Двойная реституция в гражданском праве

Реституция в гражданском праве как основное последствие недействительности сделок

Всем здравствуйте! Любой упущенный во время заключения договора нюанс может обернуться признанием его недействительным полностью или в части. Реституция в гражданском праве — имущественное последствие недействительности сделки.

Это весьма проблемный институт российского права. В зарубежных странах решение не подсмотришь, потому что реституция — изобретение советского гражданского права, которое успешно перекочевало в современное. Развитием этого института у нас мало кто занимается, чем и обусловлено большое количество проблем.

Общие положения о последствиях недействительности сделки урегулированы ст. 167 ГК РФ. Некоторые вопросы прописаны в других статьях, посвященных отдельным основаниям недействительности (п. 6 ст. 178, п. 4 ст. 179 ГК РФ).

Сперва давайте выясним, что стоит за словом «реституция» в современном российском праве.

  1. Что такое реституция?
  2. Двусторонняя реституция как общее последствие недействительности
  3. Процессуальные аспекты
  4. Презумпция равноценности предоставлений
  5. Реституция владения
  6. Компенсационная реституция
  7. Односторонняя реституция и неприменение реституции

Что такое реституция?

После признания сделки недействительной возникает логичный вопрос: что делать с имуществом, которое стороны успели передать друг другу? Как указывает п. 1 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий. Но тут же делает оговорку: «…за исключением тех, которые связаны с её недействительностью».

Таким правовым последствием, причем основным, является реституция. Строго говоря, возникновение реституционных прав и обязанностей — это последствие не самой недействительности сделки, а сделанных по ней предоставлений.

Если их не было, то и оснований для реституции нет — возвращать сторонам друг другу нечего. Также реституция не производится по притворным сделкам, потому что там особое последствие в виде переквалификации.

Реституция — это общее имущественное последствие недействительности сделки, исполненной полностью или частично, которое выражается в реализации её сторонами прав и обязанностей по возврату всего предоставленного и полученного по такой сделке или возмещению его стоимости.

Сам термин ГК РФ не использует, но его широко употребляют в юридической науке и судебной практике. Он образован от латинского слова «restituere» — возвращать обратно, восстанавливать.

Понятие «реституция» пришел к нам из римского права и существует за рубежом, но в обоих случаях оно имеет иные значения, нежели в нашем гражданском праве.

При реституции стороны должны вернуть друг другу всё предоставленное и полученное по недействительной сделке

Реституция возможна только в случае недействительности сделки. Если она действительна или договор признан незаключенным, то действуют другие последствия.

Например, когда у покупателя изъяло вещь третье лицо по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, требование к продавцу о возврате покупной цены и взыскании убытков рассматривается по правилам ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства.

Нормы о реституции тут неприменимы, как разъяснено в п. 83 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

По общему правилу реституция является двусторонней. Но в некоторых ситуациях может быть применена односторонняя реституция, либо она вовсе не применяется.

Двусторонняя реституция как общее последствие недействительности

При двусторонней реституции возвратить друг другу всё полученное по полностью или частично исполненной недействительной сделке или компенсировать его стоимость должна каждая из сторон.

Тут возникает хороший вопрос: являются ли реституционные правоотношения взаимными, встречными? Это неисчерпаемая тема для дискуссий. Одни специалисты настаивают на отсутствии такой взаимности, другие доказывают, что где-то она все же сидит.

По реституционному обязательству каждая сторона должна вернуть другой имущество не потому, что ожидает от другой встречного предоставления, как в обычном двустороннем договоре. Причина возврата в другом: сторона удерживает у себя полученное без наличия на то правовых оснований или необоснованно получила от другой имущественную выгоду.

Но мы оставим эти споры ученым мужам, а здесь пройдемся по практическим моментам.

Процессуальные аспекты

Способом возврата сторон в первоначальное положение служит иск о применении последствий недействительности ничтожной или оспоримой сделки. Обычно лицо заявляет реституционное требование одновременно с иском о признании сделки недействительной и оба требования суд рассматривает в одном процессе.

Но возможность раздельного предъявления двух исков тоже не исключена.

Правом на подачу иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки обладает её сторона, а в случаях, установленных законом, — третьи лица.

Если требование о реституции никто не заявлял, то п. 4 ст. 166 ГК РФ дает суду право по собственной инициативе применить последствия недействительности ничтожной сделки, когда это нужно для защиты публичных интересов и в иных предусмотренных законом случаях.

О том, что стоит за словами «публичные интересы», я подробно рассказал в статье о незаконных сделках. Поэтому здесь специально останавливаться на этом не буду. Переходите по ссылке, читайте и возвращайтесь сюда.

Что касается оспоримой сделки, то в законе на этот счет специальных указаний. Но из содержания абз. 1 п. 2 ст. 166 ГК РФ можно сделать вывод, что иск о реституции может предъявить как сторона оспоримой сделки, так и иное лицо, указанное в законе.

Если закон дает иному лицу право на оспаривание, то было бы странно лишать его возможности требовать применения последствий недействительности сделки.

Независимо от того, заявил ли ответчик встречное требование о применении последствий и в свою пользу тоже, суд применяет реституцию в одном процессе против обеих сторон.

В п. 80 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 указано: при удовлетворении реституционного требования одной стороны недействительной сделки суд одновременно рассматривает вопрос о взыскании в пользу другой стороны всего полученного первой.

Тем самым суд присуждает не только ответчика вернуть полученное имущество истцу, но и по своей инициативе — истца вернуть им полученное ответчику.

Еще одна особенность — ст. 181 ГК РФ устанавливает специальные правила исчисления исковой давности для требований о применений последствий недействительности сделок.

Сроки и правила следующие:

  • для ничтожных сделок — 3 года со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки. Если иск предъявило третье лицо, то срок начинает течь с момента, когда оно узнало или должно было узнать о начале её исполнения, но не может составлять более 10 лет со дня начала исполнения.
  • для оспоримых сделок — 1 год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Для оспоримых сделок тем самым установлен сокращенный срок исковой давности, о чем следует помнить.

При возврате сторонами друг другу имущества встает вопрос эквивалентности сделанных предоставлений.

Презумпция равноценности предоставлений

Пленум ВС РФ в п. 80 Постановления от 23.06.2015 № 25 разъяснил, что взаимные предоставления, сделанные по недействительной сделке, считаются равными, пока не доказано иное.

Т. е. мы имеем дело с опровержимой презумпцией (предположением).

Равноценность предполагается, но её можно опровергнуть, поскольку соглашение сторон по поводу стоимости сделанных предоставлений не имеет юридического значения — сделка-то недействительна.

Иногда суд может вовсе не применять предположение о равноценности, например, если основанием недействительности является порок воли, которым недобросовестный контрагент воспользовался для получения выгоды. Так, при совершении сделки под влиянием обмана, насилия или угрозы признание равноценности сделанных предоставлений может привести к необоснованному обогащению одной из сторон.

Читайте также:
Содержание кассационной жалобы по гражданскому делу

Пункт 2 ст. 167 ГК РФ предусматривает два вида реституции в зависимости от сохранности переданного имущества и характера сделки:

  1. по недействительной сделке передана вещь и она сохранилась у другой стороны — применяется реституция владения;
  2. переданная вещь у другой стороны не сохранилась, либо предоставление выражалось в пользовании имуществом, выполнении работ, оказании услуг — применяется компенсационная реституция.

Соответственно, для защиты своих прав стороны могут требовать либо истребования друг у друга переданного по недействительной сделке имущества, либо компенсации его стоимости.

Реституция владения

В случае передачи по недействительной сделке имущества у получателя возникает обязанность вернуть её обратно, поскольку у получателя не возникает права собственности или иного вещного права на.

Как указывает п. 81 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25:

«Индивидуально-определенная вещь подлежит возврату, если она сохранилась у получившей её стороны».

Сторона обязана вернуть вещь, если:

  • она сохранила свои индивидуальные признаки;
  • может быть идентифицирована;
  • находится во владении получателя.

При отсутствии этих условий обязанность вернуть вещь заменяется обязанностью возместить её стоимость (компенсационная реституция).

Реституция владения — это истребование вещи из незаконного владения получателя, возникшего в результате имущественного предоставления по недействительной сделке.

Очень похоже на виндикацию, не правда ли? Но в российском гражданском праве есть строгое разграничение между иском о реституции и виндикационным иском.

Нельзя вернуть имущество, переданное ответчику по недействительной сделке, через виндикацию (ст. 301 ГК РФ). По этому поводу есть разъяснение в п. 34 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»:

«Спор о возврате имущества, вытекающий из договорных отношений или отношений, связанных с применением последствий недействительности сделки, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данные отношения».

Защитить свое право путем виндикации можно, когда между лицами отсутствуют договорные отношения или отношения по поводу недействительности сделки.

Вот вам условный пример: А передал Б автомобиль по недействительной сделке. Его истребование обратно производится через реституцию. Но если к моменту признания сделки недействительной Б успел передать автомобиль В, то его возврат осуществляется уже путем подачи А виндикационного иска к В.

«Цепочка» реституций в ситуации, когда получатель имущества по недействительной сделки успел передать её дальше, а третий получатель, возможно, четвертому и т. д. запрещена. Восстановить владение в подобной ситуации можно только путем виндикации.

Компенсационная реституция

Эта разновидность реституции выражается в денежном возмещении полученного по недействительной сделке. Это последствие возможно в двух случаях: переданное имущество не сохранилось или предоставление выражалось не в передаче вещи, а в пользовании имуществом, выполнении работ, оказании услуг.

По поводу пользования имуществом дано разъяснение в п. 82 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25: сторона, получившая в качестве предоставления имущество во временное пользование, должна возместить стоимость такого пользования, а само имущество — вернуть.

Т. е. тут одновременно применяется и компенсационная реституция, и реституция владения.

При компенсационной реституции следует иметь в виду разъяснение ВС РФ о презумпции равноценности, о которой шла речь выше. Если она не опровергнута, то двусторонняя компенсационная реституция лишается смысла — не будут же стороны обмениваться равными денежными суммами. Суд просто зачтет оба требования.

Интереснее, если презумпция опровергнута. Тогда реституция фактически будет пользу только одной стороны. Может возникнуть странная ситуация, когда истец заявил требование о реституции, но «сальдо» в итоге сложилось в пользу ответчика. И решение об удовлетворении иска оказывается против истца.

Вроде хотел свои права защитить, а в итоге в некоторым смысле сам и пострадал.

Иногда компенсационную реституцию трудно или вовсе невозможно отличить от обязательства из неосновательного обогащения. Тем не менее при недействительности сделки конкуренцию выигрывает реституция: это следует из п. 1 ст. 1103 ГК РФ, который устанавливает применение норм о неосновательном обогащении только если ситуация не урегулирована правилами о последствиях недействительности.

В этой конкуренции выигрывает компенсационная реституция

Можно проиллюстрировать это на примере недействительного договора купли-продажи. Приобретатель обязан вернуть полученную вещь, поскольку владеет ею незаконно. Но собственник вещи фактически является неосновательно обогатившимся, поскольку получил деньги по недействительной сделке.

Но юридически по нормам ГК РФ в этой ситуации должен применяться специальный способ защиты права — реституция.

А если собственник не может вернуть вещь, потому что приобретатель по недействительному договору успел её, например, подарить третьему лицу?

Тогда реституция невозможна. Теперь приобретатель должен компенсировать стоимость вещи и суд просто зачтет встречные денежные требования и оставит собственнику сумму, уплаченную ему по недействительной сделке.

Но на стороне собственника может сохраниться обогащение, если он впоследствии вернет себе вещь с помощью виндикационного иска. После этого приобретатель по недействительной сделке может защитить свои права уже только иском к продавцу о взыскании неосновательного обогащения.

Такая возможность подтверждена в Определениях ВС РФ от 16.09.2014 № 310-ЭС14-79 (Коллегия по экономическим спорам), от 17.01.2017 № 85-КГ16-13 (Коллегия по гражданским делам).

Если обязательство по возврату уплаченной суммы было сперва реституционным, но потом реституция стала невозможной, то способом защиты становится иск о взыскании неосновательного обогащения.

Таким иском может защищаться и третье лицо. Если приобретатель по недействительной сделке не подарил, а продал вещь третьему лицу, то он фактически восстановил свое имущественное положение. Теперь неосновательное обогащение на стороне собственника считается возникшим уже за счет третьего лица — второго приобретателя.

Лицо, восстановившее владение над вещью, при невозможности реституции будет считаться неосновательно обогатившимся, нужно только установить — за счет кого именно?

Односторонняя реституция и неприменение реституции

Не всегда реституция является двусторонней. При недействительности некоторых сделок обязанность вернуть полученное лежит только на одной стороне. К ним относятся:

  • сделки, по которым исполнение предоставляет только одна сторона (ссуда, заем, дарение);
  • сделки, которые хотя и предполагают взаимность предоставлений, но были полностью или частично исполнены только одной стороной;
  • исключение реституции в отношении одной из сторон законом.

Если применение реституции будет противоречить основам правопорядка и нравственности, то суд, согласно п. 4 ст. 167 ГК РФ, вправе не применять реституцию.

Иными словами, суд отказывает в иске. Полученные предоставления стороны оставляют себе и в доход государства они не обращаются, как это было до 2013 года при недействительности сделок по ст. 169 и ст. 179 ГК РФ (тогда это и называли «односторонней реституцией» и «недопущением реституции», что неудачно с точки зрения терминологии).

Когда реституция может противоречить основам правопорядка и нравственности?

Один из распространенных примеров — использование переданного по недействительной сделке имущества в социально полезных целях. Например, больнице передано оборудование и оно уже используется для лечения пациентов. Реституция в такой ситуации будет социально вредной.

Другой пример — реституция вызовет банкротство юридического лица, значимого для экономики региона. Это реальная ситуация, которая рассмотрена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 19.10.2004 № 5905/04.

Еще одна иллюстрация неприменения реституции — когда сторона требует её со ссылкой на собственные противоправные или антисоциальные действия. Например, заказчик убийства требует вернуть ему в порядке реституции денежную сумму, уплаченную киллеру. В подобных ситуациях считается, что суд не должен «марать руки» их рассмотрением. Если сделанное предоставление не обращается в доход государства на основании соответствующих норм УК РФ, то оно остается у получателя даже если это приводит к его обогащению.

Читайте также:
Подлог документов по гражданскому делу

В этой статье я затронул лишь маленькую толику вопросов, связанных с последствиями недействительности сделок в целом и с реституцией в частности. Надеюсь, что эта тема стала для вас чуточку понятнее и вы узнали что-то новое для себя.

А чтобы не пропустить новые материалы, подписывайтесь на мою e-mail-рассылку, страничку «ВКонтакте» или Telegram-канал . До встречи в новых статья!

Статья 167. Общие положения о последствиях недействительности сделки

1. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

2. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

3. Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

4. Суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Комментарий к ст. 167 ГК РФ

1. Комментируемая статья закрепляет общие правовые последствия недействительных сделок, которые сводятся к следующему. Прежде всего, данная статья раскрывает сущность недействительной сделки как действия, которое не порождает тех правовых последствий, на которые оно было направлено. В п. 1 ст. 167 прямо указывается на то, что недействительная сделка влечет лишь те правовые последствия, которые связаны с ее недействительностью.

Данное положение имеет, однако, отдельные исключения. Так, согласно п. 2 ст. 165 ГК суд может признать действительной сделку, не облеченную в требуемую законом нотариальную форму; в соответствии с п. 2 ст. 172 ГК судом может быть признана действительной сделка малолетнего, совершенная к его выгоде, и т.д.

2. Далее, по общему правилу недействительная сделка является таковой с момента ее совершения (п. 1 ст. 167). Это положение, вполне естественное для ничтожных сделок, принципиально для сделок оспоримых. Последние не порождают последствий, на которые они были направлены, с самого начала, а не с момента вступления в силу судебного решения о признании их недействительными, которое действует с обратной силой.

Данное правило знает исключение, которое предусмотрено п. 3 ст. 167. В ряде случаев, исходя из характера оспоримой сделки, она может быть прекращена лишь на будущее время. Так, если предметом сделки было оказание услуг или предоставление имущества во временное пользование, возвращение сторон в первоначальное положение при частичном исполнении сделки оказывается невозможным, поскольку соответствующая услуга уже потреблена, а из имущества в процессе его использования извлечены полезные свойства. В этом случае суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время. Это означает, что к отношениям сторон, имевшим место до вступления в силу решения суда, применяются условия той сделки, которая признана судом недействительной.

Указанное исключение распространяется лишь на оспоримые сделки. Если аналогичная ситуация возникает применительно к ничтожным сделкам, отношения сторон регулируются в основном правилами о неосновательном обогащении.

Признание сделки недействительной следует отличать от расторжения и отмены сделки, при которых права и обязанности сторон по общему правилу прекращаются лишь на будущее время.

3. Правила комментируемой статьи распространяются как на оспоримые, так и на ничтожные сделки. Различный порядок признания их недействительными не оказывает никакого влияния на последствия их недействительности. Иными словами, после признания оспоримой сделки недействительной она ничем не отличается от ничтожной сделки.

Из этого правила также есть отдельные исключения. Об одном из них, а именно о возможности прекращения оспоримой сделки лишь на будущее время (п. 3 ст. 167), уже говорилось в п. 2. Наряду с ним имеются и более частные различия в последствиях недействительности отдельных оспоримых и ничтожных сделок. Так, только в оспоримых сделках возможны односторонняя реституция (ст. 179 ГК), а также возмещение вреда, причиненного одной стороной сделки другой (ст. ст. 178, 179 ГК).

4. В качестве общего последствия недействительности сделки выступает двусторонняя реституция – возврат сторонами всего полученного по сделке друг другу. Согласно п. 2 ст. 167 взаимная реституция наступает во всех случаях, если только законом не установлены иные последствия недействительности сделки.

По своей юридической природе двусторонняя реституция – особая санкция, в которой выражено отрицательное отношение государства к сделке, не соответствующей тем или иным требованиям закона. Однако эта санкция не относится к мерам гражданско-правовой ответственности, а значит, не требует для своего применения установления вины сторон и иных условий гражданско-правовой ответственности.

В силу своей природы реституция применяется лишь тогда, когда сделка хотя бы частично исполнена сторонами. Если же стороны к исполнению сделки еще не приступили, дело ограничивается констатацией ее недействительности, что следует расценивать в качестве запрета на ее исполнение.

5. В случаях, когда возврат полученного по сделке в натуре невозможен (например, переданное по сделке имущество потреблено, работа выполнена, услуга оказана и т.п.), стороны обязаны возместить полученное в деньгах. Данное правило применимо далеко не всегда, поскольку потребление соответствующего блага нередко делает бессмысленным возврат его стоимости в ответ на получение уплаченной за него цены. Тем не менее указанное правило полезно, поскольку, во-первых, пригодно для большинства ситуаций и, во-вторых, свидетельствует о последовательном подходе законодателя к последствиям недействительности сделок.

Стоимость полученного определяется по соглашению сторон, а в случае возникновения спора устанавливается на основании правил, закрепленных п. 3 ст. 393 ГК, которые могут быть применены по аналогии закона.

6. Двусторонняя реституция, а при невозможности возвратить полученное в натуре – замена его денежным эквивалентом применяются, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Под “иными последствиями, предусмотренными законом”, понимаются последствия двоякого рода.

Во-первых, это последствия, наступающие вместо двусторонней реституции. К ним относятся возврат переданного по сделке лишь одной стороне (односторонняя реституция), взыскание всего полученного по сделке в доход РФ (отсутствие реституции), признание сделки действительной (п. 2 ст. 165, п. 2 ст. 172 ГК) и невозможность истребования вещи у добросовестного приобретателя при наличии условий, предусмотренных ст. 302 ГК.

Во-вторых, это последствия, которые могут наступить наряду с двусторонней реституцией и носящие по отношению к ней вспомогательный характер. Ими являются:

а) производство расчетов, связанных как с доходами, извлеченными из имущества в период его нахождения у другой стороны, так и с затратами на содержание имущества, а также на его улучшение. Хотя указанный аспект отношений сторон комментируемой статьи, как и вообще правилами гл. 9 ГК, не урегулирован, к нему по прямому указанию ст. 1103 ГК приложимы правила о возврате неосновательного обогащения. Поэтому правовой базой для производства расчетов между сторонами недействительной сделки служат ст. ст. 1107, 1108 ГК;

Читайте также:
Календарный месяц по гражданскому кодексу

б) взыскание убытков в виде реального ущерба, которые сторона, считающаяся потерпевшей, понесла по вине другой стороны в связи с признанием сделки недействительной (п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172, п. 2 ст. 178, п. 2 ст. 179, п. 3 ст. 951 ГК). По своей правовой природе данное требование носит деликтный характер.

Судебная практика по статье 167 ГК РФ

Суд постановляет, что в соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны обязаны возвратить все полученное по сделке. Принимая во внимание, что квартира N 3-1 в селе Новослободск Думиничского района Калужской области не может быть возвращена [заявительнице], поскольку она стала объектом нескольких сделок и ее стоимость составляет 732 000 рублей, суд присуждает выплатить [К.] 732 000 рублей в пользу Натальи Евгеньевны Швидкой [первой заявительницы]”.

В кассационной жалобе заявитель указывает на нарушение статей 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс).
По мнению ООО “ЭкоМед”, материалы дела содержат доказательства встречного предоставления по оспариваемым сделкам, в связи с чем применение односторонней реституции нарушает права и законные интересы заявителя.

Удовлетворяя требования, суды, основываясь на оценке представленных в дело доказательств в соответствии с правилами главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 10, 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 61.1, 61.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, позицией, изложенной в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве”, указав на наличие признаков злоупотребления правом при совершении спорной сделки, пришли к выводу об отсутствии у Орлова В.В. финансовой возможности совершить данную сделку; применили последствия недействительности сделки в виде взыскания с Орлова В.В. в пользу должника 4 718 674 рублей.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив факт поставки нефтепродуктов с целью решения вопросов местного значения в границах соответствующего муниципального образования (закупка нефтепродуктов для котельной в целях удовлетворения нужд населения по отоплению), учитывая, что, заключая договор поставки, администрация приняла на себя все права и обязанности, определенные этим договором, образовавшаяся задолженность получателя товара взыскана солидарно с ООО “Тепло” и администрации по делу N А45-15027/2015, а в рамках рассмотрения дела N А45-17438/2014 сторонами договора поставки заключено мировое соглашение, которое утверждено судом, и судебные акты вступили в законную силу, руководствуясь положениями статей 1, 8, 166, 167, 168, 181, 199, 200, 322, 323, 421, 532, 363 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 115 Бюджетного кодекса Российской Федерации, статьей 6 Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ “О теплоснабжении”, разъяснениями, изложенными в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” и от 29.09.2015 N 43 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности”, суды пришли к выводу о недопустимости заявленного требования, нарушающего положения статьи 16 АПК РФ, и, по сути, направленного на возврат денежных средств, взысканных по решению суда, установив также пропуск срока исковой давности, о применении которой заявлено ООО ТК “Нафтатранс плюс”.

Разрешая обособленный спор, суды, основываясь на оценке представленных в дело доказательств в соответствии с правилами главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 10, 167, 168, 170, 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 61.2, 61.6, 213.32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, исходили из мнимости оспариваемой сделки, совершенной со злоупотреблением правом в ущерб интересам кредиторов с целью исключения возможности обращения взыскания на имущество должника путем формальной смены собственника.

Разрешая заявленные требования, суды руководствовались пунктами 2, 5 статьи 166, статей 167, 174, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что действия истца после заключения договора по его исполнению свидетельствуют о недобросовестности истца при заявлении требований о недействительности сделки, стороной которой он является.

Обращаясь в суд с настоящим заявлением, конкурсный управляющий, ссылаясь на статьи 10, 166, 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 2 статьи 61.3, пункты 3 и 5 статьи 189.40 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве), полагал, что переводы денежных средств на общую сумму 5 032 054 рубля 80 копеек со счета на счет с целью погашения кредитных обязательств являются недействительными сделками, поскольку повлекли преимущественное удовлетворение требований Сотникова В.В. по обязательствам должника, возникшим из договора банковского вклада, перед другими кредиторами.

Истец ссылался на то, что после расторжения брака ему стало известно о тяжелом заболевании ответчика, при этом семейные отношения между ними фактически продолжались. С целью создания ответчику психологического комфорта, способствующего исцелению, он решил переоформить указанные объекты недвижимости на бывшую супругу. 3 июня 2014 года между Медведевым С.Н. и Медведевой Е.В. заключен договор купли-продажи указанных земельных участков и жилых домов. Данный договор не был направлен на возникновение правовых последствий, денежные средства по договору ему выплачены не были, фактически объекты недвижимости ответчику не передавались, бремя содержания имущества продолжал нести Медведев С.Н. Ссылаясь на положения пункта 1 статьи 166, статьи 167, пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, просил признать указанную сделку мнимой и удовлетворить заявленные исковые требования.

Согласно пункту 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Удовлетворяя требования компании (единственного участника ООО “ТрейдЦентр”), суды, руководствуясь положениями статей 10, 167, 168, 170 ГК РФ, Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”, разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 “О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью”, постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из того, что оспариваемая сделка является для ООО “ТрейдЦентр” крупной, совершена с нарушением порядка одобрения крупных сделок и повлечет причинение ООО “ТрейдЦентр” убытков.

Учитывая изложенное, суды признали оспариваемые операции недействительными и с учетом положений статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 61.6 Закона о банкротстве применили двустороннюю реституцию в виде восстановления взаимных обязательств банка и общества по кредитному договору и договору банковского счета на сумму 246 451 354,98 руб.

Виндикация VS Реституция VS Деликтная ответственность на примере одного из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

19.06.20 Верховный Суд РФ рассмотрел дело о выводе активов должника по цепочке сделок, в котором разъяснил, какие именно иски в зависимости от тех или иных обстоятельств может подавать арбитражный управляющий для пополнения конкурсной массы должника (Определение Верховного Суда РФ от 19.06.20 № 301-ЭС17-19678).

Читайте также:
Замена ненадлежащего ответчика в гражданском процессе

Само дело не является “революционным”, соответствующие правовые позиции были выработаны Верховным Судом РФ намного раньше. Но тем не менее дело заслуживает внимания, поскольку его фабула типична, в нем наиболее доходчиво раскрыта правовая логика при выборе тех или иных способов защиты и распределении бремени доказывания.

Фабула дела

Должник по цепочке последовательных сделок вывел активы:

— сначала должник по двум договорам купли-продажи продал два здания и земельный участок Хуртину О.И. за 124 млн.руб. (договоры предусматривали условие об отсрочке платежа и невозникновение права залога у продавца в силу закона, а доходы Хуртина О.И. не позволяли произвести оплату приобретенных объектов);

— затем Хуртин О.И. продал спорное имущество ООО «МВС Груп» за 124,8 млн. руб.;

— ООО «МВС Груп» разделило здания и земельный участок на несколько новых объектов недвижимого имущества (четыре нежилых помещения и два земельных участка).

После чего должник впал в банкротство.

Конкурсный управляющий должника в рамках дела о банкротстве обжаловал все вышеуказанные сделки как единую сделку, направленную на безвозмездный вывод активов должника, и потребовал применить последствия недействительности прикрываемой сделки, восстановив право собственности должника на отчужденное имущество.

Суд удовлетворил требования управляющего частично:

— признал недействительными договоры купли-продажи между должником и Хуртиным О.И. (сделки первого звена);

— применил последствия недействительности этих сделок в виде взыскания с Хуртина О.И. в пользу должника 124 млн. руб.;

— остальные требования управляющего суд оставил без рассмотрения, так как посчитал их виндикационными, подлежащими рассмотрению вне рамок дела о банкротстве.

Очевидно, что такое решение не устроило конкурсного управляющего, поскольку с Хуртина О.И. взять было нечего.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный Суд РФ указал, что при отчуждении имущества должника в преддверии его банкротства и последующем оформлении передачи права собственности на данное имущество от первого приобретателя к иным лицам по цепочке сделок следует различать две ситуации.

1. Когда волеизъявление первого приобретателя отчужденного должником имущества соответствует его воле

Этот приобретатель вступил в реальные договорные отношения с должником и действительно желал создать правовые последствия в виде перехода к нему права собственности.

В таком случае при отчуждении им спорного имущества на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок права должника (его кредиторов) подлежат защите путем предъявления заявления об оспаривании в рамках дела о банкротстве первой сделки к первому приобретателю и виндикационного иска к последнему приобретателю, а не с использованием правового механизма, установленного статьей 167 ГК РФ.

Вопрос о подсудности виндикационного иска в этом случае подлежит разрешению с учетом разъяснений, данных в пункте 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» — требование о виндикации при подсудности виндикационного иска тому же суду, который рассматривает дело о банкротстве, может быть разрешено в деле о банкротстве, в иных случаях — вне рамок дела о банкротстве с соблюдением общих правил о подсудности.

2. Когда первый приобретатель, формально выражая волю на получение права собственности на имущество должника путем подписания договора об отчуждении, не намеревается породить отраженные в этом договоре правовые последствия

Например, личность первого, а зачастую, и последующих приобретателей может использоваться в качестве инструмента для вывода активов (сокрытия принадлежащего должнику имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов), создания лишь видимости широкого вовлечения имущества должника в гражданский оборот, иллюзии последовательного перехода права собственности на него от одного собственника другому (оформляются притворные сделки), а в действительности совершается одна единственная (прикрываемая) сделка — сделка по передаче права собственности на имущество от должника к бенефициару указанной сделки по выводу активов (далее — бенефициар): лицу, числящемуся конечным приобретателем, либо вообще не названному в формально составленных договорах. Имущество после отчуждения его должником все время находится под контролем этого бенефициара, он принимает решения относительно данного имущества.

Согласно п.2 ст.170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

Это означает, что правопорядок признает совершенной лишь прикрываемую сделку — ту сделку, которая действительно имелась в виду. Именно она подлежит оценке в соответствии с применимыми к ней правилами. В частности, прикрываемая сделка может быть признана судом недействительной по основаниям, установленным ГК РФ или специальными законами.

Как разъяснено в абз.3 п.86, абз.1 п.87, абз.1 п.88 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ», притворная сделка может прикрывать сделку с иным субъектным составом; для прикрытия сделки может быть совершено несколько сделок; само по себе осуществление государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к промежуточным покупателям не препятствует квалификации данных сделок как ничтожных на основании п.2 ст.170 ГК РФ.

При этом наличие доверительных отношений между формальными участниками притворных сделок позволяет отсрочить юридическое закрепление прав на имущество в государственном реестре, объясняет разрыв во времени между притворными сделками и поэтому само по себе не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее ничтожность сделок.

Таким образом, цепочкой последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может прикрываться одна сделка, направленная на прямое отчуждение должником своего имущества в пользу бенефициара. Такая прикрываемая сделка может быть признана недействительной как подозрительная на основании статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Поскольку бенефициар является стороной прикрываемой (единственно реально совершенной) сделки, по которой имущество выбывает из владения должника, право кредиторов требовать возврата имущества в конкурсную массу подлежит защите с использованием правового механизма, установленного ст.167 ГК РФ (реституция), а не путем удовлетворения виндикационного иска . Споры о признании недействительными сделок, совершенных несостоятельными должниками в преддверии банкротства, и о применении последствий их недействительности отнесены к компетенции арбитражных судов, рассматривающих дела о банкротстве (п.1 ст.61.8 Закона о банкротстве).

Следовательно, существенное значение для правильного рассмотрения настоящего обособленного спора имели обстоятельства, касающиеся перехода фактического контроля над имуществом , реальности передачи прав на него по последовательным сделкам.

Учитывая объективную сложность получения управляющим отсутствующих у него прямых доказательств притворности, должна приниматься во внимание совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств. Если заинтересованные лица привели достаточно серьезные доводы и представили существенные косвенные свидетельства , которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными их аргументы о совершении лишь одной прикрываемой сделки по прямому отчуждению должником своего имущества бенефициару, в силу ст.65 АПК РФ бремя доказывания обратного переходит на стороны цепочки последовательных договоров купли-продажи, ссылающихся на самостоятельный характер отношений по каждой из сделок .

Деликтная ответственность Хуртина О.И. и “теневого” бенефициара

Также Верховный Суд РФ указал, что наличие реституционного требования к другой стороне прикрываемой сделки — бенефициару не является препятствием для признания за потерпевшим права требовать возмещения имущественного вреда , возникшего вследствие противоправного вывода активов, от лиц, участвующих в заведомо незаконной схеме , в результате умышленных противоправных действий которых был утрачен контроль над имуществом (чьи действия были направлены на умышленное создание необходимых объективных условий для совершения недействительной прикрываемой сделки) — ст.1064 ГК РФ.

Читайте также:
Срок обжалования определения суда по гражданскому делу

Хотя основания этих требований различны, они преследуют единую цель — возместить в полном объеме (ст.15 ГК РФ) убытки продавца, поэтому обязательства приобретателя (бенефициара — стороны недействительной прикрываемой сделки) и причинителя вреда (лица, участвующего в выводе активов через подписание притворных договоров) являются солидарными (ст.1080 ГК РФ), что также позволяет исключить возникновение неосновательного обогащения на стороне пострадавшего.

Выводы

В случае, когда активы были выведены по цепочке последовательных сделок и волеизъявление первого приобретателя соответствует его воле (сделка не является притворной), то права должника (его кредиторов) подлежат защите путем предъявления в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании первой сделки с первым приобретателем и виндикационного иска по общим правилам о подсудности к последнему приобретателю.

Если же активы были выведены по цепочке притворных сделок, прикрывающих одну единственную сделку по передаче права собственности на имущество от должника к бенефициару, то следует оспаривать эту прикрываемую сделку и требовать реституцию.

Одновременно с этим можно требовать возмещения убытков от лиц, участвовавших в выводе активов.

Совместимость реституции и виндикации

В рамках дела о несостоятельности конкурсный управляющий холдинговой компании обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества (коттеджей), заключенного должником и покупателем, и об истребовании отчужденного имущества из незаконного владения общества, которому оно было перепродано первым приобретателем.

При рассмотрении дела было установлено, что оспариваемая сделка заключена между взаимозависимыми сторонами, поскольку покупателем коттеджей выступила дочь генерального директора холдинговой компании. Сам договор был заключен за два месяца до принятия заявления о признании продавца банкротом, а согласованная в договоре цена недвижимости в 15 млн руб. была почти в три раза ниже рыночной. При этом второй договор купли-продажи был подписан в день, когда конкурсный управляющий подал заявление о признании первой сделки недействительной.

Суд удовлетворил исковые требование частично: признал недействительным договор купли-продажи и применил последствия его недействительности в виде взыскания с первого приобретателя в пользу холдинговой компании 29,6 млн руб., уменьшив подлежащую взысканию рыночную стоимость недвижимости на сумму, уплаченную по сделке.

В истребовании имущества из незаконного владения суд отказал, указав, что общество является добросовестным приобретателем, поскольку коттеджи выбыли из владения холдинговой компании по ее воле и на возмездной основе. Кроме того, обществом были получены документы, подтверждающие основание возникновения права собственности первого приобретателя, а также запрошены выписки из государственного реестра на спорные объекты, которые не содержали отметок о наличии правопритязаний других лиц, в том числе о судебных спорах. Имущество оплачено обществом в полном объеме, и у него не могли возникнуть сомнения относительно порочности прав первого приобретателя.

Апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции, применив последствия недействительной сделки в виде взыскания с первого покупателя полной рыночной стоимости коттеджей и восстановления ее требования к холдинговой компании в размере 15 млн руб. Также апелляция признала неверным вывод о добросовестности конечного приобретателя – суд указал, что имущество приобреталось по цене в несколько раз ниже рыночной (12 млн. руб.), что «должно было вызвать у любого разумного участника гражданского оборота обоснованные сомнения». Кроме того, суд указал, что договор купли-продажи между первым приобретателем и обществом был подписан в день подачи заявления о признании первой сделки недействительной, а регистрация перехода права собственности на имущество к обществу была осуществлена уже после того, как информация об этом судебном споре стала общедоступной.

Тем не менее окружной суд отменил постановление суда апелляционной инстанции в части истребования недвижимости из незаконного владения общества, оставив в этой части в силе решение первой инстанции, согласившись с добросовестностью конечного приобретателя коттеджей. Также суд округа счел, что использование судом апелляционной инстанции механизма защиты прав холдинговой компании, предусмотренного ст. 167 ГК РФ, в отношении первого приобретателя имущества в принципе исключало возможность одновременного применения положений ст. 302 ГК РФ и удовлетворения виндикационного иска, предъявленного к конечному покупателю.

Конкурсные кредиторы холдинговой компании обратились с кассационными жалобами в Верховный Суд, в которых они просили отменить постановление суда округа. Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ нашла жалобы подлежащими удовлетворению.

Верховный Суд отметил, что суды трех инстанций пришли к единому выводу о том, что договор купли-продажи недвижимого имущества является недействительным на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о несостоятельности (банкротстве) как сделка, совершенная в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов холдинговой компании.

При этом ВС РФ указал, что суды первой инстанции и округа, отказывая в удовлетворении виндикационного требования, не приняли во внимание правовую позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в п. 9 Информационного письма от 13 ноября 2008 г. № 126, согласно которому явно заниженная цена продаваемого имущества может свидетельствовать о том, что приобретатель не является добросовестным. Намереваясь приобрести имущество по явно заниженной стоимости, покупатель, проявляя обычную при таких обстоятельствах степень осмотрительности, должен предпринять дополнительные меры, направленные на проверку юридической судьбы вещи, пояснил Суд.

Как отметил ВС РФ, только суд апелляционной инстанции учел приведенные разъяснения и верно указал на то, что обычная проверка позволяла из открытых источников получить информацию о продаже коттеджей первому приобретателю связанным с ней лицом, о нахождении холдинга в процедуре банкротства, о совершении первоначальной сделки в период подозрительности и о ее несоответствии требованиям Закона о банкротстве. Кроме того, суд апелляционной инстанции принял во внимание момент перехода права собственности на коттеджи к обществу – после принятия к производству заявления об оспаривании первоначальной сделки.

Судебная коллегия сочла ошибочным вывод окружного суда о том, что принятие судебного решения о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания со стороны этой сделки стоимости вещи препятствует удовлетворению иска о виндикации. «Действующее законодательство допускает защиту конкурсной массы как путем предъявления арбитражным управляющим иска о признании недействительной первой сделки об отчуждении имущества должника и применении последствий ее недействительности в виде взыскания стоимости отчужденного имущества с первого приобретателя (статьи 61.1, 61.6 Закона о банкротстве), так и путем предъявления иска об истребовании этого же имущества из незаконного владения конечного приобретателя (статьи 301, 302 ГК РФ)», – поясняется в определении ВС РФ.

Кроме того, Суд указал, что по смыслу разъяснений, данных в абз. 4–5 п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, виндикационный иск не подлежит удовлетворению, если к моменту его рассмотрения стоимость вещи уже будет полностью возвращена должнику стороной первой сделки. В иных случаях допускается вынесение двух судебных актов: о применении последствий недействительности сделки путем взыскания стоимости вещи с первого приобретателя и о виндикации той же вещи у конечного приобретателя. При наличии таких судебных актов, если один из них будет исполнен, исполнительное производство по второму оканчивается судебным приставом-исполнителем в порядке ст. 47 Закона об исполнительном производстве.

Читайте также:
Обжалование заочного решения в гражданском процессе

«Таким образом, правовые механизмы, ограничивающие возможность должника восстановить владение вещью и одновременно получить денежные средства, составляющие ее стоимость, подлежали применению на стадии исполнения постановления суда апелляционной инстанции», – заключил ВС РФ.

Комментируя определение Верховного Суда, партнер, руководитель практики разрешения споров компании Noerr Виктор Гербутов отметил, что оно фактически воспроизвело и поддержало правовую позицию ВАС РФ, отраженную в упомянутом Постановлении Пленума ВАС РФ № 63. При этом он обратил внимание, что недопущение двойного взыскания и неосновательного обогащения истца-банкрота, по мнению ВАС РФ, а теперь и Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, должно обеспечиваться лишь на стадии исполнительного производства в отношении таких требований.

По мнению Виктора Гербутова, данная правовая позиция, направленная на максимальную защиту конкурсной массы, не лишена недостатков. В частности, он отметил, что стадия исполнительного производства при нынешнем регулировании менее пригодна для контроля за недопущением двойного взыскания и неосновательного обогащения взыскателя-банкрота, чем стадия судебного рассмотрения требований. «Осуществив двойное взыскание, компания-банкрот может сразу рассчитаться со своими конкурсными кредиторами и тем самым лишиться средств, которые должны быть возвращены одному из должников», – пояснил эксперт.

Виктор Гербутов также обратил внимание на то, что остается открытым вопрос о применимости указанной позиции к внебанкротным отношениям. В этой связи эксперт выразил сомнение в ее универсальности.

По мнению старшего партнера группы правовых компаний «Интеллект-С» Романа Речкина, определение иллюстрирует магистральный тренд Верховного Суда, который в подобных ситуациях все дальше уходит от формального применения закона и все больше руководствуется общими принципами добросовестности, разумности и справедливости.

По словам Романа Речкина, показательно, что Судебная коллегия ВС РФ ссылается уже даже не на «смысл закона», а на «смысл разъяснений постановления Пленума ВАС РФ № 63». «При этом и от разъяснений Пленума ВАС РФ коллегия ушла достаточно далеко, поскольку абз. 4 п. 16 указанного постановления предусматривает иные правила для случая, когда вещь, являющаяся предметом оспариваемой сделки, передана иному лицу по следующей сделке. В этом случае должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя только посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве по правилам ст. 301 и 302 ГК РФ», – подчеркнул эксперт.

«Подход ВС РФ понятен в данном случае, учитывая сомнения в добросовестности ответчиков по этому спору, но опасен в качестве общего принципа: поскольку чем дальше мы уходим от закона, его “буквыˮ, сформулированных правил, тем ближе мы к “революционной законностиˮ, а фактически – к произволу. Надеюсь, нижестоящие суды будут применять приведенную позицию ВС РФ осторожно, только в случае, когда недобросовестность ответчика доказана и не вызывает сомнений», – сказал Роман Речкин.

Гражданско-правовые последствия недействительности сделок

См. также раздел “Недействительность сделок” Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”.

О применении последствий недействительности сделки займа (кредита, коммерческого кредита) см. также Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами”

Гражданско-правовые последствия недействительности сделок:
    1. Аннулирование.
    2. Реституция.

Если сделка, совершенная с нарушением требования закона, не ис­полнялась, она просто аннулируется .

Если же признанная недействительной сделка полностью или час­тично исполнена, возникает вопрос об имущественных последствиях ее недействительности. Главным имущественным последствием недей­ствительности сделок, исполненных полностью или частично, является реституция (от лат. restituere — восстанавливать, возвращать).

Согласно п. 2 ст. 167 ГК при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании иму­ществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возмес­тить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействитель­ности сделки не предусмотрены законом. Таким образом, реституция в российском гражданском праве направлена на возврат имущества, переданного по недействительной сделке.

В этой конструкции реституции предусмотрено два механизма реа­лизации прав и обязанностей сторон недействительной сделки по воз­врату имущества, служившего предметом исполнения по такой сделке:

    1. реституция владения (механизм возврата индивидуально определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки);
    2. компенсаци­онная реституция (механизм возврата вещей, определенных родовыми признаками, денег и ценных бумаг на предъявителя, переданных во исполнение недействительной сделки, и осуществления денежной компенсации при невозможности возвра­та полученного в натуре, в том числе тогда, когда полученное выра­жается в пользовании имуществом, выполненной работе или предос­тавленной услуге).

Реституция владения

При истребовании индивидуально определенной вещи сторона не­действительной сделки не только не должна доказывать своего пра­ва на переданную вещь, но может и не иметь такого права. При отчу­ждении вещей по недействительным сделкам лицами, не имеющими прав на них, вещи должны быть возвращены им исключительно в си­лу того, что сделка оказалась недействительной. Так, если ребенок, не достигший 14-летнего возраста, продает дорогую вещь, принадлежа­щую его родителям, она должна быть возвращена ребенку независи­мо от того, что у него нет прав на нее. При этом не принимается во внимание добросовестность лица, по­лучившего вещь по недействительной сделке.

Допустим, картина остав­лена гражданину на хранение сыном, уезжающим в длительную коман­дировку. Ошибочно считая, что картина подарена ему, и не осознавая ее истинной стоимости, гражданин продает ее за бесценок. Покупатель не знал и не мог знать о том, что продавец не имеет права на продажу кар­тины, и о том, какова истинная стоимость картины. Сделка признается недействительной на основании п. 1 ст. 178 ГК. Несмотря на добросовестность покупателя, вещь должна быть возвращена продавцу непо­средственно в силу предписаний нормы п. 2 ст. 167 ГК.

По мнению некоторых авторов, реституция лишь определяет судьбу имущества, являвшегося предметом исполнения недействительных сделок, но не решает вопроса о способах его возврата, который может быть осуществлен путем предъявления виндикационного иска или иска из неосновательного обогащения (см.: Рабинович Н.В. Не­действительность сделок и ее последствия. С. 114-117, 120, 128-130, 152; ТузовД.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Циви-листические исследования. Вып. 1. М., 2004. С. 232-245). В результате этого необос­нованно смешиваются сферы действия вещных и обязательственных исков и появля­ется возможность «конкуренции исков», не свойственная российскому и в целом кон­тинентальному гражданскому праву.

Более подробно об этом см.: Скловский К.И. Некоторые проблемы реституции // Вестник ВАС РФ. 2002. №8. С. 109-110.

Возлагая на сторону сделки обязанность по возврату индивидуально определенной вещи, полученной ею во исполнение недействительной сделки, и не связывая эту обязанность с правом другой стороны на эту вещь, с ее добросовестностью или недобросовестностью, закон исходит из того, что у стороны, получившей индивидуально определенную вещь по недействительной сделке, не возникает никакого права на нее. Недействи­тельность сделки — единственное основание этой обязанности.

Вместе с тем правила п. 2 ст. 167 ГК не могут использоваться для воз­врата индивидуально определенной вещи, переданной во исполнение недействительной сделки, но отчужденной третьему лицу до момента предъявления требования о применении последствий недействитель­ности сделки. Следовательно, требование о возврате индивидуально определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, по правилам о реституции может быть заявлено только стороне по недействительной сделке.

Читайте также:
Закон о гос гражданской службе РФ

Поэтому собственник не может в целях реституции своей вещи по правилам п. 2 ст. 167 ГК потребовать признания недействительности всех вместе или по отдельности второй, третьей, четвертой и т.д. сде­лок по отчуждению его вещи, имевших место после первой недейст­вительной сделки, во исполнение которой была передана вещь, ибо он не являлся их участником . Именно такой вывод следует из п. 3.1 по­становления КС РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жа­лобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, P.M. Скляновой и В.М. Ширяева».

Компенсационная реституция

Когда во исполнение недействительной сделки передаются вещи, оп­ределяемые родовыми признаками, деньги или ценные бумаги на предъя­вителя, происходит обезличивание указанных видов имущества, потеря приданной им индивидуализации (переданная партия зерна смешивается с зерном приобретателя, хранящимся в зернохранилище, получен­ные деньги смешиваются с деньгами приобретателя и т.п.). В таком обез­личенном (точнее, по-новому индивидуализированном) состоянии они становятся объектами права собственности или иного вещного права приобретателя.

Если же кто-либо получает во исполнение недействительной сделки предоставление в форме использования имущества, выполненной рабо­ты или предоставленной услуги и не оплачивает этого, он неосновательно сберегает свое имущество.

В обоих случаях имеет место неосновательное обогащение одного лица за счет другого, ибо при ничтожности сделки правовое основание обога­щения отсутствует вовсе, а при признании недействительной оспоримой сделки правовое основание обогащения отпадает с момента такого при­знания. При этом необходимо возвращать собственное имущество, об­ладающее соответствующими родовыми признаками, или собственные деньги либо рассчитываться ими. В обоих случаях требование о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного есть форма (способ) реализации права на реституцию, являющегося последствием недейст­вительности сделки. Именно поэтому, поскольку иное не установлено ГК, другими законами и(или) иными правовыми актами и не вытека­ет из существа соответствующих отношений, нормы об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения, применяют­ся к требованиям о возврате исполненного по недействительной сдел­ке (ст. 1103 ГК).

Обязанность возместить стоимость имущества при невозможности вер­нуть его в натуре может быть реализована в двух правовых формах. Если невозможность возврата имущества в натуре возникла вследствие отчуждения имущества третьим лицам, то обязанность по возмещению должна быть реализована в рамках обязательства из неосновательного обогащения. Ес­ли невозможность возврата имущества в натуре возникла из-за гибели иму­щества или его утраты, то обязанность по возмещению должна быть реали­зована в рамках обязательства по возмещению убытков (ст. 15 ГК).

Двусторонняя реституция

При двусторонней реституции каждая из сторон недействительной сделки обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе ко­гда полученное выражается в пользовании имуществом, выполнен­ной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах.

Например, при совершении договора купли-продажи ча­сов недееспособным лицом часы должны быть возвращены продав­цу, а деньги — покупателю, т.е. стороны возвращаются в положение, в котором находились до совершения сделки (первоначальное право­вое положение).

Согласно п. 2 ст. 167 ГК двусторонняя реституция наступает во всех случаях недействительности сделки, если в законе не указаны иные иму­щественные последствия . Двусторонняя реституция, в частности, предусмотрена для случаев недействительности сделок, совершенных:

    • с нарушением формы;
    • с нарушением правил о государственной регистрации сделки;
    • с выходом за пределы правоспособности юридического лица;
    • с выходом за пределы ограничений полномочия на совершение сделки;
    • недееспособными гражданами; малолетними, не достигшими 14-лет­него возраста; несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет; гра­жданами, ограниченными в дееспособности; гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими; подвлиянием заблуждения, имеющего существенное значение;
    • при признании сдел­ки недействительной как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если ни одна из сторон не допусти­ла умысла.

Односторонняя реституция

Другим правовым последствием недействительности сделки яв­ляется односторонняя реституция , заключающаяся в том, что ис­полненное обратно получает только одна сторона сделки (добросо­вестная).

При признании недействительными сделок, заключенных

    1. под влиянием обмана, насилия, угрозы,
    2. злонамеренного соглаше­ния представителя одной стороны с другой стороной, или
    3. при сте­чении тяжелых обстоятельств

потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности воз­вратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах.

Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой сто­роне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах.

Как видно, недобросовестная сторона исполненного назад не по­лучает . Оно передается в доход государства. Если же недобросовестная сторона не успела исполнить сделку, в доход государства передается то, что подлежит исполнению. Таким образом, в отношении недоб­росовестной стороны применяется не характерная для частноправо­вых отношений санкция конфискационного характера .

Односторонняя реституция для невиновного и обращение в доход Российской Федерации имущества, полученного им по сделке, а так­же причитавшегося ему в возмещение переданного виновной стороне, также предусмотрены для сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если виновно действовала только одна сторона.

Иные имущественные последствия недействительности сделок

Как при двусторонней, так и при односторонней реституции за­кон предусматривает в ряде случаев и дополнительные имущественные последствия в виде возмещения расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества.

Так, при признании недействительной сделки, заключенной с гра­жданином, признанным недееспособным, дееспособная сторона кроме возврата полученного по сделке должна возместить своему контрагенту также понесенный им реальный ущерб, если она знала или должна была знать о его недееспособности (п. 1 ст. 171 ГК). Аналогичные дополни­тельные последствия предусмотрены и для случаев признания недейст­вительными сделок, совершенных малолетними в возрасте до 14 лет; не­совершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет; гражданином, ограничен­ным в дееспособности; гражданином, не способным понимать значение своих действий. При признании недействительности сделок, совершен­ных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглаше­ния представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжелых обстоятельств, реальный ущерб возмещает виновная сторона.

При совершении сделки под влиянием существенного заблуждения сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе тре­бовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущер­ба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны (п. 2 ст. 178 ГК).

Помимо обязанности по возмещению ущерба потерпевшей стороне сделки могут иметь место иные последствия признания сделки недейст­вительной. Так, признание недействительными учредительных докумен­тов общества с ограниченной ответственностью и постановления о его государственной регистрации может повлечь восстановление правового статуса юридического лица, в результате преобразования которого было создано указанное общество с ограниченной ответственностью.

Недопущение реституции

Недопущение реституции и обращение всего, что было переда­но во исполнение или должно быть передано по сделке в доход го­сударства (имеется в виду Российская Федерация), является особым видом последствий признания сделки недействительной. Такое по­следствие применяется при признании сделки недействительной как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравст­венности (ст. 169 ГК).

Допустимы различные варианты этих последствий в зависимости от того, обе или одна сторона действовали умышленно, а также в зави­симости от того, обе из них или одна исполнили сделку. Так, если обе стороны действовали умышленно и обе исполнили сделку, все испол­ненное ими взыскивается в доход государства. Если обе стороны дей­ствовали умышленно, но сделку исполнила только одна из них, в доход государства взыскивается все, что было получено по сделке, и то, что получившая исполнение сторона должна была передать другой сторо­не с целью исполнения. Наконец, если умышленно действовала толь­ко одна сторона, все полученное ею по сделке должно быть возвраще­но другой стороне (односторонняя реституция), полученное же другой стороной или причитающееся ей по сделке от виновной стороны взы­скивается в доход государства. Таким образом, только сторона, дейст­вовавшая без умысла, может требовать исполненного обратно.

Читайте также:
Оставление иска без движения в гражданском процессе

Если при наличии умысла только у одной стороны сделка испол­нена другой, последняя имеет право получить исполненное обратно. Виновная сторона должна передать в доход государства все, что с нее причиталось. Если же сделка исполнена только умышленно действовавшей стороной, невиновная сторона должна передать в доход госу­дарства все, что получила по сделке, а сама не должна ее исполнять. Если полученное израсходовано, в доход государства передается воз­мещение в деньгах.

Дополнение к исковому заявлению: правила написания и образец

Дополнение к исковому заявлению — это документ, который составляют с целью изменить просительную часть иска или обстоятельства, положенные в его основание, дополнить свою позицию новыми аргументами или опровергнуть суждения иных лиц, участвующих в деле. При кажущейся простоте его использование имеет ряд особенностей, знание которых способствует успеху в судебном споре.

Кто и когда вправе подать дополнения

При обращении за защитой нарушенных прав иногда встает вопрос: можно ли сделать добавление к исковому заявлению, когда оно уже рассматривается судом? Процессуальный закон дает такую возможность истцу (ст. 35, ст. 39 ГПК РФ, ст. 41, ст. 49 АПК РФ, ст. 46 КАС РФ).

Реализация права на дополнение искового заявления в гражданском процессе осуществляется в двух формах.

Первая обусловлена нормами ст. 35 ГПК РФ, которые предусматривают такие возможности для сторон спора: заявлять ходатайства, приводить свои доводы по обстоятельствам дела, возражать относительно аргументов других участников. Инициатором таких действий может выступать как сам истец, так и судьи, который вправе на стадии подготовки дела предложить дополнить доказательствами основания иска (п. 2 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ).

В дополнительных пояснениях истец вправе отклонить утверждения ответчика и приобщить новые документы.

Вторая форма более сложная. Она закреплена ст. 39 ГПК РФ и позволяет изменить предмет или основание иска, уменьшить или увеличить его размер.

Как в ходе рассмотрения дела внести такие изменения, поможет понять образец дополнения к заявлению в суд об увеличении размера исковых требований.

Любые изменения и пояснения по иску подаются при рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции до вынесения решения в окончательной форме.

Подаете в суд? Изучите судебные решения по аналогичным делам. Найти их поможет база судебной практики в КонсультантПлюс (бесплатный доступ к ней получите, перейдя по ссылке ниже). В базе собраны решения всех российских судов, а поиск такой же простой, как в Яндексе. Обязательно сошлитесь в тексте претензии на те дела, которые суд решил «в вашу» пользу.

Как составить

Ответ на вопрос, как оформить дополнение к исковому заявлению, которое уже находится в суде, не сложен. Правила те же, что и для любого другого процессуального документа:

  1. Указываем наименование суда.
  2. Перечисляем участников дела, их адреса и основные регистрационные данные.
  3. Излагаем суть дополнений со ссылками на нормы права, положенные в их обоснование.
  4. Прикладываем доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которые ссылаемся, документы, подтверждающие оплату государственной пошлины, если изменения влекут увеличение цены иска, доказательства направления предоставляемого документа лицам, участвующим в деле.

Вот пример, позволяющий понять, как грамотно написать дополнение к исковому заявлению по поводу пени в арбитражном споре.

В Арбитражный суд города Санкт-Петербурга

и Ленинградской области,

Почтовый адрес: 191124, Санкт-Петербург, ул. Смольного д.6

Истец: Общество с ограниченной ответственностью «Ppt.ru»

(сокращенное наименование – ООО «Ррt.ru)

(ОГРН 2323454567001, ИНН 1234567890)

Адрес (место нахождения): 456789, Россия,

Субъект РФ, просп. Замечательный, д.1

адрес эл. почты: _________. тел. _________.

Ответчик: Общество с ограниченной ответственностью «Ромашка»

(сокращенное наименование – ООО «Ромашка»)

(ОГРН: 1111111111111, ИНН: 2222222222 )

Адрес (место нахождения): 333333, Россия,

Субъект РФ, просп. Новый, д.1

адрес эл. почты: __________, тел .________.

к исковому заявлению о взыскании задолженности по договору поставки

В производстве Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области находится дело № А56-1020/2020 по иску ООО «Ррt.ru» – Истец к ООО «Ромашка» – Ответчик о взыскании задолженности по оплате товара, переданного по договору поставки в размере 100 000,00 рублей и договорной неустойки(пени) за период с момента образования задолженности до момента подачи иска в размере 30 000,00 рублей.

До настоящего времени Ответчик задолженность не оплатил.

Пленум Верховного суда РФ в пункте 65 Постановления от 24.03.2016 N 7 разъяснил, что по смыслу статьи 330 ГК РФ истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства. Присуждая неустойку, суд по требованию истца в резолютивной части решения указывает сумму неустойки, исчисленную на дату вынесения решения и подлежащую взысканию, а также то, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства.

Статья 49 АПК РФ дает Истцу право до окончания рассмотрения дела по существу изменить основание или предмет иска, уменьшить или увеличить размер исковых требований.

Учитывая изложенные обстоятельства и руководствуясь ст.330 ГК РФ, ст. 49 АПК РФ прошу:

  1. Взыскать с ООО «Ромашка» в пользу ООО «Ррt.ru» неустойку за нарушение исполнение обязательств по оплате товара, переданного по договору поставки, начисленную на дату вынесения судом решения.
  2. Указать в решении суда, что неустойка подлежит взысканию до момента фактического исполнения ООО «Ромашка» обязательства по оплате товара, переданного по договору поставки.
  1. Копии почтовых квитанций, подтверждающих направление настоящих дополнений лицам, участвующим в деле.

Генеральный директор ООО «Ppt» _____________ П.П. Петров

Как подать

Дополнения подаются в письменном виде заблаговременно по почте, через канцелярию суда или с использованием сервисов электронного правосудия «Мой арбитр» и ГАС «Правосудие». Допускается вручение непосредственно при рассмотрении дела. Если понимание необходимости поменять требования или дать пояснения появилось в зале суда, можно заявить их устно, одновременно озвучив просьбу об их внесении в протокол судебного заседания.

Подводные камни

Важным нюансом при дополнении просительной части иска является обязательное соблюдение досудебного претензионного порядка, если новое требование его предполагает. Необходимость направления претензии до подачи искового заявления устанавливается законом или договором.

Обязательность соблюдения претензионного порядка не распространяется на изменения исковых требований в арбитражном процессе, когда требования уменьшаются в результате погашения ответчиком части долга или меняются в большую сторону при увеличении периода взыскания и числа дней просрочки.

Во-вторых, увеличивая размер требований, необходимо доплатить государственную пошлину и предъявить подтверждающий документ. В ином случае суд, особенно в гражданском процессе, не примет увеличение цены иска.

Третий значимый момент, который часто упускают, добавляя новые требования, это обязанность суда при изменении предмета иска начать рассмотрение дела с начала, а это зачастую приводит к затягиванию судебного процесса. Поэтому, когда стоит задача решить дело быстро, стоит четко определиться с объемом требований до подачи иска.

Читайте также:
Порядок подачи апелляционной жалобы по гражданскому делу

Ходатайство об изменении предмета иска

Если истец решил изменить свои требования к ответчику, он готовит ходатайство об изменении предмета иска. Конечно, подготовка самого иска и ходатайства требует элементарной правовой осведомленности. Не всегда получается выбрать правильный способ защиты права при обращении в суд. Или в ходе рассмотрения дела окажется, что такой способ был правильным, но больше не подходит. Например, истец требовал возврата имущества, а оно уничтожено. Логично заявить требование о взыскании денежной компенсации, а иск уже принят судом. Вот в таких случаях и пригодится ходатайство об изменении предмета иска.

Составлять такой документ нужно внимательно. Обосновать просьбу со ссылкой на нормативно-правовые нормы. И сформулировать перечень новых требований, которые предъявляются к нарушителю права.

Итак, изменение предмета иска означает смену способа защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ), когда возможность выбора предоставлена истцу. При затруднениях можно обратиться к дежурному юристу за получением консультации для грамотной защиты интересов в суде.

Скачать образец:

Заявление об изменении предмета иска

Пример ходатайства об изменении предмета иска

Ходатайство об изменении предмета иска

В производстве Бурейского районного суда находится гражданское дело № 2-333/22 по исковому заявлению истца к индивидуальному предпринимателю Радочкину Владимиру Ивановичу о защите прав потребителя. Предметом иска является требование безвозмездно устранить недостатки приобретенного истцом 20.09.2022 г. товара. А именно: электрического утюга китайского производства (произвести ремонт).

В ходе рассмотрения дела установлено, что приобретенный мною товар не соответствует требованиям ГОСТ Р МЭК 335-2-3-95. В связи с этим у истца имеются основания сомневаться в безопасности бытового прибора. И требование осуществить ремонт товара не будет надлежащим способом защиты нарушенного права. И не отвечает восстановлению моих нарушенных прав.

В связи с изложенным, руководствуясь статьей 18 ГК РФ и статьей 39 ГПК РФ,

  1. Изменить предмет искового заявления к индивидуальному предпринимателю Радочкину Владимиру Ивановичу о защите прав потребителя: расторгнуть договор купли-продажи электрического утюга от 20.09.2022 г. и взыскать в пользу Овезовой Ларисы Сергеевны денежные средства в размере 12 000 руб.
  1. Заключение эксперта
  2. Уведомление об отправке документов ответчику

Овезова Л.С. 25.10.2022 г.

Как составить ходатайство об изменении предмета иска

Истец может изменить первоначальный иск несколькими способами:

  • заявить об уточнении исковых требований. Сама суть требований не меняется, но меняется их объем. Или приводится дополнительное правовое обоснование. Истец заявляет дополнительные требования
  • подать заявление об увеличении размера исковых требований, об их уменьшении. То есть изменяется только денежный эквивалент.
  • ходатайство об изменении основания иска. Изменяются обстоятельства и факты, на которых истец обосновывает свои требования.
  • ходатайство об изменении предмета иска.

Поскольку подачу искового заявления в суд осуществляет истец, как и определяет содержание иска, то заявить требование об изменении предмета он должен самостоятельно. Суд предпочитает получать такое ходатайство в письменном виде.

Истец может изменить свои требования на всех стадиях процесса после принятия судом иска к производству. Заменять предмет иска важно вовремя, так как после рассмотрения дела судом спор будет считаться разрешенным и рассматриваться не будет. Если это не дополнительные требования, например, возмещение морального вреда с работодателя, которые не были предметом разбирательства.

Обратите внимание! Если в деле участвует представитель, то право замены предмет иска должно быть специально оговорено в доверенности на представление интересов в суде.

Рассмотрение ходатайства об изменении предмета иска

Суд не обязан принять изменение предмета иска, заявленное истцом. А по собственной инициативе он не может изменить предмет. Часто в предварительном судебном заседании суд обращает внимание на возможность в данном деле выбрать иной путь разрешения дела.

При принятии решения по ходатайству об изменении предмета иска будет учитываться, что замена требования не должна приводить к нарушению прав других лиц (например, несовершеннолетних детей). Если истец правильно изложит свое намерение, приведет убедительные аргументы и учтет интересы других лиц (если они имеются), оснований для отказа в удовлетворении не будет.

Важно! В ходатайстве об изменении предмета иска нельзя одновременно менять и основание иска, так как тогда в суд нужно подавать новый иск.

Ходатайство об изменении предмета иска суд разрешает в судебном заседании с учетом мнения других участников дела. Причем если ходатайство предъявить в суд, то заочное решение в этом заседании суд принять не вправе.

В апелляционной, кассационной инстанции заявление об изменении предмета иска подаваться не может, поэтому такой способ изменения иска нужно использовать до вынесения решения по делу.

18 вопросов по теме

Здравствуйте, могу я в предмете иска истребовать с ответчика только неустойку, а затем подать в процессе суда ходатайство об истребовании с ответчика денежной компенсации за убытки, причиненные вследствие просрочки исполнения по договору?
Поскольку стоимость убытков очень велика и в момент подачи заявления по неустойке, я не плачу гос пошлину, тк. цена иска не превышает 1000000 рублей, а если посчитать убытки. то , цена иска очень велика и нет возможности оплатить го пошлину сразу. Как быть? Или подать новое исковое по востребованию убытков и возложить обязанность оплатить гос пошлину при подаче иска на ответчика? Спасибо, надеюсь, что поможете разъясните эту ситуацию.

Вы можете просить в иске только неустойку или только убытки. Кроме того, можете подать такие иски параллельно. Вы можете, сами ограничить размер взыскания по каждому из этих требований. Можете просить взыскать неустойку или убытки только за такой период времени, чтобы сумма взыскания не превышала для вас возможной.
При изменении предмета иска, увеличении размера и заявлении новых требований вам все равно придется доплатить госпошлину, без этого новые требования суд у вас не примет. Вы можете просить суд освободить вас от уплаты госпошлины или уменьшить ее размер, сославшись на тяжелое материальное положение.

На какие статьи сослаться в жалобе на определение ,вынесенное судьей, о возмещении судебных расходов. Дело в том , что другая сторона включила в расходы большую сумму за не существующую экспертизу квартиры.судья вынесла определение , не проверив достоверность документов.

Сошлитесь на неправильное применение судьей статьей 59, 88, 94, 98 ГПК РФ.

Добрый день! В настоящий период мной подан иск к работодателю о невыполнении им условий соглашения о расторжения бессрочного трудового договора «по Соглашению сторон». Следует отметить, что в тот период у работодателя сложились обстоятельства в результате которых он был вынужден осуществить массовое увольнение своих работников. Часть из которых уволилась по собственному желание, а другая значительная часть уволилась как и я по «соглашению сторон». На сегодняшний день компенсационные выплаты в добровольном порядке никому из уволенных не выплачены и судя по всему это входило в планы работодателя. Главное было уволить работников любой ценой. А в дальнейшем, отбиваться от выплат всеми правдами и неправдами через суд.
Первичная суть моего иска- это востребовать через суд обозначенную в соглашении сумму компенсации с выплатой морального ущерба. На первое заседание суда, работодатель представил возражения по моему иску из которых следует что он отказывается производить данную компенсацию в по нескольким причинам:
— якобы ТК РФ не обязывает работодателя осуществлять такие выплаты при увольнению по соглашению сторон;
— якобы соглашение было подготовлено рядовым сотрудником компании (тоже кстати уволенным в тот период)и поэтому оно было подписано не глядя руководителем без должного осознания им суммы выплаты (кстати сумма в соглашении была указаны в пределах двухмесячного моего заработка);
— о якобы возможных убытках компании, связанных с наложением штрафных санкций от гос.органов, в связи с тем что компанией были уже произведены отчеты перед фискальными органами за указанный период в котором эта сумма не была учтена и т.д.
В итоге изложенных в суде возражений, работодатель просит суд тупо отказать мне в иске не предлагая никаких компромиссов. Тем самым он категорически отказывается от принятых на себя обязательств по подписанному соглашению.
Мой вопрос: Возможно ли в данном случае изменение моего иска в процессе данного судебного разбирательства с иска «о невыплате оговоренной соглашением суммы» на иск о » О признании заключенного соглашения об увольнении ничтожным или не действительным в связи с отказом работодателя исполнить свою (существенную) финансовую обязанность по соглашению — не выплате компенсации. Соответственно с последующим восстановлением меня на работе и выплате средней зар.плате за вынужденный период простоя? Спасибо.

Читайте также:
Порядок заключения мирового соглашения в гражданском процессе

В предложенном вами варианте нужно будет менять и основания и предмет иска, что запрещено процессуальным законодательством. Если вы оформите такое заявление об изменении иска. суд откажет вам в его принятии и продолжит рассматривать иск по заявленным исковым требованиям.
Порекомендую вам оставить прежние требования. Доводы работодателя необоснованны:
— обязанность выплат обусловлена заключенным соглашением, что не противоречит ТК РФ. Стороны трудового соглашения могут предусматривать дополнительные гарантии.
— если руководитель допустил такое, то он нанес компании ущерб. В этом случае работодатель выплачивает работнику обусловленную сумму и может взыскать весь причиненный ущерб с руководителя.
— это вообще не довод. То есть они заключили соглашение. но платить изначально не собирались? Так это уже не штрафы, а уголовная ответственность по статье 159 УК РФ.
Думаю, что суд не примет доводы ответчика в какое-либо внимание.

Истец 08.12.1961 года рождения. В ноябре 2016 года подал документы в ПФР для назначения досрочной трудовой пенсии по Списку № 2. Ответ ПФР в виде письма получил 08.08.2017 года, в котором не принимались несколько периодов работы, в том числе и периоды, которые документально подтвердить невозможно, кроме записей в трудовой книжке, из-за пожара в архиве. В декабре 2019 года был подан иск о признании незаконным решения ПФР об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по Списку № 2. ПФР предлагает установить юридический факт по периодам работы,которые не удалось подтвердить из-за пожара. Но, как я понимаю, если я изменю исковые требования на требования об установке юрфакта, то досрочную пенсию мне назначат ни с 55 лет, а со вступления в законную силу решения суда, если оно будет в мою пользу? Или я не прав?

Вы правы. Вам такой вариант не выгоден. Поэтому стоит поддерживать требования о признании незаконным решения ПФР с назначением пенсии с даты первоначального обращения. Указанные юридические факты могут быть установлены и в рамках заявленных вами требований, поэтому менять иск не стоит.

Подал заявление на поворот исполнения суд. приказа, который был исполнен, но позже отменен. Прошу вернуть взысканную с меня сумму. Судья назначил заседание и вызвал для участия стороны. Я проживаю в другом городе и чтобы приехать мне потребуются расходы на проезд и потери в доходе: придется брать день за свой счет. Могу ли я подать дополнительное требование о возмещении этих издержек?

Вы можете включить в состав судебных расходов и эти расходы. Кроме того, в соответствии со ст. 155.1 ГПК РФ можно заявить ходатайство о видеоконференц-связи.

Добрый вечер! Подала в суд на банк за то что он вносимые мною суммы списал в первую очередь на штраф за непролонгацию договора страхования. В связи с этим образовалась просрочка на сумму 1 платежа. Кредит выплачен полностью, но банк отказался выдать справку о том что кредитные обязательства были выполнены полностью и в подном объеме и предложил мне оплатить этоу надуманную просрочку, а заодно и дополнительные штрафы и пени. Суть иска в том, что бы суд обязал банк пересчитать сумму заолженности на основании ст 319 гк рф, и внесенную сумму для оплаты кредита засчитл в счет основного долга и процентам по нему. В требованиях я попросила что бы пункт кредитного договора признали ничтожным и применили последствия недействительной части сделки. Сейчас я решила эти требования отозвать и просто попросить суд что бы он обязал банк засчитать уплаченную мною сумму в счет основоного долга. Вопрос, мне нужно подать заявление об уточнении исковых требований или написать заявление об изменении исковых требований, или лучше вообше просто написать уточненный иск?

Вы можете использовать заявление об уточнении исковых требований, в части первоначальных требований отказаться и выбрать иной предмет иска.

Подали иск о расторжении договора купли продажи недвижимости и возврате данной недвижимости назад истцу. Сейчас хотим поменять исковые требования с расторжения договора купли продажи договора и возврате на взыскание суммы по договору купли продажи недвижимости +неустойку по 395 ГК РФ. сумма исковых требований изменилась на 100000 руб. т. к + неустойка. Можно ли так поменять исковые требования в данном случае? Что это будет изменение предмета иска или изменение основания, или изменение исковых требований. И можно ли их заменить? Это будет ходатайство об изменении предмета иска и увеличении исковых требований?

Это будет изменение предмета иска, т.е. одни требования по договору купли-продажи Вы заменяете иными. В соответствии со ст. 557 ГК РФ в случае выявления недостатков применяется ст. 475 ГК РФ, кроме права требования замены товара. Потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

подали иск по закону о защите прав потребителей.просили взыскать уплаченные по договору денежные средства,неустойку,возмещения убытков почты, доверенности, проезда представителя. можно ли уточнять иск, добавить в вышеперечисленному
еще расторжение договора на оказание услуг, штраф и моральный ущерб.

Татьяна, можно добавить. Это будет ходатайство об изменении предмета иска, при этом основание не изменится. Поскольку сумма требований увеличивается, обязательно направьте копию ходатайства ответчику до начала судебного заседания.

Подала иск о включении в наследственную массу доли квартиры, т.к. после приватизации право собственности не было зарегистрировано. Первое заседание назначено по прошествии 6 мес со дня смерти Нужно дополнить иск признанием права собственности в порядке наследования. Это изменение основания иска или увеличение исковых требований?

Это новое требование, которое нужно оформить самостоятельным исковым заявлением и заявить ходатайство об объединении в первоначальным делом. Однако суд может принять такое требование и как уточнение исковых требований.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: