Конкуренция исков в гражданском праве

ЦЕНТР РЕГИСТРАЦИИ И КАДАСТРА

НАША СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ – КАДАСТРОВЫЙ УЧЁТ И РЕГИСТРАЦИЯ НЕДВИЖИМОСТИ

НАША СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ – КАДАСТРОВЫЙ УЧЁТ И РЕГИСТРАЦИЯ НЕДВИЖИМОСТИ

  • О компании
  • КАДАСТРОВЫЕ УСЛУГИ
  • РЕГИСТРАЦИЯ НЕДВИЖИМОСТИ
  • ГЕОДЕЗИЧЕСКИЕ РАБОТЫ
  • Контакты

Система способов защиты права собственности

В связи с тем, что защита права собственности является составной частью защиты гражданских прав в целом, то способы защиты права собственности можно разделить на общие и специальные.

Так, к общим способам защиты права собственности, которые используются для защиты всех гражданских прав, можно отнести:

  • признание права;
  • публично-правовые способы защиты (неприменение судом акта органа публичной власти или признание его недействительным);
  • самозащита прав (направлена на беспрепятственное осуществление права собственности и на пресечение нарушений права собственности и является средством защиты субъективного права собственности).

Вместе с тем, для целей защиты права собственности применяются и специальные способы защиты вещно-правового и обязательственно-правового характера. Указанное деление способов защиты права собственности уходит корнями в деление исков на вещные (actiones in rem) и обязательственные (actiones in personam) в римском праве[1].

Право собственности представляет собой абсолютное вещное право, в связи с чем, вещно-правовые способы защиты права собственности характеризуются следующими особенностями:

  • направленность непосредственно на защиту интересов субъектов наиболее полного абсолютного права – права собственности;
  • отсутствие связи с обязательствами;
  • имеют целью восстановить владение, пользование и распоряжение собственника принадлежащей ему вещью либо устранить препятствия в осуществлении указанных правомочий;
  • возможность предъявления одного из вещно-правовых исков только собственником имущества и в целях защиты права собственности лишь на индивидуально-определенную вещь;
  • указанная индивидуально-определённая вещь должна сохраняться в натуре, так как в противном случае речь может идти исключительно о компенсации убытков, которая является обязательственно-правовым способом защиты[2].

Так, к вещно-правовым способам защиты права собственности относятся виндикационный иск, который заключается в истребовании вещи из чужого незаконного владения (иск не владеющего собственника к незаконно владеющему несобственнику) и негаторный иск, представляющий собой требование об устранении препятствий для собственника в осуществлении своих правомочий и не связан с прекращением владения собственником своей вещью (иск владеющего собственника к невладеющему несобственнику).

Вместе с тем, право собственности может быть нарушено не только напрямую, но и косвенным образом в процессе осуществления гражданско-правового оборота, когда находящаяся в собственности вещь становится предметом обязательства. Именно в данном случае собственник, который также является стороной обязательственных правоотношений и чье право нарушено (чаще всего) контрагентом, прибегает к использованию обязательственно-правовых способов защиты нарушенного права собственности.

К числу обязательственно-правовых способов защиты права относят иски из договорных и иных обязательств, а также иски, направленные на признание недействительными сделок, нарушающих вещные права (или на применение последствий их недействительности)[3].

Как представляется, ключевым отличием вещно-правовых способов защиты права от обязательственно-правовых является то, что в их основе лежит субъективное право собственности, и правомочие на его защиту имеет своей целью исключительно восстановление господства собственника над принадлежащей ему индивидуально-определённой вещью. В то же время обязательственно-правовые способы защиты нарушенного права собственности направлены на присуждение другой стороны обязательства (нарушителя) к определённому поведению. Именно по этой причине глава 20 ГК РФ «Защита права собственности и других вещных прав» говорит не обо всех средствах защиты, а исключительно о тех, которые позволяют реализовать компенсационную функцию гражданского права именно в правоотношениях собственности, но не обязательственных правоотношениях[4].

Именно в связи с изложенными противоречиями в системе способов защиты права собственности в теории и на практике возникает проблема так называемой «конкуренции исков».

Стоит отметить, что истоки данной проблемы лежат в римском праве, которым в гражданское право была введена формула «вещному праву соответствует вещный иск, обязательственному праву – обязательственный иск». Указанное чёткое разграничение стало для многих исследователей основой тезиса о том, что вещные права могут защищаться исключительно вещно-правовыми способами защиты.

В связи с тем, что российской гражданское право не предполагает возможности выбора иска и не знает института конкуренции исков, вопрос на практике решается довольно однозначно: наличие обязательственных правоотношений между субъектами является непреодолимым препятствием для представления вещного иска.

Стоит отметить, что, несмотря на то, что взаимоисключающая природа вещных и обязательственных исков хоть и исходит из римской традиции, но преимущество обязательственного над вещным к ней не относится. Более того, как в дореволюционном, так и зарубежном праве преимущество вещного права над обязательственным считается одним из неотъемлемых признаков вещного права.

В процессе развития российского гражданского законодательства принцип приоритета вещного права утратил своё значение и цивилистами высказывались предложения по его внедрению в ГК РФ, которые так и остались существовать на уровне концепции развития гражданского законодательства[5]. Думается, что в связи с тем, что право собственности является и всегда будет являться основой договорных отношений, о чём в свое время писал ещё Г. Ф. Шершеневич, принцип приоритета вещного права действительно является предпочтительным для развитого гражданского правопорядка.[6]

Читайте также:
Срок исковой давности по гражданским делам

Однако принцип приоритета обязательственного способа защиты на вещно-правовым прочно закрепился в судебной практике. Он был впервые установлен в пункте 23 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» и впоследствии закреплён в пункте 3 ныне действующего Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Тем не менее, в теории существует иная точка зрения, в соответствии с которой допускается конкуренция вещно-правовых и обязательственно-правовых исков для целей защиты права собственности. Представители данной точки зрения считают, что гражданское законодательство не ограничивает граждан в выборе способов защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных вещно-правовых способов, и в силу общих принципов гражданского права, в частности, принципа диспозитивности, собственники вправе осуществлять этот выбор по своему усмотрению[7]. Вместе с тем, как представляется, использование вещно-правовых способов защиты в рамках обязательственных правоотношений в рамках существующего гражданского законодательства будет противоречить существу защищаемого права и выходить за пределы предоставленных гражданским законодательством правомочий.

[1] Римское право: Учебник / И. Б. Новицкий. М.: Высшее образование; Юрайт-Издат, 2009.

[2] Timofeeva M., Selected problems of the protection of property rights in the Russian Federation // https://www.ceeol.com/search/article-detail?id=509876

[4] Рыбаков В.А., Мечетина Т.А. О правовом отношении собственности и квалификации вещно-правовых способов защиты права собственности // СПС «Консультант Плюс»

[5] Концепция развития законодательства о вещном праве: Проект // Вестник ВАС РФ. 2009. № 4

[6] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права.

[7] Ровный В. В. Конкуренция исков в российском гражданском праве (теоретические проблемы защиты гражданских прав). Иркутск, 1997. С. 22.

Управляющий партнер юридической компании EL Group
Еланский Игорь Юрьевич

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный суд разобрался с группой лиц и частными исками // Пленум подготовил разъяснения по антимонопольному законодательству

Пленум Верховного суда (ВС) подготовил разъяснения по антимонопольному законодательству. В проекте постановления есть важные для практики вопросы о частных исках, которые могут подать те, чьи права нарушены, без обращения в антимонопольный орган. Административный порядок защиты прав не является обязательным условием для прямого обращения в суд, подчеркивает ВС. Также в проекте дано разъяснение о группе лиц: ВС считает ее одним участником рынка (хозяйствующим субъектом). При этом режим группы лиц не может применяться к тому, кто формально в нее входит. Надо учитывать поведение этого участника.

Анализ правоприменения показал, насколько сложны антимонопольные споры, говорила судья ВС Татьяна Завьялова, представлявшая проект. Ведь их разрешение связно с оценкой разумности, эконмической эффективности поведения хозяйствующих субъектов. Антимонопольное законодательство находится на стыке права и экономики, поддерживал ее зампред Суда по интеллектуальным правам Владимир Корнеев. Ценно, по его словам, то, что проект разъяснений ориентирует на применение Закона о защите конкуренции с учетом необходимости установить реальные экономические отношения.

Закон о защите конкуренции нельзя назвать образцом кодификационной работы и юридической техники, говорила председатель Совета Исследовательского центра частного права Лидия Михеева. Поэтому у разработчиков проекта постановления была непростая задача. Значение документа – не только в позициях суда о применении норм антимонопольного законодательства, но и в формировании общих категорий антимонопольного права. И самое главное, с ее точки зрения, то, что проект разводит применение норм о защите конкуренции и гражданского законодательства, говорила Лидия Михеева. Это позволит побороть практику использования жестких антимонопольных инструментов в тех случаях, когда необходимы средства гражданско-правовой защиты, полагает она.

В первую очередь это нашло отражение в разъяснениях о частных исках (п. 61). Такой иск в суд могут подать потерпевшие, минуя антимонопольный орган. Эта возможность становится все более востребованной. Проект постановления говорит о круге лиц, которые могут обратиться в суд, и об распределения бремени доказывания. ВС отмечает, что Закон о защите конкуренции не говорит, что защита гражданских прав в административном порядке (путем рассмотрения антимонопольным органом дел о нарушениях антимонопольного законодательства) исключается при наличии возможности обратиться в суд или, наоборот, является обязательным условием обращения в суд для лиц, чьи права нарушены. Значит, если лицо за защитой своих прав обратится в суд, не подавая до этого соответствующего заявления в антимонопольный орган, суд не может оставить такое заявление без рассмотрения.

Другое важное разъяснение — о группе лиц (п. 7). Ее ВС рассматривает как одного хозяйствующего субъекта. При этом ВС сохраняет возможность доказать, что лица, формально входящие в группу, действует каждый в своем экономическом интересе. Это даст субъектам защиту от претензий антимонопольных органов, которые на практике отождествляют действия участника группы со всей группой.

Читайте также:
Куда подается кассационная жалоба по гражданскому делу

Вопрос о том, что означает отнесение нескольких юрлиц к группе — один из самых дискуссионных на протяжении всего существования современного антимонопольного законодательства, говорил Владимир Корнеев. В старом законе 1991 года[1] говорилось, что группа лиц — это единый хозяйствующий субъект. В действующем Законе о защите конкуренции другая формулировка: он распространяет запреты антимонопольного законодательства на группу лиц. Из этого суды делают выводы, что возможно конкурирование хозяйствующих субъектов, в том числе связанных корпоративными отношениями (т.е. входящих в одну группу). Но оба этих крайних подхода — конкуренция внутри группы лиц всегда возможна или всегда невозможна — не учитывают структуру рыночных отношений, полагает Владимир Корнеев. Решение, которое дает ВС в этом пункте, — это сбалансированный вариант. Разработчики постановления исходят из презумпции отсутствия конкуренции внутри группы лиц и действий всех ее членов в едином экономическом интересе.

Проект разъяснений ВС формулирует главные условия вмешательства в частно-правовые отношения сторон сделки (п. 57). Обращаясь в суд, например, с исками о признании недействительными договоров, об обязательном заключении договора, об изменении или о расторжении договора антимонопольный орган должен обосновать наличие публичного интереса в защите конкуренции.

Наиболее спорным при подготовке был п. 11 проекта о распределении бремени доказывания в спорах о злоупотреблении доминирующим положением, говорила судья Татьяна Завьялова. Были разные варианты, начиная от установления презумпции злоупотребления и заканчивая противоположным подходом, по которому антимонопольный орган должен в каждом случае доказывать вероятность негативных последствий для рынка. В подготовленном тексте выбран сбалансированный подход, говорила Татьяна Завьялова. При возникновении спора антимонопольный орган обязан доказать, что поведение хозяйствующего субъекта является злоупотреблением. В свою очередь, хозяйствующий субъект вправе доказывать, что его поведение не образует злоупотребление доминирующим положением, поскольку не способно привести к наступлению неблагоприятных последствий для конкуренции на рынке и имеет разумное оправдание.

Пункт 30 говорит о квалификации действий как акта недобросовестной конкуренции, исходя из круга субъектов (нарушителя и потерпевшего). Есть точка зрения, по которой к числу необходимых признаков недобросовестной конкуренции относится наличие конкурентных отношений между потерпевшим и нарушителем, рассказывал Владимир Корнеев. Проект ВС подчёркивает, что этот подход является ошибочным. Конкурентных отношений на момент нарушения может и не быть. Показательный пример – в п. 32 проекта, когда используется символика спортивных мероприятий для продвижения своей деятельности. Потерпевший от этих действий — организатор мероприятий, но он не конкурент нарушения (о таком паразитическом маркетинге см. статью Екатерины Фетисовой в «Вестнике экономического правосудия»). Поэтому ВС уточняет, что субъектами нарушения могут быть не только действительные, но и потенциальные конкуренты. Это верно, но можно внести уточнения, полагает Владимир Корнеев. Например, вместо указания на статус субъекта говорить о существе нарушения, о действии, которое способно оказать влияние на состояние конкуренции. Это позволит не оценивать, возможна ли конкуренция в перспективе, а учитывать влияние непосредственно совершенных действий.

[1] Закон РСФСР от 22 марта 1991 года № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

Конкуренция исков в гражданском праве

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 сентября 2015 г. N 66-КГ15-10 Суд отменил принятое по делу решение и направил дело на новое рассмотрение, поскольку в случае причинения вреда вследствие недостатков товара (работы, услуги) законом допускается конкуренция договорного и деликтного исков, оставляя право выбора правового основания иска за истцом

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Асташова С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску общественной организации инвалидов и потребителей г. Черемхово “Феникс”, действующей в интересах Думкина Г.А., к индивидуальному предпринимателю Свердюк Л.А. о защите прав потребителей

по кассационной жалобе общественной организации инвалидов и потребителей г. Черемхово “Феникс”, действующей в интересах Думкина Г.А., на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 15 октября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения Думкина Г.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

общественная организация инвалидов и потребителей г. Черемхово “Феникс”, действующая в интересах Думкина Г.А., обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Свердюк Л.А. о защите прав потребителя, указав, что в декабре 2011 г. ее работники при оказании услуг по захоронению на Гришевском кладбище в г. Черемхово повредили место захоронения Щ. являвшейся матерью Думкина Г. А.

Решением Черемховского городского суда Иркутской области от 15 августа 2014 г. исковые требования удовлетворены частично. В пользу Думкина Г.А. с индивидуального предпринимателя Свердюк Л.А. взыскана сумма материального ущерба в размере . руб., неустойка за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя – . руб., почтовые расходы – . руб., компенсация морального вреда – . руб., штраф – . руб., из которых . руб. перечислены в пользу Думкина Г.А., . руб. – в пользу общественной организации инвалидов и потребителей “Феникс”. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Читайте также:
Гражданский кодекс расторжение договора в одностороннем порядке

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 15 октября 2014 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым с ответчика в пользу истца взыскано возмещение материального ущерба в размере . руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

В кассационной жалобе общественная организация инвалидов и потребителей г. Черемхово “Феникс” просит об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 15 октября 2014 г., как незаконного, и оставлении в силе решения Черемховского городского суда Иркутской области от 15 августа 2014 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 24 августа 2015 г. указанная кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Нарушения норм материального права, предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, были допущены при рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что при осуществлении захоронения рядом с могилой матери Думкина Г.А. был уничтожен цветник, выполненный ручным способом из специально привезенного речного галечника, выложенное галечником место вокруг могилы, а также цветы на могиле, поскольку для отогрева земли использовался костер, остатки которого в виде не догоревших головешек дерева и остатков несгоревших резиновых покрышек от автомобилей были свалены работниками индивидуального предпринимателя Свердюк Л.А. на место захоронения Щелевой Е.Ю. Также на место захоронения был свален грунт от захоронения на соседнем участке.

Удовлетворяя частично исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что отношения между Думкиным Г.А. и индивидуальным предпринимателем Свердюк Л.А. регулируются Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 “О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей).

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение, которым с ответчика в пользу истца взыскано возмещение материального ущерба в размере . руб., не согласился с этим выводом, указав, что спор возник из деликтных отношений (глава 59 Гражданского кодекса Российской Федерации).

С вынесенным судом апелляционной инстанции постановлением согласиться нельзя по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено, а судом апелляционной инстанции не опровергнуто то обстоятельство, что индивидуальный предприниматель Свердюк Л.А. оказывает услуги по захоронению и содержанию кладбища пос. Гришево в г. Черемхово, на котором находится поврежденное захоронение матери Думкина Г.А. Это обстоятельство не оспаривалось и ответчиком Свердюк Л.А.

Согласно статье 14 (пункты 1, 2) Закона о защите прав потребителей вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме. Право требовать возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги), признается за любым потерпевшим независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или нет.

В соответствии с пунктом 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), а также вследствие непредставления достоверной или полной информации о товаре (работе, услуге), необходимо учитывать, что в соответствии со статьями 1095-1097 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 3 статьи 12 и пунктами 1-4 статьи 14 Закона о защите прав потребителей такой вред подлежит возмещению продавцом (исполнителем, изготовителем либо импортером) в полном объеме независимо от их вины (за исключением случаев, предусмотренных, в частности, статьями 1098, 1221 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 5 статьи 14, пунктом 6 статьи 18 Закона о защите прав потребителей) и независимо от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

В силу статьи 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации (глава 59 Гражданского кодекса Российской Федерации) вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет. Правила, предусмотренные настоящей статьей, применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности.

Читайте также:
Порядок обжалования апелляционного определения по гражданскому делу

Таким образом, нормы Гражданского кодекса Российской Федерации об имущественной ответственности ответчика за вред, причиненный вследствие недостатков товара (работы, услуги), полностью соответствуют аналогичным положениям Закона о защите прав потребителей. В связи с этим следует признать, что в случае причинения вреда вследствие недостатков товара (работы, услуги) законодатель допускает конкуренцию договорного и деликтного исков, оставляя право выбора правового основания иска за гражданином – потребителем.

Следовательно, вывод суда апелляционной инстанции о том, что к возникшим отношениям положения Закона о защите прав потребителей не применимы, нельзя признать правильным.

С учетом изложенного, а также того, что общественной организацией инвалидов и потребителей г. Черемхово “Феникс”, действующей в интересах Думкина Г.А., было заявлено исковое требование по основаниям, предусмотренным Законом о защите прав потребителей, у суда апелляционной инстанции не имелось также оснований для отказа в удовлетворении требования о компенсации морального вреда и штрафа (статьи 15, 13 (пункт 6) Закона о защите прав потребителей).

Допущенные нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Думкина Г.А., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 15 октября 2014 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 15 октября 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Гетман Е.С.
Асташов С.В.

Обзор документа

Общественная организация, действующая в интересах гражданина, предъявила иск к предпринимателю, оказывающему услуги по содержанию кладбища и захоронению.

Поводом послужило то, что работники ответчика повредили могилу матери этого гражданина.

Первая инстанция частично удовлетворила иск. Она исходила из того, что отношения между гражданином и предпринимателем регулируются Законом о защите прав потребителей.

Апелляционная инстанция приняла по делу новое решение (взыскала возмещение материального ущерба). При этом она полагала, что спор возник из деликтных отношений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию, указав следующее.

Согласно Закону о защите прав потребителей вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара (работы, услуги), возмещается в полном объеме. Право требовать возмещения вреда, причиненного вследствие таких недостатков, признается за любым потерпевшим независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или нет.

В силу ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу вследствие недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), возмещается продавцом, изготовителем, исполнителем независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет. Эти правила применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях.

Таким образом, нормы ГК РФ об имущественной ответственности за вред, причиненный вследствие указанных недостатков, полностью соответствуют аналогичным положениям названного закона.

В случае причинения такого вреда законодатель допускает конкуренцию договорного и деликтного исков. Право выбрать правовое основание иска остается за гражданином-потребителем.

Поэтому вывод апелляционной инстанции о том, что к возникшим отношениям не применяется Закон о защите прав потребителей, нельзя признать правильным.

Конкуренция исков

Г. Лобанов, старший консультант Высшего Арбитражного Суда РФ.

“Только в тех случаях, когда орган государства устанавливал возможность предъявления иска (actio) по делам известной категории, можно было говорить о праве, защищаемом государством. В этом смысле можно сказать, что римское право есть система исков” (Римское частное право. М.: Юрист, 1996. С. 56).

Такой подход к обеспечению государством защиты нарушенных гражданских прав сохраняется до наших дней и нашел свое воплощение в части правовой системы Российской Федерации.

При этом и само содержание понятия “иск”, данное римскими юристами, сохранилось и широко используется современными юристами в правоприменительной практике. “Общее понятие иска дается в Дигестах: иск есть не что иное, как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование”.

Поскольку вещи, вокруг которых и посредством которых обеспечивался гражданский оборот, и обязательства как инструмент “вращения” вещей имели для общества первостепенное значение, то, по-видимому, общество было крайне заинтересовано в сохранении вещей и обязательств как элементов стабильности имущественного положения граждан, в связи с этим с целью защиты названных элементов в римском частном праве появилось разделение всех исков по личности ответчика на вещные и личные. “Вещный (actio in rem) иск направлен на признание права в отношении определенной вещи (например, иск собственника об истребовании его вещи от лица, у которого эта вещь находится); ответчиком по такому иску может быть любое лицо, нарушающее право истца, ибо нарушителем права на вещь может оказаться каждое третье лицо. Actiones in personam направлен на выполнение обязательства определенным должником (например, требование платежа долга). Обязательство всегда предполагает одного или нескольких определенных должников; только они могут нарушить право истца, и только против них и давался личный иск” (там же, с. 57).

Читайте также:
Сроки рассмотрения претензий по гражданскому кодексу РФ

Как мы с вами выяснили, “в природе” существует два вида исков вещный и личный, однако, если название первого дошло до наших дней в неизмененном виде, то второй иск российские цивилисты скорее всего назовут как иск, вытекающий из нарушения гражданско – правового обязательства, либо “обязательственным иском”. Однако для избежания ненужных длиннот в обозначении понятий сохраним в целях этой статьи наименования исков, данных римскими юристами.

Так что же такое конкуренция вещного и личного исков? В обыденном понимании что-то должно мешать друг другу либо вытеснять что-то из чего-то. Для научного понимания этого юридического явления обратимся к И.Б. Новицкому, который писал, что “конкуренция исков имела место в тех случаях, когда одно или несколько лиц располагали исками против одного или нескольких лиц, причем все эти иски преследовали один и тот же интерес и ту же цель (eadem res). Удовлетворением одного из этих конкурирующих требований уничтожалось другое требование, также представлялось недопустимым дважды удовлетворять один и тот же интерес.

Если были предъявлены оба иска и по одному из них последовало удовлетворение, то другой аннулировался как преследующий тот же интерес. Однако если удовлетворение по одному иску было неполным, допускалось предъявление второго иска в пределах разницы (Д.17.2.43)” (там же, с. 64).

С позиции теории права рассматриваемое явление можно было бы объяснить на основании следующих соображений.

Если исходить из структуры правоотношения, возникшего по поводу определенного объекта как элемента структуры, то, по всей видимости, “перед конкуренцией исков” должны возникать два (или более) правоотношения (одно из них вещное), структура которых включает один и тот же объект (в частности, вещь). В связи с этим, если совершается правонарушение, объектом которого является объект нескольких правонарушений, то у лица, права которого нарушены, возникают в общем случае два вида исков – вещный и личный.

Классическим примером конкуренции исков является случай, вытекающий из нарушения арендных отношений.

После истечения срока договора аренды арендатор обязан возвратить собственнику – арендодателю его имущество. Однако на практике возникают случаи, когда арендатор по каким-то причинам задерживает данное имущество, в связи с этим арендодатель – собственник остается один на один с дилеммой: то ли ему заявлять требование о возврате имущества из чужого незаконного владения, то ли требование, вытекающее из нарушения гражданско – правового обязательства.

Если исходить из того, что с прекращением договора прекращается обязательство, а стороны могут сделать такую запись в договоре, то в этом случае непрекращенным остается лишь вещное право, следовательно, арендодатель – собственник может заявить лишь требование о виндикации, т.е. о возврате имущества из чужого незаконного владения.

Однако в общем случае, если срок договора истек, то обязанность арендатора по возврату имущества подлежит реализации, т.е. автоматически не прекращается.

Обратим внимание на то, что объектом правоотношений собственности и вытекающих из договора аренды является одна и та же вещь, что влечет за собой конкуренцию исков.

В связи с этим все-таки, какой же иск может заявить арендодатель – собственник?

У юристов – цивилистов с чьей-то легкой руки появилось расхожее выражение о том, что лицо, чье право нарушено, “выбирает оружие по собственному усмотрению”. То есть арендодатель – собственник вправе обращаться в суд либо с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, либо с иском о принудительной передаче вещи истцу – арендодателю.

Право истребования имущества собственника из чужого незаконного владения предусматривается статьей 301 ГК РФ (глава 20). В связи с этим, если мы установим, что владение арендатором имуществом осуществляется законно, то, следовательно, арендодатель – собственник не вправе истребовать имущество в порядке, предусмотренном главой 20 ГК РФ.

По моему мнению, при истечении срока договора аренды между арендодателем-собственником и арендатором сохраняются обязательственные отношения, регулируемые главой 34 ГК РФ. В этом смысле, несмотря не негативный характер действий арендатора, связанных с задержкой возврата арендованного имущества, его действия регламентированы законом (в частности, ст. 622 ГК РФ).

Читайте также:
Сингулярное правопреемство в гражданском праве

Таким образом, по мнению автора, арендодатель в случае невозврата арендованного имущества вправе заявлять в суд лишь личный иск, т.е. требование о принудительной передаче принадлежащей ему вещи.

Однако приведенная точка зрения не бесспорна и не открывает каких-либо Америк в затронутой проблеме конкуренции исков.

Вероятно, можно спорить до хрипоты, какой же иск следует заявлять собственнику в подобных случаях. Однако можно встать и на промежуточную позицию, соответствующую воззрениям римских юристов, по мнению которых, как уже упоминалось, “если удовлетворение по одному иску было неполным, допускалось предъявление второго иска в пределах разницы”. То есть, истребовав вещь, арендодатель – собственник вправе заявить также иск о внесении арендной платы за все время просрочки возврата вещи (ст. 622 ГК РФ).

Есть и другое решение рассматриваемой проблемы. Так, в соответствии со ст. 12 ГК РФ субъект, право которого нарушено, может его защитить путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. На мой взгляд, приведенная формула по сути является панацеей от застарелой проблемы конкуренции исков.

Реализуя данную норму закона, субъект, право которого нарушено, может не задумываться о том, к какому иску относят его требования юристы-теоретики: он обращается в суд с иском о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права.

Применительно к рассмотренному примеру под восстановлением права не следует понимать лишь восстановление арендных отношений. По-видимому, субъект, право которого нарушено, сам определяет, какое правовое положение он хочет восстановить (в силу п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Если ему необходимо восстановить свой правовой статус как собственника, то, видимо, исходя из правил, содержащихся в ст. 12 ГК РФ, он обращается в суд с требованием о восстановлении права (правового положения) собственности.

По-видимому, данное положение Гражданского кодекса является весьма прогрессивным, поскольку дает возможность защищать гражданские права независимо от вида нарушенного правоотношения.

В заключение хотелось бы обратить ваше внимание на то, что, освещая данную проблему, автор ссылался на положения из источников римского права, созданных в начале нашей эры применительно к гражданскому обороту, установившемуся в Древнем Риме.

Очевидно, что некоторые юридические формулы целесообразно использовать и в наше время, однако ни для кого не секрет, что цивилизация за почти двухтысячелетнюю историю несколько изменилась, поэтому “тянуть” из прошлого старые формулы по сути означает искусственно сдерживать развитие общественных отношений и общества в целом.

В связи с этим автор полагает, что деление исков на вещные и личные, произведенное в начале первого тысячелетия, правильнее было бы оставить в качестве “памятника теории частного права”, но не имплантировать соответствующие нормы в живой организм гражданского права.

Образно говоря, для того чтобы понять целесообразность какого-либо органа, необходимо его отсечь, и если организм будет активно существовать и развиваться без него, то, видимо, такое “хирургическое вмешательство” было правильным.

А как вы думаете, что произошло бы, если законодатель исключил бы главу 20 из текста Гражданского кодекса Российской Федерации?

Научный онлайн круглый стол «КОНКУРЕНЦИЯ ДЕЛИКТНОГО, ДОГОВОРНОГО И КОНДИКЦИОННОГО ОСНОВАНИЙ ИСКА: быть или не быть «конкуренции исков»?»

У лица, чье право (или охраняемый законом интерес) оказалось нарушено, нередко имеется доступ к нескольким взаимоисключающим способам защиты своего права, направленным на удовлетворение разных по сути интересов (например, расторжение нарушенного должником договора или исполнение обязательства в натуре), и при наличии правовых оснований для использования нескольких альтернативных способов защиты ему предоставляется свобода выбора. Например, покупатель, получивший пораженную существенным дефектом вещь, может как привлечь продавца к ответственности за качество путем взыскания своих расходов на ремонт, удержав за собой вещь, так и в ряде случаев отказаться от договора и потребовать взыскания убытков, вызванных вынужденным разрывом договора. В подобных ситуациях одно и то же нарушение предоставляет кредитору выбор между различными способами защиты права и наличие такого выбора никем не ставится под сомнение.
Но нередко притязание потерпевшего на реализацию одного и того же материального интереса (взыскать деньги, истребовать вещь и т.п.) может быть теоретически одето в правовые одежды разных способов защиты (например, взыскание с агента, присвоившего деньги принципала, соответствующей суммы как договорного, деликтного или кондикционного долга, либо истребование у арендатора неправомерно удерживаемой им вещи посредством виндикации или договорного иска). И здесь возникает интересующий нас вопрос: допускает ли право, что одни и те же фактические обстоятельства, связанные с нарушением права (или охраняемого законом интереса), могут давать основания для реализации одного и того же по сути материального притязания в рамках нескольких равным образом корректных правовых квалификаций исков (разных способов защиты) с предоставлением права свободного выбора квалификации иска и соответственно набора применимых к притязанию правил истцу? Если существует несколько правовых оснований для взыскания долга, и формально налицо условия для выдвижения обоих этих оснований, может ли истцу предоставляться свобода выбора? Или существует всегда лишь одна правильная правовая квалификация иска (способа защиты), направленного на реализацию соответствующего материального интереса (достижение той или иной цели) при заданных фактических обстоятельствах, и задача права – определить ее, а истцов и судов — использовать в споре?
Истцу, безусловно, более удобным кажется вариант свободного выбора, так как он позволяет ему за счет выбора квалификации выбрать соответствующий правовой режим, который покажется ему наиболее выгодным в заданных условиях, и обойти, возможно, нежелательные для него императивные правила, установленные в рамках правового режима конкурирующего способа защиты. Если, скажем, истца не устраивают сроки давности, доступные ответчику возражения и иные элементы правового режима, установленные для одного способа защиты, направленного на удовлетворение некоего материального интереса (например, взыскание долга), он облечет свое требование о взыскании того же долга в одежды другого теоретически доступного способа защиты. Но насколько такой свободный выбор справедлив. Не правильнее ли стремиться к поиску решений подобных коллизий, когда в каждом конкретном сюжете будет признаваться объективный приоритет одной из квалификаций?
Часто эта проблема обсуждается как проблема конкуренции исков, но с учетом развивающегося в последние годы в российской судебной практике подхода к индивидуализации исков, в рамках которого иск индивидуализирует не выбранная квалификация способа защиты, а тот материальный интерес, который истец преследует (например, взыскать деньги) в совокупности с фактическими обстоятельствами, открывающими доступ к реализации этого интереса (а вопросы правовой квалификации способа защиты и правового его обоснования выходят за рамки элементов иска), корректнее было бы, видимо, говорить о возможности свободного выбора конкурирующих правовых квалификаций иска.
В последние годы судебная практика ВС РФ не раз возвращается к этой проблематике. Является она спорной и в зарубежном праве: некоторые страны благоволят свободному выбору правовой квалификации иска, хотя и вводят некоторые ограничения (например, немецкое, английское право), другие — критически относятся к этой идее и, например, при наличии конкуренции договорного и деликтного оснований для взыскания убытков делают выбор в пользу приоритета первого (например, французское право).
Более подробный предварительный обзор данной проблемы и примеры из практики ВАС РФ и ВС РФ см. в прилагаемой справке. Сравнительно-правовой обзор см. в недавно вышедшей статье Т.В. Драгуновой.
Настоящий научно-практический круглый стол будет посвящен этой проблематике. При этом в фокус внимания будет взята ситуация конкуренции договорного, деликтного и кондикционного оснований для присуждения к возмещению убытков или погашению иного денежного долга. Некоторые иные не менее важные сюжеты (например, конкуренция виндикации и договорного основания истребования вещи) пока останутся за рамками обсуждения. Также за скобками будет оставлен важный процессуальный вопрос о праве суда переквалифицировать иск, если, по его мнению, истец выбрал неверную квалификацию (данный вопрос становится острым при отказе от идеи свободного выбора правовой квалификации самим истцом).

Читайте также:
Исчисление срока исковой давности по гражданским делам

Спикеры:

Тололаева Наталья Владимировна — к.ю.н., ассистент кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доцент Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ;

Гербутов Виктор Станиславович – к.ю.н., доцент кафедры обязательственного права Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ, партнер московского офиса международной юридической фирмы Noerr;

Ягельницкий Александр Александрович – к.ю.н., доцент кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им М.В. Ломоносова;

Евстигнеев Эдуард Александрович — к.ю.н., консультант Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ;

Маркелова Анна Александровна — консультант Исследовательского центра частного права при Президенте РФ им. С.С. Алексеева

Новак Денис Васильевич — к.ю.н., профессор Исследовательского центра частного права при Президенте РФ им. С.С. Алексеева, доцент НИУ ВШЭ

Модератор:

Карапетов Артем Георгиевич – д.ю.н., директор Юридического института «М-Логос», главный редактор журнала «Вестник экономического правосудия РФ»

Программа

1. Общий подход к свободному выбору правовой квалификации иска: аргументы за и против

2. Конкуренция деликтной и договорной ответственности: сюжет с причинением вреда личности или имуществу контрагента в ходе исполнения обязательств или в связи с дефектом в осуществленном предоставлении.

3. Конкуренция договорной/деликтной и кондикционной природы иска о возврате неправомерно присвоенных средств

Литература для предварительного изучения:

Драгунова Т.В. Конкуренция договорных и деликтных требований в сфере предпринимательских отношений // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2020. N 12. С. 91 — 161 (статья размещена в свободном доступе)
M. Martin-Casals. The Borderlines of Tort Law. 2019 (доступно приобретение электронной версии книги)

Доступ к видеозаписи и иным опубликованным здесь материалам абсолютно свободный. Но просим обратить внимание, что мероприятие проходило в благотворительном формате. Мы пытаемся собирать средства на лечение детей, страдающих от рака крови.

Если какая-то из записей покажется полезной или просто интересной, просим самостоятельно сделать любое посильное пожертвование. Это можно сделать за пару кликов вот здесь: помочь сейчас. Выкладывая записи в свободный доступ, мы рассчитываем на вашу добросовестность.

Видеозапись:

Следите за анонсами круглых столов в наших соц сетях или подпишитесь на рассылку Дайджестов частного права

Читайте также:
Ходатайство о возобновлении производства по гражданскому делу

Статья 29. Подсудность по выбору истца

Статья 29. Подсудность по выбору истца

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 29 ГПК РФ

1. Иск к ответчику, место жительства которого неизвестно или который не имеет места жительства в Российской Федерации, может быть предъявлен в суд по месту нахождения его имущества или по его последнему известному месту жительства в Российской Федерации.

Информация об изменениях:

Часть 2 изменена с 1 октября 2019 г. – Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ

2. Иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по адресу ее филиала или представительства.

3. Иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства могут быть предъявлены истцом также в суд по месту его жительства.

ГАРАНТ:

О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов, см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 г. N 56

4. Иски о расторжении брака могут предъявляться также в суд по месту жительства истца в случаях, если при нем находится несовершеннолетний или по состоянию здоровья выезд истца к месту жительства ответчика представляется для него затруднительным.

5. Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 272-ФЗ в часть 6 статьи 29 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Кодекса

6. Иски о восстановлении пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного наказания в виде ареста, могут предъявляться также в суд по месту жительства истца.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 99-ФЗ статья 29 настоящего Кодекса дополнена частью 6.1

6.1. Иски о защите прав субъекта персональных данных, в том числе о возмещении убытков и (или) компенсации морального вреда, могут предъявляться также в суд по месту жительства истца.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 13 июля 2015 г. N 264-ФЗ статья 29 настоящего Кодекса дополнена частью 6.2, вступающей в силу с 1 января 2016 г.

6.2. Иски о прекращении выдачи оператором поисковой системы ссылок, позволяющих получить доступ к информации в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”, могут предъявляться также в суд по месту жительства истца.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 272-ФЗ статья 29 настоящего Кодекса дополнена частью 6.3, вступающей в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

6.3. Иски о восстановлении трудовых прав могут предъявляться также в суд по месту жительства истца.

Информация об изменениях:

Часть 7 изменена с 1 октября 2019 г. – Федеральный закон от 18 июля 2019 г. N 191-ФЗ

7. Иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 30 настоящего Кодекса.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 6 февраля 2012 г. N 4-ФЗ часть 8 статьи 29 настоящего Кодекса изложена в новой редакции

8. Иски о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, взыскании заработной платы и других сумм, причитающихся членам экипажа судна за работу на борту судна, расходов на репатриацию и взносов на социальное страхование, взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасание на море могут предъявляться также в суд по месту нахождения судна ответчика или порта приписки судна.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 272-ФЗ в часть 9 статьи 29 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Кодекса

9. Иски, вытекающие из договоров, в том числе трудовых, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора.

10. Выбор между несколькими судами, которым согласно настоящей статье подсудно дело, принадлежит истцу.

Как выбрать суд для подачи иска

И найти его адрес

В России более 10 000 судов, включая 4 судебные инстанции, 2 судебные системы, 3 вида судов первой инстанции, специализированный суд по интеллектуальным правам, Верховный суд и Конституционный суд.

Каждый суд специализируется на чем-то своем или закреплен за определенной территорией. И только один из этих судов подходит для вашего дела.

Читайте также:
Отзыв на кассационную жалобу по гражданскому делу

Чтобы найти нужный суд, ответьте на 6 вопросов.

В России две системы судов: суды общей юрисдикции и арбитражные суды. Чтобы определить, в какой суд обращаться, сначала нужно понять, кто стороны спора.

Суды общей юрисдикции рассматривают споры между физическими лицами. Так на языке юриспруденции называются люди, которые не занимаются предпринимательством.

В арбитражных судах судятся организации и индивидуальные предприниматели по экономическим спорам.

Если хотя бы одна из сторон — физическое лицо, дело должно рассматриваться в суде общей юрисдикции. Исключение — банкротство физического лица. Банкротные дела всегда рассматриваются арбитражными судами.

Если человек, несмотря на то что у него есть ИП , судится не как предприниматель, а, например, как потребитель, дело тоже должно слушаться в суде общей юрисдикции. Но если ИП судится с юридическим лицом или другим ИП , это уже компетенция арбитражного суда.

Например, предприниматель Петров В. П. не вернул два кредита: один — на развитие бизнеса, другой — потребительский на покупку нового телевизора. В первом случае банк подаст на него иск в арбитражный суд, а во втором — в суд общей юрисдикции.

Еще суды общей юрисдикции рассматривают административные дела. Административные иски направлены на обжалование действий или бездействия государственных органов и их должностных лиц. То есть если ответчик по иску — какая-нибудь районная администрация или налоговая, обращаться нужно в суд общей юрисдикции, но уже с административным иском и в соответствии со специальным кодексом административного судопроизводства.

Мужчина посчитал, что пристав нарушил его права тем, что не разморозил его счета, хотя долг по штрафу за неправильную парковку он давно погасил — перечислил деньги на счет службы судебных приставов. Жалобы начальству не помогли. Поэтому он решил обратиться в суд с административным иском.

Если спор связан с предпринимательством или банкротством, все просто: нужно идти в арбитражный суд. Со спорами между обычными физическими лицами сложнее.

При обращении в суд общей юрисдикции важно запомнить разницу между мировыми судьями и районными судами, потому что они рассматривают самые частые споры между физическими лицами.

Мировые судьи рассматривают дела:

  1. О выдаче судебного приказа.
  2. По имущественным спорам, если цена иска не превышает 50 000 Р . А если это спор с участием потребителя — 100 000 Р .
  3. Об определении порядка пользования имуществом.
  4. О разделе совместно нажитого имущества супругов — опять же если цена иска не превышает 50 000 Р .
  5. О расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях.

Мировые судьи никогда не слушают дела о наследовании имущества и дела, связанные с интеллектуальной собственностью. Сложные семейные дела об оспаривании и установлении отцовства, о лишении или ограничении родительских прав и об усыновлении или удочерении тоже не в их компетенции. Иски по таким делам и все остальные иски в системе общей юрисдикции рассматривают районные суды.

Иногда нужно обращаться сразу в суд уровня субъекта федерации, например в Верховный суд Республики Крым или в Московский городской суд. Но это бывает крайне редко. Эти суды в качестве первой инстанции рассматривают дела, связанные, например, с государственной тайной или с исполнением иностранных судебных решений.

Московский городской суд еще рассматривает дела по защите авторских прав и блокировке сайтов.

После того как вы определите тип суда, нужно понять, где территориально должно рассматриваться дело. В каждом субъекте РФ есть суды, которые равны в своей компетенции по первой инстанции.

В Москве 438 судебных участков мировых судей и 35 районных судов. Для того чтобы распределить между ними дела, за каждым судом закрепляется определенная территория. Например, если ответчик живет в Бибиреве на Алтуфьевском шоссе, рассматривать спор будет Бутырский районный суд.

По общему правилу иск предъявляется в суд по месту нахождения ответчика. К физическому лицу — по месту его постоянного или преимущественного проживания, к организации — по месту ее юридического адреса.

Адрес физического лица можно попробовать узнать через органы ФМС , а юрлица — при помощи выписки из ЕГРЮЛ с сайта налоговой.

Но есть исключения из общего правила о подсудности. Одно из них — договорная подсудность.

До принятия дела к производству стороны могут сами выбрать, в каком суде будет рассмотрен спор. Обычно это делается в тексте договора или оформляется в виде отдельного соглашения. Это и называется договорной подсудностью.

Если в договоре установлен конкретный суд, все споры между сторонами будет решать именно он.

Стороны вправе определить договорную подсудность, указав либо наименование конкретного суда, либо установив, что спор подлежит рассмотрению в суде по месту нахождения какой-либо из сторон.

Часто продавцы, банки и страховые компании навязывают потребителям условие о рассмотрении споров в удобном для них суде. Например, телевизор продается в Москве, а судиться по поводу нарушения прав потребителей якобы нужно в Нижневартовске. Такое условие может быть написано мелким шрифтом в договоре. Но потребитель вправе оспорить такое условие и проигнорировать его. Это указано в п. 26 постановления Пленума Верховного суда № 17 от 28.06.2012.

Читайте также:
Привлечение в качестве соответчика в гражданском процессе

Еще одно исключение из территориальной подсудности — альтернативная подсудность.

В законе закреплены случаи, когда истец сам может выбирать подсудность. Отсюда и название — альтернативная подсудность, то есть у истца есть право выбора из нескольких вариантов.

Так, иск к ответчику, чье место жительства неизвестно, можно подать в суд по месту нахождения его имущества или по последнему известному месту жительства.

Если ответчик — организация, у которой есть филиалы или представительства, иск можно подать в суд по месту нахождения одного из филиалов или представительств этой организации.

Иски из договоров могут быть предъявлены в суд по месту исполнения такого договора, а иски о восстановлении трудовых прав можно предъявить в суд по месту жительства истца.

Также истец может сам выбрать суд, если ответчики проживают в разных местах.

Смирнов В. И. прописан в Пензе, но живет и работает в Москве на Дмитровской. Из-за ужасного старого монитора на работе у него резко ухудшилось зрение, об этом есть справка. Смирнов В. И. может обратиться с иском о возмещении вреда к работодателю в Тимирязевский районный суд Москвы или в районный суд Пензы.

В выборе суда есть и исключения из исключений, когда закон не предоставляет возможность выбора вообще. Такие случаи называются исключительной подсудностью, нарушать которую нельзя. Дело обязательно должен рассматривать суд, прописанный в законе, независимо от того, что указано в договоре или где находится ответчик.

Например, иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в суд по месту нахождения этого имущества. Иски кредиторов наследодателя до принятия наследства рассматривает суд по месту открытия наследства.

Встречные иски, когда, например, вы идете в суд, чтобы взыскать задолженность за поставленный товар, а к вам в ответ предъявляют иск о том, что вы поставили товар не полностью, подаются в суд по месту рассмотрения первоначального иска.

Корпоративные споры рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения юридического лица.

Административные иски о психиатрическом освидетельствовании в недобровольном порядке подаются в суд по месту жительства гражданина.

После того как вы ответили на предыдущие пять вопросов, остается понять, в какой все-таки суд идти. Как он называется и какой у него адрес.

Если ваш иск не подпадает под исключительную или альтернативную подсудность и в договоре не был выбран конкретный суд, предъявлять иск нужно по общему правилу — по месту жительства или месту нахождения ответчика.

С арбитражными судами все просто: один суд рассматривает споры на территории одного субъекта РФ или города федерального значения.

Например, если ответчик зарегистрирован в Москве, то иск надо подавать в Арбитражный суд города Москвы. Но если это спор по поводу недвижимого имущества, которое находится в Воронеже, это уже исключительный случай и иск подается в Арбитражный суд Воронежской области.

С судами общей юрисдикции немного сложнее. В каждом крупном городе может быть несколько районных судов и еще больше мировых. Поэтому проще всего воспользоваться официальным порталом ГАС «Правосудие» и найти нужный суд там.

Ошибка в определении подходящего суда будет стоить вам времени и денег — суд не будет рассматривать ваше исковое заявление.

Это не означает, что вы не сможете подать новый иск в правильный суд, но это отнимет у вас дополнительное время и деньги. Снова придется распечатывать документы, направлять их ответчику, оплачивать госпошлину. Поэтому важно правильно выбрать суд, в который нужно обратиться.

Запомнить

Чтобы понять, в какой именно суд обращаться с иском, нужно ответить на вопросы:

  1. Кто стороны спора? Если истец или ответчик участвует в споре не как участник предпринимательской деятельности, обращаться нужно в суд общей юрисдикции. Если оба из них предприниматели или юрлица — в арбитражный суд.
  2. Не подпадает ли требование под компетенцию мирового судьи? Если нет, нужно идти в районный суд.
  3. Нет ли в договоре пункта о суде, рассматривающем дело? Если суд определен сторонами, то именно он должен рассматривать дело.
  4. Не применяются ли к требованию правила альтернативной подсудности? Если применяются, нужно выбрать наиболее удобный суд.
  5. Не применяются ли к требованию правила исключительной подсудности? Если применяются, обращаться нужно в суд, определенный законом.
  6. Если нет, подавать иск нужно по месту жительства физического лица или месту нахождения организации.
  7. Как называется нужный суд и какой у него адрес? Ответ на этот вопрос поможет найти официальный портал ГАС «Правосудие».
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: