Розыск ответчика в гражданском процессе

Розыск ответчика – анахронизм или неправильно применяемая норма об извещении?

Многие, скорее всего, помнят о наличии в ГПК РФ статьи 120 – розыск ответчика и (или) ребенка. Мало кто, скорее всего, знает, когда эти нормы следовало бы применить сообразно с целями закона.

Оговорюсь – нормы этой статьи о розыске ребенка (по требованию о возвращении ребенка и т.п.) введены дополнительно – 126-ФЗ от 5 мая 2014 года. Они относительно понятны. В них речь идет не о поиске стороны по делу, а розыске «предмета спора» – т.е. своеобразном содействии судом истцу в обеспечении иска (в этой части терминология может быть приблизительна – блог посвящен не этому).

Интерес вызывает место норм о розыске именно ответчика в контексте регулирования извещения сторон в гражданско-процессуальном законодательстве и судебной практики.

Итак, ст. 120 ГПК РФ предусматривает обязанность (!) суда объявить розыск ответчика, место пребывания которого неизвестно по требованиям: в защиту интересов государства и муниципальных образований; о взыскании алиментов, возмещении вреда здоровью и т.п.

Направленность такого регулирования, вроде бы, очевидна – для самых социально значимых споров или для споров в интересах государства бюджет принимает на себя расходы по розыску ответчика. Только вряд ли судьям и судебным представителям также очевидна цель этих норм.

По общему правилу (ст. 119 ГПК РФ) неизвестность места пребывания ответчика не препятствует рассмотрению дела – суду следует лишь получить сведения об этом с последнего известного места жительства. ГПК РФ (в отличие от АПК) прямо не устанавливает, каким образом доказывается неизвестность места пребывания. Судебная практика, по моим наблюдениям, восполняет пробел просто – нужно дождаться возврата адресованных ответчику почтовых отправлений в связи с истечением срока хранения.

После этого суд может постановить заочное решение (а иногда и очное – практика судов даже в пределах одного субъекта РФ разнится). Для понимания начала течения срока вступления в силу заочного решения (7 дней + месяц) не стоит буквально воспринимать закон. ВС РФ разъяснил, что «в случае отсутствия у суда сведений о вручении копии заочного решения ответчику такое решение суда вступает в законную силу по истечении совокупности следующих сроков: трёхдневного срока для направления копии решения ответчику, семидневного срока, предоставленного ответчику на подачу заявления об отмене вынесенного решения и месячного срока на обжалование заочного решения в апелляционном порядке». (Обзор судебной практики ВС РФ № 2, утв. 26 июня 2015 года; ответ на вопрос 14).

Исходя из этой логики, по делам, по которым розыск ответчика не предусмотрен, можно: направить ответчику извещение по последнему известному месту жительства; получить оттуда информацию о неизвестности места пребывания; постановить заочное или очное решение; очное решение вступит в силу через месяц (при отсутствии жалобы), заочное – через месяц и десять дней.

По делам же, предусматривающим розыск ответчика, следует: определением объявить этот розыск (с возможностью приостановления производства по делу); направить определение для исполнения в подразделение ФССП, дождаться результатов розыска (срок проведения которого составляет 30 дней и может быть продлен еще на 30 дней – Методические рекомендации, утв. ФССП 30 сентября 2014 года № 0014/23). Итогом «удавшегося» розыска является вручение судебного акта ответчику и сообщение об этом суду. Речи о приводе, безусловно, не идет, соответственно, ответчик, найденный приставами и уведомленный о предъявленном к нему иске, в суд может не явиться. Тогда суд постановит заочное решение…

Итоги сравнения дел с розыском и без него просты – по делу без розыска вступление судебного акта в законную силу наступит быстрее. Соответственно, истцу, как правило, заинтересованному в быстром исполнении, розыск не выгоден (им он сможет воспользоваться в ходе исполнительного производства).

В чем тогда смысл этой нормы?

Может быть, эта гарантия не для истца, а для ответчика? Не выраженная нормальным языком вследствие непоследовательности и нелогичности закона и практики.

Наверное, бесспорен довод, что нормы об извещении должны предусмотреть некий баланс между интересами истца и ответчика. Истец, как правило, заинтересован в быстром разрешении дела и ему может быть выгодна ситуация, когда при формальном извещении по последнему месту жительства ответчик о споре не узнает, не опровергнет доводы иска и пропустит сроки отмены и (или) обжалования решения. Ответчику закон должен дать гарантию, что, при должной осмотрительности, об иске к нему он узнает. А также закон должен ограничить ответчика в злоупотреблении правом на уведомление – не дать ему возможность бесконечно «затягивать» разбирательство, уклоняясь от получения уведомлений.

Читайте также:
Безнадзорные животные в гражданском праве

Представляется, что такой баланс не найден. В первую очередь, вследствие неопределенности норм и практики. Суд может многократно откладывать разбирательство дела по причине отсутствия ответчика, не получившего извещение, а может счесть доказательством надлежащего извещения первое же почтовое отправление с отметкой о неявке адресата для получения. (Учитывая, что судебные отправления хранятся в отделении связи 7 дней, отсутствие гражданина по месту жительства на больший срок влечет невозможность получить извещение).

Суд может постановить заочное решение, а может и очное (если ответчиков несколько – явка одного исключает возможность постановить заочное решение; а если истец предъявил требование ко второму, «фиктивному» ответчику именно с целью избежать заочного решения?).

Ни законом, ни практикой ясно не определено, уважительна ли причина неявки ответчика, извещенного путем направления почтового отправления, не полученного им. Может ли такой ответчик представлять новые доказательства в суд апелляционной инстанции? Подлежит ли восстановлению срок на обжалование? Но! Есть представляющийся странным ответ на вопрос о возможности восстановления срока на отмену заочного решения – нельзя! – «в случае вручения ответчику копии заочного решения после истечения срока на его апелляционное обжалование пропущенный срок для подачи заявления об отмене данного решения восстановлению не подлежит» (Обзор судебной практики ВС РФ № 2, утв. 26 июня 2015 года; ответ на вопрос 14)…

Ответ на поставленный в заголовке вопрос и обозначенные проблемы есть, например, в Концепции единого ГПК РФ (Решения Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству от 9 июня 2014 года и от 8 декабря 2014 года):

«10.3. Важное значение имеют нормы, обеспечивающие баланс интересов участников процесса при извещении, но не получении адресатом извещения.

В случае, если место нахождения или место жительства ответчика неизвестно, надлежащим извещением должно считаться направление извещения по последнему известному месту нахождения или месту жительства ответчика только в том случае, если истец предпринял необходимые меры для розыска ответчика. Для споров, рассматриваемых судами общей юрисдикции, не является надлежащей гарантией норма о надлежащем извещении, если копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации».

На мой взгляд, такой регулирование наиболее оправданно. Проблемой является лишь установить, какие меры по розыску ответчика должен принять истец и как ему доказать это (не обращаться же по каждому делу к частным детективам; да и кто поручится за качество и достоверность проведенного ими розыска?!).

Другим способом «сглаживания» имеющихся несуразностей может быть существенное расширение способов извещения: через портал государственных услуг; путем направления СМС-сообщений на зарегистрированные на имя ответчика номера мобильной связи; путем истребования у налоговых органов (или фонда ОМС, или ПФР) сведений о месте работы и направления извещения по месту работы и т.п. Перечисленные меры также могут быть названы «розыском ответчика». В таком случае ничто не препятствует возложить на истца обязанность их компенсировать.

Если коллегам интересна данная проблема – высказывайтесь!

Здесь пока что приведен набросок, но, если проблема покажется существенной не только мне, можно провести уже полноценное исследование.

Как подать в суд, если не знаешь адрес ответчика?

Максим Иванов
Автор статьи
Практикующий юрист с 1990 года

Адрес ответчика, пожалуй, один из ключевых формальных реквизитов, который необходим для начала судебного разбирательства. Во-первых, на его основе определяется подсудность иска. Во-вторых, он обязательно указывается в самом исковом заявлении как обязательный реквизит. А теперь по этому адресу еще и нужно направлять копию иска до его подачи в суд, иначе заявление оставят без движения.

Но что делать, если адрес ответчика неизвестен? Не отказываться же теперь от подачи иска и права на защиту своих нарушенных интересов?! Разбираемся, что можно сделать и как обратится в суд. Но, обо всем по порядку.

Зачем нужен адрес ответчика?

Можно выделить минимум три причины, по которым по которым истцу нужно обязательно знать адрес ответчика. Первая – это подсудность. По общему правилу иск подается в районный суд или мировому судье, действующему по адресу жительства ответчика (ст. 28 ГПК). Если адрес ответчика неизвестен, исковое заявление просто некуда будет подавать, так как невозможно достоверно определить, куда конкретно это делать. Конечно, есть исключения, а именно:

  1. Подсудность по выбору истца. В некоторых случаях, иск можно подавать по адресу жительства истца. Это, например, алиментные иски, иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, об установлении отцовства и прочие (ст. 29 ГПК).
  2. Исключительная подсудность. Например, иски о правах на землю, недвижимость и прочие объекты, неразрывно связанные с землей, подаются только по месту нахождения этих объектов (ст. 30 ГПК).
Читайте также:
Отказ от иска в гражданском процессе: образец

Но даже в этих исключительных случаях, когда подсудность определяется иными критериями, адрес ответчика все равно нужно знать. Как минимум потому, что место жительства – обязательный реквизит сведений об ответчике, которые необходимо указывать в исковом заявлении (п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК). В указанное место суд будет направлять повестки и прочие судебные извещения.

А еще по этому адресу истцу необходимо направить копию искового заявления, до подачи иска в суд, а копию документа, подтверждающую такое направление, приложить к иску (п. 6 ст. 132 ГПК).

Если не выполнить этих двух требований, суд правомерно оставит иск без движения, по крайней мере, до момента, пока эти нарушения не будут исправлены (ч. 1 ст. 136 ГПК).

Можно ли где-то запросить адрес ответчика?

Органом, ответственным за регистрационный учет граждан по месту их жительства или пребывания, является территориальный орган в сфере внутренних дел (ст. 4 ФЗ № 5242-1 от 25.06.1993). На сегодня эти функции исполняет Главное управление по вопросам миграции МВД и его территориальные органы – ОВМ УМВД на местах. Эти территориальные органы предоставляют заинтересованным физическим и юридическим лицам по их запросу адресно-справочную информацию о месте регистрации граждан РФ. Но только при одном условии – что такие граждане, в отношении которых запрашивается адресно-справочная информация, дали в письменном виде согласие на ее предоставление (ч. ч. 14-15 ст. 3 ФЗ № 5242-1).

Дело в том, что адрес регистрации является персональными данными, разглашение которых возможно только по согласию субъекта персональных данных. Нет такого согласия – адрес не получить, умудрились его получить – подайте запрос онлайн.

Как подать иск в суд, если адрес ответчика неизвестен?

Если подать запрос в ОВМ УМВД не удается из-за отсутствия согласия ответчика, не опускайте руки – есть и другие способы подать иск, без подтвержденной информации о месте регистрации гражданина. Главное, не забудьте, что вам необходимо направить ему копию иска и представить суду достоверные доказательства такого направления. И тогда суд примет иск к производству. А насколько такой адрес будет актуальным, вопрос второй.

Последний известный адрес

Прежде всего, если адрес ответчика неизвестен, иск можно подавать по последнему известному вам адресу его проживания на территории РФ (ч. 1 ст. 29 ГПК). Речь идет о случаях, когда вам, например, известен адрес регистрации, а еще достоверно известно, что ответчик не живет по нему уже 20 лет. Или, наоборот, известен адрес проживания на съемной квартире, где гражданин не регистрировался, а вот адрес регистрации как раз неизвестен.

Фактическое отсутствие лица по этому адресу не препятствует рассмотрению дела по существу. Как только суд получит сведения об отсутствии ответчика по этому адресу и о неизвестности места его пребывания, он приступает к рассмотрению дела без его участия (ст. 119 ГПК)

А еще можно направить иск в суд по месту нахождения имущества ответчика, например, недвижимости. Если ее адрес вам тоже неизвестен, но вы достоверно знаете, что у гражданина есть дом или квартира, запросить их адрес можно через Росреестр. Необходимо запрашивать «Выписку из ЕГРН о правах отдельного лица на имеющиеся у него объекты недвижимости», запрос можно сделать онлайн.

Ходатайство об установлении адреса

А еще истец может ходатайствовать перед судом о содействии в истребовании доказательств (ч. 1 ст. 57 ГПК). Это правило действует и в отношении адреса ответчика: если он неизвестен, так и укажите в исковом заявлении, попросив суд самостоятельно сделать запрос адресно-справочной информации в МВД. Если заявитель не может получить такую информацию самостоятельно по объективным причинам, суд не откажет и удовлетворит ходатайство. При этом подсудность будет определяться по последнему известному адресу.

Адвокатский запрос

Кроме указанного способа, можно обратиться к адвокату и попросить его сделать адвокатский запрос (ст. 6.1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»). Однако, по существующей сегодня практике ОВМ, вероятно, тоже откажет адвокату. Дело в том, что в отношении адресно-справочной информации установлен специальный порядок предоставления информации – так как она является персональными данными, необходимо согласие субъекта персональных данных. И если такое согласие потенциального ответчика отсутствует, ОВМ направит адвокату отказ.

Читайте также:
Близкие родственники по гражданскому кодексу РФ

Резюме

Таким образом, единственный актуальный способ, как подать в суд, если адрес ответчика неизвестен – это указать последний известный адрес ответчика, а затем заявить ходатайство о содействии суда в истребовании доказательств. Соблюдение этого порядка крайне важно, так как иначе суд оставит иск без движения и заставит исправлять ошибки. Конечно, можно взять адрес «из головы», но впоследствии это станет основанием для отмены принятого решения – так поступать мы не рекомендуем.

ВС: Суд должен содействовать участникам гражданского спора в сборе доказательств по делу

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ опубликовала Определение № 18-КГ20-96-К4 от 2 февраля по спору между участниками предварительного договора купли-продажи недвижимости о взыскании уплаченных денежных средств и неустойки с продавца, интересы которой представлял другой гражданин на основе нотариальной доверенности.

В июне 2016 г. Максим Юрченко заключил предварительный договор купли-продажи жилого помещения в строящемся доме и доли земельного участка с Пайлун Рогонян, от имени которой на основании нотариально удостоверенной доверенности действовал Владимир Рогозин. Исходя из соглашения об обеспечении исполнения обязательств по договору, покупатель уплатил представителю продавца 1,3 млн руб., что подтверждалось соответствующей распиской. К установленному предварительным договором сроку дом так и не был построен, а стороны так и не заключили основной договор купли-продажи. В связи с этим Максим Юрченко обратился с иском к Пайлун Рогонян о взыскании уплаченных по договору средств и неустойки на сумму свыше 328 тыс. руб.

В ходе судебного разбирательства ответчик отрицала выдачу доверенности Владимиру Рогозину, а также свое намерение заключить с истцом договор купли-продажи. В итоге суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на то, что Максим Юрченко не представил доверенность, подтверждающую полномочия Рогозина на заключение от имени Рогонян предварительного ДКП спорных объектов недвижимости и получение от истца денег. Решение устояло в апелляции и кассации.

Максим Юрченко обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Изучив дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что суд наделен полномочиями по истребованию доказательств, необходимых для рассмотрения дела, если для истца их представление затруднительно.

Как пояснил Суд, учитывая содержание спорных документов и возражения ответчика о том, что доверенность не выдавалась, в предмет доказывания по делу входило установление факта наделения Владимира Рогозина полномочиями действовать от имени Пайлун Рогонян и объема предоставленных поверенному полномочий.

ВС отметил, что в рассматриваемом деле первая инстанция указала на непредставление истцом доказательств наличия у Рогозина права действовать от имени ответчика, в связи с чем сочла, что Пайлун Рогонян не является надлежащим субъектом спорных правоотношений. Между тем ни из определения судьи о подготовке дела к судебному заседанию, ни из протокола единственного судебного заседания не следует, что суд выносил на обсуждение сторон обстоятельства выдачи Пайлун Рогонян доверенности Владимиру Рогозину, а также предлагал истцу представить доказательства того, что Рогозин действовал от имени и в интересах ответчика.

«Кроме того, из обстоятельств дела следует, что истец не имел реальной возможности представить указанную в предварительном договоре доверенность, а суд, располагая реквизитами доверенности, в нарушение требований ч. 1 ст. 57 ГПК РФ не разъяснил Максиму Юрченко право на обращение в суд с ходатайством об оказании содействия в истребовании этой доверенности путем выдачи соответствующего запроса», – заключил ВС РФ, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение апелляции.

Как отметил старший юрист АБ «Инфралекс» Родион Макин, Верховный Суд указал, что нижестоящие суды достаточно формально отнеслись к вопросу отсутствия полномочий у представителя ответчика: они согласились с доводом истца, утверждавшего, что он не привлекал представителя к совершению рассматриваемой сделки, и не обратили внимания, что истец в ходе разбирательства прямо указывал реквизиты нотариальной доверенности представителя ответчика: «Таким образом, как указал ВС РФ, суды не в полной мере исследовали все обстоятельства дела и не содействовали истцу в получении доказательств».

«Суды, несмотря на принцип диспозитивности, в соответствии с ч. 1 ст. 57 ГПК РФ должны содействовать сторонам в получении доказательств, если сторонам затруднительно представить их. Это в полной мере применимо и к вопросу раскрытия полномочий, поскольку вряд ли можно предположить, что любой разумный участник оборота будет непременно делать копии доверенности представителя своего контрагента, тем более если эта доверенность удостоверена нотариусом (а не совершена в простой письменной форме), для последующего предъявления этой копии в суде. В свою очередь, в случае судебного разбирательства такая сторона не сможет самостоятельно представить доказательства о том, какие же у представителя были полномочия, поскольку это защищено нотариальной тайной. Таким образом, содействие судов в выяснении вопроса полномочий необходимо, и Верховный Суд правильно указал на это», – заключил Родион Макин.

Читайте также:
Условия принятия встречного иска в гражданском процессе

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев пояснил, что согласно процессуальному закону доказательства представляются лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить участникам спора представить дополнительные доказательства. Если же представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств. «В нарушение закона первая судебная инстанция не выносила на обсуждение сторон обстоятельства выдачи доверенности и не предлагала истцу представить доказательства того, что представитель действовал от имени и в интересах ответчика. Соответственно, истец не имел реальной возможности представить указанную в предварительном договоре доверенность, а суд, располагая ее реквизитами, не разъяснил истцу право на обращение в суд с ходатайством об оказании содействия в истребовании этого документа путем выдачи соответствующего запроса. Отдельно Верховный Суд отметил то обстоятельство, что судом первой инстанции дело рассмотрено за одно судебное заседание. Видно, что очень торопились, это выглядит подозрительно», – отметил он.

Эксперт назвал изложенные в определении ВС выводы полезными. «В последнее время очень много говорилось о добросовестности сторон в гражданском процессе. Идут жаркие споры, какие действия считать недобросовестными, а какие нет. В рассматриваемом случае высшая судебная инстанция, с моей точки зрения, высказалась о “добросовестности” суда. Важно, что суду предоставлены законом определенные полномочия, и суд должен пользоваться ими, в частности оказывать стороне помощь в сборе доказательств и разъяснять гражданам, какое содействие в этом вопросе он может им оказать», – резюмировал Олег Лисаев.

Статья 120. Розыск ответчика и (или) ребенка

1. При неизвестности места пребывания ответчика по требованиям, предъявляемым в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, а также по требованиям о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, судья обязан вынести определение об объявлении розыска ответчика. При неизвестности места пребывания ответчика и (или) ребенка по требованию о возвращении незаконно перемещенного в Российскую Федерацию или удерживаемого в Российской Федерации ребенка или об осуществлении в отношении такого ребенка прав доступа на основании международного договора Российской Федерации судья обязан вынести определение об объявлении розыска ответчика и (или) ребенка.(Часть в редакции, введенной в действие с 17 мая 2014 года Федеральным законом от 5 мая 2014 года N 126-ФЗ.

2. Взыскание расходов на розыск ответчика и (или) ребенка производится на основании заявления территориального органа федерального органа исполнительной власти по обеспечению установленного порядка деятельности судов и исполнению судебных актов и актов других органов путем выдачи судебного приказа в порядке, предусмотренном главой 11 настоящего Кодекса.(Часть в редакции, введенной в действие с 1 июля 2003 года Федеральным законом от 30 июня 2003 года N 86-ФЗ; в редакции, введенной в действие с 1 января 2012 года Федеральным законом от 3 декабря 2011 года N 389-ФЗ; в редакции, введенной в действие с 17 мая 2014 года Федеральным законом от 5 мая 2014 года N 126-ФЗ.

Комментарий к статье 120 ГПК РФ

1. Комментируемая статья впервые предусматривает обязанность суда объявить розыск ответчика. Суд обязан объявить розыск ответчика в случае неизвестности его пребывания по требованиям: 1) предъявляемым в защиту интересов РФ; 2) предъявляемым в защиту субъекта РФ; 3) предъявляемым в защиту муниципального образования; 4) о взыскании алиментов; 5) о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца.

Данный перечень носит исчерпывающий характер и не подлежит расширительному толкованию. О розыске ответчика суд выносит определение, которое направляет в органы внутренних дел по последнему известному месту жительства ответчика или по месту нахождения его имущества.

2. Расходы органов внутренних дел, связанные с розыском ответчика, взыскиваются судом на основании судебного приказа в порядке приказного производства.

Другой комментарий к статье 120 ГПК РФ

1. Из правил ст. 119 ГПК, ст. 120 ГПК предусматривает ряд исключений, возлагая на суд обязанность вынести определение об объявлении розыска ответчика при неизвестности места его пребывания, по требованиям, предъявленным в защиту интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, а также по иным требованиям, перечисленным в ст. 120 ГПК. Данный перечень носит исчерпывающий характер и не подлежит расширительному толкованию.

Читайте также:
Ответственность за фальсификацию доказательств в гражданском процессе

Розыск ответчика допускается как при подготовке дела к судебному разбирательству, так и в период судебного разбирательства гражданского дела, а также на стадии исполнения судебных постановлений, когда постановление о розыске должника выносится судебным приставом-исполнителем в соответствии со ст. 65 ФЗ “Об исполнительном производстве” (п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2008 N 13).

В соответствии с ч. 5 ст. 32 Протокола к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1993 г. договаривающиеся государства взяли на себя обязательство оказывать друг другу помощь в розыске ответчиков по делам о взыскании алиментов, когда есть основание полагать, что ответчик находится на территории другого договаривающегося государства и судом вынесено определение об объявлении его розыска.

В соответствии со ст. 2 розыск лиц производится органами полиции (см. ФЗ от 07.02.2011 N 3-ФЗ “О полиции” (в ред. от 06.12.2011)). Согласно п. 41 ст. 12 указанного Закона одной из обязанностей полиции является оказание содействия судебным приставам при осуществлении розыска гражданина – ответчика по гражданскому делу, а также должника, имущества должника или розыска ребенка по исполнительным документам.

Розыск ответчика или должника по делам о взыскании алиментов допускается как при взыскании их с родителей (ст. 80 СК), так и в других случаях, предусмотренных законом (ст. 85, 87, 89, 90, 93 – 97 СК).

Розыск ответчика при предъявлении иска о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или смертью кормильца, охватывает случаи предъявления исков по основаниям, предусмотренным в § 2 гл. 59 ГК РФ.

Определение об объявлении розыска ответчика направляется по последнему известному месту жительства (нахождения) ответчика или месту нахождения его имущества.

2. Несмотря на то что в ст. 94 ГПК (в отличие от ст. 86 ГПК РСФСР) расходы по розыску ответчика не указаны среди издержек, связанных с рассмотрением дела, тем не менее они могут быть отнесены к другим признанным судом необходимым расходам и в связи с этим взысканы с ответчика на основании заявления территориального органа федерального органа исполнительной власти по обеспечению установленного порядка деятельности судов и исполнению судебных актов и актов других органов путем выдачи судебного приказа.

В качестве примера, иллюстрирующего применение на практике положений ст. 120 ГПК, можно принести постановление Президиума Московского областного суда в связи с рассмотрением надзорной жалобы К. Отменяя решение Л-ского городского суда (оставленного без изменения кассационной инстанцией), которым были удовлетворены исковые требования Ф. к К. об установлении отцовства в отношении несовершеннолетней дочери С. и взыскании алиментов на ее содержание, Президиум указал следующее. Как следует из материалов гражданского дела, суд рассмотрел дело в отсутствие ответчика К. При этом суд первой инстанции указал, что имеется сообщение из домоуправления о том, что ответчик по данному адресу не проживает, место пребывания его неизвестно. Суд сослался на положения ст. 119 ГПК, согласно которой при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика. Согласно указанной правовой норме суд вправе приступить к рассмотрению по существу дела в отсутствие ответчика при наличии данных о том, что его место пребывания неизвестно, в том случае, если оно не относится к категориям дел, перечисленным в ст. 120 ГПК. В соответствии со ст. 120 ГПК при неизвестности места пребывания ответчика по требованиям, предъявляемым в защиту интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, а также по требованиям о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, судья обязан вынести определение об объявлении розыска ответчика. Ф. были заявлены требования об установлении отцовства, а также о взыскании алиментов. Данная категория дел входит в перечень, указанный в ст. 120 ГПК. Поэтому суд был не вправе рассматривать данный спор в отсутствие ответчика, не имея сведений о его надлежащем извещении о времени и месте судебного заседания и при наличии данных о том, что его место пребывания неизвестно. В надзорной жалобе К. ссылается на то, что отсутствовал по месту жительства временно, был вынужден выехать к близкому родственнику в связи с его болезнью, о чем предупредил соседей. В материалах дела имеются об этом сведения. Поскольку при рассмотрении дела судом были допущены существенные нарушения норм процессуального права, принятые судебные постановления подлежат отмене (Постановление Президиума Московского областного суда от 20.04.2005 N 235).

Читайте также:
Моральный ущерб в гражданском кодексе

Для вынесения определения о розыске ответчика суд должен обладать необходимыми для этого минимальными сведениями о разыскиваемом ответчике (его фамилия, имя, отчество, дата и место рождения), которые могут быть получены истцом либо по ходатайству последнего в результате запроса суда в паспортно-визовую службу, по месту работы ответчика и т.д.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Пленум ВС научил рассматривать гражданские иски по уголовным делам

В новом постановлении Пленум Верховного суда разъяснил, кто может обратиться с гражданским иском, а кого привлекут в качестве ответчика, призвал учитывать аморальное поведение потерпевших и не стесняться в этом случае снижать размер компенсации. Также Пленум определил правила подсудности гражданских исков, решения по которым отменила апелляция, и призвал наказывать судей, которые необоснованно отказывают в подобных исках.

Впервые Пленум ВС представил разъяснения на тему гражданских исков в июне. Ко «второму чтению» документ претерпел значительные изменения, рассказала судья-докладчик Светлана Шмотикова. При этом за три месяца рабочая группа ВС и госорганы не смогли прийти к единому мнению по некоторым спорным положениям.

Источник: Постановление Пленума ВС «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу».

1. Про истца

Пленум ВС обращает внимание судов на то, что право подать гражданский иск в рамках уголовного дела есть как у физических, так и у юридических лиц. При этом граждане могут заявить дополнительное требование (о возмещении морального вреда).

Государственные и муниципальные предприятия тоже могут подать иск. А могут не подавать, и тогда за них это сделает прокурор. Гособвинитель также вправе подать иск в интересах несовершеннолетнего потерпевшего, если это не сделают его представители.

При этом Генпрокуратуре отказали в поправке, которой предусматривалось право публично-правовых образований (например, субъектов РФ) обращаться с гражданским иском самостоятельно, от своего лица.

По общему правилу, в качестве гражданского ответчика выступает обвиняемый по уголовному делу. Если закон возлагает обязанность возмещения вреда на кого-то еще, его и нужно привлечь – конкретное физическое или юридическое лицо.

Например, по искам о преступлениях, связанных с причинением вреда работником организации при исполнении трудовых обязанностей, суд должен привлечь ответчиком работодателя (юрлицо). А владелец автомобиля должен быть привлечен в качестве ответчика по делу о причинении вреда в результате ДТП.

Ко второму чтению Пленум разъяснил, что быть ответчиком по гражданскому иску должны и те, кто неправомерно завладел чужим имуществом – даже если уничтожили или повредили это имущество уже другие люди. На этой поправке настаивали в правовом управлении президента и в Генпрокуратуре, рассказала Шмотикова.

В качестве представителя юридического лица, признанного гражданским истцом по уголовному делу, допускаются адвокаты и другие лица с соответствующими полномочиями.

Полномочия представителя должны быть подтверждены ордером, если интересы юридического лица представляет адвокат, либо доверенностью, оформленной надлежащим образом.

Документы понадобятся и в тех случаях, когда представителем юрлица в суде является его руководитель. Он должен подтвердить статус руководителя и факт наделения такими полномочиями.

Если в рамках уголовного дела решить гражданский иск не удалось, или в случае отмены решения в этой части в апелляции – подсудность определяется по правилам ГПК.

Пленум ВС подчеркивает: характер и размер причиненного преступлением имущественного вреда доказывает государственный обвинитель.

Иной имущественный вред, причиненный непосредственно преступлением, но выходящий за рамки предъявленного подсудимому обвинения – например, расходы на погребение случае смерти потерпевшего – вправе доказывать сам гражданский истец с помощью необходимых документов.

6. Решение вслед за приговором

Пленум не исключает возможности обсуждать во время судебного заседания по уголовному делу и во время прений сторон вопросы, касающиеся предъявленного по делу гражданского иска, даже если уголовное дело рассматривается в особом порядке.

Суд при постановлении обвинительного приговора может принять решение об удовлетворении гражданского иска. Это возможно, если требования вытекают из обвинения, с которым согласился обвиняемый, и нет других препятствий для разрешения иска судом по существу.

7. В одном процессе

Пленум ВС предписывает судам принимать «исчерпывающие меры» для разрешения гражданского иска по существу сразу при постановлении обвинительного приговора.

Читайте также:
Претензионный порядок урегулирования споров в гражданском процессе

Судам не следует необоснованно передавать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Если суду нужно время, чтобы произвести расчеты суммы компенсации по иску, то следует отложить заседание, а не передавать иск для отдельного рассмотрения в гражданском процессе.

8. Иск – в гражданский процесс

В то же время, суды должны оставлять без рассмотрения некоторые требования имущественного характера, связанные с преступлением – регрессные иски, требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, о признании гражданско-правового договора недействительным или о возмещении вреда в случае смерти кормильца. Такие споры должны рассматриваться в порядке гражданского производства, подчеркнул ВС.

9. Признание еще не значит удовлетворение

Если гражданский ответчик признал иск, то это еще не значит, что суд должен «автоматически» удовлетворить его. Судья должен разбираться в обстоятельствах дела, изучать доказательства и только после этого выносить решение по гражданскому иску.

«Наличие имущественного и морального вреда, причиненного преступлением, характер этого вреда и размер подлежащих удовлетворению требований суд устанавливает на основе совокупности всех исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств», – подчеркивает Верховный суд.

10. Солидарно и в долевом порядке

Если преступников было несколько, то по гражданскому иску их можно обязать возместить вред как солидарно (в равных долях), так и в долевом порядке.

В случае удовлетворения гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в резолютивной части приговора суд должен указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие – в долевом порядке.

11. Плата за замки

Верховный суд подчеркивает, что ответчики должны возмещать вред не только имуществу, которое указано в обвинении. Следует учитывать еще и повреждение устройств сигнализации или видеонаблюдения, взлом замка, повреждение двери или окна при проникновении в помещение, повреждение автомобиля с целью его угона. В общем, оплатить придется все действия, которые входили в способ совершения преступления.

Если вред, причиненный преступлением, был застрахован, то ответчик должен возместить только ту часть расходов истца, которую не покрыла страховая компания.

12. Моральный вред

Пленум подчеркивает: при определении размера компенсации морального вреда суды должны учитывать сразу несколько факторов:

  • характер причиненных потерпевшему физических или нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями;
  • степень вины подсудимого, его материальное положение;
  • другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленному иску.

Во всех случаях при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Если суд обнаружит в действиях самого потерпевшего признаки противоправного или аморального поведения, он может учесть это и снизить размер компенсации морального вреда.

13. Частные определения для судей

Пленум рекомендует судам апелляционной и кассационной инстанций реагировать на каждый случай «необоснованного отказа потерпевшему и гражданскому истцу в правосудии по гражданскому иску».

В необходимых случаях (например, при необоснованной передаче вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства) апелляционным и кассационным судьям предписывают выносить частные определения в адрес нижестоящих судов.

Сингулярное правопреемство в гражданском праве

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Публикации и практика
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ “Логос”
  • Сингулярное правопреемство – это … Определение понятия

Общие положения о правопреемстве: “Правопреемство – это . Определение понятия, виды, образцы заявлений”

Правопреемство – переход прав и обязанностей от одного лица – правопредшественника к другому лицу – правопреемнику, заменяющему его в правоотношении.

Переход прав и обязанностей от одного лица другому осуществляется в силу установленных законом юридических фактов (событий), например, дарение, реорганизация юридического лица, наследование.

Универсальное и сингулярное правопреемство

В гражданском праве традиционно принято подразделять правопреемство на универсальное и сингулярное.

Универсальное правопреемство – единовременный переход к правопреемнику всей совокупности прав и обязанностей, принадлежащих правопредшественнику.

Сингулярное правопреемство – переход лишь части прав и обязанностей. Другими словами, при сингулярном (частном) правопреемстве к правопреемнику, как правило, переходит отдельное правомочие правопредшественника или его права в конкретном правоотношении.

То есть, разграничение правопреемства универсального от сингулярного происходит по объему передаваемых прав и обязанностей: если при универсальном правопреемстве от правопредшественника к правопреемнику переходят все его права и обязанности в их совокупности, то при правопреемстве сингулярном – только их часть.

Читайте также:
Расторжение мирового соглашения в гражданском процессе

Сингулярное правопреемство
в силу закона и в силу договора

Сингулярное правопреемство может иметь место в силу предписаний закона или в силу договоренности между субъектами имущественного оборота.

Юридические факты, являющиеся основаниями как для сингулярного, так и универсального правопреемства в обязательстве могут быть разнообразными, однако наиболее популярными, пожалуй, являются сделки уступки требования (цессии).

Уступкой требования (цессией) именуется в ГК РФ изменение кредитора в обязательстве. Согласно пункту 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Рекомендуем по данной теме: “Процессуальное правопреемство в гражданском процессе при уступке права требования (цессии)”.

Другим видом правопреемства, влекущим изменение должника в обязательстве, является перевод долга (ст. 391 ГК РФ).

Реорганизация в форме разделения
и выделения – сингулярное правопреемство

Позиция ряда ученых сводится к следующему: при реорганизации в порядке разделения и выделения возникает сингулярное правопреемство, права и обязанности, переходящие в результате реорганизации, фиксируются в передаточном акте. См. подробнее: “Универсальное и сингулярное правопреемство при реорганизации юридических лиц”.

Переход прав в порядке сингулярного правопреемства
не влияет на начало течения срока исковой давности

В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности” содержится следующее разъяснение:

По смыслу статьи 201 ГК РФ переход прав в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица, переход права собственности на вещь, уступка права требования и пр.), а также передача полномочий одного органа публично-правового образования другому органу не влияют на начало течения срока исковой давности и порядок его исчисления.. В этом случае срок исковой давности начинает течь в порядке, установленном статьей 200 ГК РФ, со дня, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Может ли лицо, ставшее собственником спорного имущества в период судебного разбирательства, стать преемником истца по делу?

irinabal18 / Depositphotos.com

Гражданин Б. обратился в суд с иском, требуя обязать своего соседа по дачному участку установить новую границу между владениями и демонтировать разделяющий их забор. Однако в ходе судебного разбирательства он подарил участок сыну ввиду личных обстоятельств, включая преклонный возраст и нестабильное состояние здоровья, а также опасения по поводу возможности возникновения спора о наследстве в отношении участка (что случилось, например, на стороне ответчика и послужило причиной затягивания процесса). Истец полагал, что сын сможет продолжить ведение дела в суде в рамках процессуального правопреемства.

Напомним, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юрлица, уступка требования и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство при этом возможно на любой стадии гражданского судопроизводства (ч. 1 ст. 44 Гражданского процессуального кодекса). Именно на применение этой нормы судом рассчитывал гражданин Б. и подал соответствующее ходатайство. Однако суд первой инстанции посчитал ч. 1 ст. 44 ГПК РФ неприменимой и отказал в удовлетворении ходатайства гражданина Б. о замене его как истца в порядке процессуального правопреемства, отметив, что изменение собственника имущества само себе еще не влечет перемены лиц, участвующих в процессе, поскольку процессуальное законодательство не предусматривает замену ненадлежащего истца. Суд отказал и в удовлетворении исковых требований, сославшись на то, что истец перестал являться собственником участка, и, следовательно, его законных прав ответчик нарушить уже не мог (определение и решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 24 ноября 2016 г. по делу № 2-1186/2016) 1 . Вышестоящий суд поддержал решение суда первой инстанции, указав при этом на то, что сын гражданина Б. не воспользовался правом на вступление в дело в качестве третьего лица, а также на то, что он вправе обратиться в дальнейшем с иском в суд самостоятельно (апелляционное определение Ленинградского областного суда от 22 марта 2017 г. по делу № 33-1597/2017, 33-1598/2017). Безуспешной оказалась и надзорная жалоба истца в Верховный Суд Российской Федерации (истцу отказали в передаче жалобы № 33-КФ17-534 для рассмотрения в судебном заседании ВС РФ) 2 .

Гражданин Б. и его сын решили, что такие судебные акты нарушили их конституционные права, и обратились с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации. По мнению заявителей, ч. 1 ст. 44 ГПК РФ в том смысле, который придается ей правоприменительной практикой, нарушает:

  • право собственности приобретателя имущества (ч. 1-2 ст. 35 Конституции РФ), поскольку, как пояснил на открытом слушании дела в КС РФ адвокат – представитель заявителей, новому собственнику фактически приходится либо воздерживаться от защиты права, либо, в ином случае, нести издержки, связанные с инициацией нового судебного разбирательства в отношении приобретенного имущества, так как в первоначальный процесс его как процессуального преемника не допустили. Получается, что ограничивается свобода реализации правомочий собственника;
  • ст. 8 Конституции РФ, так как затрагивается гражданский оборот, ведь мотивация на приобретение имущества снижается, если лицо знает о риске непризнания за ним процессуального правопреемства;
  • принцип правовой определенности в отношении положения нового собственника, который признается международным правом, включая Конвенцию о защите прав человека и основных свобод в истолковании ЕСПЧ. Следовательно, нарушаются, как указал представитель заявителей, ч. 1 ст. 17 и ч. 4 ст. 15 Конституции РФ;
  • принцип равенства (ч. 1-2 ст. 19 Конституции РФ), так как в неравном положении оказываются правопреемники по обязательственным и вещным правоотношениям. Суды в деле заявителей, отметил адвокат, ограничительно истолковали ч. 1 ст. 44 ГПК РФ, восприняв содержащийся в ней открытый перечень случаев правопреемства, как в то же время замкнутый исключительно на различных ситуациях перемены лиц в обязательствах. Представитель указал на то, что такая дифференциация не имеет объективного и разумного оправдания;
  • процессуальный принцип состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), поскольку подрывается баланс интересов истца и ответчика. Ответчик получает, по мнению заявителей, необоснованное преимущество, а именно возможность преодолеть все процессуальные результаты первоначального процесса при новом рассмотрении дела по иску уже нового собственника;
  • право на судебную защиту (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ). Заявители полагают, что переход права собственности от одного лица к другому не должен негативно сказываться на гарантии судебной защиты такого права.
Читайте также:
Отказ от иска в гражданском процессе: образец

Кроме того, заявители указали на нарушение ст. 18 (права и свободы человека действуют непосредственно и должны определять смысл деятельности органов публичной власти), ч. 1 ст. 21 (охрана достоинства личности) и ч. 2-3 ст. 55 Конституции РФ (запрет отмены или умаления прав человека и возможность их ограничения только посредством федерального закона в конституционно-значимых целях).

Представитель заявителей подчеркнул, что за материальным правопреемством должно следовать процессуальное. Если не признавать процессуального правопреемства за лицом, ставшим собственником спорного имущества в период судебного разбирательства и поддерживающим исковые требования, то все результаты процесса, даже если иск был обоснован, утрачиваются – в этом состоит один из ключевых аргументов заявителей. Их адвокат указал на то, что в случае, когда суд отказывает в удовлетворении иска фактически из-за смены собственника спорного имущества, не допуская процессуального правопреемства, истец несправедливо лишается возможности возмещения судебных расходов, а новый собственник необоснованно оказывается в ситуации, когда он вынужден самостоятельно обращаться в суд с тем же требованием и нести вновь судебные расходы, доказывать те или иные обстоятельства, тратить время.

Представители госорганов оказались солидарны в позиции друг с другом и с заявителями в отношении того, что права последних действительно были нарушены. Даже ссылки оппонентов на судебную практику высших судов оказались почти одинаковыми. Дело в том, что по существу аргументы заявителей никем не оспаривались, но представители госорганов в отличие от заявителей, требующих признания оспариваемой нормы неконституционной в том ограничительном смысле, который ей придали суды, высказались в пользу конституционности ч. 1 ст. 44 ГПК РФ самой по себе, а ошибочными назвали конкретные судебные решения по делу заявителей. Они указали при этом, что КС РФ не является судебной инстанцией, уполномоченной на проверку конкретных судебных актов. Напомним, что КС РФ по жалобам граждан на нарушение их конституционных прав и свобод проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле. При этом Суд решает исключительно вопросы права и воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов (ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, п. 3 ч. 1, ч. 3-4 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации”).

Полномочный представитель Госдумы в КС РФ Марина Беспалова указала, что позиция нижней палаты парламента состоит в рассмотрении ч. 1 ст. 44 ГПК РФ как обеспечивающей дополнительные гарантии права на судебную защиту. Она пояснила, что правопреемство в материально-правовых отношениях влечет за собой процессуальное правопреемство, и это подтвердил ВС РФ (п. 2.2 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом ВС РФ 22 мая 2013 г.). Обратное не согласовывалось бы с принципом процессуальной экономии и эффективности. При наличии соответствующего волеизъявления собственника (то есть и в вещных правоотношениях) в случае материального правопреемства должно быть и процессуальное, пояснила депутат. Кроме того, переход права, защищаемого в суде, в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юрлица, переход права собственности на вещь, уступка права требования и прочее) влечет переход права на возмещение судебных издержек (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела”).

Читайте также:
Безнадзорные животные в гражданском праве

Как в случае перехода прав в порядке универсального правопреемства исчисляется исковая давность? Узнайте ответ в “Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Полномочный представитель Совета Федерации в КС РФ Андрей Клишас отметил, что ст. 44 ГПК РФ является единственной в кодексе, закрепляющей возможность процессуального правопреемства, поэтому признание ее ч. 1 противоречащей Конституции РФ он считает нецелесообразным для заявителей. Он также указал, что применительно к процессуальному правопреемству потенциальный риск признания “заранее” права на вещь за преемником, например, истца, когда предметом спора является как раз вопрос о принадлежности права собственности, нивелируется тем, что суд может разрешить этот спор своим решением по существу в любом случае, то есть даже если допустит правопреемство в процессе. Впрочем, как справедливо заметил представитель заявителей, в деле последних предметом спора не являлось решение вопроса о принадлежности права.

Судебная практика в целом признает возможность процессуального правопреемства применительно и к вещным правоотношениям, а не только обязательственным, отметил полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, ссылаясь на различные решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов. По его мнению, если в ч. 1 ст. 44 ГПК РФ “опустить скобки” (то есть исключить из нормы перечень, уточняющий случаи выбытия стороны из правоотношений), то содержание нормы станет абсолютно ясным и допускающим при этом процессуальное правопреемство при смене собственников имущества, если поступит соответствующее ходатайство стороны. Михаил Кротов подчеркнул, что судебная практика по этому вопросу достаточно устойчива, а в деле заявителей была, увы, допущена судебная ошибка. Кроме того, он полагает, что конституционные права заявителей затронуты в любом случае не были, а можно говорить лишь о нарушении принципа процессуальной экономии. Председатель КС РФ Валерий Зорькин в связи с этим в форме вопроса обратил внимание на то, что совершенную, по словам Михаила Кротова, “судебную ошибку” не скорректировал и ВС РФ, что, возможно, свидетельствует об изъяне в системе судов общей юрисдикции, который заключается в невозможности исправить ситуацию нарушения прав лица при определенных обстоятельствах.

Полномочный представитель Генпрокурора в КС РФ Татьяна Васильева поддержала позицию коллег – представителей госорганов и отметила, что формулировка ч. 1 ст. 44 ГПК РФ является не очень удачной и позволяет судам в редких случаях толковать ее ограничительно, как в деле заявителей. Тем не менее сама по себе норма не противоречит Конституции РФ (Определение КС РФ от 17 июня 2010 г. № 820-О-О, Определение КС РФ от 25 мая 2017 года № 1066-О и другие). Часть 1 ст. 44 ГПК РФ допускает и сейчас процессуальное правопреемство как применительно к обязательственным, так и вещным правоотношениям, но при этом не должна исключаться возможность соответствующей корректировки данной нормы, заметила Татьяна Васильева.

К каким выводам в результате рассмотрения жалобы заявителей придет КС РФ, портал ГАРАНТ.РУ расскажет после вынесения Судом соответствующего постановления.

1 С информацией по делу № 2-1186/2016 можно ознакомиться на официальном сайте Всеволжского городского суда Ленинградской области.
2 С информацией по жалобе № 33-КФ17-534 можно ознакомиться на официальном сайте ВС РФ.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: