Негаторный иск в гражданском праве

Негаторный иск в гражданском праве

Негаторный иск в гражданском праве

Введение. Негаторный иск в гражданском праве – это хороший способ защиты. Ведь обладание собственностью не предоставляет неограниченную власть над ней, как иногда может показаться собственнику. Практика указывает, что этот вывод верен для тех ситуаций, когда такое владение и пользование объектом пересекается с интересами других собственников. Об обстоятельствах доказывания по негаторному иску — в нашем сегодняшнем материале.

Фабула дела:

Иск Департамента по имуществу Администрации Ноябрьска к Предпринимателю об обязании осуществить демонтаж павильона, расположенного в охранной зоне тепловых сетей. Ответчик является собственником земельного участка с расположенным на нем магазином, осуществил самовольную пристройку к нему. Истец полагает, что спорная пристройка в охранной зоне представляет угрозу жизни и здоровью неограниченного круга лиц. Правовое обоснование иска – статьи 209, 304 ГК РФ, п. 45 Постановления Пленума ВС РФ № 10 и Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010. Суд первой инстанции согласился с Департаментом, апелляция и кассация не изменили.

Мнение суда (Решение Арбитражного суда ЯНАО от 05.02.2014, Постановление 8-го ААС от 06.06.2014, Постановление АС ЗСО от 12.09.2014 по делу № А81-4615/2013):

1) Обстоятельства для доказывания по негаторному иску – владение истцом спорным имуществом на правомерном основании (по закону или договору), совершение ответчиком действий, не связанных с лишением истца владения, однако нарушающих его права как собственника или законного владельца.

2) Негаторный иск может быть удовлетворен и тогда, когда заявитель подтвердит, что имеется действительная угроза нарушения его права собственности или законного владения ответчиком

3) По заявлению Предпринимателя был утвержден градостроительный план земельного участка. Из него видно, что в границах участка находятся границы зон публичных сервитутов, приведен каталог координат участка, указаны разрешенные виды использования. Следовательно, ответчику было известно, что по участку проходят инженерные коммуникации.

4) Ответчик в жалобах указывает, что в материалах дела нет подтверждения того факта, что возведение пристроя наносит ущерб окружающей среде, нарушает права и интересы других лиц. Однако в материалы дела представлены доводы эксплуатирующей организации, что возведение строения над магистралью тепловой сети приводит к ограничению доступа к магистрали в случае технологической неисправности. Более того, обращение Департамента с иском стало следствием неоднократного обращения эксплуатирующей организации с письмами о незаконных действиях ответчика.

5) Доводы эксплуатирующей организации не опровергнуты ответчиком. При категорическом отрицании Предпринимателем факта строительства объекта в зоне тепловых сетей доказательств обратного им не представлено.

Наши комментарии:

1) Дело – наглядный пример обстоятельств негаторного иска, параметры которого определены в совместном Постановлении Пленумов 10/22. Собственник инженерных коммуникаций обращается за защитой своих прав и прав неопределенного круга лиц в отсутствие лишения владения. При этом на момент обращения с иском существует лишь угроза охраняемым законом интересам, а не само нарушение. Истец не зря выбрал в качестве правового обоснования положения указанного Постановления.

2) С мнением судов трудно не согласиться. Строительство спорного объекта в охранной зоне само по себе незаконно, а с учетом того, что оно построено над коммуникациями, создает дополнительный риск для общества.

3) Обладание какой-либо собственностью не дает 100% гарантию распоряжения данной собственностью исключительно по своему усмотрению, без учета потенциальных интересов общества или иных собственников. Предприниматель полагал, что право собственности на земельный участок предполагает неограниченную возможность его использования, однако был вынужден столкнуться с законными интересами публично-правового образования и, в конечном итоге, с интересами общества. А они, как правило, становятся приоритетными.

Вывод.

Как мы видим, негаторный иск в гражданском праве имеет свои особенности при рассмотрении, а также при доказывании. В рассматриваемом деле, несмотря на наличие интересов общества в лице муниципалитета, таких особенностей оказалось предостаточно.

Для правильной работы с ними, предлагаем прибегать к помощи сотрудников нашей юридической фирмы.

Негаторный иск в гражданском праве

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 19 мая 2015 г. по делу N 33-1043/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия в составе:

председательствующего Топоева А.С.,

судей Капустиной Т.М., Морозовой В.Н.,

при секретаре Немкове С.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 19 мая 2015 года апелляционную жалобу представителя ответчика Андреева А.В. – Ростовцева В.А. на решение Усть-Абаканского районного суда от 24 декабря 2014 года, которым удовлетворен иск Богдановой А.И. к Андрееву А.В., Федченко Е.Н. об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом.

Заслушав доклад судьи Капустиной Т.М., объяснения представителя ответчика Андреева А.В. – Горских Е.А., представителя третьего лица Шафеева Д.И. судебная коллегия

Коровин Г.С., действуя от имени Богдановой А.И., обратился в суд с иском к Андрееву А.В., Федченко Е.Н. об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом, мотивируя требования тем, что истица является собственником сооружения – причала общей площадью 396,1 кв.м., кадастровый номер N и земельного участка общей площадью 2271 кв.м., кадастровый номер N, расположенных по адресу: “адрес”. Ответчики являются собственниками смежного земельного участка, на котором построили капитальное каркасное брусовое строение, которое выходит за пределы границ принадлежащего им земельного участка и частично находится на сооружении – причале. Поскольку названное строение препятствует эксплуатации объекта недвижимости, просил с учетом уточненных требований защитить право собственника Богдановой А.И. и обязать Андреева А.В. освободить причал, расположенный по указанному адресу путем демонтажа строения 1, строения 2, печи, металлического каркаса, деревянного настила.

В судебном заседании представитель истицы Коровин Г.С. настаивал на уточненных требованиях.

Представитель ответчика Андреева А.В. – Ростовцев В.А. иск не признал.

Дело рассмотрено в отсутствие истицы Богдановой А.И., ответчиков Андреева А.В., Федченко Е.Н. и представителя третьего лица администрации Усть-Абаканского района.

Суд постановил вышеприведенное решение, которым обязал Андреева А.В. освободить принадлежащий истцу Богдановой А.И. причал, расположенный по адресу: “адрес”, общей площадью 396,1 кв.м., кадастровый номер N путем демонтажа находящихся на нем строений, печи, металлического каркаса, деревянного настила.

В иске Богдановой А.И. к Федченко Е.Н. об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом отказал.

С решением не согласен представитель ответчика Андреева А.В. – Ростовцев В.А.

В апелляционной жалобе он просит решение суда отменить, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права. Указывает, что проводившие экспертизу комиссия экспертов не смогла установить точное место нахождения сооружения. Считает, что истица не доказал нахождения объекта недвижимости ответчика на его земельном участке. Отмечает, что судом не были учтены разъяснения, содержащиеся в п. 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”. Полагает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о приостановлении рассмотрения дела в связи с рассмотрением спора о праве собственности на сооружение – причал. Отмечает, что суд необоснованно сослался на выводы и обстоятельства, установленные судебным постановлением при рассмотрении иска к ответчикам в 2008 году, однако оно (постановление), по мнению представителя, преюдициального значения для рассматриваемого спора не имеет, так как не совпадает состав лиц, речь идет об иных правоотношениях и правовых последствиях. Со ссылкой на ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации указывает, что истица злоупотребляет принадлежащими ей правами, поскольку обратилась в суд с иском о защите права собственности в отношении причала, в период рассмотрения судом спора о праве собственности на названный объект недвижимости. Полагает, что принятое решение затрагивает права и обязанности КБ “Таатта” ЗАО не привлеченного к участию в деле, так как принадлежащий Андрееву А.В. земельный участок площадью 7 138 кв.м. находится в ипотеке у банка, а принятое решение уменьшает его площадь до 6 932 кв.м. Считает, что в судебном акте не приведены доказательства, которые позволили суду идентифицировать причал на местности с бетонной конструкцией (фундаментом для смотровой площадки), которая, по мнению представителя, была создана Андреевым А.В. на принадлежащем ему земельном участке, однако данное обстоятельство судом не исследовалось. Истица ошибочно принимает фундамент для смотровой площадки за причал, в то время как ее земельный участок не выделен в натуре, не имеет точек координат.

Читайте также:
Как подать встречный иск в гражданском процессе

В дополнении к апелляционной жалобе представитель ответчика Горских Е.А. указывает, что Богданова А.И. не является собственником сооружения – причала, так как заключенные сделки, связанные с его приватизацией и куплей-продажей являются недействительными в силу ничтожности. Названное недвижимое имущество относится к портовым сооружениям, приватизация которых запрещена постановлением ВС РФ от 11 июня 1992 года N 2980-1 “О введении в действие Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год” и указом Президента РФ от 24 декабря 1993 года N 2284 “О Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации”. Данный довод представитель подкрепляет ссылкой на определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 января 2008 года N 18179/07 по делу N А31-6482/2006-21. Кроме того, в материалы дела не представлено доказательств места нахождения причала, так как границы земельного участка под сооружением не установлены, что отражено в заключении экспертов. При проведении дополнительной экспертизы границы земельного участка определены только со слов представителя истца, что недопустимо. Более того, договор купли-продажи от 12 июля 2010 года, на основании которого было зарегистрировано право собственности на причал за Богдановой А.И.,является незаключенным, поскольку в нарушение положений ст. 554 Гражданского кодекса Российской Федерации в нем не указаны данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке. Из решения также невозможно установить, какие из 15 принадлежащих ответчику и зарегистрированных в установленном порядке строений он обязан демонтировать, поскольку строения не индивидуализированы, а конкретное местонахождение причала и его границы на местности не определены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнения к ней, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд первой инстанции отказал Богдановой А.И. к Федченко Е.Н. об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом.

В указанной части решение сторонами не обжаловано и его законность в силу ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебной коллегией не проверяется.

Удовлетворяя иск Богдановой об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом, суд первой инстанции установил нахождение на причале, принадлежащим истице на праве собственности строений, печи, металлического каркаса, деревянного настила, принадлежащих Андрееву А.В., что препятствует Богдановой А.И. пользоваться данным имуществом, принадлежащим ей на праве собственности.

Однако такой вывод постановлен с нарушением норм материального права.

Статья 11 ГК РФ предусматривает, что в судебном порядке осуществляется защита нарушенных или оспоренных гражданских прав.

Одним из способов защиты права может являться восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих, право или создающих угрозу его нарушения ( ст. 12 ГК РФ).

На основании п.1 ст. 209 ГК РФ определяющей содержание права собственности, собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В соответствии со ст.304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно разъяснениям, данным в п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 года “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, в силу статей 304 , 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

Следовательно, предусмотренный статьей 304 ГК РФ, способ защиты подлежит применению только в том случае, когда соответствующее имущество находится во владении собственника. По смыслу указанной нормы негаторный иск может быть удовлетворен в случае, когда истцом доказано, что его право нарушено ответчиком в результате действий последнего и собственник вправе требовать устранения нарушения его права, не связанного с лишением владения.

Таким образом, негаторный иск может быть удовлетворен при доказанности следующих обстоятельств: наличия у истца права собственности или иного вещного права, наличия у истца препятствий в осуществлении прав собственности, а также обстоятельств, свидетельствующих о том, что именно ответчиком чинятся препятствия в использовании собственником имущества, не соединенные с лишением владения.

Как видно из материалов дела, Богданова А.И. является собственником причала, площадью 396,1 кв.м., инвентарный номер N, кадастровый номер N, расположенный по адресу: N. Основанием возникновения права явился договор купли- продажи от 12 июля 2010 года, заключенный с ЗАО ” “данные изъяты””, которое в свою очередь приобрело по договору купли-продажи у ОАО ” “данные изъяты””. Право собственности зарегистрировано, о чем свидетельствует запись регистрации N от 13 августа 2010 года (л.д.6 том 1).

Читайте также:
Прерывание срока исковой давности по гражданским делам

Богданова А.И. является собственником земельного участка площадью 2271 кв.м., с кадастровым номером N, расположенного по указанному адресу, из земель населенных пунктов, для эксплуатации спортивно-оздоровительного комплекса. Основанием возникновения права является договор купли-продажи, заключенный 11 декабря 2012 года между Муниципальным образованием Усть-Абаканский район и Богдановой А.И. (л.д.7т.1). Право собственности на данный земельный участок зарегистрировано за Богдановой А.И. 28 декабря 2012 года, о чем в ЕГРП сделана запись N.

Андреев А.В. является собственником земельного участка, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для строительства спортивно-оздоровительного комплекса, общая площадь 7138 кв.м., адрес объекта: “адрес”, кадастровый номер N, о чем 22 сентября 2011 года в ЕГРП сделана запись регистрации N. Основание: договор купли-продажи недвижимого имущества от 25 августа 2011 года. Право собственности зарегистрировано 17 января 2006 года, регистрационный номер N ( лд.241 том 1).

На земельном участке, принадлежащем Андрееву А.В., выстроен спортивно-оздоровительный комплекс.

Вступившим в законную силу решением Усть-Абаканского районного суда от 18 декабря 2008 года установлено нахождение части объекта недвижимости (причал) литер В3 ОАО “Черногорский комбинат искусственных кож” на земельном участке, расположенным по адресу: “адрес” с кадастровым номером N. Площадь наложения причала, расположенного по адресу: “адрес”, на земельный участок, расположенный по адресу: “адрес”, кадастровый номер N составляет 206 кв.м.

Как видно из материалов дела, в том числе из заключений экспертиз, на причале возведены: строения 1, строения 2, печь, металлический каркас, деревянный настил, возведенные ответчиком. На указанные объекты недвижимости имеется разрешение на строительство от 2007 года, право собственности на которые зарегистрированы в установленном законом порядке, что подтверждается копиями свидетельств о регистрации права, актами ввода в эксплуатацию, разрешениями на ввод объекта в эксплуатацию, актом приемки законченного строительством объекта от 18 августа 2008 года ( том 2 л.д.145-178).

Данных о том, что строительство спорного объекта произведено с нарушением условий разрешения на строительство, с отступлением от утвержденного плана застройки земельного участка, материалы дела не содержат.

Учитывая, что предметом заявленных по делу исковых требований является устранение препятствий в пользовании недвижимым имуществом путем освобождения причала от строений, возведенных Андреевым А.В (негаторный иск), то условием удовлетворения иска является совокупность доказанных юридических фактов, которые свидетельствуют о претерпевании собственником нарушения своего права.

Правом на негаторный иск обладает лицо, владеющее вещью на законных основаниях, но лишенное возможности пользоваться или распоряжаться ею. Ответчиком будет являться лицо, которое фактически не владеет спорным имуществом, но своим противоправным поведением создает препятствия, мешающие нормальному осуществлению законного права истца.

Из анализа вышеуказанных норм следует, что существо негаторного иска сводится к устранению неправомерных ограничений права пользования вещью путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права.

Оспаривая в настоящее время законность строений на причале, Богданова А.И. ссылается на то обстоятельство, что своим существованием они нарушает ее права как собственника участка.

Однако как установлено судом, спорные объекты эксплуатируются ответчиком Андреевым А.В. с момента начала строительства, то есть длительное время, что не оспаривается сторонами по делу. Предъявление такого иска, по мнению суда апелляционной инстанции, является избранием ненадлежащего способа защиты нарушенного права, так как избранный истицей способ защиты прав собственника в условиях недобросовестности не восстановит нарушенное право, поскольку Богдановой А.И. не реализовано право собственника – право владения причалом, понимаемого как фактическое господство лица над объектом владения. То есть основания к предъявлению негаторного иска при таких обстоятельствах носят недостаточный формальный характер наличия только регистрации права собственности, но не охватывают факта обладания собственностью, наличие которого необходимо для требования об устранении всякого нарушения права.

Учитывая, что истица избрала ненадлежащий способ защиты права, другие доводы жалобы судебной коллегией не рассматриваются.

Принимая во внимание вышеизложенное, судебная коллегия полагает необходимым решение суда в части удовлетворении иска к Андрееву А.В. об устранении препятствий в пользовании причалом по вышеуказанному адресу путем демонтажа строений отменить и принять новое, которым в удовлетворении иска отказать.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Решение Усть-Абаканского районного суда от 24 декабря 2014 года по настоящему делу в части удовлетворении иска к Андрееву А.В. отменить и принять новое.

Отказать Богдановой А.И. к Андрееву А.В. об освобождении причала, расположенного по адресу: “адрес”, общей площадью 396,1 кв.м., кадастровый N путем демонтажа строения 1, строения 2, печи, металлического каркаса, деревянного настила.

В остальной части это же решение оставлено без изменения.

А нужны ли нам два отдельных вещных иска: негаторный и виндикационный?

Юристы тратят огромные усилия для обоснования, какой конкретно иск, направленный на защиту права собственности, следует предъявить в конкретных обстоятельствах. Как мы хорошо знаем, возможность предъявления того или иного иска зависит от наличия или отсутствия владения у истца.

В качестве примера можно привести п. 1 Обзора № 153 по негаторным искам в котором рассматривается вопрос, каким иском можно убрать торговый прилавок с оборудованием, установленный в холле нежилого здания, принадлежащего истцу. В этом пункте написано: «В данном случае истец, доказавший свое право собственности на здание, не утратил доступ к холлу, в котором установлен прилавок, следовательно, иск заявлен владеющим собственником в защиту своего права.»

Зададим себе простой вопрос: изменилось бы решение суда, если суд пришел бы к выводу, что истец утратил владение? Очевидно, нет. Установив отсутствие владения у истца, суд квалифицировал бы требование истца, как виндикационный иск и также удовлетворил требование истца, обязав убрать торговый прилавок и восстановив тем самым владение.

Таким образом, поскольку множество возможных владельческих состояний, согласно отечественной доктрине, состоит всего из двух элементов: 1. есть владение, 2. нет владения, то и при наличии владения, и при отсутствии владения иск собственника удовлетворяется.

Единственное практическое отличие виндикационного иска от негаторного иска – это правила об исковой давности. В нашем праве виндикационный иск поражается давностью, а негаторный нет. Соответственно нет ничего удивительного в том, что практикующие юристы употребляют титанические усилия, чтобы убедить суд, что их иск – негаторный.

Я думаю, нет никаких серьезных оснований считать, что негаторный иск по своей природе ни в коем случае не должен поражаться давностью, а виндикационный – непременно должен. Легко представить себе правовую систему, в которой ни тот, ни другой иск давностью не поражаются. На мой взгляд, именно так и должно быть. Но не менее легко представить себе и другую систему, в которой и виндикационный, и негаторный иски поражаются давностью.

Читайте также:
Приложения к апелляционной жалобе по гражданскому делу

Если единственное различие между условиями применения виндикационного и негаторного иска состоит в наличии или отсутствие владения, а различие в давности – совершенно произвольное, то зачем нам два отдельных иска?

Очевидно, что и тот и другой иски являются конкретными разновидностями такого способа защиты частного права как «восстановление положения, существовавшего до нарушения права».

Почему бы тогда не упразднить разделение на негаторный и виндикационный иски и написать:

Собственник имеет право требовать устранения в натуре любого нарушения его права.

Я думаю, это давно пора сделать. Иначе теоретически возможны совершенно бессмысленные ситуации:

Ситуация 1

Представим себе, что ответчик выбросил кучу мусора на земельный участок истца. Далее этот же самый зловредный ответчик, не довольствуясь своими нехорошими действиями, огородил земельный участок истца забором, на ворота повесил замок и вообще не пускает истца на его участок.

Таким образом истец лишен владения и, кроме того, на его участке находится куча мусора, которая потенциально затрудняет пользование земельным участком.

Истец обращается в суд и просит обязать ответчика: 1. Демонтировать забор; 2. Убрать кучу мусора.

Любому нормальному человеку, не знакомому с тем, что в нашей правовой системе есть два классических вещных иска, ясно, что оба требования надо удовлетворить.

Однако суд, вполне вероятно, поступит по-другому и будет, как ни странно, формально прав. Суд скажет: я вижу, что истец лишен владения, поэтому, первое требование представляет собой виндикационный иск, и я это требование удовлетворяю.

Что касается второго требования, то оно представляет из себя негаторный иск, поскольку наличие кучи мусора как таковое не лишает истца владения, и так как истец лишен владения, в этом требовании я истцу отказываю. Далее суд говорит истцу: если мое решение по первому требованию будет исполнено, и Ваше владение будет восстановлено, приходите опять и я рассмотрю Ваш негаторный иск.

Что за ерунда? – воскликнет читатель. Оба требования надо удовлетворить, ведь интуитивно ясно, что при возврате владения вещь надо вернуть в незатронутом виде! Но такого правила, как ни странно, в ст. 303 ГК РФ нет.

Ситуация 2

Рассмотрим другой, как мне кажется, небезынтересный пример, связанный с исковой давностью.

Ответчик построил дом и слегка залез на участок истца. Истец, полагая что он не утратил владения всем участком, обратился в суд с негаторным иском об устранении залезания на свой земельный участок.

Ответчик в суде представил акт о праве собственности на землю, из которого следовало, что граница земельного участка, проходит вовсе не там, где думает истец, и ответчик никуда не залез. Возник межевой спор, в процессе которого было установлено, что ответчик не прав, и он все-таки частично залез на участок истца, хотя и не так сильно, как полагал истец.

После этого ответчик пытается защититься доброй совестью утверждает, что из межевого спора ясно следует, что он не знал и не мог знать о том, что он залез на участок соседа. Но суд отклонил его возражение и сказал: да я вижу, что вы не могли знать, что граница проходит не там, где Вы думали, но для негаторного иска добрая совесть ответчика значения не имеет, поэтому негаторный иск удовлетворяется. А потом суд добавил: вот, если бы Вы весь участок ответчика застроили, полагая, что строите на своем участке, то я бы рассмотрел требование истца, как виндикационное, и, возможно учел бы Вашу добрую совесть.

Как-то странно получается: если ответчик захватил часть участка, пусть и в доброй совести, то иск к нему будет удовлетворен. Если же ответчик захватил весь участок, то, возможно, в иске к нему будет отказано!

Все это я написал в преддверии благотворительного круглого стола, посвященного негаторному иску, который состоится 30.05.2020г. в 18:00 в рамках проект Lexcourse, на сайте которого есть необходимая информация.

Мы обсудим несколько конкретных кейсов, а также порассуждаем о п.3 Обзора №153, в котором сделан вывод, что собственник, передавший имущество в аренду, не лишается права на негаторный иск. Я лично считаю, что это самый важный и самый прорывной пункт во всем обзоре. В нем выражена совершенно верная идея, которая исходит из фундаментальной концепции о том, что негаторный иск защищает само право собственности, и он никак не связан с фактическим взаимодействием собственника и вещи. Возможно, распространение этого взгляда помогло бы решить кейс в ситуации 1. При этом, на мой взгляд, для обоснования идеи п.3 Обзора №153 вовсе не обязательно привлекать понятие непосредственного о опосредованного владения.

  • 7053
  • рейтинг 13

Англо-американское договорное право

Юридический Due Diligence

Авторское право в цифровую эпоху

Комментарии (35)

Я то как раз считаю, что не должно быть исковой давности ни по негаторному, ни по виндикационному иску. Мне вообще кажется сомнительной идея применять исковую давность для защиты вещных прав.

Вполне достаточно защиты добросовестного приобретателя вполне достаточна.

« приходит к нему внук соседа и говорит – отдай мои полметра земли :). Как вам такой сюжет. »

Мне кажется, автор нас троллит.
В нашей системе два иска потому, что у римлян было два иска. У этих исков разный предмет доказывания даже, они отличаются далеко не только исковой давностью, и свести возражения по обоим искам к одинаковой добросовестности просто невозможно.

Предположим, сосед добросовестно выкатил кучу мусора на мой участок, это что же теперь, я не имею права со своего участка эту кучу мусора убрать? А сосед имеет право пользоваться этой кучей мусора? Получает ли он право прохода по моему участку к своей куче мусора?

Исковая давность связана с природой этих исков. Виндикационный иск требует давности как раз потому, что существует в случае смены владельца, стабильность оборота требует существования давности. Иное приводит к возможности виндикации спустя тридцать, сто лет, у последнего приобретателя в цепочке, если он вдруг безвозмездный, например. Оборот этого не выдержит.

Негаторный, наоборот, требует отсутствия давности, иначе, если я за три года не попросил соседа убрать кучу мусора (мало ли какие у меня дела были), куча мусора становится неприкосновенной. Это вечное и, видимо, “наследуемое” всеми последующими собственниками обременение.

И это если мы не вспомним, что вещи бывают движимыми, где необходимость различия между этими двумя исками ещё более очевидна.

Игорь Александрович, я поддерживаю Ваш подход.

Читайте также:
Исчисление срока исковой давности по гражданским делам

Добавлю только несколько своих гипотез-соображений по поводу возможного разграничения.

1. Сегодняшнее различие между исками трудноуловимо, находится на уровне нюансов фактологии каждого дела. Тут захвачен весь участок, тут захвачена половина, там 1/100, а в другом деле и вовсе нет захвата, но имеется неправомерное воздействие на чужую вещь.

Думаю, что разводить эти иски по моменту фактическому не следует. Присуждение (приказ к совершению чисто фактического действия) должно строится по одной формуле: “привести отношения сторон в состояние, которое соответствует установленным правам”.

Выходит. Разница между исками сугубо количественная, на уровне “грубой чувственности”, но не сущностная. А потому ситуации должны быть поняты и регламентированы одинаково. Исковая давность должна быть или по всем видам присуждений по результатам разрешения вещного спора или ни по одному (второе предпочтительнее).

Кстати, хочу добавить, что, кмк, после разрешения того же виндикационного спора истец должен иметь выбор: получить вещь или получить ее оценку. Это, наверное, лишний раз показывает, что момент присуждения побочен и нестабилен, он проистекает из чего-то другого, о чем я напишу далее.

2. Если и проводить различие между вещными исками, то, кмк, на уровне утверждений сторон о вещной управомоченности, о наличии/отсутствии правовой власти над благом, его принадлежности, господстве над ним.

(а) Виндикационный иск – утверждение истца о принадлежности ему спорного права: “данное право [например, право собственности] принадлежит мне, у тебя нет данного права, ответчик”. В большинстве случае внешне, фактически это, конечно, выражается в тотальном захвате чужой вещи. Но не всегда и не обязательно (пример: сосед неправомерно застроил часть моего участка, отмежевал его, подкупил регистратора, внес записи и продал добросовестному лицу – это виндикация).

(б) Негаторный иск – утверждение истца о “свободе” его права: “ответчик, у тебя нет права на воздействие, тебе не принадлежит обременение, моя вещь свободна от него”. В большинстве случаев внешне это выглядит не как тотальный захват вещи, но в “присвоении определенного функционала блага”. Но опять же не всегда и не обязательно (пример: собственник отрицает эмфитевзис и просит освободить участок).

(в) Сюда можно добавить и конфессорный иск – утверждение о наличии обременения в чужой вещи: “собственник, у меня есть сервитут на эту вещь, ты неправомерно отрицаешь его”.

Кмк, вещный иск (и вещный спор) – это спор не о присуждении, не о фактических действиях, которые должны произвести спорящая сторона (убрать мусор, выдать вещь, освободить участок – это случайное, несущностное в вещном иске).
Но это споры о принадлежности вещей (как телесных, так и бестелесных).

Однако если мы будем сводить вещный (!) спор к вопросу о количественной характеристике захвата, то (на мой взгляд) мы сведем вещный иск к защите фактической позиции, внешнему проявлению вещного права, хотя, как по мне, должны видеть в вещном иске защиту самого вещного права, защиту принадлежности.

Защита прав собственников объектов недвижимого имущества. Негаторная защита

Негаторная защита.

Актуальность темы настоящего исследования обусловлена прежде всего значением права собственности и пользования как важнейших объектов изучения цивилистической науки. За последнее время в России произошли кардинальные изменения социальных и экономических отношений, в центре которых неизменно оказывались вещные права. С одной стороны, представления участников гражданского оборота в сфере владения пользования и распоряжения вещью традиционны и единообразны, а на практике все чаще встречаются ситуации, когда они пренебрегают требованиями нормативных установок.

Несмотря на то, что вопросам защиты вещных прав в современной юридической литературе и практике отводится немало места, споры о природе этих явлений, основаниях их возникновения, составе участников, содержании, порядке и последствиях применения не утихают. Такие вопросы как характер и способы защиты права собственности, соотношение права собственности и владения, исковой и приобретательной давности также требуют особого осмысления, во многом обусловленного противостоянием имущественных интересов разных категорий собственников (Законных владельцев). Не следует забывать, что изменения происходят не только в российском, но и в общемировом масштабе.

Эти изменения в первую очередь связаны с глобализацией, то есть с возникновением новых институтов, выходящих за пределы правового поля только одного государства, что в свою очередь повлечет изменение, «глобализацию» правоотношений.

В первой части своей работы я хотел бы остановиться на таком институте частноправовой защиты права собственности, которое не связано с лишением его владения вещью, известный еще с античных времен как негаторная защита.

Собственнику иногда приходится сталкиваться с нарушением права собственности, при котором третьи лица создают препятствия в осуществлении правомочий пользования и распоряжения собственником своим имуществом. Для устранения этих препятствий, нарушающих его полное господство над вещью, гражданским законодательством собственнику предоставлено право предъявить негаторный иск или, по-другому, иск об устранении нарушений его права собственности, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Определение негаторного иска дано ст. 304 ГК РФ: собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Из этого положения вытекает, что в основе негаторного иска находится право собственности истца.

Классического подхода в определении юридической природы негаторного иска придерживается большинство современных юристов, полагая возможным для собственника задействовать этот способ защиты при наличии различного рода препятствий со стороны третьих лиц в пользовании недвижимым имуществом – зданиями, строениями, сооружениями, земельными участками.

На мой взгляд, вполне можно принять такую позицию, добавив к этому то, что применение негаторного иска не может быть бесконечным по сфере действия. Ограничение следует проводить по критериям правовой природы правонарушения, субъектному составу участников спорного отношения, их правовому и фактическому положению по отношению к спорному имуществу, с тем, чтобы отграничить область применения негаторного иска от сферы действия других вещно-правовых способов защиты права собственности. Обозначенные критерии дифференциации исследуемых способов защиты повысят юридическую эффективность их применения и позволят свести к минимуму конкуренцию между ними, от которой страдают все участники имущественного оборота, так как в любой момент времени каждый из них может выступать истцом по спору в отношении одной вещи и одновременно ответчиком по спору в отношении другой вещи.

Согласно определению негаторного иска, содержащемуся в ст. 304 ГК РФ, данный вещно-правовой способ защиты права собственности отличают следующие признаки: спорное имущество не выбыло из владения собственника; нарушения со стороны ответчика носят реальный характер, т.е. объективно проявляются вовне; ответчик не претендует на получение имущества в свою собственность; истец обязан подтвердить свое право собственности.

Читайте также:
Возражение на апелляцию в гражданском процессе

Особенность негаторного иска заключается в том, что он заявляется в той ситуации, когда собственник лишен возможности полноценно реализовывать правомочие пользования или правомочие распоряжения.

Предъявление негаторного иска подразумевает наличие у истца права собственности на имущество и это право не оспаривается нарушителем (ответчиком). Собственнику необходимо доказать неправомерность препятствий в осуществлении его права, создаваемых ответчиком. Причем, как было уже сказано, последний не претендует на само имущество.

Как и любой другой вещно-правовой иск, негаторный иск может быть подан в защиту права собственности на индивидуально-определенное имущество. Истец и ответчик изначально не связаны какими-либо обязательствами, поэтому требование заявляющего негаторный иск собственника всегда имеет внедоговорный характер.

Согласно ст. 208 ГК РФ сроки исковой давности не распространяются на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения. Это является особенностью негаторного иска. Нарушение правомочий собственника, которое не связано с лишением владения, носит длящийся характер, что и явилось причиной установления законодателем данного правила. Данное нарушение может продолжаться в течение неопределенного периода времени до тех пор, пока не будет устранено. Поэтому в законодательстве и установлена норма, согласно которой собственник имеет возможность в любой момент обратиться в суд с требованием об устранении имеющего место нарушения.

Наиболее полную характеристику негаторного иска можно дать путем раскрытия его структуры.

1. Стороны правоотношений.

Истцом по негаторному иску является собственник или иное управомоченное лицо, который хотя и не лишен владения вещью, но не может реально пользоваться и распоряжаться ею. Ответчиком выступает лицо, которое, как считает истец, своими противоправными действиями препятствует истцу в осуществлении его прав в отношении имущества, принадлежащего истцу на праве собственности либо на ином основании.

В отличие от виндикационного иска или иска о признании, право собственности истца не оспаривается. Поэтому при исследовании обстоятельств дела суд, как правило, не занимается изучением правомочности оснований собственности истца. Он ограничивается формальным подтверждением этого обстоятельства. Однако, истец должен представить доказательства своего права собственности или иного вещного права на имущество.

Помимо своего правомочия собственник должен доказать, что имеются препятствия в пользовании и распоряжении спорным имуществом.

Обратимся к материалам судебной практики.

ПК “Паритет” обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к ОАО “ДСТ” об устранении пропускного пункта на подъездной дороге и в здании, нечинении истцу препятствий в пользовании зданием, инв. N 5617, лит. А, расположенным по адресу: Московская область, г. Химки, ул. Заводская, д. 15/2.

Исковые требования мотивированы тем, что истец является собственником здания, расположенного по вышеуказанному адресу, однако, ответчик своими действиями ограничивает к нему свободный доступ работников и контрагентов истца.

Судебными актами всех инстанций, исковые требования удовлетворены. Суд обязал ответчика в месячный срок со дня вступления решения в законную силу устранить несогласованный пропускной пункт на подъездной дороге и в здании, которое принадлежит истцу на праве общей долевой собственности и расположено по адресу: Московская область, г. Химки, ул. Заводская, д. 15/2, а также не чинить истцу препятствия в пользовании указанным зданием.

Предметом заявленного по делу иска является требование об обязании ответчика устранить несогласованный пропускной пункт на подъездной дороге и в здании, принадлежащем истцу на праве общей долевой собственности, и не чинить истцу препятствия в пользовании указанным зданием.

Таким образом, ПК “Паритет” был заявлен негаторный иск, возможность предъявления которого предусмотрена статьей 304 ГК РФ, в силу которой собственник потребовал устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Следовательно, в предмет доказывания по настоящему делу должно входить установление факта принадлежности истцу недвижимого имущества на праве собственности и нахождения имущества во владении истца, а также нарушения его прав собственника, обусловленного действиями ответчика, носящими противоправный характер и продолжающимися на момент предъявления иска.

Судом установлено, что ответчик фактически препятствует истцу в доступе к принадлежащему ему на праве долевой собственности зданию.

Таким образом, установив факт принадлежности истцу на праве собственности объекта недвижимости а также факт нарушения действиями ответчика прав истца по пользованию принадлежащим ему имуществом, суд пришел к правомерному выводу об удовлетворении требований об устранении препятствий в пользовании имуществом.

Кроме того, судом также было обращено внимание на то, что у ответчика не имеются документы, свидетельствующие о том, что в настоящее время земельный участок, на котором расположено здание, в установленном законом порядке оформлен на праве собственности или аренды, что также свидетельствует о том, что ограничения деятельности истца не имеют законных оснований.

Истцом по негаторному иску может быть собственник либо титульный владелец, лишенные возможности пользоваться вещью, но сохранившие владение ею. Исходя из того что в ст. 305 ГК РФ указывается, что предъявление вещных исков возможно лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, перечень титулов, на который могут опираться лица, предъявляющие вещные иски, является открытым. Возможно лишь определить группы таких лиц: субъекты ограниченных вещных прав и субъекты обязательственных прав, связанных с владением чужой вещью. Так, арбитражной практике известны случаи предоставления негаторной защиты прав арендатора нежилого помещения и иного недвижимого имущества от противоправных действий третьего лица Ответчиком по негаторному иску выступает лицо, не являющееся фактическим владельцем имущества, которое своими противоправными действиями создает препятствия, мешающие нормальному пользованию имуществом.

2. Предмет негаторного иска.

Необходимо разграничивать два самостоятельных понятия: «предмет иска» и «предмет спора», первое – это материально-правовое требование, а второе – то, по поводу чего возник спор. Негаторный иск отрицает право третьего лица вторгаться в сферу правомочий законного владельца. Следовательно, предметом негаторного иска является требование истца об устранении длящихся нарушений (противоправного состояния), не связанных с лишением владения. Однако предмет данного иска зависит от характера противоправных действий и конкретизируется в возможности предъявления трех основных требований: 1) требование об устранении последствий вызванных нарушением, т.е. восстановление положения существующего до нарушения прав (требование в связи с прошлым) 2) требование об устранении создаваемых ответчиком помех (требование в связи с настоящим); 3) требование о запрещении неправомерных действий со стороны нарушителя на будущее время (требование в связи с будущим). Следовательно, негаторный иск может быть направлен как на запрещение в последующем противоправных действий, так и на предотвращение возможного нарушения вещных прав, когда налицо угроза такого нарушения. Например, с помощью негаторного иска истец может попытаться запретить строительство сооружения на стадии его проектирования или подготовки к возведению, если оно будет препятствовать пользованию его имуществом. Здесь противоправное состояние раскрывается в факте начала деятельности, осуществление которой неизбежно приведет к нарушению. Кроме трех основных требований истец одновременно с ними может предъявить одно из дополнительных, но уже обязательственных требований: 1) требование о возмещении вреда, если противоправные действия причинили истцу ущерб, который может быть взыскан на основании ст. 1064 ГК РФ (при наличии вины). В случае если противоправные действия прекратились, истец вправе заявить лишь дополнительные требования.

Читайте также:
После кассации какая инстанция по гражданским делам

Специфика негаторного иска проявляется и в том, что предметом спора по негаторному иску является как правило недвижимое имущество. В практике встречаются случаи, когда негаторный иск предъявляется и в отношении движимого имущества, но только в непосредственной связи с недвижимостью либо в составе имущественного комплекса.

3. Основание иска – это совокупность фактических и юридических обстоятельств, с которыми истец связывает свое требование к ответчику и просит о защите вещных права. Фактическое основание иска – это обстоятельства, при наступлении которых начинает действовать норма права, устанавливающая конкретный способ защиты (требование). Такие обстоятельства в соответствии со ст. 11 ГК РФ выражаются либо в форме оспаривания, либо в форме нарушения. Фактическим основанием негаторного иска является нарушение, обладающие следующими характеристиками:

1) это нарушение в форме действия. Рассматриваемый иск «направлен на прекращение действий, помех, исходящих от нарушителя».
2) это действие является противоправным. Негаторный иск подлежит удовлетворению только в случае, если будет доказана противоправность действия нарушителя.

При этом, интересен пример из практики.
В Постановлении ФАС Уральского округа от 15 октября 2010 г. № Ф09-1693/2010-ГК суд удовлетворил негаторное требование истца, указав, что иск направлен на прекращение действий, не носящих характер правонарушений, но выходящих за пределы разумности и добросовестности. Как видно из примера, особенность негаторного иска заключается и в том, что он применяется в качестве важного средства борьбы со злоупотреблением правом;
3) противоправное действие носит длящийся характер, т.е. выражено в форме противоправного состояния. Негаторный иск может быть заявлен лишь до тех пор, пока длится нарушение или не ликвидированы его последствия. С устранением препятствий в осуществлении права отпадает и основание негаторной защиты. В соответствии с этим на негаторные требования не распространяется исковая давность (ст. 208 ГК РФ);
4) нарушение носит фактический характер. Правовая природа негаторного иска позволяет ему устранять только фактические помехи;
5) нарушение не связано с лишением владения, так как при лишении владения должен заявляться виндикационный иск.

Защиту своих прав путем подачи негаторного иска может осуществлять и обладатель иного вещного права на имущество (право пожизненного наследуемого владения, право оперативного управления или иное право, предусмотренное законом или договором). Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника (ст. 305 ГК РФ). Следует отметить, что, если нарушение прав имело место, но на момент вынесения решения уже устранено, требования не подлежат удовлетворению.

Обратимся к материалам судебной практики.

В рамках одного арбитражного дела ООО «Центр» обратилось в суд с иском к ООО «Исток» об обязании устранить нарушения права собственности на линейно-кабельные сооружения в связи с несанкционированной прокладкой и подключения кабеля к сетевой инфраструктуре, взыскании неосновательного обогащения в размере арендной платы, полученных ответчиком доходов, процентов согласно ст. 395 ГК РФ.

Решением арбитражного суда с ответчика в пользу истца взыскано неосновательное обогащение и проценты; в части требований об устранении нарушений права отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение было оставлено без изменения. Судебные акты мотивированы тем, что ответчик без правового основания пользовался линейно-кабельными сооружениями, принадлежащими истцу, поэтому в силу ст. 395, 1102, 1107 ГК РФ обязан возместить истцу неосновательно сбереженную сумму, исчисленную исходя из размера арендной платы, установленной филиалом ОАО «Ростовэлектросвязь» за пользование аналогичными сооружениями, и проценты, начисленные на сумму неосновательного денежного обогащения.

В устранении нарушений права собственности истца на линейно-кабельные сооружения истцу отказано на том основании, что эти требования документально не подтверждены, а нарушение права собственности истца на момент рассмотрения дела в арбитражном суде ответчиком устранено.

Еще одним обстоятельством, требующим доказывания, является то, что именно ответчик своими действиями создает препятствия истцу в пользовании и распоряжении принадлежащим ему имуществом. Персонифицировать личность необходимо, поскольку в случае установления факта осуществления препятствий собственнику в реализации его права собственности иным лицом, которое не привлечено к участию в деле, иск в отношении заявленного ответчика не может быть удовлетворен.

Анализируя негаторные иски, необходимо обратить внимание на споры между учеными-цивилистами о принадлежности иска об освобождении имущества от ареста (исключения из описи). Одни авторы относят данный иск и к виндикационным, и к негаторным искам в зависимости от того, изымается ли вещь из владения собственника или из владения должника. Другие авторы утверждают, что данный иск является иском о признании права собственности. Третьи не относят его ни к одному из вышеперечисленных исков, утверждая, что иск об освобождении имущества от ареста является самостоятельным средством защиты права собственности. Данный иск предъявляется в случае ошибочного изъятия вещи у собственника или лица, которое в силу договора с ним, владеет этой вещью при исполнении судебного решения. При этом составляется опись имущества. В результате этого акта собственник лишается возможности владеть вещью либо, владея ею, он не может пользоваться и распоряжаться имуществом в силу наложенного судом ареста (например, наложение ареста на недвижимое имущество, переданное по договору аренды должнику). Средством защиты в данной ситуации выступает либо виндикационный иск, если имущество непосредственно изымается у титульного владельца, либо негаторный иск, при наложении ареста на имущество должника, поскольку право собственности за собственником сохраняется, а возможности фактически осуществлять свои правомочия он не имеет.

Ответчиками по данному иску выступают должник, у которого описано имущество, кредиторы, взыскатели, в интересах которых наложен арест, финансовые, налоговые органы, наложившие ограничение на имущество должника. Спорное имущество, выступающее в качестве объекта требования собственника, должно быть сохранено в натуре. Истец должен предоставить доказательства своего права собственности на спорное имущество.

В заключении хочу отметить, что негаторный иск является эффективным способом устранения всяких нарушений прав собственника и иного титульного владельца имущества, не связанных с лишением владения, со стороны третьих лиц. В судебной практике применение правил о негаторной защите как правило не вызывает затруднений между тем, нельзя не учитывать, что в связи с постоянным изменением и развитием регулируемых и охраняемых отношений неизбежно меняются условия, способы и порядок их гражданско-правовой защиты.

Читайте также:
Заявление о привлечении соответчика в гражданском процессе

Негаторный иск в гражданском праве

В гражданском законодательстве закреплен принцип равенства всех форм собственности и равной защиты прав всех собственников. Принято выделять способы защиты права собственности:обязательственно–правовые,вещно-правовые.

Первые предъявляются собственником к нарушителю его права, с которым собственник состоит или состоял в правовых отношениях, т. е. нарушение права собственности явилось результатом невыполнения или ненадлежащего выполнения обязательства (продавец уклоняется от передачи вещи покупателю; хранитель не возвращает вещь поклажедателю и т. д.).

В то время как вторые – вещно-правовые – это иски собственника к нарушителю его права, с которым собственник не состоял и не состоит в правоотношениях, по поводу объекта права собственности. Эти иски носят название соответственно: виндикационные и негаторные.

Виндикационный иск связан с лишением права владения. Это иск собственника об изъятии вещи из чужого, незаконного владения (ст. 301 ГК РФ). Условия, которые необходимо соблюдать при их предъявлении:

1. Они могут быть заявлены только в отношении индивидуально-определенных вещей, которые сохранились в натуре.

2. Истребовать свое имущество собственник вправе только в том случае, если иное лицо владеет им незаконно. При наличии же законных оснований закрепления имущества за юридическим лицом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, ином ограниченном вещном праве, пользование имуществом на основе договора аренды, срочного возмездного пользования и т. п. истребование его собственником в порядке виндикации не допускается.

3. Даже в тех случаях, когда соответствующее имущество истребуется собственником у лица, владение которого незаконно (беститульно), такое требование подлежит безоговорочному удовлетворению (естественно, при соблюдении первых двух условий) лишь в отношении недобросовестного приобретателя.

Добросовестным признается только тот приобретатель, который приобрел его возмездно и при этом не знал и не мог знать, что лицо, реализовавшее ему имущество, не имело права на его отчуждение. У добросовестного приобретателя имущество может быть истребовано собственником лишь в исключительных случаях, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому оно передано собственником во владение, либо похищено у них или выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Отсутствие данных обстоятельств не позволяет собственнику истребовать имущество от добросовестного приобретателя, поскольку поведение того с юридической точки зрения должно быть признано безукоризненным. В отношении таких видов имущества, как деньги и предъявительские ценные бумаги, установлено специальное правило, в соответствии с которым они не могут быть истребованы собственником у добросовестного приобретателя ни при каких условиях.

Негаторный иск связан с нарушением права пользования. Это иск собственника об устранении любых нарушений его права, не связанных с лишением владения (ст. 304 ГК РФ).

Иск удовлетворяется, если ответчиком совершены незаконные действия, приводящие к нарушению права собственности. Негаторный иск представляет собой требование об устранении препятствий в осуществлении права собственности или иных вещных прав, не связанных с изъятием имущества у собственника (законного владельца).

Следует отметить особенности негаторного иска, отличающие его от виндикационного иска.

1. Собственник или иной титульный владелец, обращающийся в суд, сохраняет имущество в своем владении. Нарушение права собственника состоит в том, что ему чинятся препятствия в пользовании им.

2. Необходимым условием для предъявления негаторного иска служит нарушение прав собственника или иного титульного владельца со стороны другого лица. Иными словами, действия нарушителя должны носить противоправный (т. е. незаконный) характер. Если же препятствие в осуществлении права собственности созданы правомерными действиями, собственник не может использовать негаторный иск для защиты своих законных интересов.

3. Существо требования по негаторному иску составляет устранение длящегося нарушения, сохраняющегося к моменту предъявления иска. По этому негаторный иск не подвержен действию исковой давности и может быть предъявлен в любой момент, пока сохраняется нарушение. В случаях, когда речь идет о защите права законного владения, владелец вправе в целях своей защиты использовать как виндикационный, так и негаторный иски и против собственника имущества.

Далеко не во всех случаях нарушенное право или иное ограниченное вещное право может быть защищено указанными способами. Выбор остается за лицом, право которого нарушено. Критериями для такого выбора могут служить: характер нарушения; субъект, допустивший нарушение; предусмотренные законодательством последствия применения того или иного способа защиты нарушенного права. К иным способам защиты права собственности относятся:

1. Иск о признании права собственности хозяйственного ведения, оперативного управления и т. п. – как эффективный способ защиты в ситуациях, когда иное лицо посягает на это право или оспаривает его, а правоустанавливающие документы собственника не носят бесспорного характера.

2. Иск о восстановлении положения существовавшего до нарушения права собственности. Он может быть применен собственником, в частности, в случаях, когда его имущество незаконно удерживается другим лицом, а защита нарушенного права путем предъявления виндикационного иска по каким-либо причинам для со6ственника невозможна или нецелесообразна.

Судебные расходы на представителя: реально ли взыскать их в полном объеме?

Piotr Adamowicz / Shutterstock.com

Взыскать в полном объеме расходы на оплату услуг представителя, которые составляют значительную долю судебных издержек, на практике довольно сложно – в большинстве споров заявленные к взысканию суммы признаются судами чрезмерными и снижаются.

Тем не менее прецеденты многомиллионных возмещений все же существуют. Например, в 2013 году Высший арбитражный суд Российской Федерации не нашел оснований для отмены решения о взыскании с ООО “Б.” в пользу компании “А.” более 32 млн руб. судебных расходов (определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11). Стоит отметить, что во многом практика взыскания издержек в размерах, по крайней мере близких к заявленным, сформировалась благодаря решениям ВАС РФ. Так, к примеру, Суд признавал не чрезмерными затраты на проезд иногороднего представителя даже в аэроэкспрессе и такси (учитывалось время прибытия самолета и удаленность гостиницы от аэропорта), проживание в гостинице определенного класса, выплату суточных (определение ВАС РФ от 19 июня 2013 г. № ВАС-13840/12).

После упразднения ВАС РФ ряд экспертов высказывали мнение о том, что подобная практика останется в прошлом. Однако в начале прошлого года Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснения по вопросам применения законодательства о возмещении судебных издержек (Постановление Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1; далее – Постановление № 1), в том числе тем, которые высшие суды не затрагивали ранее в своих пояснениях. В частности, Суд прямо указал на возможность взыскания расходов на оплату юридических услуг, понесенных на стадии досудебного урегулирования спора, пояснил, как решается вопрос о распределении судебных издержек, связанных с рассмотрением заявления о взыскании судебных издержках (так называемые издержки на издержки) и др.

Читайте также:
Преюдициальное значение в гражданском процессе

Несмотря на это, практика возмещения судебных расходов по-прежнему остается разнообразной и во многом зависит от того, насколько стороне удается обосновать заявленные к взысканию суммы. Посмотрим, какие критерии влияют на решение суда о размере судебных расходов в арбитражном процессе и какие советы по их обоснованию дают практикующие юристы.

Что необходимо доказать?

По общему правилу расходы на оплату услуг представителя, понесенные выигравшей дело стороной, взыскиваются судом с проигравшей стороны в разумных пределах (ч. 2 ст. 110 АПК РФ). При этом суд может уменьшить размер возмещения по заявлению лица, с которого взыскиваются судебные расходы, если оно представит доказательства их чрезмерности (ч. 3 ст. 111 АПК РФ).

Отразить судебные издержки в бухгалтерском учете поможет “Энциклопедия решений. Учет судебных расходов” интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Фактически при рассмотрении вопроса о взыскании расходов на представителя учитывается, были ли они на самом деле понесены (действительность расходов), связь расходов с рассматриваемым делом и разумность их размера. ВС РФ подчеркнул, что лицо, взыскивающее издержки, должно доказать первые два критерия, а сторона, с которой предполагается взыскать судебные расходы, вправе доказывать их чрезмерность (п. 10, п. 11 Постановления № 1).

При этом суд не вправе уменьшать размер судебных издержек, если сторона, с которой взыскиваются расходы, не заявляет возражений и не представляет доказательств их чрезмерности, указал ВС РФ. Исключение составляют случаи, когда суд, изучив материалы дела, приходит к выводу о том, что заявленная к взысканию сумма носит явно неразумный (чрезмерный) характер (абз. 2 п. 11 Постановления № 1). Такую возможность суд охотно использует, когда лицо, с которого взыскивают расходы, – государственный орган, в таких делах судебные издержки снижаются во много раз, отметил управляющий партнер адвокатского бюро “Бартолиус” Юлий Тай в ходе организованной экспертной группой VETA конференции “Взыскание судебных расходов: практика и тенденции”.

С несправедливостью такой позиции судов согласен и ведущий юрист “Пепеляев Групп” Константин Сасов. Он отметил, что практика взыскания судебных издержек в полном объеме, например с Минфина России, как это имело место в деле об обжаловании энергетической компанией письма министерства о документальном подтверждении права налогоплательщика на получение социального налогового вычета (определение ВАС РФ от 19 июня 2013 г. № ВАС-13840/12), позволит повысить качество даваемых министерством разъяснений налогового законодательства.

Кстати, ФНС России рекомендует налоговым органам при решении вопроса об инициировании судебного разбирательства с налогоплательщиками руководствоваться сложившейся судебной практикой по сходным делам, особенно актами высших судов, с целью сокращения количества проигранных споров и экономии бюджета (письмо ФНС России от 14 сентября 2007 г. № ШС-6-18/716@, письмо ФНС России от 11 мая 2007 г. № ШС-6-14/389@, письмо ФНС России от 26 ноября 2013 г. № ГД-4-3/21097, приказ ФНС России от 09.02.2011 г. №ММВ-7-7/147@).

Подтверждение действительности судебных расходов предполагает представление доказательств того, что они понесены, к моменту рассмотрения заявления о взыскании расходов, не позднее. Так, при наличии договора об оказании юридических услуг и отчета о выполненной адвокатом работе по указанному договору, но отсутствии квитанции об оплате этих услуг суд может признать факт несения судебных расходов в заявленном размере недоказанным и отказать в их взыскании (постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 марта 2017 г. по делу № А41-8865/2015). Причем кассовые документы рассматриваются судами как доказательство несения расходов даже при неправильном их оформлении, подчеркивает старший юрист Incor Alliance Кристина Валахович (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 октября 2016 г. по делу № А38-4739/2015, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 марта 2017 г. по делу № А50-15661/2015).

Разумный характер расходов

Под разумными в сложившейся судебной практике понимаются такие расходы, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. Такого же мнения придерживается и ВС РФ (п. 13 Постановления № 1). При этом, согласно разъяснениями Суда, при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Интересно, что при сравнении стоимости аналогичных услуг рассматривается и региональный рынок, и профессиональный. Первое подразумевает, в частности, использование утвержденных советом адвокатской палаты конкретного региона минимальных ставок гонорара за оказание юридической помощи (утверждены в Воронежской, Кировской, Самарской, Омской областях, Красноярском крае и др.). Так, например, суд снизил сумму взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя, руководствуясь минимальным размером адвокатского гонорара, утвержденного для Омской области, где рассматривалось дело, а не данными о стоимости юридических услуг в Москве (кстати, в Москве подобного решения совета адвокатской палаты нет) – месте нахождения представителя (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 апреля 2017 г. по делу № А46-9296/2015).

Оценка стоимости аналогичных услуг на профессиональном рынке предполагает, например, сравнение ставок, установленных за представление интересов клиентов в судах по конкретной категории дел сотрудниками определенной квалификации (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2015 г. № 09АП-24910/15).

Особая оговорка касается непосредственно личности представителя. ВС РФ указал, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована его известностью (абз. 2 п. 13 Постановления № 1). Однако это не означает, что размер оплаты работы адвоката не может зависеть от его квалификации и опыта, полагают эксперты и советуют представлять в суд соответствующие сведения, в том числе информацию об образовании представителя, осуществляемой им преподавательской деятельности, наличии наград от общественных организаций и т. д.

Что касается цены иска, то один лишь факт существенного ее размера без учета сложности дела и объема непосредственно оказанных услуг не может влиять на сумму взыскиваемых расходов (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21 июля 2016 г. по делу № А65-5624/2015). Но в случае, когда величина расходов на представителя значительно превышает цену иска, суд может признать эти расходы неразумными (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 февраля 2017 г. по делу № А19-12015/2015).

Недостаточно определенным является понятие “сложность дела”. Напомним, ВАС РФ в свое время попытался определить критерии сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 1 июля 2014 г. № 167). Но единого мнения о том, какие дела считаются сложными, у судов по-прежнему нет. О высокой сложности дела, по их мнению, может свидетельствовать отсутствие единообразной судебной практики (хотя такой довод можно приводить едва ли не в каждом деле о взыскании расходов) или решений высших судебных инстанций, необходимость подготовки или сбора технической и иной документации, объем материалов дела, количество судебных заседаний (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2016 г. по делу № А13-12622/2014, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 июня 2016 г. по делу № А46-2072/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного от 7 апреля 2017 г. по делу № А40-6730/2015).

Читайте также:
Когда подается встречный иск в гражданском процессе

В то же время даже при невысокой сложности дела судебные расходы могут быть взысканы в существенном размере – в случае недобросовестного процессуального поведения противоположной стороны, например преднамеренного затягивания сроков рассмотрения дела и т. д. (постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 марта 2017 г. по делу № А40-79028/2014, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 февраля 2017 г. № Ф04-5577/14 по делу № А81-591/2014).

Под объемом оказанных услуг суды понимают конкретные действия представителя в связи с рассмотрением определенного дела. Причем если в акте приема-передачи оказанных услуг указано только, что услуги выполнены и приведена их общая стоимость, но не конкретизировано, какие действия осуществлялись и сколько стоит каждое из них, у судов возникает сомнение в разумности расходов на эти услуги (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 апреля 2017 г. № Ф09-93/17 по делу № А47-9967/2014).

Таких проблем, как правило, не возникает у юридических фирм, использующих автоматизированные системы учета оказания услуг (биллинг), поскольку в биллинговых записях содержится информация и о выполненных действиях, и о потраченном на них времени. Кстати, юристы советуют вести учет затраченного времени и в том случае, когда в договоре об оказании услуг прописан фиксированный размер вознаграждения представителя. Такие учетные данные могут предотвратить снижение заявленной к взысканию суммы расходов, так как показывают суду, сколько времени и усилий тратится на сбор доказательств, отмечает Юлий Тай.

Снижение размера взыскиваемых расходов

Принимая решение об изменении заявленной к взысканию суммы расходов, суд не вправе уменьшать ее произвольно. Такую позицию неоднократно высказывал КС РФ, отмечая необходимость мотивировки этого решения (Определение КС РФ от 21 декабря 2004 г. № 454-О, Определение КС РФ от 20 октября 2005 г. № 355-О).

Тем не менее на практике суды далеко не всегда тщательно обосновывают соответствующие решения. “Сегодня многие определения о взыскании судебных расходов выглядят следующим образом: суд ссылается на закон, на судебную практику, посвященную этому вопросу, а дальше следует ключевая фраза: учитывая совокупность доказательств и особенности настоящего дела, суд считает разумной сумму в …”, – подчеркивает Константин Сасов. При этом иногда решение об уменьшении размера расходов принимается судом, даже если сторона, с которой они взыскиваются, не представляет достаточных доказательств их чрезмерности, хотя именно она, согласно закону, несет бремя доказывания этого факта (ч. 3 ст. 111 АПК РФ). ВАС РФ отменял подобные судебные акты, ссылаясь в том числе на пояснения КС РФ и указывая, что суд в этом случае, по сути, освобождает сторону от обязанности доказывания заявленного требования, и это нарушает основополагающий принцип арбитражного процесса – принцип состязательности сторон (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 марта 2012 г. № 16067/11).

Поскольку ВС РФ тоже согласился с позицией КС РФ и указал, что суд не вправе произвольно решать вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек (п. 11 Постановления № 1), можно предположить, что в случае обжалования решений об уменьшении этого размера, не содержащих расчета тех сумм, которые суд посчитал разумными, он будет выносить аналогичные решения.

Как видно из проанализированной судебной практики, взыскание понесенных на оплату услуг представителя расходов, особенно в крупном размере, – дело непростое. Тем более если дело касается вопросов, по которым мнения судов расходятся диаметрально. Среди них и вопрос о том, может ли на размер гонорара адвоката влиять место, занимаемое в рейтингах юридических фирм компанией, сотрудником (партнером) которой он является, и о том, возможно ли возмещать в составе судебных расходов выплаченный представителю гонорар успеха.

Тем не менее в случае достаточного обоснования заявленной к взысканию суммы судебные расходы все же могут быть возмещены в полном объеме.

Сколько стоит адвокат?

Как известно, большинство россиян задумывается о необходимости выбора адвоката только после появления конкретного правового спора или риска привлечения к уголовной ответственности, что обусловлено как уровнем развития российской правовой системы, так и пока что довольно-таки низкой правовой культурой населения. При этом одним из первых вопросов, который волнует многих при заключении соглашения о правовой помощи, является вопрос стоимости услуг адвоката. Какова же цена на услуги адвоката в России и чем она регулируется?

Стоимость услуг адвоката

Отношения между адвокатом и доверителем регулируются соглашением об оказании юридической помощи, одними из обязательных условий которого являются условия оплаты и размер гонорара. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» содержит несколько норм, посвящённых адвокатскому соглашению, но ни в нем, ни в иных законодательных актах, ни в решениях органов адвокатского сообщества нет положений, определяющих размер стоимости адвокатских услуг и порядок определения величины гонорара по конкретным делам. Стоимость услуг адвоката определяется адвокатом самостоятельно и устанавливается по соглашению с доверителем. При этом действуют законы свободного рынка, то есть на стоимость адвокатских услуг влияют соотношение спроса и предложения, конкуренция. Выделим основные положения относительно оплаты услуг адвоката, которые выработаны практикой и соответствуют закону:

Оплата услуг адвоката может производиться как в наличной, так в безналичной форме. В первом случае деньги вносятся в кассу адвокатского образования, в подтверждение чего клиенту выдаётся квитанция к приходному кассовому ордеру. При безналичной оплате денежные средства перечисляются на счёт адвокатского образования (коллегии, бюро или кабинета) в банковском учреждении. Конкретный способ выбирается адвокатом и доверителем при заключении соглашения, возможно использование в рамках оплаты по одному соглашению двух способов;

Оплата может производиться как при заключении соглашения, так и через некоторое время после заключения соглашения; законодательного запрета на оплату услуг адвоката после оказания услуг не существует. Тем не менее, на практике российские адвокаты в большинстве случаев предпочитают получать оплату при заключении соглашения и в полном объёме. Особенно это распространено при оказании адвокатских услуг по уголовным делам.

Читайте также:
Приостановление производства по делу в гражданском процессе

Размер оплаты адвокатских услуг может определяться следующими основными способами: в конкретной денежной сумме за оказание всех услуг по заключённому соглашению (например, 100 000 руб. за ведение дела в суде); путём определения фиксированной абонентской платы за конкретный длительный период оказания услуг, выраженной в конкретной денежной сумме (например, 50 000 руб. за каждый календарный месяц оказания услуг); путём определения стоимости часа оказания услуг (так называемая «повременная оплата»); путём определения гонорара в процентном выражении от суммы иска (данный способ применяется, как правило, по арбитражным делам). Наиболее распространённым является первый способ, при котором клиенту сразу определяется полная сумма расходов на оплату адвоката. К повременной оплате и оплате в виде абонентской платы прибегают, как правило, более знаменитые и востребованные адвокаты.

Несмотря на отсутствие нормативной регламентации размера гонорара адвоката, законами рынка установлены примерные размеры гонораров адвокатов по наиболее распространённым делам. Так, стоимость услуг адвоката по защите на стадии предварительного следствия в среднем в Москве составляет 150 000 рублей. Во столько же клиенту обойдутся услуги адвоката при защите в суде. Средняя стоимость консультации адвоката в Москве составляет 3000 рублей, стоимость срочного выезда адвоката для участия в следственных или оперативно-розыскных действиях с участием клиента в среднем составит 15 000 рублей. Следует иметь ввиду, что обозначенные цены весьма условны и могут значительно отличаться как в большую, так и в меньшую сторону.

На стоимость услуг конкретного адвоката влияют помимо прочего востребованность адвоката, регион оказания услуг, сложность и многоэпизодность дела, избранная в отношении подзащитного мера пресечения, наличие у дела общественного резонанса, конкретные задачи, поставленные доверителем перед адвокатом. К примеру, стоимость услуг востребованных и известных адвокатов по уголовным делам в Москве составляет не менее 150 000 рублей в месяц. Стоимость услуг московских и питерских адвокатов в несколько раз превышает стоимость услуг их коллег из иных регионов.

В России существует возможность воспользоваться услугами адвоката по назначению в уголовном, гражданском и административном судопроизводстве. Стоимость услуг адвокатов по назначению существенно ниже стоимости услуг адвокатов по соглашению и составляет не более 2 400 рублей за один день оказания услуг. При этом даже столь относительно невысокую стоимость услуг не нужно оплачивать сразу, эти услуги оплачиваются государством. Лишь в случае вынесения, к примеру, обвинительного приговора или прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию суд может возложить на осуждённого обязанность возместить государству расходы по оплате услуг адвоката.

Стоимость услуг адвоката запрещено обуславливать принятием следствием или судом конкретного процессуального решения в пользу доверителя. Объясняется это тем, что адвокат отвечает за качество оказания правовых услуг, однако не может гарантировать доверителю принятие по делу конкретного решения, так как решение принимается не адвокатом, а следователем, дознавателем или судом. Данное правило не исключает возможность введения в соглашение в качестве одного из условий выплату доверителем поощрения адвокату в виде дополнительной к гонорару денежной суммы (так называемы «гонорар успеха»).

В стоимость оплаты услуг адвоката по общему правилу не входят расходы адвоката, связанные с оказанием данных услуг, как то: государственная пошлина, расходы на проезд и проживание, расходы по привлечению специалистов и экспертов и т.п. Указанные расходы подлежат возмещению доверителем адвокату при условии их согласования с доверителем. Соглашением сторон может быть предусмотрен и иной порядок оплаты в счёт возмещения расходов адвоката по оказанию услуг.

В современных условиях развития электронных средств общения и информационных сетей на стоимость услуг конкретных адвокатов влияет помимо прочего фактор раскрутки через интернет. Некоторые адвокаты предпочитают заслужить себе имя в качестве известного специалиста в области права не за счёт побед в конкретных правовых спорах и делах, а путём рекламирования и продвижения своего имени или названия адвокатского образования на интернет площадках, участия в телевизионных ток-шоу. Такой способ является более простым, для него требуется относительно немного времени, а из минусов можно назвать лишь высокую стоимость расходов. Однако за год молодой и никому не известный адвокат превращается в знаменитого и якобы опытного юриста. Как только наступает такой момент, адвокат устанавливает огромные гонорары на уровне гонораров корифеев юриспруденции, а то и значительно выше. Так, в Москве существует известная коллегия, которая добившись востребованности благодаря исключительно грамотно выстроенному пиару и продвижению, установила размер гонораров за услуги своих адвокатов по уголовным делам в 500 000 рублей в месяц и более. Все бы ничего, да только услуги от имени якобы известного адвокатского образования оказывают молодые адвокаты из регионов, не имеющие опыта, что отрицательным образом сказывается на качестве оказываемых услуг. Также удивляет подход, при котором столь большая сумма гонорара взимается даже в период приостановления следствия по делу и отпусков адвоката, то есть в период, когда услуги адвокатами не оказываются в принципе. Данный пример приведён для того, чтобы показать, что раскрученность адвоката или адвокатского образования в наши дни также влияет на стоимость услуг адвокатов по конкретным делам, однако высокая стоимость адвокатских услуг в таких случаях совершенно не гарантирует качества услуг.

Таким образом, действующее законодательство не содержит регламентации размера стоимости услуг адвоката, размер гонорара адвоката по конкретному делу определяется в каждом случае соглашением сторон. На практике сложились определенные способы и рыночные цены на услуги адвокатов по аналогичным делам. Востребованность адвоката, а также некоторые иные обстоятельства определяют огромную разницу в оплате адвокатских услуг по аналогичным делам. Советуем Вам внимательно отнестись к обсуждению вопросов оплаты услуг адвоката до заключения соглашения, в котором необходимо предусмотреть все возможные в будущем вопросы. В обязательном порядке требуйте от адвоката документ на полученные от Вас в счёт оплаты услуг денежные средства. Если адвокат после заключения соглашения и получения от Вас установленной соглашением оплаты требует передачи ему дополнительных денежных средств (в связи с тем, что адвокат не предвидел сложность дела, для передачи следователю или судье и т.п.), не идите на поводу у такого специалиста, при необходимости подайте жалобу в адвокатскую палату.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: