Электронное правосудие в гражданском процессе

Цифровизация правосудия: преимущества и риски

Центр развития современного права опубликовал аналитический доклад «Информационные технологии в правосудии. Состояние и перспективы. Россия и мир». В нем на основе исследования тенденций развития электронного правосудия сделаны выводы о проблемах и возможностях дальнейшего внедрения информационных технологий в российское судопроизводство.

Доклад имеет практическую ценность, так как позволяет ознакомиться и сравнить существующие и разрабатываемые сервисы в разных странах, а также определить дальнейший вектор развития в данной области конкретно для российского судопроизводства. Выводы, представленные в докладе, во многом верны, однако некоторые из них представляются спорными.

Электронное правосудие = доступность и качество?

Информатизация судебных систем, безусловно, ведет к повышению уровня доступности правосудия – чего, к сожалению, пока нельзя сказать о его качестве. Если под качеством понимать сокращение сроков рассмотрения дел, а также иные показатели, тесно связанные с «технической» частью судебного процесса, внедрение современных IT-технологий его существенно повысит.

Вместе с тем качество правосудия определяется не только техническими возможностями, но и – в большей мере – человеческим фактором. На мой взгляд, цифровизация формализует судебные процедуры еще сильнее, правосудие станет «шаблонным».

В кругу определенных категорий дел – таких, например, как приказное производство, констатация нарушений правил дорожного движения с использованием средств видеофиксации, неисполнение финансовых обязательств по договорам, арбитражные дела, рассматриваемые в порядке упрощенного производства, и др., – так называемое «шаблонное» правосудие в значительной степени приемлемо. Но в делах, объективная сторона которых уникальна, применение «шаблонов» не повысит качество правосудия, а снизит его.

Для качества правосудия цифровые технологии несут существенные риски. В частности, фундаментальное значение имеет вопрос об обеспечении информационной безопасности. Для значительного числа IT-специалистов не составляет труда подменить вложения, направляемые по обычным незащищенным каналам связи. Подделать электронный документ и направить его в суд не представляет сложности. В такой ситуации быстрое «шаблонное» правосудие повышает вероятность вынесения неправосудного решения.

Доля неправосудных, но не обжалованных решений возрастет. Обжалование занимает много времени, что в совокупности с малыми потерями от неправосудного решения снизит уровень обжалований. Сегодня мало кто оспаривает незаконные штрафы ГИБДД, однако из-за того, что деятельность Госавтоинспекции серьезно контролируется, количество незаконных привлечений к административной ответственности не так уж велико. При использовании автоматизированного судебного приказного производства у мошенников появится больше соблазна «выписывать» незаконные приказы о взыскании с физлиц небольших сумм.

Участие в судебном заседании свидетелей и других участников процесса с использованием систем видео-конференц-связи также вызывает немало вопросов – давать ложные показания по ВКС гораздо проще, как и заставить свидетеля вне зала судебных заседаний сделать то же самое. Полагаю, из-за этого развитые страны не спешат переходить на электронное правосудие, хотя имеют для этого технические возможности.

Относительно критерия доступности – полагаю, что он будет соблюден лишь тогда, когда размер издержек на ведение дела с помощью электронного правосудия значительно уменьшится, – например, упростится процедура получения электронной цифровой подписи. Тезис о снижении издержек на профессионального представителя, на мой взгляд, также спорный, поскольку участие представителя обусловлено не только необходимостью полно и четко документировать факты, относящиеся к делу, но и желанием подготовить «выигрышную» позицию. Появление новых информационных технологий не влияет на функцию представителя и, соответственно, на спрос на его услуги.

Думается, неправильно считать электронное правосудие наиболее эффективным способом повышения доступности и качества правосудия, поскольку несоблюдение ключевых принципов осуществления судопроизводства является скорее комплексной проблемой, обусловленной не столько техническими аспектами, решаемыми с помощью новых технологий, сколько проблемами организации власти, соблюдения прав граждан и низкого уровня правовой культуры населения.

Сокращение временных, трудовых и финансово-экономических затрат благодаря использованию цифровых технологий, безусловно, произойдет, однако при этом велик риск дополнительных затрат на устранение негативных последствий информатизации судебных систем, – в частности, на ликвидацию последствий технических ошибок работы судебной системы или злонамеренного использования «слабых мест» цифровых технологий. Вероятно, бремя этих затрат в большей степени ляжет на участников процессов, что их расходы на ведение дел только увеличит.

Снижение издержек на судопроизводство для сторон происходит по большей части тогда, когда ведение дел поставлено на поток, дела примерно одинаковы по фабуле и сложности. В остальных случаях современные технологии не позволяют значительно сократить издержки путем использования сервисов электронного правосудия.

В свою очередь, для самого суда автоматизация деятельности – наиболее перспективное направление, позволяющее существенно снизить издержки, избавив аппарат суда от рутинных действий, требующих большого количества времени.

Россия – лидер по внедрению технологий

В России действительно активно развивается автоматизация и информатизация различных сфер жизни. Судопроизводство не является исключением. В этой области сделано много прогрессивных шагов, особенно в системе арбитражных судов.

Однако оценивать полноценное проведение заседаний в онлайн-формате как преимущество, полагаю, рано. Еще не создано специального программного обеспечения, адаптированного под нужды дистанционного судебного процесса, что зачастую существенно затрудняет возможность проведения полноценного заседания. Сервисы типа Zoom и Skype не отвечают всем потребностям судопроизводства – они больше ориентированы на бизнес, обучение и личные встречи, поэтому не подходят под специфику судебного процесса.

Сложно согласиться и с выводом о том, что «преимуществом российского электронного арбитражного правосудия является доступность сервиса прогнозирования сроков и результатов рассмотрения дел». Какой именно сервис имеется в виду, в исследовании не указано. На данный момент вызывает сомнение существование сервиса, способного точно прогнозировать сроки и результат рассмотрения дел, так как зачастую это наиболее непредсказуемая часть судопроизводства.

Коронавирус – стимул к значительному шагу вперед в развитии онлайн-заседаний

В период действия ограничительных мер, обусловленных пандемией Covid-19, заседания перешли в онлайн-формат. Стороны использовали разные приложения с возможностью видеозвонков – WhatsApp, Skype, Zoom. Отсутствие возможности прийти в суд помогло большинству задействованных в судебном процессе лиц ознакомиться с возможностями онлайн-заседаний, опробовать их.

Пандемия стала ситуацией, в которой не было альтернатив для проведения судебных заседаний в дистанционном формате, а поскольку судопроизводство не может быть остановлено на столь длительный срок, пришлось использовать то, что есть. Говорить о том, насколько успешным был вынужденный переход к онлайн-заседаниям, можно будет лишь при устойчивой тенденции к переводу заседаний в эту форму после снятия всех ограничений, связанных с недопущением распространения коронавируса.

Стоит также отметить, что далеко не все заседания, запланированные на период пандемии, прошли в онлайн-режиме. Причины – отсутствие технической возможности для полноценного проведения дистанционного формата, а также достаточных навыков и компетенций в использовании технических средств у участников процесса, в том числе судей.

Сейчас развитие онлайн-заседаний зависит от решения возникших во время пандемии проблем. Если все заинтересованные лица будут участвовать в разработке и активном использовании систем для дистанционного проведения заседаний, онлайн-процессы будут проводиться значительно чаще и качественнее.

Система доступа к материалам дел не имеет аналогов

Несмотря на то что в России создана возможность для получения полного доступа к материалам арбитражных дел, в этом направлении остается еще много резервов и перспектив.

Читайте также:
Приостановление производства по делу в гражданском процессе

Следует обратить внимание на развитие систем «умного поиска» по массиву решений арбитражных судов. В таких системах поиск может осуществляться по конкретному вопросу, без указания реквизитов дела. Эта система пока не реализована и требует повышенного внимания. Создание подобного сервиса сократит издержки на поиск судебных актов, а также поспособствует большему единообразию судебной практики.

Доступность решений арбитражных судов в России находится на высоком уровне, большим преимуществом является и то, что такая база данных бесплатна и доступна всем без исключения лицам. Полагаю, схожих результатов следует достичь и в системе решений судов общей юрисдикции.

Основное препятствие – усложнение требований

Избыточное регулирование характерно не только для сферы автоматизации судопроизводства – это системная проблема российского законодательства. В связи с этим необходимо, на мой взгляд, пересмотреть нормативную базу и изменить подход к регулированию, сделать его более гибким, отвечающим потребностям развития электронного правосудия. Излишнее регулирование не способствует повышению качества разрабатываемых сервисов, а лишь тормозит их развитие.

Относительно защиты информации следует отметить, что тема весьма деликатная, требующая пристального внимания. К проработке данного вопроса следует привлекать специалистов по защите электронной информации, которые могли бы указать соответствующие пределы защиты и наиболее эффективные средства для ее осуществления. Интернет – не самая безопасная среда для любых данных, и об этом нельзя забывать.

Информация, задействованная в судебном процессе, должна быть защищена от незаконных посягательств. При формулировании предъявляемых требований во главу должно быть поставлено желание не максимально их упростить, а подготовить качественные условия, способствующие безопасному использованию электронных сервисов судопроизводства.

Наиболее перспективные направления развития

Авторы доклада выделили несколько ключевых направлений развития электронного правосудия в России. В их число входят – упрощение нормативных требований, автоматизация и роботизация рассмотрения дел, перевод некоторых категорий дел исключительно в «онлайн», распространение требований о предоставлении документов в электронном виде и внедрение автоматизированных процедур в суды общей юрисдикции.

На мой взгляд, к наиболее перспективным направлениям также следует отнести:

  • развитие систем «умного поиска» судебной практики, позволяющих находить судебные акты под конкретную фабулу либо вопрос;
  • устранение противоречий в судебной практике для создания возможности вынесения судом решений по некоторым категориям дел с использованием искусственного интеллекта;
  • обеспечение для граждан возможности пользоваться сервисами электронного правосудия, так как в настоящее время система ориентирована больше на сами суды и на бизнес;
  • проработка эффективных требований для защиты информации, относящейся к судопроизводству;
  • развитие потенциала для внедрения электронного правосудия в уголовный процесс;
  • формирование базы данных уголовных, административных и иных дел и упрощение доступа к ним в электронном формате;
  • распространение информации о возможностях электронного судопроизводства за пределы профессиональной юридической среды, просвещение граждан;
  • создание специальных сервисов, позволяющих проводить судебные заседания «онлайн»;
  • привлечение к разработке продуктов электронного правосудия как юристов, так и технических специалистов, инженеров.

В заключение отмечу, что, несмотря на некоторые спорные моменты, авторы доклада смогли охватить и обозначить наиболее существенные проблемы внедрения электронного правосудия в России, а также показать подходы к их решению в других странах. Хочется надеяться, что дальнейшие исследования, в том числе на основе данного доклада, помогут более узко определить круг проблем российского электронного правосудия и найти наиболее эффективные способы их решения.

Судопроизводство в электронном виде: возможности, ошибки и прогнозы на будущее

По делам об административных правонарушениях возможности информационных технологий используются ещё не так широко. К тому же суды и чиновники иногда допускают ошибки, применяя электронные технологии. Любое административное правонарушение, будь то нарушение правил благоустройства, неприменение ККТ, несвоевременная сдача отчётности или нарушение правил пожарной безопасности, разрешается по одним и тем же правилам, установленным в разделе 4 КоАП.

Для некоторых категорий дел установлены особые правила. Например, дела о нарушениях ПДД, зафиксированных в автоматическом режиме, уже давно ведутся в электронной форме. Для остальных дел электронное правосудие доступно только частично. Про них подробнее.

Как устроено электронное правосудие по делам об административных правонарушениях

Наиболее значимыми документами в административных делах являются уведомление о составлении протокола, сами протоколы (с момента составления которых дело считается возбуждённым) и постановления, которыми завершается дело, а лицо, в отношении которого дело велось, признаётся виновным либо невиновным.

С 2011 года в КоАП РФ введена статья 25.15, которая позволяет судам и госорганам направлять уведомления участникам производства по электронной почте, факсу и так далее. В 2015 году был издан закон, касающийся возможности выносить исполнительные документы в электронной форме. В связи с этим КоАП РФ был дополнен ч. 5.1 ст. 29.10, согласно которой постановление по делу об административном правонарушении может быть вынесено и направлено для исполнения в форме электронного документа. Кроме того, в КоАП РФ появилась ч. 8 ст. 29.10, которая предусматривает возможность перевода в электронную форму постановления, вынесенного на бумаге.

Электронное постановление в любом случае обязательно должно быть подписано усиленной квалифицированной электронной подписью судьи либо чиновника, вынесших постановление. Некоторые госорганы пренебрегают этим правилом, поэтому на постановлении можно обнаружить электронную подпись иного сотрудника ведомства, причем такой сотрудник может даже не занимать должность, замещение которой уполномочивает его на рассмотрение административных дел. При обнаружении такого нарушения смело пишите жалобу об отмене постановления в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ.

На этом, по большому счёту, установленные законом возможности использования современных информационных технологий в административных делах на сегодняшний день можно считать исчерпанными.

Протокол об административном правонарушении, который является документом, фиксирующим нарушение, может составляться только на бумажном носителе. Это связано с тем, что протокол обязательно должен быть подписан как должностным лицом, так и тем лицом, в отношении которого он составлен. Иные протоколы по административным делам (осмотра места правонарушения и применения мер обеспечения) по той же причине могут быть составлены только на бумаге.

КоАП РФ предусматривает, что лицам, в отношении которых ведётся административное дело, обязательно должны быть вручены как копия протокола, так и копия постановления по делу. Сделать это можно опять же только на бумаге. Такой вывод следует из ч.2 ст. 29.11 КоАП РФ. Исключение предусмотрено лишь для вручения копии электронного постановления по делам о нарушении порядка применения ККТ (части 2, 4 и 6 статьи 14.5 КоАП РФ) — его можно направить также в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью уполномоченного должностного лица, через кабинет контрольно-кассовой техники.

Какие ошибки допускаются в электронном правосудии по административным делам

Чиновники не всегда соблюдают правила, связанные с ограничениями возможностей электронного правосудия. Особенно часто проблемы возникают, если лицо, в отношении которого ведётся производство по делу, не является на составление протокола либо вынесение постановления. Случается так, что вынесенные в его отсутствие протокол или постановление могут направить в том же порядке, что и уведомление, например на электронную почту или по системе электронного документооборота. А далее, после истечения сроков на обжалование, такое дело может передаваться приставам для принудительного взыскания наложенного штрафа. В таком случае можно совершенно неожиданно узнать о том, что вы стали фигурантом административного дела и получили штраф.

Читайте также:
Как найти гражданское дело по номеру

На практике был случай, когда директору фирмы от судебного пристава-исполнителя пришло постановление о взыскании штрафа, о котором он ничего не знал. Оказалось, что полгода назад на электронную почту приходили и протокол, и постановление за непредоставление отчётности. Госорган посчитал, что срок на обжалование такого постановления у директора истёк, и через 10 дней передал дело приставам.

Что делать в таких случаях? Ранее уже было сказано о невозможности составления протоколов в электронном виде. При подготовке к рассмотрению дела судья или уполномоченный на это чиновник ведомства должен проверить, правильно ли составлены протокол об административном правонарушении и другие протоколы, предусмотренные КоАП РФ, а также правильно ли оформлены иные материалы дела. Таким образом, при получении протокола, составленного в форме электронного документа, судья или чиновник обязан вернуть дело на доработку по правилам ч. 3 ст. 28.8 КоАП РФ. Если этого сделано не было, то уже при рассмотрении дела ссылайтесь на то, что протокол считается не составленным, а административное дело — не возбуждённым (ч. 4 ст. 28.1 КоАП РФ), что препятствует дальнейшему рассмотрению дела и вынесению постановления.

В отличие от протокола, вынесенное в электронной форме постановление признается подлинником документа. Однако госорган или суд не вправе направить его на электронную почту правонарушителю. КоАП РФ предусматривает возможность направления только копий и только заказной почтой либо вручением под роспись.

Такая проблема возникает из-за путаницы в понимании того, что такое электронный документ и его копия. Необходимо отметить, что ГОСТ Р 7.0.8-2013 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» различает такие понятия как «копия документа» и «электронная копия документа». Так, копия документа — это экземпляр документа, полностью воспроизводящий информацию подлинника документа (подпункт 23), а электронная копия документа — копия документа, созданная в электронной форме (подпункт 24). Понятия «электронная копия электронного документа» не существует и вряд ли может существовать, поскольку применительно к электронному документу возможно его конвертирование (подпункт 80) либо миграция (подпункт 81), а не копирование.

Таким образом, если на стадии исполнительного производства вы выяснили, что электронное постановление либо его скан были направлены вам, например, по электронной почте, при несогласии с постановлением пишите жалобу с указанием на то, что срок на её обжалование вы не пропустили, так как считать его нужно с момента получения вами бумажной копии постановления, которая госорганом еще не направлялась.

В чем плюсы ведения дела в цифровом виде

Несмотря на имеющиеся проблемы, само по себе ведение административного дела в цифровом виде имеет ряд преимуществ:

  1. Электронное оформление процессуальных документов ускоряет документооборот и сокращает затраты госорганов на отправку почтовой корреспонденции.
  2. Электронное правосудие позволяет гражданам экономить финансы и время, связанные с фактической явкой лица или его представителя, что облегчает доступ к судопроизводству в условиях большой территории России.
  3. Если дело рассматривается судом, то уже сейчас у участников дела есть возможность подачи обращений и отправки необходимых документов в суд в электронной форме, отслеживания движения дела в суде через интернет и проведения судебных заседаний с использованием видеоконференцсвязи.

Дальнейшее развитие электронного административного процесса, который ведётся в госорганах, позволило бы удалённо знакомиться с материалами дела, подавать через интернет все необходимые ходатайства и предъявлять доказательства. Тем более что зачастую на этапе составления протокола участие лица, в отношении которого ведется дело, является простой формальностью.

Каковы перспективы развития электронной формы административного производства

Использование электронного документооборота в административных делах безусловно перспективно, но развивается медленно. Так, в настоящее время обсуждается возможность электронной подачи жалоб на постановления по делу.

В своё время Верховный суд Российской Федерации отметил, что по смыслу положений, закреплённых в главе 30 КоАП РФ, жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подлежит подаче только на бумажном носителе. Однако потребность в электронных жалобах однозначно имеется.

Минюст России разработал законопроект № 608427-7 «О внесении изменения в статью 30.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». В пояснительной записке к законопроекту авторы отметили, что административное законодательство, устанавливая возможность применять цифровые технологии для привлечения граждан к административной ответственности и направления им постановлений по делам об административных правонарушениях, не предусматривает для граждан равной возможности обжалования таких постановлений посредством направления жалобы в электронном виде.

Проектом предлагается предусмотреть, что жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в том числе в электронном виде в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, либо посредством направления на электронную почту или заполнения формы, размещённой на официальном сайте суда, органа, должностного лица в интернете, либо с использованием Единого портала государственных и муниципальных услуг в форме электронного документа, подписанного простой электронной подписью, при условии регистрации лица, подающего жалобу, в Единой системе идентификации и аутентификации.

В официальных отзывах Правительство и Счетная палата РФ законопроект в представленной редакции не поддерживают. Основной их довод в том, что реализация потребует разработки специального программного обеспечения, а также дополнительного технического обеспечения не только судов, но и органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с Кодексом. К моменту написания статьи проект находится на стадии подготовки к первому чтению.

В погоне за цифровым правосудием. Опыт России и мира

Цифровые технологии открывают новые возможности и перспективы. Получить образование, совершить покупки сегодня можно не выходя из дома. А благодаря цифровой медицине врачам каждый год удается спасать множество жизней.

Авторы статьи — бизнес-аналитик Synerdocs Татьяна Жигалова и старший преподаватель Института права Удмуртского государственного университета Павел Лушников — решили разузнать, насколько плотно «цифра» проникла в судебную сферу в России и мире.

Мировой опыт

Международная практика свидетельствует, что искусственный интеллект активно используется при решении всевозможных задач в области правосудия — для оптимизации деятельности судей, формирования электронного правового пространства и т.д.

Например, в Бразилии для вынесения решения по дорожно-транспортным происшествиям применяется специальная компьютерная программа. Она хранит свидетельские показания и вещественные доказательства по делу. Квалификация правонарушения и определение суда формируются автоматически на основании представленных данных.

Американские ученые разработали систему DARE. Её задача — распознавать ложные показания в судебном процессе. Программа создана на основе видеоматериалов реальных дел и отслеживает визуальные изменения мимики лица, голоса и речи человека. Достоверность результатов работы DARE составляет примерно 92 %.

Читайте также:
97 ФЗ о государственной гражданской службе

Дальше всех продвинулись в Китае — здесь используются системы, которые помогают выносить приговоры по тяжким преступлениям (убийство, грабеж). При этом исковые заявления рассматриваются прямо в мессенджере, а материалы дела оценивает искусственный интеллект. Однако окончательное решение остается за судьей, который может изменить «компьютерный приговор». К концу 2019 года китайские мобильные суды рассмотрели порядка трёх миллионов судебных дел. Самыми популярными стали торговые споры, дела в области авторского права и электронной коммерции.

Россия пока отстает. Пойдем ли мы по пути Китая или Европы, сложно сказать. Очевидно, что наша деловая культура отличается. Как отмечает китаевед Константин Батанов в своей книге «Ни хао! Как вести дела с китайскими партнерами», возможность обмана со стороны азиатских партнеров всегда присутствует. Сотрудничество в Китае — война. Все вопросы, связанные с деньгами, принципиальные. Отстоять свои интересы для китайца — доблесть.

Бесспорно, анализ и опыт других стран помогут России в выборе своего направления.

Текущее состояние судебной системы и перспективы для России

Как и в других странах, мы уже работаем над созданием цифрового пространства в области судопроизводства. В настоящее время практикуется подача обращений в электронном виде с помощью системы «ГАС Правосудие», дистанционное участие в заседании, а также их аудио- и видеофиксация.

Однако до сих пор остается нерешенным вопрос удаленного удостоверения доказательств. По нашему мнению, это должны делать или нотариусы, или сами суды.

Сейчас разногласия между продавцами и покупателями разрешаются на специальных торговых площадках (например, AliExpress). Видится перспективным создание отечественного онлайн-ресурса по урегулированию споров в соответствии со «Стратегией госполитики РФ в области защиты прав потребителей на период до 2030 года». Возможен вариант, когда результаты рассмотрения таких конфликтов будут приниматься службами исполнения судебных решений как официальный вердикт. Но тогда необходимо создать еще один электронный ресурс (например, на сайте суда) для подачи и исполнения судебных и квазисудебных решений.

6 причин, почему России нужны цифровые суды:

  • Растет объем электронной коммерции, расширяются межрегиональные и международные поставки российских товаров, работ и услуг.
  • Требуется быстрая и качественная защита имущественных и неимущественных прав лиц.
  • Участники конкретного правоотношения часто находятся в разных юрисдикциях и/или на значительном расстоянии друг от друга.
  • Регулярно возникает необходимость проверки контрагентов (в т. ч. получение информации об их активности в судах и судебных притязаниях к ним).
  • Возможность идентификации человека и организации с помощью электронной подписи.
  • Представление документов в электронном виде.

По нашим прогнозам, развитие цифрового правосудия в стране может начаться с увеличения количества электронных средств для участников правоотношений (мобильные приложения, интернет-сервисы для подачи документов). В первую очередь важно ускорить процесс рассмотрения дел, например, через их дистанционное разрешение, когда сторонам не обязательно встречаться лично либо ехать в город нахождения суда.

Искусственный интеллект также может быть использован для анализа простых, очевидных споров, не требующих представления большого объема доказательств и учета разных (в том числе и неправовых) фактов. В сложных ситуациях прибегают к допросу свидетелей, проведению экспертизы, привлечению переводчиков и др. Для прояснения всех обстоятельств дела судьям необходимо грамотно и правильно формулировать вопросы, исходя из особенностей спора. В этих разбирательствах участие человека неоспоримо. Компьютерный разум не обладает эмпатией, не может работать с неклассифицируемыми данными и создавать новую информацию. Поэтому машинный интеллект выступает пока только инструментом, помогающим судье сделать обобщение или найти нужную информацию.

Правовые и этические барьеры

На пути развития мобильного правосудия стоит существенная помеха. Это консервативность действующей системы рассмотрения споров. Но если ввести более современные методы и средства в работу судей, им потребуется изучать новые технологии. А к этому они, на наш взгляд, пока не готовы.

Кроме того, в ряде государственных органов еще не научились оптимизировать технологические процессы. Например, Федеральная налоговая служба активно внедряет цифровые платформы для электронного документооборота, но при этом в некоторых подразделениях столы сотрудников до сих пор завалены бумагами.

Есть проблема и в доступности правосудия — открытости правовых знаний или услуг. Несмотря на многолетние разговоры о повышении юридической грамотности среди граждан, массовая работа в этом направлении не идет.

Только недавно правовые консультации начали бесплатно оказывать малообеспеченным слоям населения. Правда, чтобы получить эту помощь, статус малоимущего нужно подтвердить. Критерии же, предъявляемые к таким лицам, вызывают критику. Что остается говорить о гражданах без привилегий и финансовой возможности обратиться за квалифицированной правовой помощью? Цифровизация судебной системы, по нашему мнению, должна идти параллельно с повышением юридической грамотности граждан и доступности правовой поддержки для них.

Возникает вопрос, связанный с процессуальными ошибками. Погрешности со стороны судей могут совершаться по разным причинам. Начиная от личного фактора — несварения желудка после обеда, заканчивая коррупционной составляющей. Человек допускает как несущественные, так и серьезные ошибки. Вопрос — готовы ли мы предоставить «интеллектуальной машине» право совершать промахи? Если, например, судья способен войти в жизненное положение ответчика (обвиняемого) и уменьшить наказание или освободить от него, то сможет ли это сделать искусственный интеллект?

Проблема исполнимости решений

Отдельно хочется обратить внимание на этот аспект судебной деятельности. Исполнительный лист еще не дает гражданину гарантии, что его нарушенное право будет восстановлено. Служба судебных приставов перегружена работой и создает искусственные препятствия для восстановления законных интересов (самый банальный прием — отключают служебные телефоны, из-за чего дозвониться до подразделения невозможно).

Поэтому такие принципы, как скорость, эффективность, обязательность, должны стать основными наравне с роботизацией. Важный аспект — принуждение участников спора к исполнению решения суда.

Позволит ли это сделать цифровизация? С учетом того, что значительная часть расчетов проводится через банковские карты — да. Автоматическое списание денежных средств уже сейчас реализовано по делам об алиментных обязательствах. А вот в случае неисполнения решений, связанных с передачей имущества, возникает сложность. И тут роль человека остается существенной.

Чего ожидать?

По нашему мнению, замена «живых судей» искусственным интеллектом будет происходить в долгосрочной перспективе по мере вытеснения человека из других схожих видов деятельности.

Представляется, что одним из инструментов, сопутствующих цифровизации судов, станет создание «виртуальной версии человека» — достоверное его отображение в сети Интернет (данные, история активностей, привязка к мессенджерам, банковским картам и др.).

У вас есть вопросы?

Эксперты сервиса Synerdocs с 2012 года изучают сферу цифрового правосудия и его применимости в бизнесе. Мы регулярно делимся собственными исследованиями с аудиторией. На нашем сайте можно найти консультации и статьи по вопросам работы и представления электронных доказательств.

Если у вас остались вопросы по теме статьи, вы можете задать их ниже в комментариях.

Подписывайтесь на наш блог, аккаунты в Facebook и Instagram, чтобы оставаться в теме цифрового правосудия в России.

Электронное правосудие в гражданском процессе

После вступления в силу Федерального Закона от 23 июня 2016 года № 220-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти» появилось множество вопросов относительно нового порядка подачи документов в суды общей юрисдикции через ГАС «Правосудие».

Читайте также:
Понятие гражданский брак в семейном кодексе

В связи с этим, команда правового партнерства «Ефимов и партнеры» решила подробно рассмотреть и описать порядок и некоторые вопросы подачи документов через интернет в суды общей юрисдикции.

Верховный суд РФ тремя различными приказами утвердил правила, по которым с 1 января регламентируется новый порядок подачи документов в Верховный суд Российской Федерации, Арбитражный суд Российской Федерации и суды общей юрисдикции через Интернет.

Относительно судов общей юрисдикции действует Приказ Судебного департамента при ВС РФ от 27 декабря 2016 года №251 в соответствии с положениями которого и происходит подача документов в суды общей юрисдикции через Интернет.

Прежде всего необходимо пройти процедуру регистрации в ЕСИА на портале «Государственные услуги», нажав на кнопку зарегистрироваться.

ЕСИА – это Единая Система Идентификации и Аутентификации, авторизация в которой является простой электронной подписью при подаче документов (о видах электронной подписи расскажем позже).

На портале «Государственные услуги» существует три типа учетных записей:

  1. Упрощенная учетная запись. Для ее регистрации необходим телефон и адрес электронной почты;
  2. Стандартная учетная запись. Для ее регистрации нужно указать в профиле СНИЛС, данные документа, удостоверяющего личность, и отправить их на проверку. Личные данные проходят проверку в Федеральной Миграционной Службе и Пенсионном фонде РФ;
  3. Подтвержденная учетная запись. Включает в себя помимо предоставления всех требований упрощенной и стандартной учетной записи еще и подтверждение личности одним из нескольких способов.

От того какой у вас тип учетной записи зависит количество услуг, которыми можно воспользоваться с помощью портала «Государственные услуги». Поэтому, регистрация в ЕСИА поможет не только в подаче документов в суд через Интернет, но и при получении различных государственных услуг (подробнее о ЕСИА, подробнее о видах учетных записей).

Примечание: подтвержденная учетная запись позволяет получить полный доступ к государственным услугам и воспользоваться системой ГАС «Правосудие». Подтвержденная учетная запись поможет Вам значительно сэкономить как время, так в некоторых случаях и нервы при обращении за различными государственными услугами. Поэтому мы рекомендуем пользоваться подтвержденной учетной записью ЕСИА.

Подача документов в суд

Для подачи документов в суды общей юрисдикции через Интернет необходимо воспользоваться системой ГАС «Правосудие». Для этого заходим на портал системы, в правом верхнем углу нажимаем «вход». Для входа и авторизации в системе используется Ваша учетная запись в Единой Системе Идентификации и Аутентификации, которую Вы зарегистрировали ранее на портале «Государственные услуги».

После страницы входа в ГАС «Правосудие» попадаем на следующую страницу. Ставим галочку в подтверждение того, что мы соглашаемся с условиями Пользовательского соглашения и обработкой персональных данных. Нажимаем «войти» и вводим свои данные аккаунта ЕСИА. Войти в систему ГАС «Правосудие» можно и с помощью электронной подписи.

Далее попадаем на первую страницу и вместо кнопки «вход» уже появилась наша фамилия и инициалы. Нажимаем «подать обращение» либо вкладку «новое обращение» в соответствующем разделе.

После нажатия вкладки «подать обращение» попадаем на страницу, где нам необходимо выбрать вид нашего обращения. Стоит отметить, что система на данный момент не работает с мировыми судьями и делами, связанными с КоАП РФ. На выбор у нас подача заявлений в рамках КАС и обычные гражданские дела. Мы выбрали вкладку «Заявление по иным производствам»

Далее попадаем на страницу формирования заявления. Наши данные из ЕСИА автоматически вводятся в соответствующие поля (персональные данные по понятным причинам скрыты). Нам остается добавить доверенность, ввести данные заявителя, выбрать суд, добавить заявление и приложения к нему. После чего нажимаем «сформировать запрос».

Для подачи заявлений в арбитражный суд по-прежнему действует система «Мой арбитр». Поэтому нажав «Обращение в арбитражный суд» система направит нас в «Мой арбитр».

Черновики обращений, ранее поданные обращения, их движение отображаются во вкладке «История обращений». В данной вкладке отображается само обращение, суд в который подано заявление, вид заявления и его текущий статус. Как мы можем видеть административное исковое заявление имеет статус «Принято к производству», а заявление по иным производствам статус «Технический отказ в приеме обращения». Это связано с отсутствием технической возможности принимать заявления через систему ГАС «Правосудие» в данном суде, а не с ошибками в подаче или оформлении документации (о техническом отказе поговорим позже).

В суды общей юрисдикции через систему ГАС «Правосудие» можно подавать как электронный образ документа (то есть обыкновенную скан-копию документа) так и электронный документ (то есть документ который изначально создается не на бумаге, а в электронной форме).

Электронные образы документов, которые мы подаем через систему ГАС «Правосудие» нужно скрепить электронной подписью (простой или усиленной квалифицированной).

К электронным образам документов, ОБЯЗАТЕЛЬНО нужно приложить доверенность или иной документ, который подтверждает полномочия лица на подачу документов (например, доверенность в которой указаны полномочия этого лица на подачу документов в суд либо на ведение дел в суде). В противном случае в принятии документов Вам будет отказано.

Электронный образ документа создается с помощью средств сканирования. Сканирование документа на бумажном носителе должно производиться в масштабе 1:1 в черно-белом либо сером цвете (качество 200-300 точек на дюйм). Файл электронного образа документа должен быть в формате PDF, его размер не должен превышать 30 Мб.

Полный перечень требований к электронным образам документов, электронным документам описывается в пунктах 2.2, 2.3 Приказа Судебного департамента при ВС РФ от 27 декабря 2016 года №251. Рекомендуем дополнительно ознакомится с данным Приказом.

Электронная подпись. Виды электронных подписей. Порядок использования электронных подписей в зависимости от вида документов.

Электронная подпись – это замена рукописной подписи. Электронные подписи (ЭП) подразделяются на следующие виды: Простую и Усиленную. Усиленная в свою очередь на Квалифицированную и Неквалифицированную.

Для создания и проверки подлинности Электронной подписи нужен ключ электронной подписи. Ключом электронной подписи является уникальная последовательность символов с помощью которой и проверяется подлинность электронной подписи.

В пункте 1.3 Порядка говорится о том, что в качестве ключа простой ЭП используется учетная запись физического лица ЕСИА. То есть, если лицо пришло авторизацию на портале «Государственные услуги», то электронные образы документов (то есть скан-копии бумажных документов), которые оно отправит в суд автоматически будут заверены простой электронной подписью.

Таким образом, простой электронной подписью является комбинация из логина и пароля ЕСИА, которая подтверждает, что электронное сообщение отправило конкретное лицо.

Примечание: возвращаясь к вышесказанному, еще раз отметим, что необходимо отличать между собой понятия электронный образ документа и электронный документ, от типа документа зависит порядок его скрепления определенным видом электронной подписи.

Электронные образы документов нужно заверять простой электронной подписью либо усиленной квалифицированной подписью, а электронные документы – только усиленной квалифицированной подписью.

Читайте также:
Розыск ответчика в гражданском процессе

Электронные документы должно подписать электронной подписью лицо, которое указано в тексте электронного документа как лицо, его подписавшее. (то есть автор электронного документа должен подписывать документ УКЭП).

Усиленная квалифицированная электронная подпись (УКЭП) не только идентифицирует отправителя, но и подтверждает, что с момента подписания электронный документ не менялся.

УКЭП должна быть в отдельном файле (отсоединенная электронная подпись), присоединенная подпись не допускается.

Существует перечень документов, которые можно подать через систему ГАС «Правосудие», только если они будут скреплены усиленной квалифицированной электронной подписью. К ним относятся:

  1. заявление об обеспечении иска (ч. 1 ст. 139 ГПК РФ);
  2. заявление о применении мер предварительной защиты по административному иску (ч. 1.1 ст. 86 КАС РФ);
  3. исковое заявление, которое содержит ходатайство об обеспечении иска (ч. 4 ст. 131 ГПК РФ);
  4. административное исковое заявление, которое содержит ходатайство о применении мер предварительной защиты (ч. 9 ст. 125 КАС РФ);
  5. ходатайство о приостановлении исполнения судебных постановлений (ч. 1 ст. 381, ч. 1 ст. 391.5 ГПК РФ).

Более подробно об электронной подписи можно узнать из Федерального закона от 06.04.2011 №63-ФЗ «Об электронной подписи»

Технический отказ в приеме обращения. Причины.

Существуют основания для отказа в принятии документов через систему ГАС «Правосудие». Технический отказ мы получим в случае, если документы, поданные через систему в суд не соответствуют положениям пункта 4.5 Приказа.

Кроме того, положения Арбитражного Процессуального Кодекса РФ, Гражданского Процессуального Кодекса РФ и Кодекса Административного Судопроизводства РФ в новой редакции применяются только при наличии в судах технической возможности (часть 4 статьи 12 Закона № 220-ФЗ).

Это означает, что если, к примеру, в суде общей юрисдикции нет возможности получать документы в электронном виде или извещать участников процесса через Интернет, то суд продолжит работать по прежним правилам. Соответственно в данном случае мы также получим «Технический отказ в приеме обращения».

Оставление обращений без движения. Заключительные положения.

Необходимо понимать, что электронные образы документов, представленные в суд общей юрисдикции, в любом случае нужно будет представлять в оригинале вне зависимости от вида электронной подписи которой подписан документ. Это связано с тем, что суду необходимо установить имеется ли оригинал такого электронного образа документа, что вполне логично.

Кроме того, бывают случаи, когда судьи оставляют обращение без движения мотивировав это тем, что копии документов для ответчика и третьих лиц не представлены. Для того, чтобы исковое заявление не оставили без движения порядок, предусмотренный статьей 132 ГПК РФ о количестве копий по числу лиц можно выполнить путем почтового отправления данных копий ответчику и третьим лицам, приложив к заявлению копию квитанции об отправке. Однако, данный метод никак не предусмотрен. Исходя из смысла Приказа применять его мы не рекомендуем. Суд самостоятельно должен распечатывать необходимые копии документов.

Без движения оставляют обращения, к которым не приложены оригиналы квитанций об уплате государственной пошлины.

Исходя из смысла нового порядка, а также смысла статьи 132 ГПК РФ квитанции об оплате госпошлины могут быть представлены в предварительное судебное заседание, так как оригиналы в электронном виде подать не представляется возможным (аналогично копиям материалов по числу лиц). Таким образом, судьи, вероятно из-за новизны, незнания и непонимания системы, оставляют обращения без движения.

Мы настоятельно рекомендуем Вам создавать правильные прецеденты использования нового порядка подачи документов. Именно мы с Вами стоим у истоков новой системы подачи документов, нам и предстоит, несмотря на некомпетентность и невежество некоторых сотрудников, совершенствовать и притворять ее в жизнь. Верим, что в ближайшее время новый порядок подачи документов будет в полной мере доведен до сотрудников суда, а нерешенные и спорные вопросы регламентируются в полном объеме.

Правовое партнерство «Ефимов и партнеры» оказывает услуги по правовому сопровождению судебных споров по всей России: административные, коммерческие, корпоративные, трудовые и прочие споры в судах.

Дистанционное правосудие

Правительство РФ одобрило перевод работы судов максимально в онлайн-режим

1 апреля Правительство РФ одобрило проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования дистанционного участия в судебном процессе», направленный на совершенствование применения информационных технологий в судопроизводстве. Советник ФПА РФ Александр Орлов отметил, что при текущем уровне развития технологий использование систем видео-конференц-связи для коммуникации, в том числе в рамках судопроизводства, уже не представляется чем-то из ряда вон выходящим. При этом, по его словам, внедрение инноваций неизбежно поднимает ряд вопросов. «Во-первых, вопрос технических требований – описать его в части видео-конференц-связи сложнее, чем, например, требования к документам, загружаемым в суд в электронном виде. Во-вторых, вопрос гарантий соблюдения прав участников – начиная от вопроса равенства участников вне зависимости от наличия доступа в Интернет и наличия технической оснащенности и заканчивая вопросом соблюдения прав участников в самом процессе – от момента подключения до особенностей донесения своей позиции и т.п.», – пояснил он.

Как ранее писала «АГ», Минюст предлагал внесение поправок в АПК, ГПК и КАС РФ о том, что исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы посредством системы госуслуг либо систем электронного документооборота с использованием системы межведомственного электронного взаимодействия. К моменту одобрения законопроекта Правительством в него внесли альтернативное положение о том, что информационная система может быть определена Верховным Судом РФ или Судебным департаментом при ВС РФ.

Предусматривается, что в случае подачи документов любым способом, кроме систем электронного документооборота с использованием системы межведомственного электронного взаимодействия, они должны быть подписаны простой электронной подписью в соответствии с законодательством и порядком, определяемым ВС РФ или Судебным департаментом при ВС РФ, если соответствующим кодексом не установлено их подписание усиленной квалифицированной подписью.

При наличии технической возможности лицам, участвующим в деле, может быть предоставлен доступ к его материалам в электронном виде.

Законопроектом предлагается использование не только системы видео-конференц-связи, но и альтернативной системы веб-конференции. При этом личность будет устанавливаться с использованием информационно-технологических средств, обеспечивающих идентификацию лица без его личного присутствия (единой системы идентификации и аутентификации, единой информационной системы персональных данных, обеспечивающей обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным гражданина (единая биометрическая система)).

Предполагается, что судебный акт, как и извещение, будет направляться в электронном виде участнику процесса посредством госуслуг или системы электронного документооборота участника процесса с использованием единой системы межведомственного электронного взаимодействия. Если суд располагает доказательствами получения участниками процесса определения о принятии искового заявления или заявления о возбуждении производства по делу, а также информации о времени и месте первого судебного заседания, то судебные акты, которыми назначаются время и место последующих заседаний или совершения отдельных процессуальных действий, направляются лицам, участвующим в деле, и иным участникам процесса посредством размещения их в информационной системе, определенной ВС или Судебным департаментом при ВС РФ. Суд также вправе известить указанных лиц о последующих заседаниях и отдельных процессуальных действиях по делу путем направления телефонограммы, телеграммы, по факсимильной связи или электронной почте либо с использованием иных средств связи. При этом участник процесса должен дать согласие на получение информации посредством электронного взаимодействия.

Читайте также:
Выдача дубликата исполнительного листа по гражданскому делу

В случае принятия законопроекта он вступит в силу с 1 января 2022 г.

В комментарии «АГ» член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что согласно положениям законопроекта установление личности гражданина, его представителя или представителя юридического лица, участвующих в судебном заседании путем системы веб-конференции, будет осуществляться с использованием так называемой «единой биометрической системы», размещенной на сайте ПАО «Ростелеком».

Таким образом, полагает эксперт, данная организация станет буквально «привратником» всех судебных заседаний, проводимых посредством дистанционного участия. Он выразил надежду, что «единая биометрическая система» от ПАО «Ростелеком» будет работать надежно, без ошибок и не будет подвержена коррупционным и иным противоправным воздействиям, а также не допустит утечки персональных данных участников процесса, поскольку в противном случае сама идея дистанционного участия в судебном процессе может оказаться полностью дискредитирована.

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев посчитал, что законопроект можно поддержать только с оговорками. Обязательным условием, пояснил он, является аутентификация участника процесса через сервис госуслуг, желательно с использованием электронной подписи – в таком случае идентификацию можно считать достоверной. «Негативно отношусь к идентификации с использованием биометрический информации. Обработка таких данных не должна становиться обязательным условием для участия в “дистанционном правосудии”. Не все граждане готовы передавать биометрическую информацию, не говоря уже о том, что форматы и способы ее защиты пока неизвестны. До проработки такого порядка законопроект следует поддержать, но только при условии использования идентификации участников процесса через портал госуслуг, без использования биометрии», – подчеркнул эксперт.

Кроме того, добавил Вячеслав Голенев, существуют сугубо «адвокатские» проблемы, которые также следует урегулировать в проекте.

Первая касается допуска адвокатов в онлайн-заседание по паспорту (удостоверению). «Несмотря на то что согласно ч. 3 ст. 61 АПК полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с Законом об адвокатуре (удостоверение, доверенность), в интерфейсе системы “Мой арбитр” предусмотрена возможность подгрузить только паспорт (по умолчанию). Я подгружаю удостоверение, но отдельные судьи настаивают на паспорте. Считаю необходимым закрепление требования к адвокатам о предъявлении скан-копии удостоверения», – пояснил он.

Вторая проблема – допуск к гражданскому правосудию онлайн в судах общей юрисдикции. «В одном из региональных судов была система ВКС для взаимодействия с СИЗО и другими судами по уголовным делам. Несмотря на наличие организационных возможностей, для рассмотрения гражданских дел она не использовалась», – рассказал Вячеслав Голенев. Следовательно, отметил он, актуален вопрос об активации такой «спящей» опции для снижения зависимости от территориальной удаленности и влияния пандемии коронавирусной инфекции.

Третья проблема – отсутствие электронных материалов дела в «бумажных» материалах. По мнению эксперта, это связано с тем, что в судебное дело (бумажные прошнурованные и пронумерованные тома) зачастую не распечатываются и не вкладываются (не вшиваются) «электронные» материалы.

Вячеслав Голенев также указал, что согласно абз. 12 п. 12 Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах РФ, утвержденной Постановлением Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 г. № 100, материалами судебного дела могут быть как документы на бумажных носителях, так и электронные документы и их электронные образцы. В соответствии с п. 3.3.6 Инструкции изучение документов, поступивших в арбитражный суд в электронном виде, осуществляется судьями и сотрудниками суда при помощи имеющихся в распоряжении суда технических средств. При необходимости по требованию судьи такие документы могут быть распечатаны помощниками (специалистами) судебного состава. Таким образом, документы, поступившие в арбитражный суд в электронном виде, подлежат исследованию судом. «Зачастую со ссылкой на слово “могут” такие документы не распечатываются, а сослаться на них классически – “том дела, лист дела” в ходе судебного разбирательства нельзя», – заметил адвокат.

Вячеслав Голенев обратил внимание, что в судах общей юрисдикции такой порядок вообще не урегулирован. «Что делать, если доказательство поступило в электронном виде, но не было распечатано и в дело не вшито? Как оценивать, как возражать? Эти вопросы на законодательном уровне пока без ответа», – заключил он.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов отметил, что современные технические достижения средства коммуникации, с одной стороны, и пандемия коронавируса – с другой, повлияли на дистанционные формы социального взаимодействия в современных условиях. Очевидно, законопроект о регулировании дистанционного участия в судебном процессе обусловлен этими обстоятельствами.

Эксперт указал, что электронное правосудие существует во многих странах. В России оно получило распространение в большей степени в арбитражном судопроизводстве, а в судах общей юрисдикции идет с «пробуксовкой».

«Законопроект расширяет процессуальные возможности лиц, участвующих в деле, и делает универсальной судебную процедуру, предоставляя равные возможности участникам в судебном процессе при рассмотрении гражданских, арбитражных и административных дел. Например, он предоставляет возможность подавать документы в суды в бумажном или электронном виде, в том числе в форме электронного документа, принимать участие в заседании путем использования системы веб-конференции и др. Судить о качестве проекта пока преждевременно, но ясно, что он направлен на создание единого универсального порядка взаимодействия с судами в электронном виде, что должно облегчить процедуру обращения в суд и рассмотрения дел, положительно отразиться на соблюдении разумных процессуальных сроков», – считает Алексей Иванов.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Александр Орлов отметил, что при текущем уровне развития технологий использование систем видео-конференц-связи для коммуникации, в том числе в рамках судопроизводства, уже не представляется чем-то из ряда вон выходящим. «Логично, что те способ и форма общения в деловой среде, которые стали нормой за последние два года, просто расширяют круг своего применения, переходя в новые сферы судебного процесса. Однако внедрение инноваций неизбежно поднимает ряд вопросов. Во-первых, вопрос технических требований – описать его в части видео-конференц-связи сложнее, чем, например, требования к документам, загружаемым в суд в электронном виде. Во-вторых, вопрос гарантий соблюдения прав участников – начиная от вопроса равенства участников вне зависимости от наличия доступа в Интернет и наличия технической оснащенности и заканчивая вопросом соблюдения прав участников в самом процессе – от момента подключения до особенностей донесения своей позиции и т.п.», – отметил эксперт.

Он пояснил, что слишком широкий простор появляется для различных злоупотреблений, причем со стороны всех участников процесса. Кроме того, появляется дополнительная опасность – доступ к такой системе третьих лиц, взлом аккаунтов и т.п. Правоохранительная система, считает Александр Орлов, не всегда успевает перестроиться за прогрессом, особенно в части новых компьютерных технологий. В данном случае же признание, например, иска ответчиком или отказ истца от иска будут иметь для сторон необратимые последствия, а технически злоумышленники смогут организовать такие действия дистанционно намного проще, чем при личной явке.

Читайте также:
Отмена обеспечительных мер в гражданском процессе

«В целом же отрицать движение прогресса проблематично, нет смысла оценивать, согласны мы с ним либо нет. Интересно же осмыслить происходящие изменения в целом. Например, может исчезнуть множество приемов, используемых на текущий момент судебными юристами, – от затягивания процесса в связи с командировкой или неуведомлением до подачи доказательств и своей позиции в письменном виде непосредственно в процессе после устного выступления. Тут у каждого представителя могут быть свои профессиональные уловки, но их точно придется пересматривать, – полагает советник ФПА РФ. – Еще один пример для демонстрации будущих перемен – допрос в дистанционном режиме: это уже совсем не тот допрос, по которому написано множество книг и рекомендаций. Большая часть классических приемов и методов тут просто не сработает. При этом, напротив, ряд компьютерных программ могут помогать отслеживать реакции такого свидетеля на наличие в его показаниях признаков лжи по его мимике, движению глаз, изменению голоса, что ранее также было практически невозможно организовать».

Прогресс в части дистанционных технологий затронет в итоге судебный процесс – как его доктрину, так и практические навыки судебных юристов – намного глубже и шире, чем это может сейчас показаться, заключил Александр Орлов.

5 советов непрофессиональному участнику судебного заседания по гражданскому делу

Адвокат (Адвокатская палата г. Москвы)

специально для ГАРАНТ.РУ

Многим из нас приходится обращаться в суд. Иногда это случается, когда просить судебной защиты приходится по своей инициативе. Иногда суды вызывают граждан в качестве ответчиков или иных лиц, участвующих в деле. И тогда возникает множество вопросов: как себя вести в суде? Что можно и чего нельзя делать в судебном заседании по гражданскому делу? Как добиться того, чтобы суд рассмотрел заявление или ходатайство? Как обращаться к судье? В этой колонке поделюсь несколькими советами, которые, надеюсь, помогут непрофессиональному участнику понять, что его ждет и как вести себя в судебном заседании по гражданскому делу.

Прежде всего, отмечу, что при разрешении конкретного спора суд принимает решение на основе законов, нормативных актов, регулирующих соответствующие отношения. Например, в споре по поводу выселения лица из квартиры применяется Жилищный кодекс РФ, в споре о том, кто виновен в аварии, – ПДД, при споре о праве собственности на объект недвижимости – ГК РФ и другие законы. Кроме законов, регулирующих непосредственно спорные отношения, суды в своей деятельности руководствуются процессуальным законодательством, то есть применяют те процессуальные законы, которые регулируют правила рассмотрения соответствующих споров в соответствии с видом судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ).

Для рассмотрения гражданских дел таким процессуальным законом является ГПК РФ. Поэтому изучить основные положения этого кодекса и периодически обращаться к нему будет нелишним.

Перейдем теперь к практическим рекомендациям.

Совет № 1. Ведите аудиозапись судебного заседания

Всем лицам, участвующим в деле, и гражданам, присутствующим в открытом судебном заседании, предоставлено право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъемка, видеозапись и трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда (п. 7 ст. 10 ГПК РФ).

Чтобы всегда иметь под рукой актуальную редакцию ГПК РФ и других кодексов, установите на свой смартфон приложение “ГАРАНТ. Все кодексы РФ”.

По этой причине участвующему в деле лицу (истцу, ответчику, третьему лицу) можно производить аудиозапись, не спрашивая об этом разрешения у суда в открытом судебном заседании (бывают и закрытые, об этом суд должен объявить в начале заседания). Данный вид записи хода судебного заседания не является обязательным для судебного разбирательства, однако демонстративно лежащий на столе одного из участвующих в деле лиц диктофон “дисциплинирует” всех участников процесса.

Для убедительности можно в начале судебного заседания заявить об аудиофиксации судебного заседания. Но главное назначение такой записи – дальнейшая помощь для подготовки к следующему судебному заседанию в том случае, если текущее будет отложено. А если придется приносить замечания на протокол судебного заседания, можно будет сверить его с аудиозаписью (ст. 231 ГПК РФ).

Совет № 2. Встать, Суд идет! Соблюдайте порядок в судебном заседании

Непосредственно порядку в судебном заседании, той процедуре, что описывает, как должны вести себя участники судебного заседания, посвящена ст. 158 ГПК РФ, которая так и называется: “Порядок в судебном заседании”.

Не буду останавливаться подробно, поскольку из содержания самой статьи правила поведения в зале судебного заседания будут понятны и неподготовленному читателю, а заострю внимание лишь на некоторых правилах, которые могут иметь серьезные последствия для участников процесса.

Во-первых, свидетель несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний (ст. 307-308 УК РФ), о чем перед допросом у свидетеля должна быть отобрана подписка. Но при этом свидетель вправе отказаться от дачи показаний по ст. 51 Конституции РФ (“Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом”). Истец и ответчик о такой ответственности не предупреждаются, поскольку предполагается, что давать объяснения – это право истца или ответчика, а не обязанность, и это их позиция по делу (что можно трактовать как невозможность привлечения к уголовной ответственности за это).

Во-вторых, уголовным законом предусмотрена ответственность в том случае, если участник дела (в том числе истец или ответчик) фальсифицировал доказательства (ст. 303 УК РФ).

Закон также предусматривает основания для привлечения к уголовной ответственности за неуважение к суду. Неуважением к суду признаются действия, выразившиеся в оскорблении участников судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК РФ), или такие же действия в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2 ст. 297 УК РФ).

Совет № 3. Заявляйте отводы правильно

Расхожим является мнение о том, что если лицу, участвующему в деле, не нравится судья, председательствующий в судебном заседании, то такому судье можно заявить отвод и судья будет заменен. Это не так. ГПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для отвода судьи. Таковыми признаются следующие обстоятельства (ст. 16 ГПК РФ):

  • при предыдущем рассмотрении данного дела судья участвовал в нем в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика;
  • судья является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей;
  • судья лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.

Однако заявление об отводе судьи, рассматривающего дело единолично, рассматривает тот же судья, отвод которому заявлен. На практике это приводит к тому, и это подтвердит любой практикующий юрист, что заявления об отводе практически никогда не удовлетворяются судьями. Вместе с тем, если участник уверен, что основания для отвода судьи или иного участника процесса имеются, заявлять об отводе следует.

Читайте также:
Форма мирового соглашения в гражданском процессе

ФОРМЫ

Заявление об отводе судьи на основании ч. 1 ст. 16 ГПК РФ
Заявление об отводе судьи на основании ч. 2 ст. 16 ГПК РФ
Заявление об отводе судьи на основании ч. 3 ст. 16 ГПК РФ

Отказ в отводе судьи обжалованию не подлежит, однако свое несогласие с решением судьи об отказе в отводе можно изложить в апелляционной жалобе на окончательный судебный акт по делу. Жалобу на действия судьи можно также направить на имя председателя суда, который должен ее рассмотреть (ст. 22 Федерального закона от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ “Об органах судейского сообщества в Российской Федерации”.

По аналогичным основаниям и в таком же порядке, как и отвод судье, отводятся прокурор, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист и переводчик.

Заявление об отводе следует составлять письменно. А если об основаниях для отвода стало известно в ходе судебного заседания, заявлять об отводе следует устно и немедленно после того, как выявились такие основания. В случае, если дело будет разрешено без рассмотрения вопроса об отводе лица, которое подлежало отводу, или же судьи, без выяснения вопроса об основаниях и необходимости отвода, решение суда с большой вероятностью будет незаконным.

В тех же случаях, когда, по мнению лица, участвующего в деле, суд нарушает права участника, но основания для отвода судьи не усматриваются, можно заявить о возражениях на действия председательствующего. Если такие действия председательствующего в судебном заседании судьи происходят непосредственно в ходе рассмотрения дела, возражения заявляются устно. Возражения в таком случае заносятся в протокол судебного заседания (ч. 2 ст. 156 ГПК РФ).

Совет № 4. Следите за протоколом судебного заседания

Протокол судебного заседания – важный процессуальный документ, отражающий ход судебного процесса и самые важные его моменты. Его содержание и правила составления регламентированы ст. 229-230 ГПК РФ.

Следует знать, что протокол обязательно ведется в судебном заседании и в предварительном судебном заседании (ст. 228 ГПК РФ). Но на стадии подготовки к делу, а это обычно обозначается как беседа, протокол судебного заседания суд может не вести. По этой причине свидетели в стадии подготовки не допрашиваются, и свои навыки красноречия показывать суду в этой стадии не следует, поскольку отражено в деле это не будет. Лучше свою позицию в беседе с судьей изложить устно и коротко, а в судебном заседании, в том числе в предварительном, – полно и медленно, замечая, успевает ли секретарь судебного заседания записывать в протокол за говорящим. Объяснения можно также составить в письменном виде и попросить приобщить их к материалам дела. О том, какое заседание проводится непосредственно в данный момент, судья должен объявить перед началом заседания. Если же судья этого не сделал, то для того, чтобы результат заседания не стал для его участников сюрпризом, следует просить суд разъяснить, какой именно вид заседания проводится.

Как правило, протокол не содержит дословного содержания судебного заседания. Вместе с тем, у лица, участвующего в деле, есть право в течение пяти дней с даты его составления (а составлен он должен быть не позднее трех дней с даты судебного заседания) ознакомиться с протоколом и принести на него возражения относительно его неполноты и/или неточности (ч. 3 ст. 230, ст. 231 ГПК РФ). Следует знать, что во всех случаях, когда для совершения какого-либо действия согласно ГПК РФ срок установлен в днях, срок этот исчисляется в календарных днях. Таким образом, если суд оформил и подписал протокол в пятницу, срок для принесения замечаний на него начинает исчисляться в календарных днях, начиная с субботы, и оканчивается он через пять дней, то есть в среду следующей недели включительно. Есть лишь одно исключение, касающееся выходных, – в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день (ч. 2 ст. 108 ГПК РФ).

Для того чтобы иметь возможность ознакомиться с протоколом, необходимо сразу после окончания судебного заседания выяснить дату, когда протокол будет изготовлен. Далее о его готовности можно узнавать у секретаря судебного заседания, помощника судьи или непосредственно у судьи.

В том же случае, если протокол по каким-либо причинам в установленные сроки (три дня от даты заседания) изготовлен не был, следует написать заявление на имя судьи, указав о том, что на дату обращения протокол по-прежнему не готов. Заявление нужно подать в канцелярию суда в двух экземплярах, таким образом, чтобы на руках оставался один экземпляр с отметкой о регистрации. Такое заявление в дальнейшем поможет объяснить уважительность причины принесения замечаний на протокол, если сроки для этого формально будут пропущены.

Непосредственно ознакомиться с протоколом можно путем его изучения в самом деле, можно просить изготовить и выдать на руки его копию, заверенную судом. Можно ограничиться его фотокопированием. Безусловно, всегда лучше иметь на руках удостоверенную судом копию протокола судебного заседания.

Для сличения полноты и правильности протокола и поможет аудиозапись судебного заседания на личном диктофоне или телефоне. Конечно, следует позаботиться о качестве аудиозаписи, независимо от того, записан ход судебного заседания на диктофон или на телефон. В том случае, если содержание протокола расходится с фактическим ходом судебного заседания, зафиксированным на аудионосителе, или в случае неполноты протокола, свои замечания на протокол, направляемые на имя судьи через канцелярию, можно снабдить компакт-диском с записью судебного заседания, которая производилась на диктофон. В заявлении следует указать наличие компакт-диска в качестве приложения. По правде говоря, судьи не любят приобщать такие доказательства к материалам дела, однако, несмотря на это, сам факт такой попытки может сыграть решающую роль при возникновении спора о содержании протокола.

Следует учесть, что судьи вышестоящей инстанции будут делать выводы о том, как проходило судебное заседание, что обсуждалось и какие заявления делались, изучая, в том числе протокол и замечания на него, если они принесены.

На практике с принесением возражений на протокол существуют некоторые сложности, пути разрешения которых стоит здесь рассмотреть.

Как указано выше, протокол судебного заседания должен быть составлен и подписан судом в течение трех дней после судебного заседания (ч. 3 ст. 230 ГПК РФ). Нередко срок этот судом не соблюдается в силу его загруженности. Как часто бывает, протокол может быть составлен через пять, 10 дней или даже месяц после даты судебного заседания, а в самом протоколе может быть указано, что составлен он в день судебного заседания. Получая на руки протокол, например, через месяц, заинтересованное лицо, таким образом, утрачивает возможность принести на него возражения, ввиду формального пропуска срока.

Читайте также:
Электронный документ как доказательство в гражданском судопроизводстве

В таких случаях нужно, во-первых, каждый свой визит в суд для целей ознакомления с протоколом, когда протокол оказался не готов, фиксировать письменными обращениями в адрес судьи. Как обращаться с таким заявлением я указывал выше. Во-вторых, принося замечания на протокол, обязательно снабдить их ходатайством о восстановлении сроков для принесения таких замечаний, объясняя уважительность пропуска установленного срока для их принесения. При отсутствии такой просьбы о восстановлении срока судья, не рассматривая возражения, возвращает их заявителю, не оставляя в деле.

Судья, рассмотрев замечания на протокол, либо их удостоверит и оставит в деле, либо отклонит при несогласии с ними. В последнем случае он вынесет мотивированное определение об их полном или частичном отклонении. Замечания приобщаются к делу во всяком случае (ч. 1 ст. 232 ГПК РФ).

Замечания на протокол должны быть рассмотрены в течение пяти дней со дня их подачи (ч. 2 ст. 232 ГПК РФ).

Совет № 5. Заявления и ходатайства оформляйте письменно

Заявления – обращение к суду с просьбой что-либо сделать.

Ходатайство (ударение на второй слог) – также обращение к суду с просьбой что-либо сделать, но негласно между ними есть различия. Заявленное ходатайство подразумевает, что суд, рассмотрев его, должен принять одно из решений: удовлетворить ходатайство или нет. Заявления, как правило, такого реагирования суда не требуют, и служат для целей отражения каких-либо фактов или требования от суда или лиц, участвующих в деле, совершения действий, разрешения на которые не требуется. Например, перед началом судебного заседания можно сделать заявление о том, что участник намерен вести аудиозапись судебного заседания (как мы помним, разрешения судьи на такое действие не требуется, если проходит открытое судебное заседание).

ФОРМЫ

Ходатайство о приобщении к делу доказательств
Ходатайство о приобщении к делу аудиозаписи в качестве доказательства (гражданский процесс)

Рассмотрим ситуацию с ходатайством о приобщении доказательства к материалам дела.

Проще всего представить доказательства в суд в том случае, когда они приложены к исковому заявлению. В таком случае суд не рассматривает вопрос о приобщении доказательств к материалам дела, а принимает их вместе с иском. В тех же случаях, когда доказательства приобщаются к материалам дела (именно так мы называем процесс попадания того или иного доказательства в дело) уже после возбуждения дела, это делается с позволения судьи и с учетом мнения других лиц, участвующих в деле, и только в судебном заседании.

Для того чтобы приобщить какое-либо доказательство в дело, например, письменное доказательство в судебном заседании, нужно заявить соответствующее ходатайство. Выглядит это, примерно, так: “Уважаемый суд, прошу приобщить к материалам дела письменное доказательство, доказывающее вот это и вот это…”. Судья, рассмотрев представленное письменное доказательство, ходатайство либо удовлетворяет и приобщает доказательство к делу, либо ходатайство отклоняет и возвращает доказательство заявителю ходатайства.

Здесь есть одна хитрость. В том случае, если ходатайство о приобщении доказательства заявлено устно и судья, отклонив его, вернет письменный документ заявителю, никто из вышестоящего суда в случае дальнейшей проверки дела может и не узнать о том, что такой документ просили приобщить к делу. Но вот если ходатайство оформлено письменно и к нему приложено доказательство, о приобщении которого просит заявитель, в таком случае, отклоняя ходатайство о приобщении и даже вернув письменное доказательство, судья должен приобщить письменное ходатайство в дело. И на приобщении письменного ходатайства (даже отклоненного) следует настоять. У вышестоящего суда будет возможность увидеть, что лицо соответствующее доказательство просило приобщить.

Аудиозапись как средство доказывания в гражданском процессе — эффективно или нет?

В жизни достаточно часто возникают ситуации, когда отношения граждан не урегулированы формально, путем подписания документов, проясняющих суть этих отношений. К примеру, «дружеский» займ без составления расписки.
В указанных случаях пострадавшему могла бы помочь аудиозапись разговора с оппонентом. Причем, граждане используют диктофон (как правильно, программное обеспечение на сотовом телефоне) очень активно и «пишут» все, что нужно и не нужно. Бытует убеждение, что, если есть запись «порочащего» разговора – значит победа в суде в кармане. Аудиозапись гражданам представляется «царицей доказательств», не меньше! Однако, в судебной практике аудиозапись оценивают совсем не так, как представляется тем, кто ее сделал.
ГПК РФ весьма лаконичен в том, что касается такого вида доказательства, как аудиозапись – от лица, которое представляет запись на «носителе» (электронном или ином) требуется указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст.77 ГПК РФ). Постановлений Пленума ВС РФ относительно этого вида доказательства нет.
На первый взгляд, все просто – записать на флеш-карту (CD-диск), дать пояснения, когда, кем и при каких обстоятельствах сделана запись, обеспечить суд технической возможностью прослушать/посмотреть запись (взять с собой в заседание ноутбук).
Однако, существует ряд нюансов, весьма затрудняющих использование такого вида доказательств.
1. Требование пояснить «когда, кем и при каких обстоятельствах сделана запись» указано в ст.77 ГПК РФ не случайно: оно призвано проверить допустимость такого средства доказывания. Если запись была сделана с помощью скрытой камеры в жилом помещении, где проживает ответчик, или с помощью микрофона, тайно размещенного в помещении, занимаемом ответчиком, то такую запись суд даже не приобщит к материалам дела, сославшись на нарушение ст.23,24 Конституции РФ.

По общему правилу, можно записывать свой собственный разговор, по телефону, либо при личной встрече, участником которой являлось лицо, сделавшее запись. Причем, разговор этот должен касаться именно договорных отношений сторон, а не «частной жизни» отдельного лица. Например – беседа заимодавца и заемщика о возврате долга. Если в суд представляется аудиозапись, требуется приобщить «расшифровку» (полный перенос содержания беседы на бумагу) разговора на ней, которую можно изготовить самостоятельно. Заверять расшифровку не требуется (ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 14 апреля 2015 г. N 33-КГ15-6).

А нужно ли уведомлять другую сторону о том, что производится запись? Странный вопрос, ведь если это сделать оппонент никогда не скажет того, что он мог бы сказать, и ради чего собственно запись и производится.
Мнения судов разделились, согласно первой точке зрения, уведомлять о ведении записи нужно (ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД, ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 9 июля 2014 г. N 33-3454/2014; САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД, АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 23 января 2014 г. N 33-69/2014), иначе запись будет признана недопустимым доказательством. В других случаях, суды посчитали, что уведомлять о ведении записи не требуется (Определение Верховного суда РФ от 06 декабря 2016 по делу №35-КГ16-18, СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 6 сентября 2017 г. по делу N 33-15050/2017).
Разумеется, вторая точка зрения представляется более прогрессивной (тем более, что она поддержана ВС РФ) – необходимость «писать» человека возникает только тогда, когда иным путем доказательства получить нельзя, ввиду уклонения оппонента от их предоставления. Но возможно, что разница в оценке связана лишь с тем, что в случаях, рассмотренных в Ленинградской области ответчик не признавал запись, а при рассмотрении дел Верховным судом и в Свердловской области ответчик признавал факт разговора, но просил исключить запись из числа доказательств, так как не был уведомлен о том, что запись производится.

Читайте также:
Какой срок исковой давности по гражданским делам

Кстати, при рассмотрении одного из судебных дел, суд отказал в приобщении аудиозаписи на том основании, что из ее содержания нельзя установить время, место и обстоятельства при которых она производилась! (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 28 января 2016 г. N 33-1490/2016). Может быть судья хотел сказать не то, что сказал, но по странному совпадению, и в этом случае аудиозапись оспаривалась вторым участником спора.

2. Требование представить в суд оригинал записи (для заверения)!
Логично просто скопировать запись с телефона/диктофона на компьютер и перенести на диск (CD или флеш-карту).
Однако, проблема в том, что в дело будет представлен не оригинал записи, а ее копия. Что может повлечь следующий вывод суда: «в материалах дела имеется фонограмма, полученная не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписанная с иного носителя (телефона и/или диктофона), то есть фонограмма-копия, верность которой (полнота соответствия оригиналу) не может быть надлежаще процессуально проверена и удостоверена». (СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 26 октября 2017 г. по делу N 33-18491/2017). Или вот так: «подлинная запись с видеорегистратора ответчиком и его представителем в суд апелляционной инстанции не представлена (запись была представлена на ДВД-диске – А.П.)», что также повлекло признание записи ДТП недопустимым доказательством (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 февраля 2016 г. N 33-2963/2016).
Ну что же, правила о предоставлении доказательств в дело никто не отменял и приобщать их нужно в оригинале, или надлежащим образом заверенной копии. Интересно, как в такой ситуации поступить – принести на флешке и на телефоне и дать суду прослушать, чтобы «заверить копию»?! Или приобщить в дело сам носитель оригинальной записи – телефон?!
Мой знакомый юрист специально для таких целей приобрел диктофон, «пишущий» сразу на съемный носитель. Но далеко не все будут приобретать подобную технику.
3. Фоноскопическая экспертиза.
Примечательно, что в просмотренной мной судебной практики до фоноскопической экспертизы не дошли ни разу – суд отказывал в ее проведении, начиная придираться к допустимости произведенной записи.
Интересен вопрос о том, кто инициирует и авансирует проведение этой экспертизы. При фальсификации письменных доказательств все понятно – есть предположительно подделанная подпись от имени такого-то, если такой-то оспаривает ее подлинность – то он просит суд назначить и оплачивает экспертизу.
По аудиозаписи все не так просто – ведь из ее содержания установить действующих лиц, как правило нельзя. И если другая сторона оспаривает запись, то и оснований возлагать на нее обязанность оплачивать экспертизу, нет. Предположу, что суд в этой ситуации возложит обязанность по авансированию экспертизы на лицо, представившее «неудобное» доказательство, мотивируя это тем, что «непонятно кто на записи, другая сторона оспаривает, экспертиза стоит десятки тысяч рублей, представьте оригинал записи (любимый Айфон), а лучше вообще откажитесь от экспертизы».
Стоит отметить, что и записи как правило предоставляются довольно некачественные, с обилием посторонних шумов, что значительно затрудняет идентификацию участников разговора – слова то разобрать возможно не всегда!

ВЫВОДЫ:
Аудиозапись рассматривается в гражданском процессе, как «недодоказательство», неудобное и нелюбимое судами. Если оппонент признает запись – вопросов нет. Если не признает – претензии к допустимости доказательства сразу появляются в огромном количестве, причем как предусмотренные, так и не предусмотренные законом. Суд сделает все, чтобы отвергнуть запись, и не проводить по делу экспертизу.

Стороне, предполагающей, что ее «записали» и будут эту запись использовать, достаточно не признавать факт встречи и не опознавать свой голос на записи – тогда суд отвергнет это доказательство на 99% (причем без всякой экспертизы). В суд можно направить представителя, поскольку не всякий, услышав себя на диктофонной записи, сможет уверенно заявить суду, что «это не я».

Стороне, планирующей представить аудиозапись, следует позаботиться о ее идентификации и качестве:

  • если планируется личная встреча – приобрести диктофон с микрофоном (который можно незаметно разместить на одежде), пишущий на съемный носитель. Это значительно повысит качество записи, снимет вопросы с предоставлением ее оригинала в суд. Местом встречи желательно определить такое, где снижен общий шумовой фон – парк, малопосещаемый в дневное время ресторан и так далее. Качество записи и низкий уровень фонового шума очень важно – судья будет слушать запись в любом случае. А вот решать – приобщать к делу или нет, и какую оценку давать доказательству, судья будет на основании в том числе качества записи – если четко слышны два голоса это одно, а если встреча была в управлении Росреестра и в общем гаме голосов разговор сторон практически не разобрать – совсем другое.
  • перед началом встречи проговорить под запись время, место и участвующих лиц.
  • предупреждать о ведении записи своего оппонента не нужно (о чем есть определение ВС РФ, ссылка выше).
  • имея на руках запись, но до обращения в суд, обратиться с заявлением в правоохранительные органы – пусть проверят, нет ли в действиях оппонента состава преступления. Как правило, состава там нет (или его не найдут), но оппонента должны опросить и есть шанс, что он признается в (к примеру) получении средств (а наличии записи разговора в этом омжет помочь). Так можно получить уже письменное доказательство – объяснения лица+постановление об отазе в возбуждении УД, которые можно использовать в суде.
  • представить запись в суд не заблаговременно, а неожиданно (желательно, чтобы в заседании присутствовал сам оппонент) – это повысит шансы на признание оппонентом как факта встречи, так и себя, как участвующего в ней лица.
  • в заседание суда представить расшифровку записи (хотя такое требование в законе прямо не поименовано, на практике оно применяется повсеместно). Расшифровка не требует заверения (ВС уже высказался на эту тему), но, если есть желание заверить ее в экспертной организации – лишним это не будет. Можно также сразу с заявлением ходатайства о прослушивании и приобщении записи представить заключение об отсутствии монтажа и даже идентификации голоса заявителя на записи – все указанные меры повысят убедительность доказательства в глаза суда, который, напомню, аудиозапись в таковом качестве воспринимать как правило не хочет.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: