Принцип разумности сроков судопроизводства по гражданским делам

Статья 6.1 ГПК РФ. Разумный срок судопроизводства и разумный срок исполнения судебного постановления

1. Судопроизводство в судах и исполнение судебного постановления осуществляются в разумные сроки.

2. Разбирательство дел в судах осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом, но судопроизводство должно осуществляться в разумный срок.

3. При определении разумного срока судебного разбирательства, который включает в себя период со дня поступления искового заявления или заявления в суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного постановления по делу, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников гражданского процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

4. Обстоятельства, связанные с организацией работы суда, в том числе с заменой судьи, а также рассмотрение дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумного срока судопроизводства по делу.

5. Правила определения разумного срока судопроизводства по делу, предусмотренные частями третьей и четвертой настоящей статьи, применяются также при определении разумного срока исполнения судебных актов.

6. В случае если после принятия искового заявления или заявления к производству дело длительное время не рассматривалось и судебный процесс затягивался, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

7. Заявление об ускорении рассмотрения дела рассматривается председателем суда в пятидневный срок со дня поступления заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное определение, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть указаны действия, которые следует осуществить для ускорения судебного разбирательства.

Комментарий к статье 6.1 ГПК РФ. Разумный срок судопроизводства и разумный срок исполнения судебного постановления

Статья 6.1 ГПК РФ введена в кодекс только в 2010 году. Ее принятие было обусловлено Постановлением Европейского суда по правам человека от 15 января 2009 года, которым Российская Федерация была обязана ввести средство правовой защиты, которое обеспечивает возмещение в связи с длительным неисполнением судебных решений, вынесенных против государства или его органов. Такое средство правовой защиты должно соответствовать принципам Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Во исполнение этого постановления принят Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Разъяснение порядка применения правовых норм, касающихся компенсации, приведено в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

В статье 6.1 ГПК РФ введено новое для гражданского судопроизводства понятие – разумный срок. Следует отличать разумный срок рассмотрения и разрешения дел от установленных кодексом процессуальных сроков. Разумный срок определяется периодом с момента подачи искового заявления в суд, до дня принятия последнего судебного постановления по делу (включая судебные постановления по апелляционной жалобе на решение суда, кассационной или надзорной жалобам).

Разумный срок судопроизводства определяется в каждом конкретном деле исходя из особенностей различных категорий дел, с учетом:

  • обстоятельств дела и его сложности;
  • длительности процесса (судопроизводства по делу или исполнения судебного акта);
  • поведения сторон и других участников процесса;
  • действий (бездействия) заявителя и государственных органов;
  • значимости рассмотренного спора и его последствий для лица, в отношении которого допущено нарушение разумных сроков.

Статьей 6.1 ГПК РФ предусмотрена возможность ускорения дела путем обращения с соответствующим заявлением на имя председателя суда, в котором рассматривается гражданское дело. Следует отметить, что полномочия председателя суда ограничены принципом независимости судей, могут быть направлены только на процессуальные действия, способствующие ускорению рассмотрения дела.

Заявление об ускорении рассмотрении дела

Не нашли ответ на свой вопрос? Задайте его юристу по телефону!

Санкт-Петербург: +7 (812) 565-33-70

Разумность как принцип гражданского права

Разумность в праве

Доцент кафедры гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета Андрей Павлов рассказал, что принцип разумности был включен в гражданское законодательство меньше 30 лет назад, – сначала в Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года, а затем в Гражданский кодекс, – но за это время так естественно вошел в наше понимание, что воспринимается как базовый. Доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Андрей Ширвиндт объяснил, что разумность пришла к нам из Венской конвенции, и с тех пор в российском законодательстве она встречается все чаще и чаще.

Читайте также:
Ходатайство о ведении аудиозаписи в гражданском процессе

Министр юстиции Александр Коновалов отметил, что разумность имеет особое значение для любого правопорядка: “В глазах правопорядка разумное поведение является общедоступным и осуществимым, а сама разумность связана с нравственностью”.

«Для правоприменителя разумность – правообладающий элемент из триады принципов, ведь роль права – избавиться от хаоса и найти наилучшее решение»

Даже при низком уровне ума и нравственности и полном отсутствии социализации лицо должно соизмерять свое поведение со здравым смыслом и быть способно обладать таким уровнем разумности, чтобы не совершать правонарушения и преступления, считает Коновалов. По его словам, нужно стимулировать участников гражданского оборота к разумным действиям. Директор юридического института «М-Логос» Артем Карапетов согласился: «Право должно быть разумным, потому что антоним разумности – глупость».

Доцент кафедры гражданского права и процесса НИУ ВШЭ Ольга Мазур уверена: для оценки нормативной конструкции имеет значение лицо, которое должно соизмерять свое поведение с требованием разумности и добросовестности, т.е. субъект правоотношений. «Поэтому при его определении надо отталкиваться от субъекта оценки и ориентироваться на объем знания субъекта, а не выводить универсальный золотой поведенческий стандарт», – считает Мазур. «Стандарт поведения должен быть разным», – заявила лектор московской Высшей школы социальных и экономических наук Олеся Петроль.

Разумность и добросовестность

По мнению Карапетова, оценочные понятия, которые интегрированы в нашу правовую систему – разумность, справедливость, добросовестность – являются взаимозаменяемыми. «Это игра в слова», – считает Карапетов. С ним не согласилась Мазур: «Требование добросовестности относится к базовым. А стандарт разумности должен применяться только там, где это законодательно предусмотрено. Таким образом, разумность – это повышенное требование, оно предполагает дополнительную эффективность». Ширвиндт уверен: вести себя разумно и добросовестно – значит вести себя так, как положено модельному субъекту гражданского права, как мы ожидаем от всякого нормального человека, с учетом интересов других лиц. При этом Ширвиндт отметил, что добросовестность возведена в ранг общего принципа.

“Разумность и добросовестность – два стандарта, которые заданы в ГК”

Дмитрий Степанов, партнер корпоративной практики АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1 место По выручке 1 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1 место По количеству юристов Профайл компании ×

Как применяется разумность?

«Сейчас законодательный процесс очень сложный, и законодателю не всегда интересно подробно расписывать все термины. Развитие права происходит в основном в судах, это общемировая практика, и надо относиться к ней нормально. Поэтому на судах и лежит ответственность. Они должны осознавать это и быть открытыми, формулировать, выводить и дописывать норму за законодателя, объяснять свою позицию», – считает Карапетов. «Когда суд устанавливает, была разумность или нет, он просто устанавливает факты», – заявила Петроль.

«Чем дальше, тем больше правовым регулированием будут заниматься суды»

Читайте также:
Близкие родственники по гражданскому кодексу РФ

Степанов заметил, что до некоторых пор суды вообще не замечали норму о разумности. Все изменилось лишь после появления постановления Пленума ВАС № 62. «Разумность присутствует в законе и учебниках, но суды применять ее не хотят. В частности, они не любят оценивать разумность директора, не хотят заниматься переоценкой коммерческой составляющей сделки. Потому что если наказывать директора, то надо наказывать и всех остальных. Я проанализировал более 4000 дел и вижу, что суды очень редко привлекают директоров за неразумное поведение», – сообщил Степанов.

Разумные сроки судопроизводства в арбитражных судах и исполнения судебного акта

В статье 6.1 АПК РФ закреплена обязанность арбитражного суда осуществлять правосудие в разумный срок. Эта обязанность соответствует положениям ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 04.11.1950). Данный документ называет разбирательство в разумный срок одним из стандартов справедливого судебного разбирательства. Но эта международная норма долгое время не была имплементирована в правовую систему России. Только в 2010 г. в целях реализации положений указанной Конвенции был принят Федеральный закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Одновременно АПК РФ был дополнен статьей 6.1.

Некую определенность в понимание указанного стандарта вносит ч. 2 ст. 6.1 АПК РФ, согласно которому, с одной стороны, разбирательство дел в арбитражных судах осуществляется в те сроки, которые определены законом, с другой стороны, если продление этих сроков и допустимо в некоторых случаях, то принцип разумности все равно должен быть соблюден. В связи с этим применению подлежат положения ст. 152 АПК РФ, согласно которой дело должно быть рассмотрено арбитражным судом первой инстанции в срок, не превышающий трех месяцев со дня поступления заявления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и на принятие решения по делу, если законом не установлено иное. Этот срок может быть продлен на основании мотивированного заявления судьи, рассматривающего дело, председателем арбитражного суда до шести месяцев в связи с особой сложностью дела, со значительным числом участников арбитражного процесса. При этом срок, на который производство по делу было приостановлено или судебное разбирательство отложено, не включается в срок рассмотрения дела, но учитывается при определении разумного срока судопроизводства.

Поскольку даже оценочные понятия не могут определяться абсолютно произвольно, в ч. 3 ст. 6.1 АПК РФ установлен перечень обстоятельств, которые необходимо учитывать при определении разумного срока судопроизводства, а именно:

  • правовая и фактическая сложность дела;
  • поведение участников арбитражного процесса;
  • достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела;
  • общая продолжительность судебного разбирательства.

Как видно, этот перечень во многом согласуется с тем пониманием разумных сроков, которого придерживается ЕСПЧ. Как следует из ч. 5 ст. 6.1 АПК РФ, данные правила распространяются и на сроки исполнения судебных актов.

В критерий правовой и фактической сложности дела, по нашему мнению, следует включать такие показатели, как количество и состав лиц, участвующих в деле, их территориальное расположение, необходимость проведения экспертиз, объем доказательств, подлежащих исследованию, объем правовых норм (в т.ч. международных), подлежащих применению и пр. В настоящее время арбитражными судами при определении сложности дела применяются рекомендации, изложенные в информационном письме Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 N 167 «Рекомендации по применению критериев сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах Российской Федерации».

От поведения участников процесса также зависит, насколько оперативно будут разрешены все процессуальные вопросы. Здесь важными являются такие моменты, как явка лиц в заседание, предоставление ими доказательств, уважение к суду, желание содействовать осуществлению правосудия и пр.

Еще один критерий — достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела. Сюда входят своевременное и полное выполнение арбитражным судом обязанностей по извещению сторон, обоснованность перерывов и переносов судебных заседаний, определение необходимых и истребование недостающих доказательств и пр.

Дополнительной гарантией соблюдения указанного стандарта правосудия выступает ч. 4 ст. 6.1 АПК РФ, согласно которому ряд обстоятельств не являются основаниями для превышения сроков разбирательства дела в суде. Выделяется две категории таких обстоятельств:

— связанные с организацией работы суда;

Читайте также:
Ходатайство о привлечении соответчика в гражданском процессе

— рассмотрение дела различными инстанциями.

Что касается организационных факторов, то сколь бы они ни были значительными, предполагается, что их наличие не должно ущемлять право каждого на справедливый суд. Законодатель отдельно выделяет такие обстоятельства, которые требуют замены судьи (длительное его отсутствие ввиду болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождения в служебной командировке), подчеркивая, что и они не являются уважительными в смысле общих правил, установленных относительно разумных сроков судопроизводства. С другой стороны, как подчеркнул Высший Арбитражный Суд РФ, нарушение установленных законодательством РФ сроков рассмотрения дела само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок (см. п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 99). Поэтому необходимость оценочного подхода сохраняется и здесь.

Несмотря на то, что российская судебная система и процессуальное законодательство демонстрируют приверженность международным стандартам правосудия, в реальности принцип разумного срока судопроизводства может нарушаться в силу различного рода обстоятельств. В этом случае, как следует из ч. ч. 6 и 7 ст. 6.1 АПК РФ, у заинтересованных лиц существует возможность просить арбитражный суд об ускорении рассмотрения дела. Эта просьба может быть удовлетворена при соблюдении следующих условий:

  1. арбитражный суд уже принял исковое заявление (заявление) к производству;
  2. заявление с просьбой об ускорении рассмотрения дела подано председателю соответствующего арбитражного суда;
  3. заявление подано заинтересованным лицом. Круг этих лиц закон не раскрывает, но к ним, как представляется, относятся лица, участвующие в деле, а также все иные лица, чьи права или законные интересы могут быть затронуты предстоящим судебным решением;
  4. в заявлении должно содержаться обоснование данной просьбы (это требование вытекает из того обстоятельства, что по результатам рассмотрения заявления председатель арбитражного суда выносит мотивированное определение, а если в заявлении нет обоснований, приведение мотивов в определении невозможно).

Важно иметь в виду, что ч.7 ст. 6.1 АПК РФ императивно определяет лишь срок рассмотрения такого заявления — пять дней со дня поступления в арбитражный суд. Что же касается того, будет ли просьба заинтересованного лица удовлетворена или нет, закон императивных правил не устанавливает. Председатель суда принимает решение с учетом всех известных ему фактических и правовых обстоятельств и может в удовлетворении просьбы отказать.

В случае если просьба об ускорении рассмотрения дела удовлетворяется, в определении устанавливается срок такого рассмотрения либо указываются те процессуальные действия, которые необходимо совершить для ускорения разбирательства по делу.

13 800 лет — разумный срок для исполнения решения суда, или Секрет философского камня

Законом предусмотрена возможность взыскания ущерба, причиненного незаконными действиями судебных приставов-исполнителей. Однако, на практике данная возможность реализуется не всегда.

Часто встречающимся основанием для отказа в удовлетворении требований взыскателя является «сохранение возможности исполнения судебного акта в отношении должника» (например, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.12.2016 № Ф01-5363/2016 по делу № А28-232/2016; Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2017 по делу № А51-12129/2017).

К сожалению, некоторые суды обосновывают вывод о сохранении данной возможности только тем, что исполнительное производство не прекращено и (или) судебным приставом совершаются исполнительные действия (без анализа их эффективности). По мнению судов, если исполнительное производство не прекращено, то всегда есть возможность что-то да получить взыскателю, а срок же, когда это случится не имеет значение.

Если подумать, то призрачная надежда на исполнение судебного акта есть всегда, например, ежемесячные отчисления с зарплаты, даже если они маленькие; должник всегда может устроиться на более высокооплачиваемую работу или получить дополнительный источник дохода; можно взять кредит в банке, чтобы рассчитаться с долгами; а вдруг наследство откроется и многие другие гипотетические шансы погасить задолженность.

Но можем ли мы ставить взыскателя в зависимость от наступления данных возможностей и заставлять его жить с надеждой, что должник изыщет возможность рассчитаться по долгам как можно быстрее? Особенно если должник вообще не стремиться погашать задолженность…

Я думаю, что не у кого не возникает сомнений, что единственный правильный ответ на данный вопрос – конечно нет. Это следует также из анализа правового регулирования вопроса принудительного исполнения судебных актов.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ[1], обеспечение права каждого на справедливое судебное разбирательство его дела в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок является неотъемлемой составляющей гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту (ч. 1 ст. 46), которое по смыслу ч. 1 ст. 1, ст. 2, ч. 2 ст. 4, ст. 15, 17 – 19 и ч. 1 ст. 118 Конституции РФ относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека, выступает гарантией всех других прав и свобод и предполагает эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и обеспечивающего охрану прав и свобод человека и гражданина от произвола властей.

Читайте также:
Как отозвать апелляционную жалобу по гражданскому делу

Касательно судебных актов, вынесенных по отношению к частным организациям, основная функция государства состоит в обеспечении эффективного механизма исполнения таких актов, в частности через процедуру принудительного исполнения судебных актов, регламентированную Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

Эффективность предусмотренного механизма определяется, в том числе, и через категорию сроков исполнения актов. Так, в силу ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве» задачей исполнительного производства является своевременное исполнение судебных актов, определяемое через разумные сроки погашения задолженности.

Верховный Суд РФ неоднократно подчеркивал, что по данной категории необходимо учитывать возможность исполнения судебного акта именно в разумный срок(Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2016 № 5-КГ16-37; Определение Верховного Суда РФ от 03.10.2017 № 49-КГ17-23; Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2017 № 53-КГ16-30).

Разумный срок должен определяться в каждом деле с учетом особенностей конкретной ситуации: сумма задолженности, фигура должника (физическое лицо, индивидуальный предприниматель, юридическое лицо), состав имущества должника и других обстоятельств.

Так, например, в рамках дела А33-26582/2015 суды отказали в удовлетворении требований, указав, что имеется возможность взыскания за счет заработной платы должника. И все бы было хорошо, если бы ежемесячные отчисления не составляли всего 3 000 рублей, а размер задолженности более 49 млн. рублей. Суды посчитали, что окончательное исполнение судебного акта только через 13 800 лет не нарушает прав взыскателя, и не может служить основание для взыскания ущерба, причиненного приставом (суды признали, что действия пристава были незаконными). Видимо суды, рассматривающие данное дело, знают секрет бесконечной жизни….

Вышеприведенное дело является показательным примером абсурдности подхода судов о том, что сохранение эфемерной возможности исполнения судебного акта свидетельствует о недоказанности утраты возможности взыскания задолженности с должника.

Кроме того, необходимо ответить на вопрос насколько распространенный подход судов справедлив по отношению к взыскателю?

Указывая, что пока продолжается исполнительное производство сохраняется возможность взыскания, суды ставят возможность взыскания убытков в прямую зависимость от действий пристава, чьими незаконными действиями и были причинены убытки.

Реализация подхода судов может привести к тому, что убытки, причиненные незаконными действиями сотрудников ФССП, никогда не будут взыскиваться Это обусловлено тем, что приставы будут заинтересованы в том, чтобы не прекращать исполнительные производства вне зависимости от фактической возможности взыскания чего-либо с должника только для того, чтобы иметь формальнее препятствие для отказа судами в удовлетворении требований о взыскании убытков с ФССП.

Согласно Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53); права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52).

Из содержания названных конституционных норм, как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 04.06.2009 № 1005-О-О, следует, что действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц, причинившие вред любому лицу, влекут возникновение у государства обязанности этот вред возместить, а каждый пострадавший от незаконных действий органов государственной власти или их должностных лиц наделяется правом требовать от государства справедливого возмещения вреда.

При этом участвуя в регулируемых гражданским законодательством отношениях, возникающих при возмещении вреда, причиненного частным лицам, Российская Федерация выступает на равных началах с иными участниками этих отношений[2].

Отсюда следует, что в силу равенства всех перед судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ) суды не вправе отдавать предпочтение государственным органами и их должностным лицам при рассмотрении любых дел, в том числе дел о взыскании убытков с государства.

Читайте также:
Замена гражданского паспорта в 45 лет

Однако, трактовка продолжения исполнительного производства как обстоятельства, свидетельствующего о сохранении возможности взыскания денежных средств с должника, и приводящего к возможности отказа во взыскании убытков с ФССП по формальным причинам, является «прогосударственным» подходом, который несправедлив по отношению к кредиторам, чьи интересы и так уже нарушены незаконными действиями приставов.

По-моему мнению, судам необходимо перестать квалифицировать продолжение исполнительного производства как обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии ущерба для взыскателя, и начать устанавливать возможность удовлетворения требований кредитора в разумные сроки.

Коллеги, интересно Ваше мнение по данному вопросу. Свидетельствует ли продолжение исполнительного производства об отсутствии утраты возможности взыскания с должника? Может быть у Вас есть примеры дел по данной категории споров.

[1]Постановление КС РФ от 19.07.2011 № 17-П; Определение КС РФ от 28.06.2012 № 1258-О; Определение КС РФ от 1.11.2012 № 2008-О

[2] Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2005 № 8-П

Пленум ВС уточнил разъяснения о компенсациях за нарушение права на судопроизводство в разумный срок

29 июня Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление о внесении изменений в Постановление Пленума от 29 марта 2016 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Изменения обоснованы изменениями законодательства и новыми вопросами, возникающими при рассмотрении таких дел.

В частности, в п. 2 внесено разъяснение о том, что Закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок распространяется в том числе и на случаи нарушения разумных сроков исполнения судебных актов, возлагающих на федеральные и региональные органы власти, органы местного самоуправления, иные органы и организации, наделенные отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих обязанность исполнить иные требования имущественного характера (неденежные) и (или) требования неимущественного характера.

По мнению адвоката АК «Гражданские компенсации» Ирины Фаст, иногда предусмотренные законодательством механизмы принуждения должника – органа государственной власти к исполнению требований неимущественного характера не позволяют обеспечить своевременное исполнение решения суда (например, ремонт дороги, вывоз мусора и т.п.). «До настоящего времени единственным способом воздействия в случае неисполнения судебного акта в срок, установленный для добровольного исполнения, было систематическое привлечение должника к административной ответственности по ст. 17.15 КоАП РФ. При этом, несмотря на наложение административных штрафов, решение суда может оставаться неисполненным, что, безусловно, лишает заинтересованное лицо права на судебную защиту и возмещение причиненного неимущественного вреда. Внесение изменений позволяет устранить эту несправедливость», – полагает эксперт.

Согласно новой редакции п. 3 постановления Закон о компенсации также распространяется на случаи присуждения компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок при наличии оснований и соблюдении условий, указанных в ч. 6–7.3 ст. 3 этого закона.

В п. 11 абз. 3 и 4 заменены разъяснением о том, что в административном иске о компенсации, подаваемом потерпевшим или иным заинтересованным лицом, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, помимо прочего, должны быть указаны сведения об общей продолжительности уголовного судопроизводства, исчисляемой со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, либо до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, либо до дня прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора (п. 5 ч. 2 ст. 252 КАС РФ). Из этого пункта также исключается абз. 5, который разъяснял, что если в нарушение ч. 1 ст. 42 УПК лицо не было признано потерпевшим незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела, то в заявлении о компенсации также указывается дата подачи заявления о преступлении.

Пункт 13 дополнен двумя абзацами о том, что к документам, прилагаемым к заявлению о компенсации, подаваемому в суд, не применяются требования, указанные в п. 1, 3, 4, 6–7 ч. 1 ст. 126 КАС РФ (ч. 3 ст. 252 Кодекса), в п. 1, 3, 4, 6–7 ч. 1 ст. 126 АПК РФ. При решении вопроса о принятии к производству заявления о компенсации судья также проверяет наличие оснований для отказа в принятии административного иска, заявления, предусмотренных ст. 128 КАС, ст. 127.1 АПК.

Читайте также:
Проект решения суда: образец по гражданским делам

Изложен в новой редакции и абз. 2 п. 17 о том, что по результатам досудебного производства по уголовному делу заявление о компенсации может быть подано в суд в сроки, установленные в ч. 6–7.3 ст. 3 Закона о компенсации, ч. 5–8 ст. 250 КАС. В свою очередь, п. 19 дополнен абз. 5 следующего содержания: «В случае если исполнение судебного акта по неденежному требованию имущественного характера или требованию неимущественного характера осуществляется органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом или организацией, наделенной отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим без выдачи судом исполнительного документа, возбуждения исполнительного производства и законодательством не установлен срок исполнения соответствующих требований, заявление о компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок подается не ранее чем через 6 месяцев со дня вступления судебного акта в законную силу или истечения установленного судом срока его исполнения либо не позднее чем через 6 месяцев со дня завершения (окончания, прекращения) исполнения судебного акта (ч. 8 ст. 3 Закона о компенсации, ч. 4 ст. 250 КАС РФ, ч. 3 ст. 222.1 АПК РФ)».

Согласно новой редакции абз. 3 п. 26 документа не имеют права на подачу заявления о компенсации лица, требующие ее присуждения за нарушение права на исполнение судебных актов, не предусматривающих обращения взыскания на средства федерального бюджета, бюджета субъекта РФ, местного бюджета либо не возлагающих на органы власти и должностных лиц обязанность исполнить иные требования имущественного характера и (или) требования неимущественного характера.

В п. 29 уточнено, что 6-месячный срок обращения в суд с заявлением о компенсации может быть восстановлен при наличии ходатайства об этом лица, подающего заявление о компенсации. Также скорректирован абз. 1 п. 30, регламентирующего порядок восстановления судом пропущенного срока.

В п. 36 уточнен перечень властных структур, на которых возложена обязанность по исполнению судебного акта, по которому допущено превышение разумного срока исполнения.

Постановление дополнено п. 37.1, в котором указано, что если лицо, являющееся должником (административным ответчиком, иным участником судебного процесса), реорганизовано, упразднено и (или) его полномочия в период исполнения судебного акта переданы другому лицу, то суд, рассматривающий дело о присуждении компенсации за нарушение срока исполнения данного акта, привлекает к участию в деле лицо, участвующее в правоотношениях, установленных соответствующим судебным актом, независимо от осуществления правопреемства в рамках процесса исполнения данного судебного акта.

Ирина Фаст полагает, что тем самым устраняется существующий в правоприменительной практике пробел присуждения компенсации в случае, если к моменту рассмотрения требований о компенсации лицо, являющее должником, реорганизовано или упразднено. «Верховный Суд предлагает отойти от формального подхода при определении правопреемника должника и в любом случае привлекать к участию в деле лицо, участвующее в правоотношениях, установленных соответствующим судебным актом», – подчеркнула она.

Документ также дополняется п. 43.1 о том, что при принятии судебного акта по нескольким самостоятельным требованиям нескольких лиц каждое из них вправе требовать компенсацию за нарушение срока исполнения такого акта при условии нарушения разумного срока исполнения соответствующего требования. Если судебным актом удовлетворено совместное требование нескольких лиц (например, имущество передано в общую собственность или совместное пользование нескольким лицам), каждое из них вправе требовать компенсацию за нарушение срока исполнения судебного акта независимо от того, кто из них обратился за его исполнением.

Пункт 55 дополнен разъяснением, о том, что в случае, если исполнение судебного акта по требованиям имущественного или неимущественного характера осуществляется без выдачи исполнительного документа и возбуждения исполнительного производства или производства по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, при исчислении общей продолжительности исполнения судебного акта учитывается период со дня вступления в законную силу соответствующего судебного акта до дня завершения (окончания, прекращения) исполнения судебного акта.

Кроме того, постановление дополнено п. 56.1 и 56.2 о том, что судам следует иметь в виду, что общая продолжительность судопроизводства или исполнения судебного акта, которое не окончено, устанавливается при принятии решения об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления о компенсации на день принятия такого решения. При оценке разумности сроков исполнения судебных актов по неденежным требованиям имущественного характера или по требованиям неимущественного характера должны учитываться сроки их исполнения, истекшие до вступления в силу Федерального закона от 19 декабря 2016 г. № 450-ФЗ.

Читайте также:
Куда подается надзорная жалоба по гражданскому делу

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич отметил, что поправки носят явно системный характер и вызваны, в первую очередь, необходимостью дальнейшего развития института компенсации за нарушение права на судопроизводство. «Само Постановление № 11 имело революционный характер для нашей правовой системы, а его практическое применение в любом случае потребовало бы корректировки первоначальных положений. В комментируемых изменениях большое внимание уделяется самой процедуре обращения с иском, процессуальным срокам, их восстановлению. Сам объем таких изменений свидетельствует о значительной аналитической работе, проделанной авторами документа, внимательном изучении именно практических аспектов применения постановления, поэтому сам документ можно только приветствовать», – полагает он.

По словам адвоката, его коллегам практически ежедневно приходится сталкиваться с жалобами на длительность рассмотрения судебных дел и последующее исполнение постановленных судебных решений. «Именно скорость судопроизводства является важнейшим критерием для подавляющего большинства граждан, сталкивающихся с судебной системой. Всем хочется, чтобы решение суда было, во-первых, справедливым, во-вторых, быстрым. Но если критерии справедливости судебного решения серьезно отягощены субъективным мнением стороны процесса, то вопросы скорости правосудия всеми понимаются примерно одинаково. Полагаю, что было бы совсем не лишним приложить усилия для популяризации обсуждаемого постановления, потому что его применение не так распространено, как могло бы быть», – убежден Дмитрий Хомич.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Пленум ВС научил рассматривать гражданские иски по уголовным делам

В новом постановлении Пленум Верховного суда разъяснил, кто может обратиться с гражданским иском, а кого привлекут в качестве ответчика, призвал учитывать аморальное поведение потерпевших и не стесняться в этом случае снижать размер компенсации. Также Пленум определил правила подсудности гражданских исков, решения по которым отменила апелляция, и призвал наказывать судей, которые необоснованно отказывают в подобных исках.

Впервые Пленум ВС представил разъяснения на тему гражданских исков в июне. Ко «второму чтению» документ претерпел значительные изменения, рассказала судья-докладчик Светлана Шмотикова. При этом за три месяца рабочая группа ВС и госорганы не смогли прийти к единому мнению по некоторым спорным положениям.

Источник: Постановление Пленума ВС «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу».

1. Про истца

Пленум ВС обращает внимание судов на то, что право подать гражданский иск в рамках уголовного дела есть как у физических, так и у юридических лиц. При этом граждане могут заявить дополнительное требование (о возмещении морального вреда).

Государственные и муниципальные предприятия тоже могут подать иск. А могут не подавать, и тогда за них это сделает прокурор. Гособвинитель также вправе подать иск в интересах несовершеннолетнего потерпевшего, если это не сделают его представители.

При этом Генпрокуратуре отказали в поправке, которой предусматривалось право публично-правовых образований (например, субъектов РФ) обращаться с гражданским иском самостоятельно, от своего лица.

По общему правилу, в качестве гражданского ответчика выступает обвиняемый по уголовному делу. Если закон возлагает обязанность возмещения вреда на кого-то еще, его и нужно привлечь – конкретное физическое или юридическое лицо.

Например, по искам о преступлениях, связанных с причинением вреда работником организации при исполнении трудовых обязанностей, суд должен привлечь ответчиком работодателя (юрлицо). А владелец автомобиля должен быть привлечен в качестве ответчика по делу о причинении вреда в результате ДТП.

Ко второму чтению Пленум разъяснил, что быть ответчиком по гражданскому иску должны и те, кто неправомерно завладел чужим имуществом – даже если уничтожили или повредили это имущество уже другие люди. На этой поправке настаивали в правовом управлении президента и в Генпрокуратуре, рассказала Шмотикова.

В качестве представителя юридического лица, признанного гражданским истцом по уголовному делу, допускаются адвокаты и другие лица с соответствующими полномочиями.

Полномочия представителя должны быть подтверждены ордером, если интересы юридического лица представляет адвокат, либо доверенностью, оформленной надлежащим образом.

Читайте также:
Заявление о привлечении соответчика в гражданском процессе

Документы понадобятся и в тех случаях, когда представителем юрлица в суде является его руководитель. Он должен подтвердить статус руководителя и факт наделения такими полномочиями.

Если в рамках уголовного дела решить гражданский иск не удалось, или в случае отмены решения в этой части в апелляции – подсудность определяется по правилам ГПК.

Пленум ВС подчеркивает: характер и размер причиненного преступлением имущественного вреда доказывает государственный обвинитель.

Иной имущественный вред, причиненный непосредственно преступлением, но выходящий за рамки предъявленного подсудимому обвинения – например, расходы на погребение случае смерти потерпевшего – вправе доказывать сам гражданский истец с помощью необходимых документов.

6. Решение вслед за приговором

Пленум не исключает возможности обсуждать во время судебного заседания по уголовному делу и во время прений сторон вопросы, касающиеся предъявленного по делу гражданского иска, даже если уголовное дело рассматривается в особом порядке.

Суд при постановлении обвинительного приговора может принять решение об удовлетворении гражданского иска. Это возможно, если требования вытекают из обвинения, с которым согласился обвиняемый, и нет других препятствий для разрешения иска судом по существу.

7. В одном процессе

Пленум ВС предписывает судам принимать «исчерпывающие меры» для разрешения гражданского иска по существу сразу при постановлении обвинительного приговора.

Судам не следует необоснованно передавать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Если суду нужно время, чтобы произвести расчеты суммы компенсации по иску, то следует отложить заседание, а не передавать иск для отдельного рассмотрения в гражданском процессе.

8. Иск – в гражданский процесс

В то же время, суды должны оставлять без рассмотрения некоторые требования имущественного характера, связанные с преступлением – регрессные иски, требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, о признании гражданско-правового договора недействительным или о возмещении вреда в случае смерти кормильца. Такие споры должны рассматриваться в порядке гражданского производства, подчеркнул ВС.

9. Признание еще не значит удовлетворение

Если гражданский ответчик признал иск, то это еще не значит, что суд должен «автоматически» удовлетворить его. Судья должен разбираться в обстоятельствах дела, изучать доказательства и только после этого выносить решение по гражданскому иску.

«Наличие имущественного и морального вреда, причиненного преступлением, характер этого вреда и размер подлежащих удовлетворению требований суд устанавливает на основе совокупности всех исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств», – подчеркивает Верховный суд.

10. Солидарно и в долевом порядке

Если преступников было несколько, то по гражданскому иску их можно обязать возместить вред как солидарно (в равных долях), так и в долевом порядке.

В случае удовлетворения гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в резолютивной части приговора суд должен указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие – в долевом порядке.

11. Плата за замки

Верховный суд подчеркивает, что ответчики должны возмещать вред не только имуществу, которое указано в обвинении. Следует учитывать еще и повреждение устройств сигнализации или видеонаблюдения, взлом замка, повреждение двери или окна при проникновении в помещение, повреждение автомобиля с целью его угона. В общем, оплатить придется все действия, которые входили в способ совершения преступления.

Если вред, причиненный преступлением, был застрахован, то ответчик должен возместить только ту часть расходов истца, которую не покрыла страховая компания.

12. Моральный вред

Пленум подчеркивает: при определении размера компенсации морального вреда суды должны учитывать сразу несколько факторов:

  • характер причиненных потерпевшему физических или нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями;
  • степень вины подсудимого, его материальное положение;
  • другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленному иску.

Во всех случаях при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Если суд обнаружит в действиях самого потерпевшего признаки противоправного или аморального поведения, он может учесть это и снизить размер компенсации морального вреда.

13. Частные определения для судей

Пленум рекомендует судам апелляционной и кассационной инстанций реагировать на каждый случай «необоснованного отказа потерпевшему и гражданскому истцу в правосудии по гражданскому иску».

В необходимых случаях (например, при необоснованной передаче вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства) апелляционным и кассационным судьям предписывают выносить частные определения в адрес нижестоящих судов.

Читайте также:
Предельный возраСтатья пребывания на государственной гражданской службе

Аналитика Публикации

Возмещение убытков в порядке регресса – выбор надлежащего ответчика

(Определение Верховного суда РФ от 01.06.16 № 301-ЭС15-18581 по делу № А31-8643/2014)

Согласно части 1 ст. 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. По общему правилу на должника по регрессному требованию возлагается обязанность возместить кредитору уплаченный им третьему лицу платеж в полном объеме.

В сфере электроэнергетики довольно частым основанием возникновения регрессного обязательства является взыскание убытков с поставщика электрической энергии (гарантирующего поставщика, энергосбытовой организации), обусловленное невыполнением сетевой организацией обязательств по бесперебойному снабжению электрической энергии энергопринимающих устройств конечного потребителя. Однако на практике сетевые организации в качестве возражения на регрессные иски заявляют, что следствием возникновения убытков явились нарушения в работе электросетевого хозяйства, расположенного в сетях третьих лиц. В связи с этим существовала правовая неопределенность в вопросе выбора надлежащего ответчика (сетевая организация по договору оказания услуг или иная сетевая организация), а также в допустимости предъявления регрессного иска при наличии вины у иной сетевой организации.

Ответы на эти вопросы были получены при рассмотрении конкретного спора Верховным судом Российской Федерации.

Рассмотрение дела № А31-8643/2014 судами нижестоящих инстанций

Публичное акционерное общество «Костромская сбытовая компания» (далее – сбытовая компания, Истец) обратилось в Арбитражный суд Костромской области с иском к публичному акционерному обществу «Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра» в лице филиала «Костромаэнерго» (далее – сетевая компания, Ответчик) о взыскании 2 142 654 руб. 43 коп. убытков. Наличие убытков Истец обосновывал возникновением регрессного обязательства в части компенсации суммы ущерба, взысканного по иному делу[1] в пользу конечного потребителя – Закрытого акционерного общества «Птицефабрика «Костромская». К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Публичное акционерное общество «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» в лице филиала – Волго-Окского предприятия магистральных электрических сетей (далее – Третье лицо, общество ФСК).

Решением Арбитражного суда Костромской области от 26.01.15 иск сбытовой компании удовлетворен частично. С сетевой компании в пользу сбытовой компании взыскано 2 109 108 руб. 88 коп. убытков[2].

Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 14.04.15, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30.09.15, решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанций основаны на том, что технической причиной аварии, повлекшей перерыв в снабжении электрической энергией, стало повреждение шлейфа вследствие длительной эксплуатации, снижения пропускной способности провода шлейфа из-за частичного разрушения алюминиевого повива внутри металлической трубы. При этом указанное оборудование находится на участке сетей общества ФСК. Соответственно Ответчик не является причинителем вреда (убытков), а указанный вред подлежит взысканию с третьего лица в отдельном производстве.

Истец не согласился с доводами Второго арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Волго-Вятского округа и обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд Российской Федерации, указав на противоречие выводов судов апелляционной и кассационной инстанций нормам материального права и заключенному между Истцом и Ответчиком договору.

Позиция заявителя при обращении с жалобой в Верховный суд РФ

Сбытовая компания, ссылаясь на условия заключенного сторонами договора оказания услуг по передаче электрической энергии и непосредственное присоединение потребителя к сетям Ответчика, указывает на ненадлежащее исполнение обязательств именно Ответчиком, ответственным за передачу полученной из сетей общества ФСК электрической энергии надлежащего качества.

Истец также указывает на то обстоятельство, что право привлечения Третьего лица к деликтной ответственности не исключает право гарантирующего поставщика на основании договора оказания услуг по передаче электрической энергии, заключенного с сетевой компанией, потребовать регрессного возмещения убытков со стороны по договору.

Позиция Верховного суда РФ

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам исходила из следующего.

1. Заключение договора оказания услуг по передаче электрической энергии регламентируется Правилами недискриминационного доступа,[3] из п. 15 которых следует, что при исполнении договора сетевая организация обязана в числе прочего обеспечить передачу электрической энергии в точке поставки потребителя услуг (потребителя электрической энергии, в интересах которого заключается договор), качество и параметры которой должны соответствовать техническим регламентам с соблюдением величин аварийной и технологической брони.

Читайте также:
Молчаливое согласие в гражданском праве

2. В соответствии с п. 30 Основных положений[4] в рамках договора энергоснабжения гарантирующий поставщик несет перед потребителем (покупателем) ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору, в том числе за действия сетевой организации, привлеченной для оказания услуг по передаче электрической энергии, а также других лиц, привлеченных для оказания услуг, которые являются неотъемлемой частью процесса поставки электрической энергии потребителям.

3. Наличие оснований и размер ответственности субъектов электроэнергетики перед потребителями за действия (бездействие), повлекшие за собой неблагоприятные последствия, определяются в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации и законодательством Российской Федерации об электроэнергетике (п. 7 Основных положений).

4. Исходя из положений вышеуказанных норм, обязанность осуществления передачи электрической энергии надлежащего качества возложена на сетевую компанию как владельца объектов электросетевого оборудования, а ответственность сбытовой компании перед потребителем за причинение убытков вследствие поставки потребителю электрической энергии ненадлежащего качества в таком случае является ответственностью за действия третьих лиц, на которых было возложено исполнение (ст. 403 Гражданского кодекса Российской Федерации).

5. Сбытовая компания, возместившая в полном объеме убытки, причиненные потребителю поставкой электрической энергии ненадлежащего качества, имеет право на возмещение всех понесенных в результате этого расходов с лица, с которым у нее заключен договор оказания услуг по передаче электрической энергии.

6. Поскольку процесс снабжения (включая передачу) электрической энергией регламентирован законодательством через заключение различного вида договоров на оптовом и розничных рынках, последовательное оказание услуг по передаче (сетевая компания на оптовом рынке – территориальные сетевые организации – потребители (гарантирующие поставщики и сбытовые организации)), гарантирующий поставщик на основании заключенного сторонами договора оказания услуг по передаче электрической энергии, заключенного с сетевой компанией, вправе обратиться за возмещением убытков к стороне по договору несмотря на то, что причина некачественного оказания услуг возникла на оборудовании иного лица.

7. Возможность привлечения Третьего лица к деликтной ответственности не исключает использования сбытовой компанией (потребителем) иного способа защиты, вытекающего из договора с сетевой компанией.

По итогам рассмотрения дела постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 14.04.15, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30.09.15 по делу № А31-8643/2014 Арбитражного города Костромской области отменены, а решение Арбитражного суда Костромской области от 26.01.15 по настоящему делу оставлено в силе.

Как видим, позиция Верховного суда РФ построена на применении норм ст. 403 ГК РФ, в силу которых должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Поэтому Верховный суд РФ указал, что вне зависимости от того, в чьем электросетевом хозяйстве возникли нарушения в работе, поставщик электрической энергии в любом случае имеет право на предъявление регрессного иска именно к той сетевой компании, с которой он заключил договор.

Таким образом, правовая позиция Верховного суда РФ в деле № А31-8643/2014 направлена на упорядочивание отношений между участниками рынка электрической энергии в отношениях по возмещению убытков, причиненных несоблюдением параметров качества электрической энергии, вызванным перерывом в энергоснабжении конечного потребителя.

[1] По делу № А31-13484/2013 с Истца в пользу ЗАО «Птицефабрика «Костромская» взыскано 2 109 108 руб. 88 коп. убытков, возникших в связи с необеспечением надежности снабжения электрической энергией в рамках заключенного договора энергоснабжения от 12.02.07 № 36.

[2] Судом первой инстанции отказано во взыскании с сетевой организации государственной пошлины, подлежащей оплате Истцом по делу № А31-13484/2013.

[3] Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 27.12.04 № 861.

[4] Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.12 № 442.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: