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании компенсации за время вынужденного прогула делает невозможным осуществить защиту прав и законных интересов истца, так как согласно положению ст.392 ТК РФ, срок исковой давности по трудовым спорам, т.е. срок подачи искового заявления о незаконном увольнении составляет один календарный месяц с того дня, как выдан приказ об увольнении или трудовая книжка.

На основании п. 7 ч. 1. ст. 333.36 НК РФ истец освобожден от уплаты госпошлины при подачи частной жалобы на определение суда.

Читайте также:
Как писать кассационную жалобу по гражданскому делу

На основании изложенного, руководствуясь статьями 131, 132, 135, 136, 331 ГПК РФ, 333.36 НК РФ,

Аналитика Публикации

Расчет последнего дня срока. Как не совершить ошибку

Время является существенным фактором, значительно влияющим на правоотношения. Сроками обусловлено возникновение, изменение, прекращение правоотношений. При относительной простоте их исчисления на практике встречается много нюансов, незнание которых может привести к негативным последствиям. Проанализируем наиболее часто встречающиеся проблемы исчисления сроков в гражданских правоотношениях.

Общие правила исчисления сроков

Глава 11 ГК дает базовые правила расчета сроков. Срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить (ст. 190 ГК).

Течение срока начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которым определено его начало (ст. 191 ГК РФ). При этом такая формула распространяется только на срок, указывающий на период времени.

В соответствии со статьей 192 ГК РФ срок может исчисляться годами, месяцами, днями, также он может быть установлен в полмесяца либо кратен кварталам.

При этом год истекает в соответствующий месяц и число последнего года срока (п. 1 ст. 192 ГК), месяц – в советующий день месяца. Если в месяце отсутствует соответствующий день (например, 30 февраля), то срок истекает в последний день месяца. Исчисление сроков в кварталах происходит по правилам, применимым к месяцам. Если стороны согласовали срок в неделях, то срок в таком случае истекает в соответствующий день последней недели срока.

Статья 194 ГК РФ содержит положения относительно расчета сроков при совершении действий в последний день: его нужно совершить до двадцати четырех часов такого дня. Если нужно совершить какое-либо действие в организации, то его нужно совершить не позднее часа, когда в этой организации по установленным правилам прекращается совершение данных действий. Если речь идет о передаче писем или иных документов, то их нужно сдать в отделение почтовой связи для пересылки соответствующей организации не позднее двадцати четырех часов последнего дня срока. В таком случае срок будет считаться соблюденным.

Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания будет считаться ближайший следующий за ним рабочий день (ст. 193 ГК). Следует особо подчеркнуть, что данное правило применимо исключительно к окончанию срока. Если срок начинает течь в выходной день, то он учитывается в подсчете как обычный календарный день[1].

Однако из этого правила окончания срока в нерабочий день есть исключение. Перевозчик обязан доставить груз, пассажира или багаж в пункт назначения в сроки, определенные в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами, а при отсутствии таких сроков – в разумный срок (ст. 792 ГК). Суды указывают на то, что перевозка является непрерывным транспортным процессом, регулируемым специальными нормами, поэтому при просрочке в доставке груза ст. 193 ГК РФ не применяется[2].

Участники гражданских правоотношений могут использовать и сроки, которых нет в законе. Например, минуты или часы. Рассчитывать их нужно по аналогии со ст. 192 ГК РФ. Так как минуты либо декады вполне отвечают принципам достижения правовой определенности, то применение их по аналогии с установленными ГК РФ единицами исчисления не противоречит закону. Как известно, достаточно распространенным является применение минут при исчислении сроков в страховании, в договорах проката либо при предоставлении эфирного времени для рекламы.

Процессуальные сроки

Процессуальный закон предусматривает практически идентичные правила исчисления сроков с правилами, закрепленными в ГК. Однако в арбитражном процессе есть одна существенная оговорка – в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни (ч. 3 ст. 113 АПК РФ).

На практике эту особенность иногда не учитывают даже суды. Суд первой инстанции вынес решение 5 мая 2017 года. 30 мая 2017 года заявитель направил апелляционную жалобу. Однако суд вернул жалобу со ссылкой на пропуск 15-дневного срока на обжалование. По мнению апелляционного суда срок истек 26 мая 2017 года. Кассационная инстанция поправила нижестоящий суд и напомнила, что нерабочие дни не учитываются. В этой ситуации первый день срока на обжалование – 10 мая, последний – 30 мая. Заявитель не пропустил срок на подачу апелляционной жалобы[3].

В гражданском процессе сроки исчисляются календарными днями, а в арбитражном – рабочими.

В договорах лучше предусмотреть порядок определения начала и окончания сроков

В договорах стороны часто используют такие единицы времени, как “рабочий день” и “банковский день”. Эти термины могут вызвать проблемы, если в соглашении не установлено значение, позволяющее достоверно установить волю сторон.

Календарный день. По общему правилу при исчислении сроков днями по ГК применяются календарные дни. Календарный день – период времени продолжительностью двадцать четыре часа. Календарный день имеет порядковый номер в календарном месяце (Федеральный закон от 03.06.2011 № 107-ФЗ “Об исчислении времени”).

Таким образом, при исчислении сроков календарными днями необходимо руководствоваться количеством всех дней в предусмотренный период времени, в том числе учитывая особенности февраля. В большинстве случаев сложности при использовании такого подхода не возникают.

Читайте также:
Правила подачи кассационной жалобы по гражданскому делу

Рабочий день. Если стороны не согласовали иного толкования понятия рабочего дня, то, по общему правилу, рабочий день исчисляется по нормам трудового законодательства (ст. 111, 112 Трудового кодекса Российской Федерации). Суды, как правило, принимают за нерабочие дни субботу и воскресенье[4], а также праздничные выходные дни, если иное не применимо, например, в случае установления шестидневной рабочей недели[5]. При установлении сроков в рабочих днях важно помнить, что Правительство может перенести выходные дни. Поэтому в некоторых случаях будний день, на который не выпал нерабочий праздничный день, может быть на основании постановления Правительства РФ установлен нерабочим. Это может повлиять на окончательный расчет сроков.

Банковский день. Понятия “банковского дня” в российском законодательстве нет. Существует определение “операционного дня”, утвержденное Банком России в пункте 1.3 Положения о Плане счетов бухгалтерского учета для кредитных организаций и порядке его применения. По смыслу указанного положения “операционный день” – это период времени, в течение которого совершаются банковские операции.

Если в договоре стороны привязали сроки к банковским дням, но не уточнили это понятие, суды в большинстве случаев исчисляют такие сроки календарными днями[6]. Хотя существует и иная практика, которая приравнивает банковские дни к рабочим[7].

Если стороны намерены исчислять сроки не календарными днями, для снижения рисков, связанных с неправильным расчетом сроков, стоит включить в договор порядок определения начала и окончания сроков. Другой вариант – указывать конкретные даты, хотя это не всегда применимо.

По требованию потерпевшей стороны срок можно признать наступившим

Стороны часто привязывают начало течения сроков к наступлению какого-либо события. Такое событие должно наступить неизбежно (аб. 2 п. 1 ст. 190 ГК). На практике возникали споры относительного того, что считать событием, которое должно неизбежно наступить. Возможно ли считать началом срока сдачу работ либо поставку товара? Как разъяснял Президиум ВАС РФ в информационном письме от 11.01.2002 № 66 “Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой”, срок может определяться только указанием на такое событие, которое должно неизбежно наступить, то есть не зависит от воли и действий сторон. Хотя ВАС РФ впоследствии допустил отступление от данной позиции, например, если начальный момент периода выполнения подрядчиком работ определен указанием на действия заказчика или иных лиц, то предполагается, что такие действия будут совершены в срок, предусмотренный договором, а при его отсутствии – в разумный срок. В таком случае сроки выполнения работ считаются согласованными (пункт 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 “Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными”).

Однако в связи с внесением изменений в статью 314 ГК РФ и появлением статьи 327.1 ГК РФ разъяснения ВАС РФ утратили свою актуальность. Как следует из смысла указанных статей, исчисление сроков может производиться, если возможно определить момент исполнения обязательства либо временной период, при этом исполнение обязанностей, осуществление, изменение и прекращение прав по обязательству могут быть обусловлены событием, в том числе зависящим от воли сторон. Например, если договором подряда предусмотрена обязанность заказчика произвести оплату аванса в течение 10 дней после начала работ, определенных в заявке заказчика (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.05.2017 по делу № А42-1728/2016). В данном случае судом установлено, что возможно установить сроки, которые согласовали стороны договора, даже с учетом того, что начало течения срока зависело от воли заказчика.

Сдерживающим фактором злоупотреблений сторон (чем и было обусловлено применение положения о событии, не зависящем от воли сторон) выступает возможность применения по требованию потерпевшей стороны положений ГК РФ о признании обстоятельства соответственно наступившим или ненаступившим. На это указал Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 22.11.2016 № 54 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”, что также было подкреплено Обзором судебной практики ВС РФ № 2 (2017).

Таким образом, в настоящее время возможно согласование сторонами сделки в качестве начала течения срока событий, которые зависят от воли сторон либо от иных условий, наступление которых неочевидно. Однако стороны должны понимать риски, связанные с таким условием, так как в случае недобросовестного поведения контрагента факт наступления либо ненаступления события придется устанавливать в судебном порядке.

Исчисление сроков действия доверенности

На практике встречается неоднозначное толкование норм относительно начала и окончания срока действия доверенности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами.

Как неоднократно указывал ВС РФ[8], доверенность представляет собой одностороннюю сделку, из которой возникает право поверенного выступать от имени доверителя. Следовательно, на расчет срока действия доверенностей в полной мере распространяются нормы Главы 11 ГК РФ, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки (статьи 156 ГК РФ).

В пункте 1 статьи 425 ГК РФ установлено, что договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Соответственно, так как к доверенности не применяются иные правила, то датой начала действия (вступления в силу) является момент ее заключения (выдачи). То есть она начинает действовать с момента ее выдачи (непосредственно после подписания). Суды применяют именно такой подход[9].

Читайте также:
После кассации какая инстанция по гражданским делам

Существует также точка зрения, что доверенность начинает действовать на следующий день после даты ее выдачи. Особенно, в случае, если она выдана на определенный период времени, то применяются нормы статьи 191 ГК РФ. Такой подход представляется неверным, так как он противоречит логике самого института представительства. Лицо, приняв решение наделить полномочиями своего представителя в определенный момент, выражает свою волю путем подписания соответствующей доверенности. То есть ставя подпись под документом, доверитель тем самым уже передает полномочия поверенному, при этом не требуется какого-то особого порядка для “вступления в силу” такого внешнего выражения воли. Именно поэтому отсчет срока начала действия доверенности на следующий день является порочной практикой, нарушающей права доверителя. Более того, в данном случае можно руководствоваться и аналогией пункта 1 статьи 186 ГК РФ, в котором указано, что в случае, если доверенность не содержит срок действия, то она сохраняет свою силу в течение года со дня ее совершения.

Не смотря на указанную логику, стоит учитывать данный вопрос о начале течения срока в качестве риска. Так как доверенности выдаются не только для участия в судебном заседании, ссылки на судебную практику могут и не найти отклика у контрагента, либо у должностного лица. Именно поэтому при выдаче доверенности стоит подходить разумно к ее оформлению, указывая конкретные сроки ее действия, чтобы избежать любых возможных негативных последствий.

На практике возникают вопросы и относительно прекращения срока действия доверенности. Она прекращает свое действие (перестают действовать права) на следующий день после даты, указанной в самой доверенности, либо срока, на который она выдана, при этом действуют правила расчета окончания сроков, рассмотренные выше, в том числе и нормы статьи 193 ГК РФ о переносе окончания срока на ближайший рабочий день в случае окончания доверенности в нерабочий день.

Следует отметить, что некоторые суды не всегда придерживаются логики статьи 193 ГК РФ. Так, в постановлении ФАС МО от 18.07.2005 № КГ-А40/5455-05, апелляционном определении Саратовского областного суда от 05.05.2015 по делу № 33-2507 судами использована противоположная логика: доверенность, срок действия которой заканчивается в выходной день, перестает действовать в указанный день. Необходимо оговориться, что суды при этом никак не мотивировали данные выводы, поэтому проанализировать логику судов, допустивших такое толкование истечения сроков доверенности, невозможно. Представляется, что данная позиция все-таки ошибочна, так как противоречит нормам ГК РФ и позиции ВС РФ, учитывая единичность таких судебных актов, и не может выступать в качестве релевантной судебной практики.

Несмотря на то, что законодательство РФ и Верховный суд[10] содержат исчерпывающий ответ относительно истечения сроков исковой давности, приостановлении их течения и восстановления пропущенного срока, на практике встречаются случаи, когда иск подается в последние дни до истечения срока исковой давности лицом, неуполномоченным, либо с истекшей доверенностью на подписание для целей прерывания течения срока либо его последующего восстановления. Представляется, что такие действия не являются эффективными.

В соответствии с пунктом 1 статьи 204 ГК РФ срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права.

Под установленным порядком в настоящей норме понимается соблюдение всех требований процессуального законодательства при подаче соответствующего заявления. Иными словами, исковое заявление должно содержательно соответствовать установленным критериям, к нему должны быть приложены соответствующие документы, соблюдены иные необходимые требования (например, о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора).

В противном случае, такое заявление подлежит оставлению без движения до устранения нарушения (статья 128 АПК РФ, 136 ГПК РФ). Если нарушения будут устранены, то заявление считается поданным в день его первоначального поступления в суд и принимается к производству, соответственно, будет применяться и пункт 1 статьи 204 ГК РФ. Если же нарушение так и не будет устранено, то заявление подлежит возврату, а сроки исковой давности будут течь не прерываясь[11]. Также следует учитывать, что формулировка статьи 205 ГК РФ, а также Верховный суд указывают на то, что воспользоваться правом на восстановление пропущенного срока может исключительно физическое лицо, и то в исключительных случаях, связанных с его личностью. К таким обстоятельствам истечение срока доверенности, например, по недосмотру, не будет являться основанием для восстановления срока.

Вышеизложенные особенности являются лишь частью возникающих на практике проблем расчета сроков. На первый взгляд простой вопрос исчисления сроков при недостаточной его проработке, допустим на стадии согласования условий договора либо при рассмотрении споров в суде, может привести к негативным последствиям. В связи с чем юристам следует уделять больше внимания данному аспекту в своей практике, особенно в условиях продолжающейся реформы гражданского законодательства и выработки Верховным судом новых подходов при разрешении споров.

Читайте также:
Увольнение по оргштатным мероприятиям гражданский персонал

[1] Постановление ФАС Уральского округа от 25.01.2010 по делу № А50-3486/2009.

[2] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.10.2016 по делу № А40-182672/2014; определение ВС РФ от 05.06.2015 по делу № А56-34833/2013.

[3] Постановление АС Московского округа от 12.09.2017 по делу № А40-45436/2017.

[4] Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2010 по делу № А60-23317/2009, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2013 по делу № А46-30150/2012).

[5] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 13.10.2016 по делу № А70-2071/2016.

[6] Постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.12.2014 по делу № А32-12041/2014, ФАС Западно-Сибирского округа от 21.09.2009 по делу № А45-1535/2009, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2015 по делу № А32-12617/2015.

[7] Постановления ФАС Уральского округа от 26.08.2013 по делу № А60-46805/2012, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2016 по делу № А71-10257/2015, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2011 по делу № А60-46145/2010.

[8] См., например, Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 3 (2015), Определение Верховного суда РФ от 28.06.2011 № 18-В11-26.

[9] Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2016 по делу № А56-23288/2016, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2011 А76-19276/2010.

[10] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности”.

[11] П. 17 постановление Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2015 по делу № А72-9082/2015, Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 31.08.2016 по делу N 33-11655/2016.

Типичные проблемы исчисления сроков в гражданских правоотношениях

Юрист в сотрудничестве с АБ Ивановской области «Сфера защиты»

Как юрист, иногда задумываешься над тем, как до высшей судебной инстанции доходят вопросы, ответы на которые строго изложены в законе, – такие, например, как исчисление сроков.

Так, согласно ст. 191 ГК РФ течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало. Верховный Суд РФ в Определении от 5 ноября 2019 г. по делу № 2-610/2018 обоснованно, на мой взгляд, не согласился с решением первой инстанции и определением апелляции.

По какой причине суды обеих инстанций неверно применили срок, для меня, например, остается загадкой, поскольку течение сроков всегда исчисляется со следующего календарного дня. Возможно, в основу судебных постановлений легли иные факты и обстоятельства, которые не позволили вынести другое решение. Таким обстоятельством, в частности, стало применение норм ГК об исчислении срока, определяемого указанием на календарный период (месяц, год).

Нередко в практике применения норм права путают порядок исчисления сроков, определяемых календарным периодом и днями.

Время является существенным фактором, значительно влияющим на правоотношения, – сроки обуславливают возникновение, изменение и прекращение правоотношений. При относительной простоте их исчисления на практике встречается много нюансов, незнание которых может привести к негативным последствиям.

Проанализируем наиболее типичные проблемы исчисления сроков в гражданских правоотношениях.

Течение срока, определенного конкретным периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало (ст. 191 ГК). Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший за ним рабочий день (ст. 193 Кодекса).

Аналогичные нормы содержатся в процессуальных кодексах (ч. 4 ст. 113, ч. 4 ст. 114 АПК РФ; ч. 3 ст. 107, ч. 2 ст. 108 ГПК РФ; ч. 1 ст. 128 УПК РФ), а также КАС РФ (ч. 3 ст. 92, ч. 2, 4, 5 ст. 93) и КоАП РФ (ст. 4.8).

Соответствующие разъяснения арбитражным судам о порядке применения положений АПК даны в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 2013 г. № 99 «О процессуальных сроках».

Исходя из указанных законодательных положений и разъяснений высшей судебной инстанции, можно сделать вывод, что указанный в ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации» (далее – Закон о порядке обращения граждан) день регистрации письменного обращения является календарной датой (событием), определяющей начало срока, но не датой начала его течения.

Указанные нормы гражданского и процессуального права являются достаточным правовым основанием для вывода судов о том, что течение 30-дневного срока, установленного законом для направления мотивированного ответа заявителю, начинает исчисляться на следующий день после дня регистрации письменного обращения.

В подтверждение этих выводов по вопросу исчисления срока применительно к Закону о порядке рассмотрения обращений граждан приведем примеры судебной практики арбитражных судов и судов общей юрисдикции (в частности, решения Суздальского районного суда Владимирской области от 24 февраля 2012 г. по делу № 12-20/2012, Вилегодского районного суда Архангельской области от 17 мая 2012 г. по делу № 12-33/2012, Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 29 августа 2013 г. по делу № 33-5235/2013, постановления Арбитражного суда Центрального округа от 9 апреля 2015 г. по делу № А35-2391/2014 и Кировского областного суда от 10 февраля 2016 г. по делу № 4А-23/2016).

Читайте также:
Что значит гражданский брак

Так, согласно решению Суздальского районного суда в соответствии с ч. 1 ст. 12 Закона о порядке рассмотрения обращений граждан письменное обращение, поступившее в госорган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации обращения, «поскольку в соответствии с положениями ч. 1 ст. 4.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях течение срока, определенного периодом, начинается на следующий день после наступления календарной даты или наступления события, которым определено начало срока, исчисление срока в рассматриваемом случае надлежит исчислять со следующего дня после регистрации обращения».

Характерным отражением позиции судов по данному вопросу является постановление Кировского облсуда, вынесенное по протесту первого зам. прокурора области, в котором ставился вопрос об отмене принятых судебных решений в связи с тем, что выводы суда об исчислении 30-дневного срока рассмотрения обращения со следующего дня после регистрации письменного обращения гражданина являются ошибочными, поскольку начало течения срока разрешения письменного обращения гражданина определено в специальном законодательстве (ч. 1 ст. 12 Закона о порядке рассмотрения обращений граждан).

Кировский областной суд не нашел оснований для удовлетворения протеста. В обоснование принятого решения он сослался на ч. 3 ст. 107 ГПК, в соответствии с которой течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало. При этом отмечается, что аналогичные положения исчисления сроков закреплены в УПК (ч. 1 ст. 356). В итоге судом был сформулирован следующий вывод: «…исходя из системного толкования вышеприведенных норм права, течение тридцатидневного срока, установленного Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ “О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации” для направления мотивированного ответа заявителю, начинает исчисляться со следующего дня после регистрации письменного обращения гражданина».

Представляется, что основополагающие правила исчисления сроков определены ГК РФ. В частности, срок определяется календарной датой или истечением периода времени, исчисляемого годами, месяцами, неделями, днями или часами. Также он может определяться указанием на событие, которое должно неизбежно наступить (ст. 190).

В соответствии со ст. 192 ГК срок может исчисляться годами, месяцами, днями, также он может быть установлен в полмесяца либо кратен кварталам. При этом год истекает в соответствующий месяц и число последнего года срока (п. 1 ст. 192), месяц – в соответствующий день месяца. Если в месяце, когда истекает срок, отсутствует соответствующий день (например, он выпадает на 30 февраля), датой истечения срока является последний день календарного месяца. Сроки в кварталах исчисляются по правилам, применимым к месяцам. Если стороны согласовали срок в неделях, в таком случае он истекает в соответствующий день последней недели такого срока.

Статья 194 ГК содержит положения о расчете сроков при совершении действий в последний день: их необходимо совершить до 24.00 такого дня. Если требуется совершить какое-либо действие в организации, это нужно сделать не позднее часа, когда по правилам, установленным в данной организации, прекращается совершение указанных действий. Например, если речь идет о пересылке писем или иных документов, их необходимо сдать в отделение почтовой связи не позднее 24.00 последнего дня срока – в таком случае последний считается соблюденным. Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока будет ближайший следующий за ним рабочий день (ст. 193 ГК).

Следует особо подчеркнуть, что данное правило применимо исключительно к окончанию срока. Если его исчисление начинается с выходного дня, этот день учитывается в подсчете как обычный календарный день.

Однако из данного правила есть исключение. Перевозчик обязан доставить груз, пассажира или багаж в пункт назначения в сроки, определенные в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами, а при отсутствии таких сроков – в разумный срок (ст. 792 ГК). Суды указывают, что перевозка является непрерывным транспортным процессом, регулируемым специальными нормами, поэтому при просрочке в доставке груза ст. 193 ГК не применяется (Постановление Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 26 «О некоторых вопросах применения законодательства о договоре перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и о договоре транспортной экспедиции»).

Таким образом, исчисление сроков в разных отраслях (подотраслях) права подчинено общим правилам:

  • сроки исчисляются годами, месяцами и днями, при этом в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни только в арбитражном процессе (ч. 3 ст. 113 АПК);
  • течение срока начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено начало срока.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: