Электронный документ как доказательство в гражданском судопроизводстве

Новые доказательства: скриншот, видео и аффидевит

В апреле этого года Пленум Верховного суда подтвердил, что можно использовать скриншоты в качестве доказательства нарушения исключительного права (Постановление Пленума ВС № 10). Пленум разъяснил: закон не устанавливает перечень допустимых доказательств, на основании которых суд решает, было нарушение или нет. А потому суд вправе принять любые доказательства, предусмотренные процессуальными законами, в том числе и полученные в интернете.

Например, распечатки опубликованных в сети материалов, скриншоты сайтов – обязательно с указанием адреса, по которому они были сделаны, и точного времени – суды должны рассматривать наравне с другими доказательствами. А «в случаях, не терпящих отлагательства», суд может прямо в ходе судебного разбирательства самостоятельно посмотреть сайт, на котором опубликована имеющая значение для дела информация. Но юристам приходится подстраховаться, чтобы доказательство приняли – например, заверив их у нотариуса. С какими еще доказательствами сегодня можно столкнуться в суде и что нужно для их принятия?

Суды могут приобщить в дело в качестве доказательств электронную переписку, распечатки переписки с мессенджеров. Как и в случае с другими электронными доказательствами, один из основных моментов – заверение страницы в интернете, где размещена переписка. Проще всего в этом случае обратиться к нотариусу. Сравнительно недавно найти нотариуса, готового заверить страницы в интернете, было не так просто.

Сегодня проблема по-прежнему сохраняется в регионах, признают в нотариальном сообществе, но в Москве эту услугу предоставляют уже практически повсеместно. Правда, обойдется она недешево. На ряде сайтов нотариусов Москвы базовый тариф для составления одной страницы протокола осмотра интернет-страницы составляет 3000 руб., но сверх этого за каждую распечатанную страницу формата А4 придется доплатить – по 100 руб. На практике сумма в таких случаях начинается примерно от 9 000 руб. За заверение СМС-переписки с мобильного телефона придется отдать не меньше – иногда более 15 000 руб., и это если СМС – не больше шести.

Если вопрос срочный, суд может исследовать электронную переписку и осмотреть почтовый ящик самостоятельно. Так, например, произошло в деле No А19-2500/2017. Распечатку переписки истец суду не представил, но утверждал, что она была, и просил отложить судебное заседание, чтобы показать ее. Однако суд по ходатайству стороны просто осмотрел электронный почтовый ящик в судебном заседании, обнаружив одни письма, и не обнаружив другие – которые, заключил суд в итоге, не доставлялись.

Суды не всегда требуют, чтобы документы с электронных ресурсов были осмотрены нотариусом: обычно обойтись без этого можно, если другая сторона не оспаривает факт наличия переписки.

Иногда заверить документ может не только нотариус – но и госорган – например, ФАС или налоговая. Это возможно, когда материалы изъяты в ходе законно проведенной проверки – это будет надлежащим доказательством. Такая позиция приведена в постановлении Президиума ВАС от 12 ноября 2013 года по делу № А47-7950/2011: документы “могут быть заверены соответствующим органом, который получил (в том числе изъял) в ходе проведенной на основании закона проверки документы и материалы с соблюдением требований к порядку и оформлению получения доказательств”. Это будет отвечать требованиям части 2 статьи 50 Конституции и ч. 3 ст. 64 АПК.

2. Скриншоты и снимки Instagram

Позиция относительно скриншотов, которую отразил Верховный суд, не нова: юристам регулярно приходится сталкиваться с необходимостью приобщения в суд распечаток материалов из интернета. Но разъяснение ВС решило гораздо более важную проблему – проблему допустимости таких доказательств, то есть требований к их форме – такие распечатки могут быть заверены стороной по делу. Теперь надо снять дискуссионный в практике вопрос о том, обязательно ли прибегать для фиксации электронной информации на бумажном носителе к помощи нотариуса, замечает Наталья Колерова, советник, адвокат, руководитель проектов АБ S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 18 место По выручке 25-27 место По количеству юристов 6 место По выручке на юриста (более 30 юристов) × . Однако к такому прогрессивному подходу готовы не все суды, отмечает она. Так, в рамках крупного дела о банкротстве российского нефтяного трейдера, которым занималось бюро, юристы одного из кредиторов, обратили внимание суда на подозрительные сделки должника с дочерним предприятием известного швейцарского трейдера Glencore (дело № А40-245007/16-30-403). Как выяснилось, замдиректора должника и директор дочки Glencore фактически состояли в неофициальных брачных отношениях, и подтвердить это юристам помогли данные из соцсетей – например, фото из Instagram, а также сведения о совместных поездках, предоставленных крупнейшими авиакомпаниями и РЖД. Но если в первой инстанции суд признал сделки дочернего предприятия Glencore на общую сумму свыше 1 млрд руб. недействительными, то апелляция отменила решение в части и указала, что ссылки на наличие незарегистрированных отношений между топ-менеджерами не подтверждены надлежащими доказательствами. Теперь юристы добиваются пересмотра решения.

Читайте также:
Нарушение мирового соглашения в гражданском процессе

3. Аудио и видео

Во многих делах в качестве доказательств приобщаются аудио и видео записи. Так, в одном деле суд приобщил видеозапись выступления стороны спора, не имеющей возможности явиться в суд лично, но желающей донести до суда свою позицию, рассказывает Кира Корума, партнер Аснис и партнеры Аснис и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право × . Кроме того, можно приобщать записи с других процессов, в которых говорится про обстоятельствах, которые нужно доказать. Такие доказательства суд признает допустимыми при наличии разрешения суда на проведение фото-, киносъемки, или видеозаписи судебного заседания, напоминает юрист КИАП КИАП Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Комплаенс группа Семейное и наследственное право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Банкротство (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании × Сергей Ильин, а вот для аудиозаписи это не нужно – потому что для нее не требуется разрешение суда. Пример последнего можно найти в деле № А33-18573/2014).

4. Аффидевиты – использование нотариально заверенных заявлений свидетелей

Аффидевит – письменные показания, данные под присягой и заверенные уполномоченным лицом – распространен в англо-американской правовой системе. Аффидевиты приравниваются к свидетельским показаниям и могут стать самостоятельным основанием для процессуальных действий. В России есть схожий институт – письменное заявление лиц, заверенное нотариусом. В таких заявлениях обычно изложены факты, которые не получается изложить лично – например, из-за того, что нет возможности явиться в заседание. Пока суды смотрят на такие документы с опаской, признают юристы. Но встречаются случаи, когда суды принимают в качестве надлежащего доказательства показания свидетелей в письменной форме, и учитывают их при вынесении решения*. Несмотря на неоднозначное отношение к аффидевитам, их все чаще суды учитывают как надлежащие письменные доказательства**. Проблема часто упирается в придание письменному заявлению, заверенному нотариусом, доказательственной силы. Главная трудность – соблюсти формальности. Та же проблема – с принятием судами опросов лиц, проводимых адвокатами, указывает Кира Корума: “С одной стороны адвокат вправе проводить опросы. Как правило такой опрос оформляется протоколом опроса. С другой стороны, такой протокол Суды не признают в качестве доказательства.”

5. Копии документов

С трудностями можно столкнуться, когда утрачен оригинал документа, и есть только копия – причем копии у двух сторон нетождественны. Практика судов неоднозначна. Но шанс доказать факт только при наличии копии документа все же есть (дело № А40-36992/17). При определенных обстоятельствах суды могут признать приоритет одной копии над другой – например, если такая копия заверена нотариально (постановление АС Западно-Сибирского округа от 05.05.2017 по делу № А75-1715/2016). Надлежащим доказательством признаются обычно документы, подписанные дистанционно – путем обмена по электронной почте сканированными копиями, обращает внимание Сергей Ильин***.

* Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.12.2017 № Ф05-10732/2017 по делу № А40-5888/2017

** Постановление 2-го ААС от 28.05.2019 № 02АП-1632/2019 по делу № А82-8161/2018 или Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.05.2019 № Ф05-4394/2019 по делу № А40-243386/2015)

*** Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.07.2018 № Ф03-2624/2018 по делу № А04-8708/2017, засилено Определением Верховного Суда РФ от 23.11.2018 № 303-ЭС18-18700

Электронный документ как доказательство в суде

Электронные документы постепенно становятся элементом хозяйственной деятельности российских компаний. Они удобны, позволяют не захламлять офис кучей бумаги, а обмениваться такими документами компании могут за считанные секунды. Но что нужно для того, чтобы электронный документ имел юридическую силу? И как доказать юридическую силу электронного документа в суде?

Читайте также:
Предельный возраСтатья пребывания на государственной гражданской службе

Юридическая сила электронного документа

В электронной форме могут оформляться не только контракты, но и первичные и сводные учетные документы – при условии, что они удостоверены электронной подписью (ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»). Статья 169 Налогового кодекса РФ прямо допускает составление и выставление счетов-фактур в электронном виде по взаимному согласию сторон сделки и при наличии у них совместимых технических средств для приема и при условии, что электронный счет-фактура подписан квалифицированной электронной подписью руководителя компании либо уполномоченного им лица1.

Таким образом, ключевым элементом любого электронного документа, свидетельствующим о его юридической силе и подтверждающим факт направления надлежащей стороной, является электронная подпись. Её наличие является не последним фактом и в ходе судебного разбирательства, а потому о правовом регулировании электронной подписи необходимо сказать подробнее.

Электронная подпись

Здесь мы подходим к вопросу о видах электронных подписей, легализованных в современном российском законодательстве. Статья 5 Закона № 63-ФЗ называет следующие виды электронной подписи:

1. Простая электронная подпись.

При её применении факт формирования электронной подписи определенным лицом подтверждается путем использования кодов, паролей или иных средств.

2. Усиленная электронная подпись.

1) формироваться в результате криптографического преобразования информации с использованием ключа электронной подписи;

2) позволять определить лицо, подписавшее электронный документ;

3) позволять обнаружить факт внесения изменений в электронный документ после момента его подписания;

4) создаваться с использованием средств электронной подписи.

3. Усиленная квалифицированная электронная подпись.

Усиленные электронные подписи подразделяются на квалифицированные и неквалифицированные. Ключ проверки усиленной квалифицированной электронной подписи обязательно должен быть указан в квалифицированном сертификате.

Информация в электронной форме, подписанная простой электронной подписью или неквалифицированной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью. Если в соответствии с законодательством или обычаем делового оборота документ должен быть заверен печатью, то электронный документ, подписанный усиленной электронной подписью, признается равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью и заверенному печатью. Такое правило установлено частями 2 и 3 ст. 6 Закона № 63-ФЗ. Иными словами, простая и неквалифицированная электронные подписи соответствуют автографу, а усиленная подпись соответствует удостоверению документа подписью и печатью. Таким образом, усиленная неквалифицированная подпись может быть признана как аналогом подписи, так и аналогом подписи с печатью.

Электронный документ в суде

Электронный документ предоставляется в суд в распечатанном виде с проставлением удостоверения руководителя или уполномоченного сотрудника организации, предоставляющей в суд данный документ. Данное удостоверение должно свидетельствовать о том, что распечатанная бумажная копия соответствует электронному оригиналу. Если документ подписан простой электронной подписью, то из представленной распечатки должны быть ясны по крайней мере дата и время формирования такого электронного документа и сторона, направившая этот документ. Если электронный документ подписан усиленной подписью, то в распечатке должна присутствовать специальная отметка о проставлении электронной подписи.

Суд может признать договор, заключенный с помощью электронной почты, если каждая из сторон представила тождественные распечатки такого договора. При этом сами по себе такие даже идентичные бумажные копии, не подтвержденные другими доказательствами, не могут служить фактом подтверждения заключения договора. Но что делать, если доказательства не собраны, а представленные сторонами копии договоров содержат разные условия? Именно для профилактики таких ситуаций в ходе судебного разбирательства и необходимо ещё при заключении договора удостоверять его усиленной квалифицированной электронной подписью.

Такая подпись позволят удостоверить два принципиальных момента: во-первых, то, что договор подписан надлежащей стороной (поскольку сертификат является именным и выпускается с указанием должности подписанта), а во-вторых то, что подписанный усиленной квалифицированной электронной подписью документ после подписания оставался неизменным.

В ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 10.01.2002 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи», который до сих пор является действующим, установлены следующие признаки, при одновременном соблюдении которых электронная цифровая подпись считается равнозначной собственноручной:

1. Сертификат ключа подписи действителен на момент проверки или на момент подписания электронного документа.

2. Подтверждена подлинность электронной подписи в электронном документе.

1. Порядок выставления и получения счетов-фактур в электронном виде утвержден приказом Минфина России от 25.04.11 № 50н, а форматы для них – приказом ФНС России № ММВ-7-6/138@.

Электронные доказательства в спорах в сфере интеллектуальной собственности

macrovector / Depositphotos.com

Увеличение масштабов деятельности организаций в цифровом пространстве прямо пропорционально росту числа споров по вопросам нарушения интеллектуальных прав в Интернете. К таким спорам относятся: нелегальное распространение цифрового контента на онлайн-платформах, нарушение исключительных прав на средства индивидуализации, реализация контрафактной продукции на интернет-сервисах для размещения объявлений о продаже товаров и т. д. В связи с данным фактором цифровая трансформация коснулась судебных процессов: использование доказательств в электронном виде получило все более широкое распространение.

Читайте также:
Может ли гражданская жена претендовать на имущество

Одним из наиболее распространенных видов электронных доказательств является снимок экрана или так называемый скриншот. Несмотря на то, что в законодательстве не закреплено определение “скриншот” и порядок его использования, его правовая квалификация не является затруднительной, так как существует большое число разъяснений госорганов и разнообразной судебной практики.

Несмотря на то, что практика представления снимков экрана в качестве доказательств в судебных процессах осуществляется достаточно продолжительное время, нынешний подход к обеспечению таких доказательств отличается от первоначального. Так, с начала использования в судебном процессе снимков экрана приоритетным способом заверения скриншотов являлось использование его нотариального заверения. В отношении доказательств нотариальный протокол обладает особой юридической силой. Соответствующий довод подтверждается положениями процессуального законодательства: обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания (п. 5 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса и п. 5 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса). Вместе с тем суды принимали в качестве доказательств скриншоты без нотариального заверения еще десять лет назад: например, суд отклонил довод ответчика о невозможности принятия скриншотов в качестве надлежащих и достоверных доказательств (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30 августа 2011 г. № А70-23/2011).

В соответствии с подходом Верховного суда РФ скриншоты прямо разрешено использовать в качестве доказательств (п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 “О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”, далее – Пленум № 10). При этом обозначение такого подхода не является нововведением, а представляет собой скорее отражение общепринятой позиции судов по использованию снимков экрана в качестве допустимых доказательств. Важно обратить внимание на то, что распечатки материалов, размещенные в Интернете, принимаются в качестве доказательства при условии соблюдения нескольких факторов:

  • скриншот должен быть заверен лицом (лицами), участвующим в деле;
  • на распечатке должен быть указан адрес интернет-страницы, с которого сделан скриншот;
  • на распечатке должно быть указано точное время получения скриншота.

При соблюдении данных условий скриншоты подлежат оценке судом при рассмотрении дела наравне с прочими доказательствами (ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 АПК РФ и ст. 84 Кодекса административного судопроизводства). При этом Пленум ВС РФ № 10 отдельно подчеркнул, что законом не установлен перечень допустимых доказательств, на основании которых устанавливается факт нарушения.

Примечательно, что скриншот можно использовать в качестве электронного доказательства для широкого пласта споров в сфере интеллектуальной собственности. На примере судебного спора интернет-сервиса для размещения объявлений “Авито” и сайта “Наш вито” юрист отдела поддержки продуктов и технологий юридического департамента Авито Дарина Ляховская на конференции “Distant&Digital” продемонстрировала разноплановый подход к защите интеллектуальной собственности. В данном споре истец доказывал совокупность фактов нарушения интеллектуальных прав: сходство графических элементов товарных знаков (оба товарных знака использовали одинаковый графический узор и цветовую гамму), использования словесного обозначения (“Авито” и “Наш вито”), незаконное копирование дизайна (сайт ответчика повторял дизайн сайта истца), предложение однородных услуг (размещение объявлений о продаже). Примечательно, что в качестве электронного доказательства использовались не только скриншоты страниц сайтов истца и ответчика, но и скриншоты результатов поисковой выдачи: соответствующая процедура подтвердила факт незаконного использования товарных знаков с целью продвижения своего сайта.

Нотариальное заверение сайтов в Интернете является широко распространенной процедурой, однако такой способ обеспечения электронных доказательств также имеет ряд сложностей, отмечает Дарина Ляховская. Основная проблема заключается в возможности оспорить нотариальное заверение ответчиком. Эксперт привела в пример ситуацию, когда оппонент ставит под сомнение безотлагательность обеспечения доказательства, а также задается вопросом о причине осуществления действия нотариуса по обеспечению доказательств без его присутствия. В данном случае истец аргументировал свои действия тем, что на момент осуществления нотариального заверения ему был неизвестен ответчик, в связи с чем его приглашение на нотариальное заверение не представлялось возможным.

Напомним, что в соответствии со ст. 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-I нотариус извещает о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц (в качестве которых также может выступать ответчик). При этом положения статьи дополняет норма о том, что обеспечение доказательств без извещения заинтересованных лиц производится лишь в случаях, не терпящих отлагательства, или когда нельзя определить, кто впоследствии будет участвовать в дел. Стоит обратить внимание, что несмотря на встречающиеся на практике случаи приведенных в пример жалоб ответчика, обеспечение доказательств нотариусом без присутствия оппонента является допустимым. Соответствующее разъяснение дает Федеральная нотариальная палата, по заявлению которой, до возникновения судебного разбирательства “сторон” в процессуальном понимании данного термина на момент совершения нотариального действия еще не существует (Письмо Федеральной нотариальной палаты от 13 января 2012 г. № 12/06-12 “Об обеспечении нотариусом доказательств”). При этом ведомство подчеркивает, что извещение нотариусом заинтересованных лиц о времени и месте проведения осмотра информационного ресурса в сети Интернет может привести к утрате доказательства, вследствие чего заявитель лишится возможности доказать в суде факт нарушения своего права. Таким образом, в соответствии с позицией Федеральной нотариальной палаты обеспечение доказательства может быть произведено без присутствия ответчика.

Читайте также:
Куда подается надзорная жалоба по гражданскому делу

Сервисы по просмотру истории веб-страниц (веб-архивы)

Несмотря на то, что использование скриншотов является надежными способами обеспечения доказательств из Интернета, в некоторых случаях такие способы не могут быть полезными. В частности речь идет о случаях, когда ответчик, например, блокирует интернет-страницу со свидетельством нарушения интеллектуальных прав истца или удаляет спорный контент с интернет-ресурса. Если правообладатель не успел вовремя зафиксировать факт нарушения, то доказательства могут быть утрачены. Для таких случаев на практике в качестве источников доказательств активно применяются сервисы по просмотру истории веб-страниц: веб-архивы (например, Wayback Machine, веб-архив.ру). Они помогают осуществить поиск архивной копии сайта в соответствии с заданной датой. В судебном процессе зафиксированная с помощью веб-архивов информация предоставляется в виде скриншотов. Примечательно, что квалификация судами скриншотов веб-архивов в качестве допустимых электронных доказательств является достаточно распространенной, о чем свидетельствует наличие соответствующей судебной практики (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда № 07АП-7116/20, Решение Суда по интеллектуальным правам от 24 сентября 2020 г. по делу № СИП-279/2020, Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 28 сентября 2020 г. № С01-952/2020 по делу № СИП-976/2019).

Тем не менее, их использование не всегда может помочь с обеспечением электронных доказательств. Так, генеральный директор Webjuctice Евгений Седых обращает внимание, что такие сервисы не имеют технической возможности архивировать все сайты в Интернете. Более того, по данным эксперта, в некоторых случаях задаваемая дата отличается от реальной, что приводит к ошибкам в судебном разбирательстве.

Помимо рассмотренных двух способов получения электронных доказательств на данный момент активно развивается еще один из наиболее сложных в технологическом плане способов: компьютерная криминалистика (другое название – форензика). Управляющий партнер консалтинговой компании DFCenter Анатолий Земцов определил форензику как науку об исследованиях цифровых доказательств и методов поиска, получения и закрепления таких доказательств. По мнению эксперта компьютерная криминалистика помогает преобразовать важную для судебного спора информацию в электронном виде в юридически значимые сведения, которые будут признаваться доказательством в суде. Использование данного метода обеспечения электронных доказательств производится при обращении к специалистам в сфере компьютерной криминалистики. Эксперт приводит пример из судебной практики, когда использование рассматриваемого способа обеспечения доказательства помогло решить спор между компанией-производителем программного обеспечения и разработчиком, работающем на фрилансе (Решение Московского городского суда от 5 декабря 2017 г. по делу N 3-0292/2017). Разработчик выполнил заказ компании-истца на программное обеспечение. После выполнения заказа программист принял решение самостоятельно разрабатывать софт, который решает аналогичные задачи. Бывший заказчик в лице компании обратился в суд с требованием о защите своих интересов. На основании заключений экспертов в сфере компьютерной криминалистики суд установил, что новый продукт, решающий аналогичную задачу, реализован исходя из иной логики и обладает уникальным кодом, то есть является конкурентной, но самостоятельной разработкой. Претензии компании были оставлены судом без удовлетворения.

Доказательства в суде юридически значимых сообщений

В. А. Лексина
автор статьи, консультант Аскон по юридическим вопросам

Судебными доказательствами являются такие данные, которые способны прямо или косвенно подтвердить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, выраженные и полученные в предусмотренной законом форме.

В отличие от гражданских дел, рассматриваемых судом общей юрисдикции, в арбитражном процессе основное значение имеют все-таки именно письменные доказательства, что обусловлено характером рассматриваемых дел. Как правило, юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям приходится обращаться в арбитражный суд.

Согласно ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

Читайте также:
Как разделить имущество нажитое в гражданском браке

В ст. 75 АПК РФ сказано, что письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

При определенных обстоятельствах к письменным доказательствам можно отнести и электронные документы, созданные посредством электронной техники.

Законодатель уже отреагировал на внедрение и расширение использования электронного документооборота. Так в ч. 3 ст. 75 АПК РФ в современной редакции установлено, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”, а также документы, подписанные электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором либо определены в пределах своих полномочий Верховным Судом Российской Федерации.

При этом, если копии документов представлены в арбитражный суд в электронном виде, суд может потребовать представления оригиналов этих документов.

При совершении сделок и составлении договоров необходимо помнить о ст. 434 ГК РФ, предписывающей их форму. Как сказано в данной норме, договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Таким образом, документы, предоставляемые в качестве доказательств в суд, должны быть выполнены в такой форме, которая позволит установить их достоверность.

Например, достоверно установить, что документ исходит именно от стороны по договору, поможет специальная оговорка в тексте договора об электронных адресах и номерах факсов, с которых стороны будут вести официальную переписку и обмен документами. В этом случае print screen (принт-скрин) документа, заверенный нотариусом, можно предоставить в суд в качестве доказательства по арбитражному делу.

Необходимо учитывать, что для того, чтобы документы можно было считать официальными, они должны обладать определенными признаками. Во-первых, они должны исходить от того должностного лица, которое правомочно их издавать. Кроме того, они должны содержать определенные реквизиты, например, содержать ИНН и адрес организации, наименование должности лица, подписавшего документ, и др. Очень важным, а иногда решающим, является такой реквизит официального документа как дата его составления.

Письменные доказательства, должны быть представлены суду, как правило, в подлиннике, хотя иногда суд может устроить и копия документа, оформленная надлежащим образом. Надлежаще оформленной будет копия, заверенная руководителем и печатью юридического лица. Но, как правило, это тот случай, когда суду предоставлен на обозрение подлинник этого документа. В иных случаях, когда отсутствует подлинник, надлежащей будет считаться только копия документа, заверенная нотариусом.

Необходимо так же помнить правило, установленное ст. 160 ГК РФ о том, что использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. В иных случаях такая подпись не будет являться достоверным доказательством волеизъявления лица, чьи факсимиле или электронная подпись стоят на документе, а значит и сам документ не будет принят судом в качестве доказательства по делу.

При совершении сделки путем обмена письмами нужно понимать, что самым надежным способом, обеспечивающим наличие доказательств тех или иных фактов, являются почтовые отправления. Если стороны специально в письменном документе не оговорили порядок ведения электронного документооборота, то документ, полученный или отправленный таким способом, может быть легко оспорен второй стороной, если он не подтвержден иными доказательствами.

Таким образом, при организации документооборота на предприятии необходимо обеспечить наличие подлинных или приравненных к ним документов, с которыми могут быть связаны юридические последствия.

Сравнительно недавно Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ в ГК РФ введена ст. 165.1 о юридически значимых сообщениях. Данная норма имеет важное практическое значение и о ней также необходимо помнить, осуществляя деловое общение в процессе осуществления предпринимательской деятельности.

Читайте также:
Как обжаловать кассационное определение по гражданскому делу

Под юридически значимыми сообщениями согласно п. 1 ст. 165.1 ГК РФ понимаются заявления, уведомления, извещения, требования и т. д., с которыми закон или сделка связывают гражданско-правовые последствия для другого лица. На практике ненадлежащее отношение к юридически значимым сообщениям приводит к спору о моменте возникновения и изменения соответствующих прав у лица и к невозможности в случае судебного спора доказать данный факт.

Например, в соответствии с п. 3 ст. 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. О таком отказе инициативная сторона должна надлежащим образом сообщить второй стороне, и тогда договор будет считаться расторгнутым или измененным. Однако такое сообщение может быть не доставлено адресату по различным причинам или он умышленно не станет получать его на почте или открывать его в электронном сообщении. Для разрешения такой ситуации необходимо обратиться к абз. 2 п. 1 ст. 165.1 ГК РФ, который устанавливает, что сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Для лица, отправившего такое сообщение, важно у себя иметь доказательство его отправки. Лучшим доказательством в подобных рассматриваемому случаях будет ценное письмо с уведомлением. При этом в описи необходимо указывать краткое содержание направленного письма. Например, это может быть фраза «письмо о расторжении с 01.06.2015 г. договора № 5 от 01.01.2015 г.»

Итак, действующее законодательство содержит не только понятие доказательств, принимаемых судом, но и дает ответы на вопросы о том, как ими себя обеспечить. От участников предпринимательской деятельности требуется только соблюдение вышеуказанных законодательных норм.

Электронная переписка как доказательство в суде

Электронная почта – неотъемлемый элемент делового общения. Неудивительно, что е-мейл переписка нередко становится доказательством для подтверждения своей позиции в суде.

Материал подготовили

Электронная почта – неотъемлемый элемент делового общения. Часто е-мейл переписка становится доказательством для подтверждения своей позиции в суде.

В каких случаях можно использовать электронную переписку в судебном процессе? Что для этого требуется и какие особенности следует при этом учесть?

Прежде всего отметим, что для электронной переписки действуют общие правила о доказательствах. При этом, для установления достоверности электронной переписки необходимо:

А) Идентифицировать отправителя и получателя;
Б) Установить полномочия отправителя и получателя на принятие соответствующих решений, составляющих предмет переписки;
В) Установить аутентичность (подлинность) непосредственного электронного сообщения.

А. Идентификация отправителя и получателя

Регистрация электронного ящика, как правило, носит анонимный характер (не требуется представления документов, удостоверяющих личность физического лица, либо учредительных документов юридического лица), что подтверждается и в судебной практике. Это значительно усложняет процесс идентификации отправителя и (или) получателя электронного сообщения, что представляет собой установление принадлежности электронного почтового ящика тому или иному лицу (отправителю, получателю).

Тем не менее, в судах удается доказать принадлежность электронного почтового ящика конкретному лицу. Например, если сторона в споре утверждает, что почтовый ящик ей не принадлежит, однако счета, которые были отправлены другой стороной на этот адрес, были оплачены, есть результат работ, за который и была произведена оплата, а также отсутствуют доказательства, подтверждающие выполнение таких работ каким-либо другим лицом, то такой стороне откажут в иске о неосновательном обогащении, так как отрицание стороной принадлежности почтового ящика противоречит другим доказательствам по делу (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 апреля 2013 г. N 09ап-9501/2013-гк по делу N А40-134500/12).

Б. Установление полномочий отправителя и получателя на принятие соответствующих решений, составляющих предмет переписки.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что лицо, ведущее переписку по электронной почте от имени другого лица (или в его интересах), должно быть на это уполномочено. Если лицо отрицает факт отправки сообщения на определенный адрес, а поступившее на этот адрес письмо является обезличенным, то такое письмо могло быть отправлено кем угодно, в том числе и без волеизъявления этого лица.

Однако если в электронной переписке будут указаны конкретные фамилия, имя и отчество отправителя письма, который и принимал непосредственное участие от имени предпринимателя в переписке с контрагентами (направлял проекты договоров, счета, экспертные заключения), а также, если это лицо выступает представителем предпринимателя (истца) в суде по делу о неосновательном обогащении, то такой представитель не может быть признан неуполномоченным лицом на принятие решений, составляющих предмет переписки (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 июня 2013 г. N 17ап-5881/2013-гк по делу n а60-50181/2012).

Читайте также:
Изменение предмета иска в гражданском процессе: образец
В. Установление аутентичности (подлинности) непосредственного электронного сообщения.

Электронные сообщения весьма уязвимы на предмет фальсификации, так как они облечены в невещественную форму. Соответственно, установить факт их фальсификации, не имея специальных познаний и технических средств, сложно, поскольку электронное сообщение представляется в суд, как правило, в виде распечатки страниц в Интернете (при этом сама распечатка может не фальсифицироваться, тогда как непосредственно электронное сообщение, содержащееся в Интернете, может быть модифицировано).

Доказательством подлинности сообщения могут служить: нотариальный протокол осмотра электронного почтового ящика, заключение компьютерно-технической экспертизы, наличие электронной подписи.

Нотариальный протокол осмотра электронного почтового ящика лишь констатирует наличие электронного сообщения с определенным содержанием на определенную дату, соответственно, подтверждения принадлежности данного сообщения какому-либо лицу не производится. Поэтому эффективность данного способа установления достоверности электронной переписки ограничивается главным образом случаями, когда стороны спора не отрицают принадлежность им ящиков электронной почты, подвергая сомнению непосредственно содержание электронной переписки либо сам факт отправки тех или иных электронных сообщений.

Достоверность сведений, составляющих электронную переписку, может быть установлена посредством проведения компьютерно-технической экспертизы. Она либо подтвердит факт фальсификации электронного сообщения, либо наоборот, факт его подлинности (Постановление тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2008 по делу N А56-743/2008, Постановление ФАС ЦО от 05.05.2011 по делу N А68-4041/10). Перед экспертом могут быть поставлены следующие вопросы: отправлялась ли с определенного адреса в определенные даты и время письменная информация, идентичная представленной в материалы дела? Если содержание информации, поступавшей с одного электронного адреса на другой, отличалось от содержания представленной в материалы дела информации, то в чем выражается это отличие? Возможно ли изменение содержания электронного письма, хранящегося в почтовом ящике получателя, и если возможно, имеются ли следы изменения содержания письменной информации, поступавшей с одного электронного адреса на другой?

Избежать сложностей в доказывании допустимости электронных документов как доказательств в арбитражном процессе поможет подписание таких документов электронной подписью. В соответствии с Законом от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ “Об электронной подписи” электронная подпись признается юридически равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе при соблюдении определенных правовых условий использования электронной подписи в процессах обмена электронными документами. На сегодняшний день использование электронной подписи является самым надежным способом идентификации электронного письма.

Форма представления электронного сообщения в суд.

Следует различать допустимость доказательств и надлежащую форму их представления (доказательство может быть принципиально допустимым, но представленным в ненадлежащей форме). Возникает вопрос: что является надлежащей формой представления электронного сообщения в суд?

Помимо экспертного заключения и нотариального протокола осмотра почтового ящика формой представления в суд сообщения также является распечатка, то есть копии сообщения, отпечатанной на принтере самим пользователем электронной почты. Иногда такие распечатки действительно принимаются судами в качестве допустимых доказательств, несмотря на принципиальное отсутствие каких-либо необходимых признаков подлинности (Постановление Девятого ААС от 17.01.2012 N 09АП-34143/2011-ГК по делу N А40-65915/11-32-525).

Еще одним вариантом является предложение суду самому произвести осмотр электронного почтового ящика с предоставлением ему паролей, а также технического устройства. Составляется протокол. При необходимости может быть привлечен специалист (Постановление ФАС Московского округа от 20.10.2010 N КГ-А40/12616-10 по делу N А40-17579/10-19-77). У стороны также имеется право ходатайствовать об исследовании и осмотре доказательств по месту их нахождения (ст. 78 АПК РФ).

Кроме того, если у стороны есть основания опасаться, что в будущем представление электронного сообщения в суд станет по какой-то причине невозможным или затруднительным, она может подать заявление об осмотре электронного почтового ящика в порядке обеспечения доказательств (ст. 72 АПК РФ).

Что следует учесть, если вы планируете использовать электронную переписку как доказательство в суде

Для того, чтобы не оказаться в ситуации, когда суд не признает в качестве доказательства электронную переписку сторон, необходимо соблюдать следующие правила: в самом договоре предусмотреть

  • выбор способа связи между сторонами в виде электронной почты;
  • уполномоченные адреса электронной почты, с которых будет происходить переписка, а также порядок изменения таких адресов;
  • обязанность сторон сохранять конфиденциальность паролей от электронной почты и гарантировать отсутствие возможности отправки сообщений третьими лицами;
  • обязанность немедленного информирования о смене адреса почты и нарушения режима конфиденциальности.

Рекомендуется также в обычных бумажных письмах к контрагенту указывать на электронные сообщения, чтобы признать достоверность информации, содержащейся в электронной переписке. Если же в договоре не было каких-либо указаний на электронную почту, либо сам договор был заключен посредством отправления проекта договора и счетов, которые впоследствии были оплачены (акцепт оферты), необходимо найти другие доказательства, подтверждающие информацию в переписке или подтверждающие, что электронная переписка является сложившейся практикой взаимоотношения сторон.

Читайте также:
Приложения к апелляционной жалобе по гражданскому делу

Центр правовой поддержки «ЮрИнвест» регулярно занимает лидирующие позиции в рейтинге лучших региональных юридических фирм страны по версии ПРАВО300.ру в номинациях «Налоговое право и налоговые споры» и «Разрешение споров в судах общей юрисдикции».

Доверьте нам решение сложных юридических задач, и мы будем рады Вам помочь!

Вы можете отправить заявку на консультацию непосредственно с нашего сайта или запросить комментарий по вашему вопросу по телефону: 8 (800) 301-93-10.

Верховный суд рассказал, когда защитнику не нужна доверенность

В Колыванском районном суде Новосибирской области по делу об административном правонарушении Ольга Орловская* заявила ходатайство о привлечении Игоря Парчина* в качестве защитника. Это ходатайство было удовлетворено, а 27 ноября 2017 года суд привлек Орловскую к административной ответственности. Парчин подписал и подал жалобу на это постановление в Новосибирский областной суд, но судья 16 марта 2018 года вернул ее без рассмотрения. По мнению судьи, лицо, действующее в качестве защитника, обязано подтвердить наличие у него полномочий на подписание и подачу жалобы на постановление по делу об административном правонарушении. Парчин, как решил суд, не имеет полномочий на подписание и подачу жалоб, так как у него нет соответствующей доверенности. Определение о возврате жалобы без рассмотрения было отправлено 4 апреля 2018 года и получено Орловской 5 апреля 2018 года.

ЗАЯВИТЕЛЬ: Лицо, допущенное к участию в деле в качестве защитника по ходатайству стороны

СУТЬ СПОРА: Законно ли суд оставил жалобу без рассмотрения, поскольку она подана лицом, допущенным к участию в деле в качестве защитника по ходатайству стороны

РЕШЕНИЕ: Определение о возвращении жалобы без рассмотрения отменить, дело возвратить в областной суд на стадию подготовки жалобы к рассмотрению

Определение, не вступившее в законную силу, обжалуется в вышестоящий суд в течение 10 суток со дня вручения или получения его копии (ч. 1 ст. 30.3 КоАП). Защитник Парчин 13 апреля 2018 года обратился с жалобой в Верховный суд, 24 апреля ее вернули, и 5 мая он ее получил. Парчин 15 мая вновь обжаловал определение в ВС: в этот раз он просил восстановить пропущенный срок и отменить определение судьи областного суда как незаконное.

Судья ВС Сергей Никифоров восстановил процессуальный срок для обжалования, так как его следует отсчитывать с 5 мая. Никифоров напомнил: защитник, допущенный к участию в производстве по делу об административном правонарушении, вправе обжаловать постановление (ч. 5 ст. 25.5 КоАП). Поскольку Парчин был допущен судьей районного суда в качестве защитника Орловской, он имел полномочия обжаловать постановление, состоявшееся по делу об административном правонарушении. Судья Новосибирского областного суда оставил это без внимания и фактически отказал Орловской в реализации конституционного права на обжалование и получение юридической помощи. Поэтому ВС отменил определение судьи областного суда и вернул дело с жалобой Парчина на стадию подготовки жалобы к рассмотрению (№ 67-ААД18-13). В настоящее время решение еще не принято.

Ранее ВС уже высказывался аналогичным образом. Согласно Обзору ВС за 4 квартал 2008 года, нормы ГК не содержат указания на то, что доверенность на право участия в качестве защитника в рассмотрении дела (в том числе об административном правонарушении) требует обязательного нотариального удостоверения.

Позиция о наборе полномочий лица, допущенного к делу в качестве защитника по заявлению в суде, логично следует из принципа доступа к правосудию, делает процесс более простым и понятным для физических лиц.

Анастасия Василенко, адвокат

“Эта совершенно естественная и последовательная позиция ВС стала результатом не какой-то инновационной идеи, а необходимой борьбы с косностью региональных судов и их желанием снизить нагрузку любым способом, в том числе по надуманным формальным основаниям. Вместе с тем далеко не все суды формально подходят к этому вопросу. При обращении к председателю суда или в вышестоящий суд заявителям зачастую удается обосновать принятие жалобы к рассмотрению”, – заявила адвокат ART DE LEX ART DE LEX Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Уголовное право группа Финансовое/Банковское право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) × Анастасия Василенко.

Читайте также:
Расторжение мирового соглашения в гражданском процессе

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Правомочия адвоката по ордеру в гражданском процессе

Деятельность адвоката неразрывно связана с защитой прав и законных интересов доверителей. Вместе с тем все чаще и чаще сами адвокаты нуждаются в защите их профессиональных прав – незаконные обыски в помещениях адвокатских образований, раздевания при посещении СИЗО, отказ в предоставлении свидания с подзащитным и т.д. Примеры можно приводить до бесконечности.

Реакция адвокатского сообщества на факты подобных нарушений – индикатор готовности противостоять незаконным действиям со стороны системы: промолчал – значит согласился, грамотно и эффективно возразил – впредь будет неповадно.

На протяжении десятка лет мне, как и некоторым другим коллегам, периодически приходилось сталкиваться с проблемой допуска в гражданский процесс в качестве представителя доверителя, с которым заключено соглашение, в случае если полномочия оформлены только ордером.

Мировые судьи, а также судьи районных и областных судов могут в таких ситуациях отказать адвокату в выдаче копии судебного постановления, не допустить в судебный процесс в отсутствие доверителя, лишить права ходатайствовать о назначении судебной экспертизы, а также требовать предъявить заявление доверителя о допущении адвоката к участию в деле и т.п. По мнению судей, необходима выданная доверителем доверенность, а при ее отсутствии адвокат может только выступать в суде, озвучивая позицию по делу.

Анализ законодательства, правовых позиций Верховного Суда РФ и теории гражданского процесса позволяет сделать однозначный вывод о неправомерности подобного подхода, явном нарушении профессиональных права адвокатов, а также подрыве авторитета адвокатуры, что в конечном итоге негативно сказывается как на праве адвоката своевременно оказать доверителю квалифицированную юридическую помощь, так и на праве доверителя получить ее.

Стремление адвоката убедить судью посредством аргументации в большинстве случаев оказывается безуспешным. На ходатайство адвоката разъяснить непонятную ситуацию судьи зачастую предпочитают реагировать молчанием и переходом от спорного вопроса к другому, применяя прием отложенного действия: «Пишите ходатайство. Оно будет рассмотрено». Если адвокат напомнит о праве заявить ходатайство в устной форме, это нервирует председательствующего еще больше. Кстати, я заметил, что подобные ситуации возникают при процессуальном общении с судьями, с которыми сталкиваешься впервые.

Проблема стара, жива и может возникать в будущем неоднократно.

Ордер адвоката – настоящая «привилегия корпорации», поскольку позволяет оперативно оформить представительские полномочия без необходимости доверителя обращаться к нотариусу, ожидать в очереди и нести расходы на нотариальное оформление доверенности. Наличие ордера позволяет адвокату вступить в процесс и вести дело без участия доверителя, если того требует процессуальная стратегия.

Практика показала, что решению указанной проблемы способствует направление на имя председательствующего судьи письменных мотивированных возражений.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре «В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также – соглашение) для вступления адвоката в дело».

Эта норма соотносится с положением ч. 5 ст. 53 ГПК РФ о том, что «полномочия адвоката на ведение дела в суде удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

Из первого предложения ч. 1 ст. 54 Кодекса следует, что представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия – так называемые общие полномочия.

Предусмотренные ГПК случаи, когда полномочия действующего на основании соглашения адвоката удостоверяются доверенностью, перечислены во втором предложении ч. 1 ст. 54 ГПК: «Однако право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом» – это так называемые специальные полномочия.

Очевидно, ордер – это средство оформления общих полномочий адвоката как представителя, с которым доверитель заключил соглашение.

Законодательство не раскрывает термины «общие полномочия» и «специальные полномочия». Обратимся к теории гражданского процесса, одним из лучших изложений которой является, на мой взгляд, академический учебник по гражданскому процессуальному праву. Приведу цитату оттуда: «Наличие у представителя общих полномочий на ведение конкретного дела означает, что представитель вправе совершать от имени и в интересах представляемого подавляющее большинство тех процессуальных действий, которые вправе совершать сам представляемый как лицо, участвующее в деле (см. ст. 35, 54 ГПК РФ). Например, давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, представлять доказательства, получать копии судебных постановлений, знакомиться с материалами дела и т.д.».

Читайте также:
Понятие штрафа в гражданском праве

Собственно, об общих полномочиях указано в первом предложении ч. 1 ст. 54 ГПК: «представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия». И далее: «К специальным полномочиям ст. 54 ГПК РФ относит действия распорядительного характера: подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег. Закон требует особого оформления перечисленных полномочий – путем специальной оговорки в доверенности».

Итак, для осуществления представителем специальных полномочий необходима доверенность с указанием конкретных полномочий, как требует второе предложение ч. 1 ст. 54 ГПК.

Данную проблему не обошел вниманием Верховный Суд РФ.

Как указано в ответе на вопрос № 15 Обзора судебной практики ВС РФ за третий квартал 2003 г., утвержденного постановлениями Президиума ВС РФ от 3 и 24 декабря 2003 г., о том, вправе ли адвокат при наличии ордера совершать действия, предусмотренные ст. 54 ГПК, «Часть 5 ст. 53 ГПК РФ устанавливает, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Отдельные полномочия, перечисленные в ст. 54 ГПК РФ, могут быть осуществлены представителем только в случае непосредственного указания их в доверенности, выданной представляемым лицом. Следовательно, адвокат для совершения процессуальных действий, предусмотренных ст. 54 ГПК РФ, от имени представляемого им лица должен быть уполномочен на это доверенностью».

ВС повторил указанную правовую позицию в Ответах Судебной Коллегии по гражданским делам ВС РФ на вопросы судов по применению норм ГПК РФ, утвержденных Президиумом ВС РФ 24 марта 2004 г. (ответ на вопрос 15).

На региональном уровне по обозначенной проблеме Кемеровский областной суд опубликовал Справку от 15 июля 2009 г. № 01-26/659 «О причинах отмены в порядке надзора в 1 полугодии 2009 года судебных постановлений мировых судей судебных участков Кемеровской области», в которой изложена правовая позиция, аналогичная приведенной позиции Верховного Суда. Дополнительно разъяснено, что адвокат по ордеру вправе участвовать в судебном заседании, совершать все процессуальные действия, кроме перечисленных в ст. 54 ГПК РФ, для совершения которых требуется оформление доверенности, в том числе и в отсутствие представляемого им лица. Справка содержит пример отмены определения мирового судьи об оставлении искового заявления без рассмотрения. Мировой судья посчитал, что при неявке в суд по повторному вызову истца, не просившего рассмотреть гражданское дело в его отсутствие, действующий по ордеру адвокат не вправе представлять интересы своего доверителя в его отсутствие. Определение мирового судьи об оставлении искового заявления без рассмотрения было признано незаконным и отменено.

Подводя итог, отмечу, что если адвокат действует на основании ордера в гражданском процессе в качестве представителя доверителя, с которым заключено соглашение, он вправе реализовывать общие полномочия (давать объяснения, представлять доказательства, знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства, задавать вопросы иным участникам процесса, заявлять отводы и т. д.), и для вступления в гражданское дело соответствующее заявление доверителя не нужно. Для реализации специальных полномочий адвокату необходима доверенность, в которой должны быть конкретизированы эти полномочия (предъявление встречного иска, заключение мирового соглашения и т.д.).

Практика направления письменных возражений на действия председательствующего с приведением изложенного обоснования показала эффективность процессуального противодействия нарушениям профессиональных прав адвоката. В особо сложных случаях результативность существенно повышается подачей жалобы на имя председателя соответствующего суда, а также в квалификационную коллегию судей.

В заключение добавлю, что в моей адвокатской практике во всех случаях проблема была решена и с соответствующими судьями больше не возникала.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: