Ходатайство о недопустимости доказательств в гражданском процессе

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС не разрешил судам давать произвольную оценку доказательствам

Суды не могут давать произвольную оценку доказательствам: возможность судить и выносить решения по своему внутреннему убеждению не даёт судьям подобного права, разъясняет Верховный суд РФ.

Высшая инстанция рассмотрела неприятную ситуацию, с которой могут столкнуться вкладчики банка: у клиентки через личный онлайн-кабинет увели полмиллиона рублей, указав все необходимые персонифицированные данные. Верховный суд РФ рассказал о правах и обязанностях всех участников подобных споров — потерпевшей, кредитной организации, а также человека, на счёт которого поступил спорный перевод.

В суд обратилась клиентка «Сбербанка», у которой в 2015 году со счета «увели» 500 тысяч рублей: деньги сначала перечислили другой вкладчице, а затем 413 тысяч из них ушли неизвестным лицам. Заявительница посчитала, что клиентка банка, которой поступили её деньги, таким образом получила неосновательное обогащение и потребовала, чтобы та вернула ей средства.

Однако Кетовский суд Курганской области в удовлетворении исковых требований отказал, а апелляционная инстанция оставила это решение без изменения.
Суды посчитали, что истица не представила относимых и допустимых доказательств, подтверждающих увеличение стоимости имущества ответчицы за счет поступивших с ее банковского счета денежных средств, а также наличие причинно-следственной связи между перечислением денег ответчице и их дальнейшим поступлением на банковские счета третьих лиц.

Суды также указали, что раз ответчица потеряла свою банковскую карту, то она не имела возможности распоряжаться денежными средствами, поступившими на ее счёт.

Лишившаяся полумиллиона рублей вкладчица также пыталась судиться со «Сбербанком», но и в этом споре потерпела фиаско: вступившим в законную силу решением Гагаринского суда Москвы ей отказано в требовании о взыскании неправомерно списанных со счета денег.

Столичный суд решил, что у кредитной организации отсутствовали законные основания для отказа в проведении операции, поскольку в системе «Сбербанк Онл@йн» были введены правильные идентификатор, логин и пароли. А в соответствии с условиями договора банковского счета, тот, кто правильно вводит все данные, определяется как клиент банка.

Обязанности получателя денег

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что нельзя согласиться с постановлением об отказе в иске к вкладчице, на счёт которой поступили средства истицы.

ВС напомнил, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению.

«Однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом», — отмечает высшая инстанция.

Она указывает, что каждая сторона процесса должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса).

«По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика — обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату», — поясняет ВС.

В рассматриваемом деле судом установлен и никем не оспаривался факт перечисления 500 тысяч рублей со счета одной клиентки банка на счёт другой.

Денежные средства истицы на счет ответчицы были переведены помимо ее воли, иным неустановленным лицом, следует из материалов дела.

Ответчица же пояснила, что она поступившими на ее счёт деньгами не распоряжалась, а картой банка не пользовалась, так как потеряла ее. Она считает, что распоряжение денежными средствами осуществляли неустановленные третьи лица.

«При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора судам следовало установить, приобрела ли ответчица денежные средства именно заявительницы, доказано ли ответчицей наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса обстоятельств, в силу которых эти денежные средства не подлежат возврату», — поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций не дали какой-либо оценки этим обстоятельствам, возложив на истицу бремя доказывания увеличения стоимости имущества ответчицы и наличия у нее возможности фактически распоряжаться полученными денежными средствами, указал ВС.

Он разъясняет, что сам по себе факт утраты ответчицей банковской карты не лишает ее права распоряжения денежными средствами, которые находятся на счете.

Ответственность банка

Кроме того, суды установили, что из перечисленных на банковский счет ответчицы 500 тысяч рублей третьим лицам ушли 413 тысяч, а 87 тысяч так и лежат на ее вкладе.

При этом первоначальная принадлежность этих денег истице также установлена судом, и не оспаривалась сторонами, напоминает ВС.

Однако апелляционная инстанция, отказывая во взыскании с ответчицы оставшейся на ее счету суммы, решила, что деньги могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России».

Между тем, согласно статье 845 Гражданского кодекса, банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче определённых сумм и проведении других операций.

Кредитная организация не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие непредусмотренные законом или договором банковского счета ограничения права вкладчика распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, указывает ВС.

«Права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими клиенту в пределах суммы остатка», — отмечает он.

Таким образом, оставшиеся от полумиллиона 87 тысяч рублей банку не принадлежат, поскольку находятся на счете клиента, которая не утратила право распоряжаться вкладом, поясняет высшая инстанция.

В связи с этим, вывод суда о том, что данные денежные средства могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России», является необоснованным, считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что судебные инстанции допустили по делу существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности. Вследствие чего высшая инстанция отменила решение и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Читайте также:
Подача встречного искового заявления в гражданском процессе

“Правовые позиции КС РФ по отдельным вопросам. Вопросы доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве”

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ КС РФ ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ

ВОПРОСЫ ДОКАЗЫВАНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на июль 2020 года

Определение от 21 октября 2008 года N 655-О-О/2008

Установленное статьей 186 ГПК Российской Федерации право, а не обязанность суда для проверки заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства вытекает из принципа самостоятельности и независимости судебной власти; при поступлении такого заявления суд оценивает его в совокупности с другими доказательствами и обстоятельствами дела, исходя из лежащей на нем ответственности за вынесение законного и обоснованного решения. Кроме того, наделение суда названным правом не предполагает произвольного его применения, поскольку при наличии у суда обоснованных сомнений в подлинности и достоверности доказательства он обязан принять меры, предусмотренные указанной статьей.

Определение от 16 декабря 2010 года N 1642-О-О/2010

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 56 ГПК Российской Федерации), и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий; при этом суд, являющийся субъектом гражданского судопроизводства, активность которого в собирании доказательств ограничена, обязан создавать сторонам такие условия, которые обеспечили бы возможность реализации ими процессуальных прав и обязанностей, а при необходимости, в установленных законом случаях, использовать свои полномочия по применению соответствующих мер.

Часть третья статьи 79 ГПК Российской Федерации предусматривает возможность применения судом в случае уклонения стороны от участия в экспертизе правовой презумпции, заключающейся в признании факта, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Данная норма, таким образом, определяет полномочия суда по установлению обстоятельств, имеющих значение для дела, в случаях уклонения одной из сторон от выполнения процессуальных обязанностей и требований суда. Поскольку она направлена на пресечение препятствующих осуществлению правосудия действий (бездействия) недобросовестной стороны и обеспечение дальнейших судебных процедур, ее применение обусловлено установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела [. ].

Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П/2011

Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1836-О-О/2011

Поскольку в соответствии с частью второй статьи 45 и абзацем четвертым статьи 220 ГПК Российской Федерации отказ прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, при принятии его судом влечет прекращение производства по делу на тех же основаниях, что и отказ истца от иска (часть вторая статьи 39, часть вторая статьи 45 ГПК Российской Федерации), а распределение судебных расходов между сторонами при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска осуществляется судом по той же причине, по которой суд распределяет судебные расходы между сторонами при принятии решения по делу – в связи с выявлением правомерности или неправомерности заявленных истцом требований [. ], постольку в силу части четвертой статьи 1, части первой статьи 101, части первой статьи 102 ГПК Российской Федерации при отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, ответчику возмещаются за счет средств соответствующего бюджета понесенные им издержки, связанные с рассмотрением дела, если отказ прокурора от иска не вызван добровольным удовлетворением заявленных требований ответчиком после предъявления иска.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1837-О-О/2011

Пункт 2, абз. 4, 5:

Часть третья статьи 69 ГПК Российской Федерации определяет перечень лиц, которые не могут быть подвергнуты допросу в качестве свидетелей, а также категории сведений, которые не подлежат разглашению ни при каких условиях. Критерием отнесения лиц к числу упомянутых в части третьей статьи 69 ГПК Российской Федерации служит осуществление ими такой специфической деятельности, в рамках которой названным лицам становятся известны сведения, составляющие в силу прямого указания федерального закона [. ] тайну, которая не может быть разглашена даже в суде в связи с тем, что разглашение такого рода тайны уже само по себе неминуемо влечет умаление таких конституционных ценностей, приоритет защиты которых в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации по отношению ко всем другим не подвергается никакому сомнению.

Этому критерию не отвечают должностные лица организации, с которой гражданин состоит в трудовых отношениях, в связи с чем ни один федеральный закон безусловно не запрещает допрос в качестве свидетелей этих должностных лиц, осуществивших в рамках трудовых отношений применительно к заявителю действия, правомерность которых оспаривается в суде. [. ]

Читайте также:
222 статья гражданского кодекса РФ самовольное строительство

Определение от 28 мая 2013 года N 752-О/2013

Предоставление суду [. ] полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1 Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I “О статусе судей в Российской Федерации” и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которым судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать гражданские дела. Гарантией же соблюдения судом указанных требований являются установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных решений судами вышестоящих инстанций и основания для отмены или изменения судебных решений.

Определение от 24 сентября 2013 года N 1461-О/2013

Суд в силу части второй статьи 10 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении и разрешении гражданских дел, а в случае возникновения в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации), что является необходимым для достижения задачи гражданского судопроизводства по правильному разрешению гражданских дел (статья 2 ГПК Российской Федерации). Предусмотренное статьей 79 ГПК Российской Федерации полномочие суда по назначению экспертизы вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. [. ]

Определение от 24 октября 2013 года N 1639-О/2013

[. ] подача лицом, участвующим в деле, ходатайства о вызове в суд свидетеля не предполагает обязанность суда, рассматривающего данное дело, во всех случаях удовлетворять такое заявление. Вопрос о вызове в суд свидетеля разрешается судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств и сведений, которые он может сообщить суду. [. ]

Определение от 25 сентября 2014 года N 2141-О/2014

Учитывая, что часть третья статьи 167 ГПК Российской Федерации предоставляет суду право рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными, и такое право обусловлено тем, что лишение суда данного полномочия приводило бы к невозможности выполнения стоящих перед ним задач по руководству процессом, назначение экспертизы также может быть осуществлено судом в отсутствие лиц, участвующих в деле, в том числе истца.

Определение от 17 июля 2014 года N 1585-О/2014

Правомочие суда назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного экспертного заключения как особый способ его проверки вытекает из принципа самостоятельности суда, который при рассмотрении конкретного дела устанавливает доказательства, оценивает их по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и на основании этих доказательств принимает решение. В случае несогласия лица, участвующего в деле, с отказом суда в назначении повторной экспертизы по его ходатайству оно не лишено права изложить свои возражения в апелляционной жалобе на решение суда, вынесенное по существу спора.

Определение от 16 июля 2015 года N 1727-О/2015

Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о подложности доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности. Запрет заявлять о подложности доказательств в судебном заседании суда апелляционной инстанции вызван невозможностью, по общему правилу, наступления последствий такого заявления непосредственно при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, поскольку доказательство уже подверглось оценке в решении суда первой инстанции и теперь его уже нельзя исключить из материалов дела.

Определение от 25 октября 2016 года N 2282-О/2016

[. ] Во взаимосвязи со статьей 166 и пунктом 5 части первой статьи 225 ГПК Российской Федерации [часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации] не предполагает произвольного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства о назначении экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых просит лицо, участвующее в деле, имеют значение для разрешения гражданского дела. Право суда удовлетворить либо, напротив, отклонить заявленное ходатайство обусловлено его обязанностью указать мотивы, по которым он пришел к тому или иному выводу. [. ]

Определение от 7 декабря 2017 года N 2795-О/2017

[. ] статья 60 ГПК Российской Федерации не наделяет суды полномочиями, порождающими возможность их произвольного усмотрения при решении вопроса о допустимости доказательств, и не препятствует участникам гражданского процесса прибегать к любым средствам доказывания, включая показания свидетелей, при установлении в порядке особого производства факта участия в боевых действиях [. ].

Определение от 27 февраля 2018 года N 520-О/2018

[. ] в случае признания иска ответчиком суд освобождается от необходимости обоснования решения, которым иск удовлетворяется, – он не устанавливает фактических обстоятельств, не исследует доказательства и не приводит иные данные, которые должны содержаться в мотивированном судебном акте в соответствии с положениями статьи 170 АПК Российской Федерации. Такое правовое регулирование не исключает для лица возможность при предъявлении исковых требований о возмещении убытков представить арбитражному суду в соответствии с общими правилами доказывания (статья 65 АПК Российской Федерации) доказательства, подтверждающие нарушение его прав и законных интересов ответчиком и обстоятельства, на которых основаны исковые требования (часть 1 статьи 4, пункт 5 части 2 статьи 125 АПК Российской Федерации).

Читайте также:
Проект решения суда: образец по гражданским делам

Определение от 27 марта 2018 года N 721-О/2018

[. ] предусмотренная частями первой и второй статьи 79 ГПК Российской Федерации обязанность суда по определению того, в каком конкретно судебно-экспертном учреждении или каким конкретно экспертом должна быть проведена экспертиза, а также круга вопросов, по которым требуется заключение эксперта, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, с учетом прямого указания в статье на право каждой из сторон и других лиц, участвующих в деле, представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, и обязанности суда мотивировать отклонение предложенных вопросов (часть вторая), является процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение 28 июня 2018 года N 1587-О/2018

Положения части первой статьи 57 ГПК Российской Федерации, предоставляющие суду полномочие оказывать содействие сторонам и другим лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, направлены на полное и всестороннее изучение обстоятельств конкретного дела и вынесение законного и обоснованного судебного решения. Решение вопроса о необходимости удовлетворения ходатайства участвующего в деле лица об истребовании доказательств осуществляется судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств, что является проявлением его дискреционных полномочий, необходимых для осуществления правосудия. При этом суд, реализуя предоставленные ему [этой] нормой дискреционные полномочия, связан требованиями законности, обоснованности и мотивированности своих постановлений (статьи 195 и 198 ГПК Российской Федерации).

Определение от 25 июня 2019 года N 1675-О/2019

[. ] положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предписывающие суду, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, в частности, осуществлять руководство процессом, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (часть вторая статьи 12) и предоставляющие суду полномочия в случае невыполнения его требования о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, привлекать виновных должностных лиц или граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, к ответственности (часть третья статьи 57), не препятствуют сторонам доказывать обстоятельства в обоснование своей позиции по делу с использованием всех доступных средств доказывания (часть первая статьи 56), а суду – в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (часть первая статьи 68).

Статья 235 УПК РФ. Ходатайство об исключении доказательства (действующая редакция)

1. Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

1) доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;

2) основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае, если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

7. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 235 УПК РФ

1. В данной статье вводится ограничение, состоящее в том, что, хотя согласно ч. 1 настоящей статьи стороны вправе заявить ходатайство об исключении “любого” доказательства, однако на деле это касается не всякого доказательства, а только того, которое указано в перечне доказательств. Перечни доказательств, на которые ссылаются сторона обвинения и сторона защиты, приводятся в обвинительном заключении или обвинительном акте (п. п. 5, 6 ч. 1 ст. 220, п. 6 ч. 1 ст. 225). Но в уголовном деле могут быть и другие доказательства, не указанные следователем или дознавателем в обвинительном заключении или акте. Закон не содержит каких-либо запретов суду, рассматривающему дело по существу, оглашать в судебном заседании протоколы следственных действий и иные документы, причем не только те, которые представлены сторонами в судебное заседание (указаны в соответствующем перечне доказательств), но и те, которые приобщены к уголовному делу (ст. 285), т.е. все остальные. Таким образом, обвинителю достаточно “приберечь” доказательство (например, протокол сомнительного следственного действия), не включив его в перечень, и по буквальному смыслу данной статьи другая сторона не может потребовать его исключения, что вряд ли справедливо. В данной части статьи содержится требование передать другой стороне копии ходатайства об исключении доказательств в тот же самый день, когда они представлены в суд. Учитывая, что понятие сторон довольно объемно и помимо прокурора и органов предварительного расследования включает обвиняемого, защитника, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, практическое исполнение данного требования по каждому уголовному делу представляется довольно затруднительным. Представляется, что данная норма подлежит расширительному толкованию. Под термином “передается” в данном случае (в отличие от ч. 1 ст. 129) следует понимать также и сдачу соответствующего ходатайства на почту. Кроме того, закон не уточняет, кто должен передать другой стороне копии указанного ходатайства. Представляется, что это обязан сделать суд, поскольку, например, обвиняемый, содержащийся под стражей, вряд ли физически способен послать копии такого ходатайства не только прокурору, но и потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям.

Читайте также:
Добровольное страхование гражданской ответственности автовладельцев

2. В части 3 комментируемой статьи вновь говорится о способах исследования допустимости доказательств. Если в ч. 8 предыдущей статьи предусматривается допрос свидетелей, которым может быть что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, то в данной норме речь, по-видимому, идет уже о других свидетелях, а именно тех, показания которых заинтересованная сторона требует признать недопустимыми. Иное означало бы напрасную тавтологию. Кроме того, при производстве ряда следственных действий (например, допроса), в ходе которых допущены существенные процессуальные нарушения, обычно нет свидетелей, кроме самого следователя (дознавателя) и допрашиваемого лица, поэтому установить недопустимость его показаний в подобных случаях иногда невозможно иначе как допросив на предварительном слушании самого этого свидетеля. Вместе с тем недопустимы могут быть не только показания свидетелей, но также и других лиц, в частности подозреваемого и обвиняемого (ч. 2 ст. 75). Было бы нелогично отказывать суду в праве исследовать вопрос об этом путем допроса не только свидетелей, но и названных лиц. Следует обратить внимание на то, что согласно тексту ч. 3 данной статьи допросить свидетеля здесь вправе только судья, но не стороны. Напротив, документ, указанный в ходатайстве и приобщаемый судьей к делу, не может быть тем самым документом, допустимость которого оспаривается стороной, иначе он уже был бы приобщен к материалам уголовного дела. Очевидно, имеются в виду документы, подтверждающие недопустимость спорного доказательства. Способом судебного исследования может быть на предварительном слушании также оглашение протоколов следственных действий и иных документов.

3. Бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательства лежит на прокуроре. Учитывая, что неявка других участников процесса, кроме обвиняемого, не препятствует проведению предварительного слушания, неявка прокурора автоматически означает признание оспариваемого другой стороной доказательства недопустимым. Если же ходатайство об исключении доказательства было заявлено не стороной защиты, а прокурором, потерпевшим, гражданским истцом или его представителем, бремя доказывания недопустимости спорного доказательства лежит на них самих. О понятии и распределении бремени доказывания см. также комментарий к ст. 14 настоящего Кодекса.

4. В ч. 7 комментируемой статьи указано, что при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым. Буквально это означает, что вопрос о допустимости исключенного доказательства может быть поднят заинтересованной стороной в следующей стадии судебного разбирательства лишь при том условии, что на предварительном слушании она уже один раз настаивала на признании доказательства допустимым, оспаривая ходатайство другой стороны о его исключении. Если же этого не произошло (например, ввиду неявки данной стороны на предварительное слушание, признания ею там факта недопустимости доказательства), она лишается права настаивать в дальнейшем на признании исключенного доказательства допустимым. Представляется, что смысл данного правила вытекает из состязательного характера процесса и состоит в том, что формальное признание стороной недопустимости доказательства на предварительном слушании является окончательным, и она в дальнейшем уже не вправе от него отказаться. Следует также иметь в виду, что признание исключенного доказательства допустимым при рассмотрении уголовного дела по существу может иметь место лишь при условии установления в судебном разбирательстве новых обстоятельств, ранее неизвестных судье при принятии решения об исключении данного доказательства, которые заставляют его пересмотреть свое ранее состоявшееся решение. Иное противоречило бы принципу оценки доказательств судом по внутреннему убеждению (ст. 17), ибо подлинное убеждение не может меняться произвольно.

5. Из содержания данной статьи прямо не следует, что в судебном разбирательстве сторона может повторно ходатайствовать о признании доказательства недопустимым. Однако, например, в ч. 5 ст. 335 предусматривается, что судья по собственной инициативе, а также по ходатайству сторон исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства. Таким образом, если в судебном разбирательстве открылись обстоятельства, указывающие на недопустимость доказательства, в том числе ранее признанного судом допустимым на предварительном слушании, заинтересованная сторона все же вправе ходатайствовать о его исключении из числа исследуемых по делу доказательств.

Ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона

Право на заявление ходатайства об исключение недопустимых доказательств относится к одному из наиболее трудно реализуемых процессуальных прав стороны защиты.

Складывающаяся правоприменительная практика ориентирует следственные и судебные органы на разграничение существенных и несущественных отступлений от порядка уголовного судопроизводства. Соответственно, для того, чтобы допущенное нарушение процедуры было признано существенным нарушением закона, влекущим признание незаконности получения конкретного доказательства, это нарушение действительно должно быть вопиющим. Хотя в ст.75 УПК РФ подобного разграничения не предусмотрено, тем не менее, защитникам надо ориентироваться на реальную правоприменительную деятельность, на реальное состояние российского уголовного судопроизводства.

В приведённом варианте ходатайства адвокат защитник описал достаточно подробно (в том объёме, чтобы это было понятно) причины, влекущие признание незаконности получения и использования вещественных доказательств . Эти причины систематизированы для удобства их разрешения соответствующим должностным лицом. Данное ходатайство заявлено следователю. Но, оно могло быть заявлено и руководителю следственного органа.

В данном случае, адвокат защитник обращается с ходатайством непосредственно к следователю, чтобы в случае вынесения следователем постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, адвокат защитник мог обратиться с жалобой в порядке ст124 УПК РФ к руководителю следственного органа или к прокурору по своему усмотрению.

Читайте также:
Что значит гражданский брак

Обращаться с жалобой в суд в порядке ст.125 УПК РФ, в данном случае, вряд ли имеет смысл, так как с уды уклоняются от предметного исследования доказательств в части проверки процедуры их получения и закрепления. Эти вопросы суды относят к компетенции суда первой инстанции, в который будет направлено уголовное дело для его разрешения по существу.

Что касается именно протокола обыска, то, возможность выявления и фиксации нарушений закона, допущенных следователем, всецело зависит от профессионализма адвоката защитника, участвующего в этом следственном действии. Именно на него возлагается задача выявить в действиях следователя нарушение порядка уголовного судопроизводства. И не просто нарушения, а существенные нарушения, которые будут признаны таковыми в суде.

В предлагаемом варианте ходатайства обзорно продемонстрированы некоторые действия защитника, имевшие место при производстве обыска, на которые адвокат защитник ссылается в своих замечаниях, занесенных в протокол обыска. Тем самым, защитник реализовал свою главную цель – опорочить протокол следственного действия таким образом, чтобы он из доказательства обвинения (цель и задача следователя) преобразовался в доказательство защиты. В этом суть миссии защитника, участвующего в следственном действии. Иначе, мы будем наблюдать лишь «присутствие» защитника, подтверждаемое его формальными подписями в протоколе следственного действия. И никакой пользы. Оспорить протокол обыска и любого следственного действия, в котором отсутствуют замечания защитника, практически невозможно. Вред от такого бездействия защитника может оказаться невосполнимым, что чревато неизбежным обвинительным приговором.

Конечно, не всегда у стороны защиты наличествуют достаточные доводы, для признания доказательств недопустимыми, подлежащими исключению из совокупности доказательств по уголовному делу. Заявлять в такой ситуации ходатайство об исключении доказательств или не заявлять – это предстоит решать самой защите. Мы можем констатировать лишь то, что следственная и судебная практика изобилуют примерами, когда защитник мог предпринять эффективные действия, но, не сделал этого, упустив свой шанс. И, наоборот. Защитник предпринимал определённые действия, полагая, что тем самым будет улучшено положение обвиняемого, но, результат оказывался противоположным. Положение обвиняемого ещё более усугублялось. Всё зависит от профессиональной компетенции конкретного адвоката защитника. Поэтому к приглашению защитника необходимо отнестись со всей серьёзностью, чтобы впоследствии не сожалеть об упущенных возможностях.

С ледователю СО СУ МВД РФ

по городу Самаре

по уголовному делу № _________________

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

« ____ » _________ 20 ___ г

Ходатайство

об исключении доказательств, полученных

с нарушением закона

В Вашем производстве находится уголовное дело № ______________ , возбужденное по ст._____ УК РФ в отношении К. __________________ .

Мной в установленном законом порядке осуществляется защита К.______________ по данному уголовному делу.

Постановлением следователя от «____» ____________ 20____г в отношении К.______________ вынесено постановление о его привлечении в качестве обвиняемого.

В обоснование обвинения положены результаты обыска, проведённого по месту проживания К.__________ в загородном коттедже, по адресу _________________. Где в ходе обыска обнаружены предметы и некие документы, якобы хранимые К.____________ в этом своём коттедже.

Постановлением следователя от «___» ________ 20___г изъятые при производстве обыска предметы и документы признаны вещественными доказательствами.

Постановлением следователя от «___» ________ 20___г по уголовному делу назначена комплексная судебная экспертиза. С постановлением следователя о назначении судебной экспертизы обвиняемый К._______ ознакомлен с моим участием, как защитника. Из постановления мы узнали, что экспертам направлены изъятые при обыске вещественные доказательства для их исследования.

В связи с чем, полагаю необходимым заявить следующее ходатайство об исключении из числа доказательств по настоящему уголовному делу всех вещественных доказательств, направленных экспертам для производства экспертизы по следующим основаниям:

Предметы и документы признаются вещественными доказательствами по уголовному делу в порядке, установленном ст. 81 УПК РФ, при условии соблюдения процедуры их изъятия, предусмотренной в ст.ст.182,183 УПК РФ. Порядок уголовного судопроизводства обязателен для следователя (ч.2, ст.1 УПК РФ).

В силу ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются недопустимыми и не могут использоваться для целей уголовно-процессуального доказывания.

Эти требования закона следователем не выполнены .

1. Все указанные вещественные доказательства незаконно признаны таковыми.

Перечень условий признания вещественных объектов доказательствами по уголовному делу определён в ч.1, ст.81 УПК РФ.

Постановление следователя о признании изъятых документов и предметов вещественными доказательствами должно соответствовать требованиям ч.4, ст.7 УПК РФ. Таким образом, следователь обязан был указать в своём постановлении признаки вещественного доказательства, которые подпадают под дефиниции ч.1, ст.81 УПК РФ и которые были выявлены следователем при осмотре изъятых объектов.

Однако, из постановления следователя непонятно, по каким признакам, перечисленным в ч.1, ст.81 УПК РФ, следователь признал документы и предметы, изъятые при производстве обыска в коттедже К.___________, вещественными доказательствами. Иными словами, непонятно, какое отношение имеет изъятое к преступлению, предусмотренному в ст._____ УК РФ, в совершении которого обвиняется К.__________.

Следователь таковые признаки не выявил, поскольку об этом ничего не сказано ни в протоколе обыска, ни в протоколе осмотра. С данными протоколами следователь нас ознакомил по время допроса К.__________ в качестве обвиняемого с моим участием в качестве защитника.

Таким образом, у следователя отсутствовали законные основания для признания всех изъятых предметов и документов вещественными доказательствами по настоящему уголовному делу.

2. Изъятие предметов и документов произведено следователем с нарушением процедуры производства обыска.

Читайте также:
Отложение разбирательства дела в гражданском процессе

В силу императивных требований ч.10, ст.182 УПК РФ, — изымаемые предметы и документы предъявляются понятым… при необходимости они упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц…

Из этого нормативного установления следует, что следователь обязан был не просто продемонстрировать понятым изымаемое, но, обратить их внимание на существенные признаки изымаемых объектов, что давало право их изымать, о чём сделать отметку в протоколе, что именно эти признаки соответствуют перечню ч.1, ст.81 УПК РФ, то есть, являются юридическими основаниями для изъятия этих конкретных вещественных объектов с целями, предусмотренными в законе, а не сообразно вольной трактовке лично следователем признаков вещественных доказательств.

В силу ч.13, ст.182 УПК РФ, в протоколе обыска должно быть точно указано, ГДЕ, В КАКОМ МЕСТЕ, ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ были обнаружены каждый из изымаемых объектов. Их индивидуальные признаки должны быть перечислены в протоколе.

Эти обязательные в силу закона действия следователем не выполнены .

Так, в протоколе обыска не указано, ГДЕ, КЕМ и КАКИМ ОБРАЗОМ были обнаружены каждый из изъятых предметов и документов, не указано, были ли они предъявлены понятым и присутствовали ли понятые не просто при их изъятии, но, и при их обнаружении, то есть, на месте их нахождения и последующего изъятия. Полагаю, очевидным, что ВЗЯТЬ в руки объекты после их обнаружения вправе только следователь.

Согласно замечаниям, занесенным в протокол обыска мной, как адвокатом защитником, во время обыска присутствовали некие три оперативных сотрудника, однако, в протоколе обыска не указаны правовые основания их участия в обыске, то есть, каков их правовой статус. Их права следователь им не разъяснял.

Порядок производства следственного действия вообще никому не был разъяснён, в связи с чем понятые не знали, как им надо себя вести и что они обязаны наблюдать за всеми действиями лица, производящего обыск. Соответственно, понятые не наблюдали и иногда не имели возможности наблюдать, где находятся и что делают каждый из оперативных сотрудников. При этом, в постановлении судьи о даче разрешения на производство обыска в жилище не предусмотрено участие в обыске иных лиц, кроме следователя. Ничего не сказано про оперативных сотрудников и в постановлении следователя о возбуждении перед судом ходатайства о даче разрешения на производство обыска в жилище К.________. Таким образом, присутствие во время обыска оперативных сотрудников являлось незаконным и необоснованным.

Кроме того, в протоколе обыска не указано, где находились каждый из трёх оперативных сотрудников до начала обыска и во время обыска, проводимого следователем последовательно во всех помещениях коттеджа, которых насчитывалось 27, включая прихожую, подвальные помещения и хозяйственные пристройки. Обыск производился в течение более 4-х часов, после чего, в течение 1,5 часов составлялся протокол обыска, ход которого в протоколе обыска отражён неполно.

В частности, в замечаниях защитника к протоколу обыска указано, что понятых привел оперативный сотрудник, отказавшийся представиться, который (№ 1) перемещался по коттеджу бесконтрольно, не получив разрешения от следователя. Эти перемещения не могли наблюдать понятые. Эти перемещения оперативного сотрудника № 1 не отражены и в протоколе обыска. Оперативные сотрудники № 2 и № 3 остались у входа, однако, это не препятствовало им также перемещаться внутри коттеджа после того, как следователь с понятыми проследовали в другие помещения, в частности, в столовую и гостиную, отгороженные от входной двери перегородкой и дверями, которые были прикрыты, что не давало возможности понятым наблюдать за оперативными сотрудниками.

Следователем был объявлен перерыв для поиска ключа и открытия подвальных помещений и в это время понятые ходили в туалет. В этот момент они вообще не могли видеть оперативных сотрудников, которые якобы вышли на улицу курить, но, где они в действительности в это время находились, в протоколе обыска не зафиксировано.

Обнаружение нескольких предметов и документов было произведено следователем после этого, что не исключало привнесение этих предметов и документов оперативными сотрудниками.

Поскольку, следователем не было предложено выдать добровольно искомые им объекты, то, непонятно, что искал следователь. Искомое не конкретизировано и в судебном постановлении. Что делало обыск беспредметным (непонятно, что следователь искал и хотел обнаружить).

Поэтому, явно подброшенные предметы и документы оказались не имеющими отношения к обвинению, предъявленному К.___________, что усматривается и из постановления о назначении экспертизы.

Сказанное подтверждается тем, что согласно обвинению, К.__________ совершил действия _______________________ в период с 20___ по 20____ г., а обнаруженные документы датированы годом позже, но, это не могло иметь места, поскольку в этот период времени К.___________ уже находился вне пределов Российской Федерации и физически не мог изготовить изъятые документы, как это утверждается в обвинении.

Мной собственноручно отражено в замечаниях к протоколу обыска, что нахождение обнаруженных «чистых» объектов на покрытой пылью полке означает, что эти объекты были положены на пыльную полку позднее, чем обрадовалась пыль. Вместе с тем, когда дверь в это подвальное помещение была открыта, никаких следов на полу не зафиксировано. Следы на полу образовались только после того, как участники обыска зашли в данное помещение, на что мной обращено внимание понятых, когда был составлен протокол обыска и мной вносились в него замечания.

Более того, на указанные объекты показал оперативный сотрудник, который, по версии защиты, и подбросил эти объекты на полку, так как именно он находился рядом с полками, когда следователь и понятые осматривали содержимое книжного шкафа, расположенного напротив вертикальных полок (стеллажей).

При таких обстоятельствах, законность обнаружения изъятых объектов вызывает неустранимое сомнение, что исключало признание их по уголовному делу вещественными доказательствами.

Читайте также:
Ротация кадров на государственной гражданской службе

3. Вещественные доказательства хранились ненадлежащим образом.

Хранение вещественных доказательств регламентировано положениями ст.82 УПК РФ.

В соответствии с ч.1. ст.82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле, с соблюдением ведомственной Инструкции о порядке хранения вещественных доказательств.

Согласно материалов уголовного дела, в период с _______ по _______ и в период с _______ по ________ следователь находился в отпуске. В связи с чем уголовное дело принимал к своему производству другой следователь У.__________, кабинет которого находится в другом месте.

Однако, принимая уголовное дело к своему производству, новый следователь У.__________ не принимал на хранение вещественные доказательства и место их нахождения в указанный период времени неизвестно. Кто мог иметь доступ в кабинет следователя во время его отпуска, также неизвестно, что вытекает из ответа начальника следственного отдела на запрос адвоката.

Ненадлежащее хранение вещественных доказательств подтверждается фактом отсутствия в уголовном деле первичных упаковок, в которые были помещены изъятые предметы и документы по завершении обыска, а также фактом нарушения целостности упаковки, в которую были помещены вещественные доказательства после их осмотра следователем на момент их направления для производства экспертизы. На это указано в заключении экспертов, где они описывали состояние объектов, поступивших от следователя согласно постановлению о назначении судебной экспертизы.

При таких обстоятельствах, ни вещественные доказательства, ни заключение экспертов не отвечают признакам доказательств и подлежат исключению из числа доказательств на основании ч.1, ст.75 УПК РФ.

На основании вышеизложенного,

руководствуясь ст. ст. 53; 75, 81; 182; 183 УПК РФ , —

ПРОШУ:

Исключить из числа доказательств по настоящему уголовному делу все вещественные доказательства, изъятые в коттедже обвиняемого К.___________ по время обыска «___» ________ 20___ г.

Исключить из числа доказательств также заключение экспертов №___ от «___» ________ 20___ г, поскольку при производстве данной экспертизы использовались указанные вещественные доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона.

— копия загранпаспорта К., имеющего штампы выезда из РФ;

— копии фотографий К. по месту его пребывания вне пределов РФ;

Доказательства в судебном процессе

Рассмотрение и разрешение судебного дела состоят из определения предмета судебной деятельности; установления в результате доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела; определения прав и обязанностей лиц, участвующих в деле; разрешения дела по существу.

Суд не может разрешить ни одного дела, не выяснив его обстоятельств. В каждом конкретном случае он устанавливает юридические факты, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение и прекращение правоотношений, определяет спорные правоотношения (существует ли на самом деле то право, о котором просит истец; лежит ли на ответчике соответствующая обязанность, в чем именно она заключается). Деятельность суда направлена на познание сущности рассматриваемого дела, его юридического и фактического состава.

Для установления обстоятельств, которые суд не может непосредственно воспринимать, используются явления, воспринимаемые судом непосредственно и несущие ему информацию о фактах. Это судебные доказательства. Они являются средством опосредованного познания судом фактов, имеющих значение по делу.

Часть 1 ст. 55 ГПК РФ определяет доказательства в гражданском процессе как сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Аналогично определяет судебные доказательства АПК РФ (ч. 1 ст. 64) и КАС РФ (ч. 1 ст. 59).

Сведения об обстоятельствах дела могут служить доказательствами в суде только в том случае, когда они получены в порядке, предусмотренном законом.

ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ регламентируют форму, в которой могут быть получены сведения о фактах. Последние только тогда являются доказательствами, если установлены предусмотренными законом средствами доказывания. Так, абз.2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ закрепляет современную систему средств доказывания. Ее системообразующим фактором выступает цель доказывания, т.е. правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела.

Абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ устанавливает элементы системы: объяснения сторон, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения экспертов, аудио- и видеозаписи. Часть 2 ст. 59 КАС РФ к числу средств доказывания относит объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, полученные, в том числе, путем использования систем видеоконференц-связи, а также письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. Указанные нормы закрепляют исчерпывающий перечень подлежащих применению в гражданском процессе и в административном судопроизводстве доказательств. Следует отметить, что арбитражное процессуальное законодательство закрепило открытый перечень доказательств, указав, в том числе, в качестве таковых иные документы и материалы (ст. 89 АПК РФ). Это дает основание подразделить доказательства на формализованные и неформализованные. Иные документы и материалы носят неформализованный характер. Традиционные доказательства имеют жесткую процессуальную регламентацию, иные – мягкую. Закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость иных документов в рамках арбитражного процесса. К иным документам и материалам могут быть отнесены только те доказательства, которые содержат информацию, которая не может быть закреплена каким-либо формализованным доказательством.

Включение в АПК РФ иных документов и материалов как средства доказывания в арбитражном процессе определенным образом поменяло модель доказывания по арбитражным делам. В соответствии со ст. 89 АПК РФ иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном АПК РФ.

Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. Эти данные могут быть получены как в рамках процесса, так и вне его (например, заключение независимого эксперта). Иные документы и материалы могут представляться сторонами и другими лицами, участвующими в деле, по их ходатайству истребоваться судом. Иные документы и материалы для приобретения статуса доказательства должны быть приобщены к материалам дела на основании определения суда. Отказ суда в допуске таких доказательств должен быть мотивирован и может быть обжалован лицами, участвующими в деле, в апелляционном порядке. Таким образом, иные документы и материалы — это документы и предметы материального мира, содержащие сведения, имеющие значение для установления по делу обстоятельств, подлежащих доказыванию, которые представлены участниками судопроизводства и приобщены к материалам гражданского дела.

Читайте также:
После кассации какая инстанция по гражданским делам

Помимо процессуальных требований к форме доказательств, они также должны отвечать признакам относимости и допустимости.

Судебными доказательствами могут быть лишь сведения о фактах, подтверждающие наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. Относящимися к делу являются те фактические данные, которые служат средством установления обстоятельств, значимых для дела. Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 59 ГПК РФ, ст. 67 АПК РФ, ст. 60 КАС РФ).

Доказательство считается относящимся к делу тогда, когда между содержанием судебного доказательства и фактами, подлежащими установлению, имеется объективная связь. Решение вопроса об относимости доказательств проходит в два этапа: 1) определение значения обстоятельства и факта, для установления которого используется доказательство; 2) установление наличия объективной связи между обстоятельствами, подлежащими установлению, и доказательством.

Немаловажное значение имеет признак допустимости доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Содержание и форма судебных доказательств неотделимы друг от друга. Относящиеся к делу факты не могут служить доказательством, если они не получены из установленных законом средств доказывания (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 61 КАС РФ).

Допустимость доказательств является одним из основополагающих начал представления, исследования и оценки доказательств на всех стадиях гражданского и арбитражного процессов. Поэтому допустимость доказательств правильнее рассматривать как принцип доказывания.

Процессуальные критерии допустимости доказательств в гражданском, арбитражном процессах, административном судопроизводстве следует рассматривать идентично. Процессуальная составляющая допустимости доказательств включает следующие критерии: 1) надлежащий субъектный состав лиц, осуществляющих процессуальные действия по доказыванию; 2) надлежащий источник фактических данных; 3) соблюдение процессуального порядка собирания, представления и исследования доказательств; 4) установленные законом пределы доказывания на стадиях судопроизводства.

Таким образом, допустимость доказательств подразумевает наличие материально-правовой и процессуальной сторон.

Денис Рябинин, адвокат НОКА «Хабаровский краевой юридический центр»

ВС запретил произвольно менять процессуальный статус сторон

Спор из-за квартиры

Светлане Богдановской* принадлежала квартира в многоквартирном доме. По договору общее имущество дома, в том числе отопительную систему, обслуживало ООО «Жилкомплекс». Когда система отопления повредилась, квартиру затопило. Согласно подсчётам управляющей компании, причиной стал прорыв стояка отопления. Эксперты оценили ущерб в 192 000 руб. Чтобы взыскать деньги, женщина обратилась в суд.

Первая инстанция сослалась в том числе на закон о защите прав потребителей и сделала вывод, что организация недобросовестно выполняла свои обязанности по содержанию отопительной системы. Суд обязал взыскать ущерб с ООО «Жилкомплекс». В апелляции с этим не согласились и приняли новое решение. В нём иск был частично удовлетворён, но ответчиком оказалась уже не управляющая компания, а индивидуальный предприниматель Владимир Коренюк, который проходил в процессе как третье лицо. Именно он при проведении капремонта установил некачественную трубу. В апелляции Коренюк стал соответчиком, процессуальный статус был изменён определением суда, при том что все стороны, включая истца, были против.

Рассмотреть то, что требуют

Коренюк оспорил судебные акты в ВС. Его жалобу удовлетворили (дело № 65-КГ19-3). Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Игоря Юрьева отметила, что при повторном рассмотрении дела в апелляции нужно рассматривать только те требования, которые уже были в первой инстанции. Это подтверждается в п. 21 Пленума ВС № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», напомнил ВС.

«Правила о соединении и разъединении нескольких исковых требований, об изменении предмета или основания иска и размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, замене ненадлежащего ответчика и привлечении к участию в деле третьих лиц в суде апелляционной инстанции в силу ч. 6 ст. 327 ГПК (порядок рассмотрения дела судом апелляционной инстанции) не применяются», – определение ВС.

Исключение возможно, только если апелляция рассматривает спор по правилам первой инстанции.

Но в деле апелляция допустила ошибку, самовольно изменив статус третьего лица. Известно, что в заседании истица, её представитель, прокурор и представитель Коренюка возражали против такого изменения и просили разрешить заявленные, а не выдвинутые судом по собственной инициативе требования.

В итоге ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию (на момент написания материала не рассмотрено).

Процессуальные ошибки

Разные инстанции периодически допускают неоднозначные процессуальные ошибки. Так, в рамках одного из споров (разбирательство между БТА Банком и Росреестром, дело №А41-27710/2011) АС Московского округа, огласив резолютивную часть постановления, изготовил два полных варианта документа, разных по своему содержанию – от 4 и 5 декабря 2014 года. Причём разные участники дела получили акты, которые отличались друг от друга. Проблема выяснилась лишь в стадии рассмотрения кассационных жалоб в Верховном cуде. «Всё обнаружилось, когда стороны принесли в суд разные по содержанию постановления: кто-то из кассаторов просил отменить постановление АС МО от 5 декабря 2014 года, а кто-то постановление от 4 декабря 2014 года», – рассказал Павел Хлюстов, управляющий партнёр «Павел Хлюстов и партнёры». Оба документа были размещены в КАД. В итоге дело направили на новое рассмотрение.

Читайте также:
Понятие гражданский брак в семейном кодексе

В рамках иска к ООО «РусМолоко» Валерий Гличиянц добивался выхода из общества с выплатой ему стоимости доли. Но был вопрос, можно ли выйти из общества, просто направив в него телеграмму с таким заявлением (дело № А41-27710/2011). Здесь кассация не справилась с нормами об извещении лиц, участвующих в деле. АС МО опубликовал в КАД информацию о принятии кассационной жалобы к производству уже после судебного заседания, в котором жалоба была рассмотрена, вспоминает Хлюстов (дело № А41-65068/2013): «Определением АС Московского округа от 27 февраля 2015 года кассационная жалоба ООО «РусМолоко» принята к производству и назначена к рассмотрению в судебном заседании на 5 мая 2015 в 14:30. Признав надлежащим извещение истца о месте и времени судебного разбирательства, суд рассмотрел кассационную жалобу в тот же день в отсутствие Гличиянца». При этом по закону информация должна появиться в интернете не позднее чем за 15 дней до начала судебного заседания (ч. 1 ст. 121 АПК).

Резолютивную часть постановления суд разместил спустя секунду, а мотивировочную часть – спустя шесть секунд после определения о принятии. Верховный суд, где и оказалось дело, пришёл к выводу, что требование ч. 6 ст. 121 АПК, возлагающей на лиц, участвующих в деле, обязанность самостоятельно принимать меры по получению информации о движении дела и предусматривающей возможность получения такой информации в такой ситуации, не могло быть выполнено. Истец не располагал информацией о времени и месте судебного заседания, сделал вывод ВС, и не мог присутствовать в заседании кассации. А значит, был лишён возможности представить отзыв и выступить в судебном заседании.

В другом деле, о котором вспоминают юристы, судебный акт с пометкой «для ознакомления» оказался в руках одной из сторон спора ещё до его официального опубликования. Документ (в данном случае, скорее всего, проект судебного акта) пытались приобщить в ходе судебного заседания с участием ПАО НБ «ТРАСТ». Все заседания, в том числе и то, о котором идёт речь, проходили 19 июля 20017 года, указывала в своей колонке по этому поводу адвокат Светлана Львова. Однако в КАД дата публикации судебного акта – 18 июля.

* – имя и фамилия участников спора изменены редакцией.

§ 4 Замена ненадлежащего ответчика

§ 4

Замена ненадлежащего ответчика

Действительных участников гражданского судопроизводства по конкретному делу называют надлежащими сторонами.

Ненадлежащие стороны — это такие лица, которые первоначально предполагались участниками спорного материального правоотношения, но, как выяснилось впоследствии, таковыми в действительности не являлись.

От общих условий, при которых физическое или юридическое лицо может быть стороной в процессе (а такими общими условиями являются заинтересованность в исходе дела и наличие гражданской процессуальной правоспособности), следует отличать способность быть стороной в данном процессе.

Возникший судебный процесс будет нормально развиваться только в том случае, если ответчик является надлежащим ответчиком.

В ст. 41 ГПК предусмотрено правило, в соответствии с которым суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим.

Из данной правовой нормы следует вывод: чтобы быть надлежащей стороной в конкретном деле, необходимо быть субъектом спорного материального правоотношения и иметь связь с правом требования и обязанностью, вытекающими из данного материального правоотношения.

Именно принадлежность определенному лицу права или связь определенного лица с обязанностью в спорном материальном правоотношении обусловливает способность не к процессу вообще (что характерно для гражданской процессуальной правоспособности), а способность быть стороной в том или ином конкретном случае.

В теории гражданского процессуального права такую способность лица — быть стороной в конкретном деле — называют легитимацией к данному гражданскому процессу.

Юридическая связь лица с правом, по поводу защиты или восстановления которого возник данный процесс, называется активной легитимацией. Связь лица с обязанностью, вытекающей из спорного материального правоотношения в данном процессе, называют пассивной легитимацией.

Гражданское процессуальное законодательство возлагает на истца обязанность установить способность ответчика быть стороной данного процесса.

Следовательно, легитимировать себя и ответчика — значит указать в исковом заявлении все факты, которые могут предварительно убедить судью в том, что истец и ответчик являются субъектами спорного материального правоотношения.

В связи с тем что то или иное лицо само легитимирует себя в качестве истца или кого-то (гражданина или организацию) в качестве ответчика в конкретном процессе, легитимацию следует рассматривать как субъективный момент в правоотношении. О таком значении легитимации говорит наличие в судебной практике случаев, когда кто-нибудь легитимирует себя в качестве истца вместо другого лица в чужом процессе.

Вместе с тем заинтересованное лицо, выступающее в защиту своего права, нельзя отождествлять с надлежащей стороной. Незаинтересованное в смысле ст. 3 и 4 ГПК лицо — это тот, кто предъявляет иск от своего имени в защиту прав и интересов других лиц, не будучи уполномоченным на то законом или доверенностью. Обращение в суд лица незаинтересованного влечет отказ в принятии от него искового заявления в соответствии со ст. 3 и п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

Надлежащая сторона — действительный субъект спорного материального правоотношения. Следовательно, признание стороны надлежащей зависит от того, является ли сторона субъектом спорного правоотношения. Поэтому при подаче искового заявления судья не в состоянии определить, является ли ответчик надлежащим, и не может по такому основанию отказать в приеме искового заявления.

В ст. 41 ГПК говорится о том, что выяснение судом вопроса, предъявлен ли иск к тому лицу, которое должно отвечать по иску, происходит при подготовке дела или во время разбирательства дела.

Читайте также:
Срок рассмотрения апелляционной жалобы по гражданскому делу

Предъявление иска к ненадлежащему ответчику осложняет процесс, препятствует его нормальному развитию. Правила замены ненадлежащего ответчика надлежащим, установленные ст. 41 ГПК, отражают субъективный характер легитимации.

Замена ненадлежащего ответчика надлежащим. Гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность замены только ненадлежащего ответчика, которого определяет истец. Поэтому прежде всего истец должен дать согласие на устранение из дела названного им ответчика и замену его другим ответчиком, у которого предположительно имеется связь с обязанностью отвечать по данному иску.

Только при согласии истца на замену ответчика суд выносит определение, которым освобождает ненадлежащего ответчика от обязанности участвовать в процессе и откладывает дело для привлечения в процесс надлежащего ответчика, если при этом не изменяется подсудность данного дела.

Если истец не соглашается на замену ответчика, суд не вправе устранить из дела первоначального ответчика по своему усмотрению и должен рассматривать и разрешать дело по предъявленному иску.

Привлеченный с согласия истца в процесс ответчик пользуется всеми процессуальными правами с момента вступления. При вступлении в процесс надлежащего ответчика все происходившее до его вступления для него необязательно, поскольку рассмотрение дела производится судом сначала.

Ненадлежащий ответчик, оставшийся по требованию истца в процессе и являющийся субъектом первоначально заявленного иска, пользуется всеми процессуальными правами стороны с начала возникновения процесса до постановления судебного решения.

Читайте также

Вопрос 170. Надлежащая и ненадлежащая сторона в гражданском процессе. Условия и порядок замены ненадлежащего ответчика. Отличие от процессуального правопреемства.

Вопрос 170. Надлежащая и ненадлежащая сторона в гражданском процессе. Условия и порядок замены ненадлежащего ответчика. Отличие от процессуального правопреемства. Установление и доказывание надлежащего характера сторон по делу означает, что истец должен доказать, что

Статья 47. Замена ненадлежащего ответчика

Статья 47. Замена ненадлежащего ответчика 1. В случае, если при подготовке дела к судебному разбирательству или во время судебного разбирательства в суде первой инстанции будет установлено, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, арбитражный

Статья 41. Замена ненадлежащего ответчика

Статья 41. Замена ненадлежащего ответчика 1. Суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим. После замены ненадлежащего ответчика надлежащим

Статья 119. Неизвестность места пребывания ответчика

Статья 119. Неизвестность места пребывания ответчика При неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства

Статья 120. Розыск ответчика

Статья 120. Розыск ответчика 1. При неизвестности места пребывания ответчика по требованиям, предъявляемым в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, а также по требованиям о взыскании алиментов, возмещении вреда,

Статья 55. Представитель гражданского ответчика

Статья 55. Представитель гражданского ответчика 1. Представителями гражданского ответчика могут быть адвокаты, а представителями гражданского ответчика, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской

СТАТЬЯ 41. Замена ненадлежащего ответчика

СТАТЬЯ 41. Замена ненадлежащего ответчика 1. Суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим. После замены ненадлежащего ответчика надлежащим

СТАТЬЯ 120. Розыск ответчика

СТАТЬЯ 120. Розыск ответчика 1. При неизвестности места пребывания ответчика по требованиям, предъявляемым в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, а также по требованиям о взыскании алиментов, возмещении вреда,

Статья 55. Представитель гражданского ответчика

Статья 55. Представитель гражданского ответчика 1. Представителями гражданского ответчика могут быть адвокаты, а представителями гражданского ответчика, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской

Статья 47. Замена ненадлежащего ответчика

Статья 47. Замена ненадлежащего ответчика 1. Комментируемая статья содержит существенную нормативную новеллу. Действующий АПК регулирует лишь замену ненадлежащего ответчика в отличие от АПК 1995 г. (ст. 36), который регулировал замену ненадлежащей стороны. Законодатель,

68. Замена товара ненадлежащего качества

68. Замена товара ненадлежащего качества В случае обнаружения потребителем недостатков товара и предъявления требования о его замене продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) обязан заменить такой

Статья 21. Замена товара ненадлежащего качества

Статья 21. Замена товара ненадлежащего качества 1. В случае обнаружения потребителем недостатков товара и предъявления требования о его замене продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) обязан

Комментарий к статье 21. Замена товара ненадлежащего качества

Комментарий к статье 21. Замена товара ненадлежащего качества Пункт 1. Комментируемой нормой в первую очередь устанавливаются сроки исполнения продавцом, изготовителем или импортером (уполномоченными представителями) обязанностей по замене товара ненадлежащего

Статья 21. Замена товара ненадлежащего качества

Статья 21. Замена товара ненадлежащего качества 1. В случае обнаружения потребителем недостатков товара и предъявления требования о его замене продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) обязан

Статья 47. Замена ненадлежащего ответчика

Статья 47. Замена ненадлежащего ответчика 1. В случае, если при подготовке дела к судебному разбирательству или во время судебного разбирательства в суде первой инстанции будет установлено, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, арбитражный суд

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: