Два договора на один предмет: последствия

Законно ли заключать несколько договоров на одни и те же услуги на один период с одним исполнителем на общую сумму, превышающую 100 тысяч рублей?

Е.М. Тараненко,
автор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

ВОПРОС

В течение одного периода есть несколько договоров по 223-ФЗ на одни и те же услуги с одной организацией. Один договор не превышает 100 тыс. руб. Не нарушаем ли закон?

ОТВЕТ

Несмотря на то, что закон 223-ФЗ не регулирует вопросы дробления, заключение нескольких договоров на одни и те же услуги на один период с одним исполнителем на общую сумму, превышающую 100 тысяч рублей, может быть признано нарушением законодательства о конкуренции. Однако такая практика по закону 223-ФЗ является исключительной редкостью в настоящее время.

Также это может быть признано нарушением законодательства о закупках, если в Положении о закупках заказчика есть нормы, ограничивающие такие действия.

В случае, если общая стоимость договоров менее 100 тысяч рублей, риска привлечения к ответственности нет.

ОБОСНОВАНИЕ

Вопрос дробления закупок Законом N 223-ФЗ не регулируется. Вы можете закупать одноименные товары, работы или услуги несколькими мелкими закупками за определенный период, если это не запрещено вашим положением о закупке (см. Письмо Минэкономразвития России от 15.06.2016 N ОГ-Д28-7314). Однако не следует злоупотреблять данным правом, это может привести к необоснованному ограничению конкуренции. Не заключайте несколько договоров до 100 (500) тыс. руб., если одновременно соблюдаются два условия:

  • вы приобретаете одноименную продукцию или совершаете ряд взаимосвязанных сделок в течение непродолжительного периода времени (например, в одном месяце заключили три договора на косметический ремонт в трех кабинетах вашего офиса);
  • общая стоимость одноименных товаров, работ, услуг или взаимосвязанных сделок превышает ту предельную сумму, свыше которой в соответствии с вашим положением вы должны проводить конкурентные процедуры.

Такие закупки могут признать нарушением ч. 1 ст. 17 Закона N 135-ФЗ, а договоры недействительными по иску контролирующих органов или заинтересованных поставщиков.

Готовое решение: Какие особенности учесть заказчику при закупке малого объема (до 100 тыс. руб. или 500 тыс. руб.) по Закону N 223-ФЗ (КонсультантПлюс, 2019)

Часть 1 статьи 17 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 27.12.2018) “О защите конкуренции” (с изм. и доп., вступ. в силу с 08.01.2019) устанавливает, что при проведении торгов, запроса котировок цен на товары (далее – запрос котировок), запроса предложений запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, в том числе координация организаторами торгов, запроса котировок, запроса предложений или заказчиками деятельности их участников, а также заключение соглашений между организаторами торгов и (или) заказчиками с участниками этих торгов, если такие соглашения имеют своей целью либо приводят или могут привести к ограничению конкуренции и (или) созданию преимущественных условий для каких-либо участников, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Частью 3 статьи 3 Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ (ред. от 28.11.2018) “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц” установлены основные принципы, которыми должны руководствоваться субъекты при осуществлении закупок товаров, работ, услуг:

  1. информационная открытость закупки;
  2. равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки;
  3. целевое и экономически эффективное расходование денежных средств на приобретение товаров, работ, услуг (с учетом при необходимости стоимости жизненного цикла закупаемой продукции) и реализация мер, направленных на сокращение издержек заказчика;
  4. отсутствие ограничения допуска к участию в закупке путем установления неизмеряемых требований к участникам закупки.

Е.М. Тараненко,
автор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

Может ли заказчик заключить два контракта с разными поставщиками на одну услугу в одном временном периоде?

Может ли муниципальное казенное учреждение согласно Федеральному закону от 05.04.2013 № 44-ФЗ заключить на одну услугу (предоставление доступа в Интернет) два договора стоимостью до 100 000 руб. с разными поставщиками на один и тот же период времени и два контракта с одним поставщиком на предоставление услуги электросвязи на один и тот же период времени (необходимость заключения вторых договоров на услуги электросвязи и предоставления доступа в Интернет связана с тем, что услуги по этим договорам будут предоставляться другому лицу (администрации муниципального образования), находящемуся в том же здании)?

Прежде всего отметим, что согласно п. 6 ст. 3 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон № 44-ФЗ) как муниципальные органы, так и муниципальные казенные учреждения при осуществлении ими закупок действуют от имени муниципального образования. Однако каждый из них по смыслу данной нормы выступает как самостоятельный муниципальный заказчик.

Вместе с тем в соответствии с ч. 3 ст. 26 Закона № 44-ФЗ местная администрация может возложить на одно или несколько муниципальных казенных учреждений полномочия на планирование закупок, определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей), заключение государственных и муниципальных контрактов, их исполнение, в том числе на приемку поставленных товаров, выполненных работ (их результатов), оказанных услуг, обеспечение их оплаты, для нескольких органов местного самоуправления, муниципальных казенных учреждений.

Читайте также:
Последствия заключения мирового соглашения в арбитражном процессе

Для того чтобы муниципальное казенное учреждение могло планировать и осуществлять закупки для нужд соответствующего органа местного самоуправления или другого казенного учреждения, органу местного самоуправления необходимо принять решение о наделении казенного учреждения вышеуказанными полномочиями (п. 3 ч. 5 ст. 26 Закона № 44-ФЗ). Порядок взаимодействия между таким казенным учреждением и соответствующим органом местного самоуправления (другим казенным учреждением) определяется решением о создании такого учреждения или решением о наделении его полномочиями заказчика (ч. 10 ст. 26 Закона № 44-ФЗ).

Иными словами, как следует из приведенных норм, одно наделенное местной администрацией соответствующими полномочиями казенное учреждение может осуществлять все полномочия заказчика при проведении закупок для нужд других казенных учреждений и органов местного самоуправления, в том числе заключать договоры, принимать производимое по ним исполнение и обеспечивать его оплату. При этом по смыслу указанных норм муниципальное казенное учреждение само не становится заказчиком, а лишь осуществляет его полномочия.

Следовательно, если в решении о создании казенного учреждения, указанного в вопросе, существуют положения о наделении его полномочиями заказчика – администрации муниципального образования по планированию и осуществлению закупок либо решение о передаче ему данных полномочий принято администрацией после его создания, такое учреждение вправе произвести все рассматриваемые закупки. В этом случае такие закупки не будут расцениваться как произведенные одним заказчиком, поскольку одни из договоров будут заключены казенным учреждением в качестве самостоятельного заказчика, а другие – во исполнение полномочий другого заказчика, которыми казенное учреждение было наделено.

Если же казенному учреждению не передавались полномочия администрации муниципального образования по планированию и осуществлению закупок, то указанные в вопросе договоры следует признать заключенными одним заказчиком – казенным учреждением.

Не затрагивая вопроса о правомерности заключения казенным учреждением как получателем бюджетных средств договоров в пользу другого получателя бюджетных средств – администрации муниципального образования с точки зрения бюджетного законодательства, отметим, что в Законе № 44-ФЗ отсутствуют какие-либо ограничения или запреты на заключение договоров на приобретение одноименных товаров (работ, услуг) в течение одного и того же периода времени с одним и тем же или разными поставщиками (подрядчиками, исполнителями).

Как следует из положений п. 4 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ, заключение договоров с единственным поставщиком на основании указанного пункта ограничено, во-первых, суммой одного контракта, а во-вторых, общей суммой контрактов, заключенных заказчиком на основании данного пункта в течение одного года.

Отсюда можно сделать вывод, что заказчик может заключить договоры на приобретение одноименных (однородных) товаров, работ, услуг с любым интервалом на сумму до 100 тысяч рублей каждый, если при этом будет выполняться лимит на совокупный годовой объем закупки, установленный п. 4 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ. Аналогичное мнение высказано в письме Минэкономразвития России от 12.02.2016 № Д28и-285.

Однако необходимо учитывать, что контролирующие органы могут придерживаться и иной позиции. Поскольку исходя из ч. 5 ст. 24, ч. 2 ст. 48 Закона № 44-ФЗ закупка у единственного контрагента допускается только в качестве исключения, вполне можно допустить, что правовая позиция ВАС РФ, сформулированная в постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 2518/11, о недопустимости необоснованного дробления заказа продолжает оставаться актуальной. В этой связи в том случае, если товары, работы, услуги, приобретаемые по нескольким контрактам, действительно являются одноименными либо технически и (или) функционально дополняют друг друга, то они могут квалифицироваться как притворные сделки, прикрывающие другую сделку, направленную на выполнение всего комплекса работ, оказания всего комплекса услуг, поставки всего комплекта товаров, необходимых для определенной цели (например, монтаж комплекса оборудования) (п. 2 ст. 170 ГК РФ). В таком случае можно ставить вопрос о закупке на сумму свыше ста тысяч рублей без надлежащих к тому оснований. А принятие решения о способе определения поставщика (подрядчика, исполнителя), в том числе решения о закупке товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя), с нарушением требований, установленных законодательством РФ о контрактной системе, может быть квалифицировано как административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч.ч. 1, 2 ст. 7.29 КоАП РФ.

Тем не менее окончательно вопрос о “дроблении предмета закупки” в случае возникновения конфликта может быть решен только судом исходя из конкретных обстоятельств дела.

Ответ подготовил: Широков Сергей, эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ, кандидат юридических наук
Ответ прошел контроль качества

Свежие новости цифровой экономики на нашем канале в Телеграм

Читайте также:
Неуплата кредита: последствия

Какими бывают безвозмездные договоры между юридическими лицами?

  • Вправе ли юрлица заключать безвозмездные гражданско-правовые договоры?
  • Заключение договоров дарения и безвозмездного пользования: нюансы
  • Безвозмездное оказание услуг по сохранению имущества
  • Безвозмездный договор представительства (с поверенным)
  • Безвозмездный договор займа
  • Каковы обобщенные признаки безвозмездного договора?
  • Возможен ли безвозмездный договор вне юрисдикции ГК РФ?
  • Итоги

Вправе ли юрлица заключать безвозмездные гражданско-правовые договоры?

Любой гражданско-правовой договор по умолчанию считается возмездным, если в нем прямо не указано иное (п. 3 ст. 423 ГК РФ). По безвозмездному договору одна сторона, предоставив что-либо другой (товары, услуги), не получает никакого встречного предоставления. Если по договору предусмотрено хотя бы самое незначительное встречное предоставление, в стоимостном выражении не сопоставимое со стоимостью полученных товаров и услуг, то такой договор считается возмездным.

Заключение безвозмездных договоров между юридическими лицами в общем случае не запрещено законом, однако на практике может быть затруднено или вовсе невозможно.

Так, предметом договора между юридическими лицами не должно быть дарение вещей стоимостью более 3 000 рублей (подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ).

Две коммерческие фирмы, из которых одна — учредитель другой, не могут заключить договор безвозмездной передачи имущества в пользование (п. 2 ст. 690 ГК РФ).

Проблематично заключить безвозмездный договор по сделке, которая по существу предполагает получение выгоды какой-либо из сторон — например, при заключении договора на агентские услуги.

В свою очередь, если говорить о распространенных разновидностях безвозмездных договоров, то к таковым можно отнести:

  • отмеченные выше соглашения о дарении, передаче имущества в пользование (если их заключение не запрещено);
  • договор хранения;
  • договор представительства;
  • договор займа.

Эксперты КонсультантПлюс разъяснили, когда юридические лица могут заключить безвозмездную сделку (договор). Получите пробный доступ к системе К+ и бесплатно переходите в Готовое решение.

Заключение договоров дарения и безвозмездного пользования: нюансы

В силу указанного выше ограничения договор дарения между юрлицами в практике деловых отношений имеет крайне малое распространение. Предприятия при безвозмездных имущественных сделках в общем случае ориентируются на передачу такого имущества в безвозмездное пользование.

При этом если договор на такое пользование по существу заключен в целях отчуждения имущества, то он может быть квалифицирован как договор дарения между юрлицами. И если сумма по нему превышает установленный законом лимит, то соглашение может быть признано ничтожным (постановление ФАС Поволжского округа от 27.02.2009 по делу № А72-12590/04).

Однако если имущество не отчуждено, а передано в пользование одним юрлицом другому, то рассматриваемое соглашение заключать правомерно (определение ВАС РФ от 10.08.2007 № 9985/07). Одним из критериев установления того факта, что имущество передается в пользование, а не дарится, может быть наличие выгоды в такой передаче для владельца имущества (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104). Как вариант — его интерес будет заключаться в том, что сторона, безвозмездно получившая товар в пользование, впоследствии предложит выкупить его, решив, что он ей будет полезен в бизнесе.

Безвозмездное оказание услуг по сохранению имущества

В общем случае договор на хранение вещи, передаваемой от одного лица к другому, предполагает возмездность (п. 1 ст. 896 ГК РФ). Однако стороны вправе включить в такой договор положения, по которым сторона, принимавшая вещь на хранение, не получит оплату за оказанные услуги (п. 5 ст. 896 ГК РФ).

Кроме того, сама возможность безвозмездного хранения предусмотрена п. 2 ст. 897 ГК РФ. В ней же сказано, что поклажедержатель должен возместить хранителю расходы, связанные с обеспечением сохранности вещи, но опять же если договором не предусмотрено иного.

На практике заключенный между юридическими лицами безвозмездный договор оказания услуг по сохранению имущества может быть частью правоотношений, при которых поклажедержатель, в свою очередь, безвозмездно оказывает какие-либо услуги по своему виду деятельности хранителю. Например, связанные с представительством.

Безвозмездный договор представительства (с поверенным)

Договор представительства предполагает делегирование полномочий одного юрлица другому в целях совершения от имени первого (и за счет первого) определенных юридических действий (п. 1 ст. 971 ГК РФ).

По умолчанию такой договор предполагается составить на возмездной основе, если его положениями (или законом) не предусмотрено иное (п. 1 ст. 972 ГК РФ). Но если положения закона предписывают доверителю в определенных случаях выплачивать поверенному вознаграждение, то стороны не смогут заключить безвозмездный договор (п. 4 ст. 421, п. 1 ст. 422 ГК РФ).

Если же условие о вознаграждении либо о непредоставлении вознаграждения в принципе не отражено в договоре (и не регламентировано законом), то работа поверенного в любом случае должна быть оплачена по рыночной цене аналогичной работы (п. 2 ст. 972, п. 3 ст. 424 ГК РФ).

Безвозмездный договор займа

Под безвозмездностью в части кредитных правоотношений между юрлицами можно понимать:

1. Предоставление одним юрлицом другому кредита без процентов (либо при условии последующего прощения процентов).

Читайте также:
Последствия приостановления исполнительного производства

2. Предоставление одним юрлицом другому кредита с последующим его полным списанием.

Важно, чтобы оба вида правоотношений не включали договоры, которые могут быть квалифицированы при налоговой проверке как договоры дарения. В этом смысле у ФНС меньше всего появится вопросов по договору займа, который изначально заключен без процентов.

Но вопросов будет заметно больше, если проценты или долг в целом прощены займодавцем (посредством заключения отдельного договора). Если стороны не смогут доказать, что дарение не имело места, то такой договор может быть признан недействительным (п. 3 информационного письма № 104).

Аргументировать отсутствие намерения одарить контрагента при списании долга можно, отразив в договоре о прощении займа (процентов) желание простить долг соображениями выгоды. Заключаться она может в сохранении доверительных отношений с контрагентом и возможности продолжить с ним сотрудничество впоследствии.

Таковы основные разновидности безвозмездных соглашений между юрлицами. Несмотря на их различия, правомерно будет выделить ряд обобщенных признаков, характеризующих все рассмотренные типы соглашений.

Каковы обобщенные признаки безвозмездного договора?

Речь может идти о таких признаках, как:

1. Отсутствие (в ряде случаев) в договоре положений, предусматривающих строгую ответственность сторон за невыполнение своих обязанностей.

Собственно, такие положения могут и не включаться в договор, если стороны их не считают существенными (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Либо, наоборот, обязательно включаться, если в положениях договора нужно показать, что сторона, выполняющая обязанности безвозмездно, делает это в целях извлечения выгоды. И если другая сторона нарушит свои обязанности, то первая применит в отношении нее строгие санкции — как инструмент компенсации возникших издержек. Такие издержки могут выражаться, например, в совершении транспортных расходов на перевозку безвозмездно передаваемого имущества, которое другая сторона вдруг отказалась принимать.

2. Поверхностная регламентация обеспечения обязательств (использования залога, предоплаты, финансовых гарантий).

Но в ряде случаев без такой регламентации не обойтись, например, если составляется договор безвозмездного кредита.

Примечательно, что безвозмездный гражданско-правовой договор может быть составлен и вне юрисдикции ГК РФ. Изучим данный нюанс подробнее.

Возможен ли безвозмездный договор вне юрисдикции ГК РФ?

Действительно, безвозмездный (равно как и возмездный) договор между юрлицами может заключаться в форме, не предусмотренной ГК РФ либо иными законами (п. 2 ст. 421 ГК РФ). При этом к отдельным событиям в рамках правоотношений сторон могут применяться нормы ГК РФ и иных законов по принципу аналогии права.

Кроме того, юрлица вправе вступать в безвозмездные правоотношения не только по договору (как двусторонней сделке), но и на других основаниях, возможно, не предусмотренных законом, но при условии, что они не противоречат ему (подп. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Примеры безвозмездных договоров, составление которых не регламентируется ГК РФ (но может регулироваться его положениями исходя из принципа аналогии права):

  • о спонсорстве;
  • добровольной компенсации ущерба;
  • партнерстве;
  • защите конфиденциальных данных;
  • кредитовании с применением векселей.

Безусловно, возможно заключение различных безвозмездных договоров между российскими и зарубежными фирмами. При этом если такие договоры заключены в юрисдикции международных соглашений, подписанных Россией, то при рассмотрении правовых последствий данных договоров применяются, в первую очередь, международные нормы (п. 2 ст. 7 ГК РФ).

Итоги

Безвозмездные и возмездные договоры могут заключаться российскими юридическими лицами как при условии нахождения таких договоров в юрисдикции ГК РФ, так и при заключении не названных в кодексе соглашений. Если договор всё же поименован в ГК РФ, то безвозмездным для юрлиц он может быть при условии отсутствия на то ограничений — предусмотренных законом (как в случае с договором дарения), продиктованных содержанием правоотношений по существу (как в случае с договором комиссии). Заключение договора вне юрисдикции ГК РФ не исключает применение к нему положений кодекса по принципу правовой аналогии.

Узнать больше о применении гражданского законодательства в корпоративных правоотношениях вы можете в статьях:

Статья 454. Договор купли-продажи

1. По договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

2. К купле-продаже ценных бумаг и валютных ценностей положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если законом не установлены специальные правила их купли-продажи.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иным законом, особенности купли и продажи товаров отдельных видов определяются законами и иными правовыми актами.

4. Положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются к продаже имущественных, в том числе цифровых, прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

5. К отдельным видам договора купли-продажи (розничная купля-продажа, поставка товаров, поставка товаров для государственных нужд, контрактация, энергоснабжение, продажа недвижимости, продажа предприятия) положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса об этих видах договоров.

Читайте также:
Банкротство физических лиц: последствия для должника

Комментарий к ст. 454 ГК РФ

1. Пункт 1 коммент. ст. содержит легальное определение договора купли-продажи. Данная договорная конструкция является важнейшим и традиционным институтом гражданского права, поскольку перемещение материальных благ в товарной форме (товар – деньги) в наиболее чистом виде выступает именно в ее рамках.

2. Договор купли-продажи является консенсуальным, поскольку считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям. Консенсуальная модель является общей для всех договоров купли-продажи вне зависимости от вида и не может быть изменена соглашением сторон (подробнее см.: Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. 2-е изд., испр. М., 2004. С. 30 – 31).

Купля-продажа относится к договорам возмездным, так как передача товара обусловлена наличием встречного имущественного предоставления в виде уплаты цены и наоборот. Возмездность договора купли-продажи является его конституирующим признаком, вытекающим из существа регулируемых им отношений. Возмездность как юридическую характеристику купли-продажи не следует отождествлять с сугубо экономическим понятием эквивалентности. Договор купли-продажи может опосредовать и неэквивалентный обмен. В то же время существенная неэквивалентность дает основание полагать, что заключенный договор в действительности скрывает дарение (п. 2 ст. 170 ГК) (см.: Ровный В.В. Договор купли-продажи (очерк теории). Иркутск, 2003. С. 59 – 79; Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, частей второй и третьей / Под ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 72 – 73 (автор комментария – С.А. Бабкин)).

В рамках купли-продажи юридические обязанности (равно как и субъективные права) возникают у обеих сторон договора, причем эти обязанности носят встречный, взаимосвязанный и взаимообусловленный характер. Соответственно, договор купли-продажи относится к числу взаимных (синаллагматических).

3. Как следует из легального определения (п. 1 коммент. ст.), в качестве предмета договора купли-продажи (товара) выступают прежде всего вещи. При этом законодатель не ограничивает круг вещей, которые могут быть предметом договора купли-продажи. В этом качестве могут выступать движимые и недвижимые, потребляемые и непотребляемые, индивидуально-определенные и родовые, делимые и неделимые, простые и сложные вещи. Единственным исключением из перечня возможных товаров являются деньги, поскольку их возмездное отчуждение не вписывается в экономическую формулу “товар – деньги”, опосредуемую договором купли-продажи. В то же время товаром могут быть деньги, не выполняющие платежной функции (например, банкноты и монеты, вышедшие из обращения и (или) представляющие коллекционную ценность), а также валюта, не выступающая в качестве законного платежного средства (например, иностранная валюта).

4. Особенности купли-продажи отдельных видов товаров могут определяться специальными законами и иными правовыми актами только в случаях, предусмотренных ГК или специальными законами. Тем самым п. 3 коммент. ст. подтверждает общее правило п. 2 ст. 3 ГК о высшей юридической силе кодифицированного акта и возможности установления специального регулирования лишь в прямо установленных им случаях (см., например, п. 2 коммент. ст., п. 4 ст. 539 ГК).

5. Предметом купли-продажи могут выступать ценные бумаги (см. п. 1 ст. 142 ГК) и валютные ценности (см. п. 1 ст. 1 Закона о валютном регулировании). Особенность продажи данных объектов состоит в специфике правового регулирования. В соответствии с п. 2 коммент. ст. положения § 1 гл. 30 ГК применяются к такому договору в части, не противоречащей специальному законодательству, в частности Закону о рынке ценных бумаг, Закону об акционерных обществах, Закону о переводном и простом векселе, Закону о валютном регулировании.

6. Предметом договора купли-продажи могут выступать и имущественные права (п. 4 коммент. ст.). В литературе высказано мнение, что имущественные права составляют предмет самостоятельного договора, на который по причинам юридико-технического характера законодатель лишь распространяет правила о купле-продаже (см., например: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 259). Однако использование в п. 4 коммент. ст. термина “продажа имущественных прав” показывает ошибочность подобных суждений.

Предметом купли-продажи могут быть любые имущественные права, если это не противоречит их содержанию и характеру. В частности, вещные права имеют своим объектом вещь, обеспечивая тем самым непосредственную связь между ней и собственником. Вещные права неразрывны с вещью, автоматически “следуют” за ней и в соответствии с системой традиции переходят от продавца к покупателю в момент передачи самой вещи. Как следствие, вещные права не могут выступать в качестве самостоятельного предмета купли-продажи. Исключением является продажа доли в праве общей долевой собственности (п. 2 ст. 246, ст. 250, ч. 2, 3 ст. 255 ГК).

Исключительные права, в отличие от вещных, имеют идеальный объект, отчуждение которого возможно только посредством отчуждения соответствующих прав. Несмотря на существование специальных норм (ст. 1234, 1285, 1365, 1488 и др. ГК), возмездный договор об отчуждении исключительного права следует рассматривать в качестве специальной разновидности договора купли-продажи, что предопределяет возможность субсидиарного применения к нему правил § 1 гл. 30 ГК (см.: Мирошникова М.А. Сингулярное правопреемство в авторских правах. СПб., 2005. С. 171 – 177).

Читайте также:
Договор аренды не зарегистрирован: последствия

Предметом договора купли-продажи могут быть обязательственные права (права требования). При этом, поскольку купля-продажа обязательственного права (как обязательственная сделка) и цессия (как сделка распорядительная) являются разнопорядковыми явлениями и регулируют различные отношения, правила гл. 30 ГК не поглощают и не конкурируют с положениями гл. 24 ГК об уступке прав требования (см.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2008. С. 824 – 825 (автор главы – А.А. Павлов); пп. 1, 4, 10 письма ВАС N 120).

В качестве предмета купли-продажи могут выступать доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ (товариществ), паи в производственных кооперативах. При этом правила гл. 30 ГК применяются к указанным договорам, если это не противоречит корпоративному законодательству (ст. 79, 85, 93, 111 ГК).

7. Сторонами договора купли-продажи являются продавец и покупатель. По общему правилу в качестве сторон могут выступать любые субъекты гражданского права. Однако возможность участия в договоре может быть определенным образом ограничена. Эти ограничения могут, во-первых, вытекать из природы самого договора (см., например, ст. 492, 506, 526 ГК и ст. 4 Закона о размещении заказов). Во-вторых, ограничения на участие в договоре могут быть обусловлены особенностями правового положения того или иного субъекта, в частности: а) объемом и характером правосубъектности лица (см., например, ст. 26, 28 – 30, абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК, ст. 3 Закона об унитарных предприятиях) либо б) характером вещных прав на имущество (см., например, ст. 295, 297, 298 ГК, п. 2 – 4 ст. 3 Закона об автономных учреждениях).

В литературе достаточно часто высказывается мнение, что в качестве продавца может выступать только собственник вещи либо лицо, обладающее ограниченным вещным правом, из которого вытекает правомочие по распоряжению вещью (см., например: Гражданское право: В 4 т. Т. 3: Обязательственное право / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2006. С. 240 – 241 (автор главы – В.В. Витрянский)). Это утверждение основывается на том, что продавец должен передать вещь покупателю в собственность, а никто не может передать прав больше, чем имеет сам. Однако модель консенсуального договора (к числу которых относится и купля-продажа) построена на четком разграничении обязательственных и вещно-правовых последствий соглашения. Само его заключение порождает только обязательственные отношения сторон, в то время как вещные последствия (переход титула в отношении вещи) связываются законом с иным юридическим фактом – передачей вещи (п. 1 ст. 223 ГК). Продавец должен быть собственником только к моменту передачи права собственности, а не в момент установления обязательственных отношений между ним и покупателем (см.: Тузов Д.О. Общие учения теории недействительных сделок и проблемы их восприятия в российской доктрине, законодательстве и судебной практике: Дис. . докт. юрид. наук. Томск, 2006. С. 300 – 309). Возможность заключения договора не зависит от наличия титула в отношении отчуждаемой вещи. Соответственно, в качестве продавца может выступать любое лицо, независимо от того является ли оно собственником или нет (см. также ст. 455 ГК и коммент. к ней). Исключения из этого правила могут прямо предусматриваться законом.

8. Никаких специальных правил относительно формы договора купли-продажи положения § 1 гл. 30 ГК не содержат. Как следствие, подлежат применению общие правила о форме сделок и договоров (ст. 158 – 161, 163, 434 ГК), а в случае их нарушения – общие последствия несоблюдения соответствующей формы сделки (ст. 162, 165 ГК).

Особые требования к форме предусмотрены в отношении отдельных разновидностей договора купли-продажи (ст. 550, п. 1 ст. 560 ГК).

9. Наряду с общими положениями ГК выделяет семь видов договоров купли-продажи (§ 2 – 8 гл. 30 ГК): розничная купля-продажа, поставка, поставка товаров для государственных нужд, контрактация, энергоснабжение, продажа недвижимости и продажа предприятия. При этом положения § 1 гл. 30 ГК играют роль “общей части” и применяются ко всем разновидностям договора купли-продажи, если специальными правилами о них не предусмотрено иное (п. 5 коммент. ст.).

Судебная практика по статье 454 ГК РФ

Суды первой и апелляционной инстанций руководствовались положениями статей 424, 454, 544, 548 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 07.12.2011 N 416-ФЗ “О водоснабжении и водоотведении”, Правил холодного водоснабжения и водоотведения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.07.2013 N 644, Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1999 N 167, постановления Правительства Российской Федерации от 31.12.1995 N 1310 “О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов”, постановления главы администрации Краснодарского края от 28.05.2002 N 579 “О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов Краснодарского края”.

Читайте также:
Ненахождение по юридическому адресу: последствия

Принимая обжалуемый судебный акт, суд округа, руководствуясь положениями статей 309, 310, 328, 454, 458, 487, 509 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.10.1997 N 18 “О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки”, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, приняв во внимание условия спецификаций, исходил из отсутствия оснований для взыскания с предприятия денежных средств.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 15, 309, 310, 329, 393, 450, 454, 469, 475 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив, что обществом поставлено оборудование ненадлежащего качества, не произведен ввод оборудования в эксплуатацию и не передана документация, предусмотренная условиями договора, пришли к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

Принимая обжалуемый судебный акт, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 309, 310, 432, 447, 448, 454, 458, 467, 506, 516 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив, что обществом поставлен товар, несоответствующий условиям договора; возможность замены данного товара на аналогичный в договоре и спецификации не предусмотрена; компания выразила отказ от замены продукции на аналогичную; обществом не выполнены требования к маркировке товара, пришел к выводу о наличии правовых оснований для частичного удовлетворения первоначального и встречного исков.

Удовлетворяя требования, апелляционный суд, основываясь на оценке представленных в дело доказательств в соответствии с правилами главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе заключении специалиста от 17.10.2012 N 2012-1071-ЗС, обстоятельствах, установленных при рассмотрении дела N А40-91932/2008 Арбитражного суда города Москвы, руководствуясь положениями статей 1, 10, 166, 168, 170, 454, 549, 551 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 2, 3, 6, 19, 61.1 61.3, 61.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, позицией, изложенной в пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 “О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”, пунктах 4 – 8, 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.I Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, исходил из мнимости спорных сделок, установив факт их совершения заинтересованными лицами без намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей вследствие совершения данных сделок, но с противоправной целью причинения вреда имущественным правам кредиторов должника в виде вывода активов последнего и недопущения обращения взыскания на указанное имущество; применил последствия недействительности сделок.

Отказывая в удовлетворении требований ПАО “ГТЛК”, суды, руководствуясь положениями статей 454, 506, 665, 670 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, исходили из того, что поставщик надлежащим образом исполнил обязательства по поставке и передаче имущества во владение АО “ГХК Бор”.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 309, 310, 454, 469, 470, 471, 475, 476 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, в том числе заключение судебной экспертизы, установив, что ответчиком не исполнены обязательства по поставке качественного оборудования, выполнению пусконаладочных работ, недостатки спорного оборудования являются существенными, выявлены в период гарантийного срока, дефект имеет производственный характер, пришли к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения иска.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 309, 333, 410, 454, 486 Гражданского кодекса Российской Федерации, установили, что ответчик обязательство по оплате поставленного товара в размере 90 360 руб. 00 коп. не исполнил.
При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению.

Суд руководствовался положениями статей 8, 12, 307, 309, 310, 432, 454, 455, 456, 457, 458, 487 Гражданского кодекса Российской Федерации; частей 1, 2 статьи 64, частей 1, 2 статьи 65, части 1 статьи 66, статьи 71 АПК РФ.
Суд округа поддержал выводы апелляционного суда.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 309, 310, 395, 454, 475, 477, 506, 518 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив факт нарушения предприятием обязательств по оплате поставленного и принятого товара, пришли к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения первоначального иска.

На исследование и оценку доказательств поставки товара компетентны суды, рассматривающие дело по правилам для суда первой инстанции, признавшие представленные истцом товарные накладные подтверждающими передачу в рамках договора от 20.04.2017 N 268 и в согласованном месте товара, который суды обязали предпринимателя оплатить в соответствии со статьями 309, 310, 330, 454, 486, 488, 506, 516 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Читайте также:
Кража до 1000 рублей: последствия

Квалифицируй это: суды и ошибки в названиях договоров

Когда возможна переквалификация

Если между сторонами договора возникает спор и он доходит до суда, последний обязан проверить, правильно ли стороны определили вид обязательства, и в случае необходимости переквалифицировать такой договор (ст. 431 ГК), то есть применить к нему соответствующие нормы закона. Дело в том, что само по себе название договора не носит определяющего характера, важно прежде всего его содержание, цели заключения, права и обязанности сторон. Еще в 2007 году ВАС высказал правовую позицию, согласно которой суду необходимо дать толкование условиям заключенного сторонами договора и на основании этого решить вопрос о применимости правовых норм о конкретных видах договоров, не ограничиваясь общими нормами об обязательствах. В судебной практике даже выработался подход, по которому под юридической квалификацией сделки понимается определение вида договора, его существенных условий и последствий (N Ф09-1045/03-АК, N А69-909/03-8-Ф02-4405/03-С1; N А11-8195/2003-К2-Е-3412).

Судебная переквалификация не нарушает принцип свободы договора. “Свобода договора заключается в возможности сторон заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, а также определить его условия. При этом свобода договора не дает права заключать одну сделку, когда имеется в виду совсем другая”, – объяснила адвокат КА города Москвы “Барщевский и партнеры” Елена Михалевич. “Свобода договора не может распространяться на ситуации, когда речь идет о заведомом нарушении прав третьих лиц. Кроме того, необходимо иметь в виду, что принцип свободы договора ограничен императивными нормами права. Каждому виду договора присущи определённые нормы, и, заключая договор, мы не можем их игнорировать”, – согласился юрист Saveliev, Batanov & Partners Максим Белозеров.

Необходимость переквалификации может быть вызвана либо недобросовестностью (обеих сторон договора или одной из них при заключении ими притворной сделки; ст. 170 ГК), либо заблуждением сторон. В первом случае суд производит переквалификацию в целях защиты прав третьих лиц, не участвующих в сделке. Во втором – в целях определения применимых к правоотношению норм права для законного разрешения спора.

Чтобы признать сделку притворной, нужно доказать, что стороны путем заключения одного договора умышленно пытались прикрыть иной договор (ст. 170 ГК). Сделка является притворной, например, когда акционер общества с целью обойти преимущественное право иных акционеров заключает договор дарения акций, а впоследствии выясняется, что акции были оплачены одаряемым. В этом случае суд должен переквалифицировать договор дарения в договор купли-продажи. Другой пример притворной сделки: договор дарения третьему лицу небольшого процента доли в уставном капитале ООО и последующий договор купли-продажи ему же оставшейся доли. “По сути эти два договора прикрывают один договор купли-продажи доли третьему лицу, не являющемуся участником общества. Стороны часто использовали такой механизм, чтобы обойти право преимущественной покупки, пока Верховный суд не пресек эту практику”, – рассказала старший юрист АБ “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Евгения Евдокимова.

Стороны могут заблуждаться и неправильно назвать договор. В некоторых случаях вид обязательства настолько неочевиден, что ошибки совершают даже судьи. Например, по одному из дел стороны заключили договор поставки, а затем одна из них нарушила срок. Суд первой инстанции посчитал, что это является существенным нарушением условий договора, а значит, у покупателя есть право на односторонний отказ от его исполнения (ст. 523 ГК). Суд применил соответствующие нормы о поставке и отказал поставщику во взыскании задолженности, при этом удовлетворив встречный иск покупателя о взыскании аванса. Апелляция, рассмотрев жалобу “поставщика”, отменила решение суда первой инстанции, удовлетворила требования истца и отказала во встречном иске. Основанием для отмены явилась в том числе переквалификация договора поставки в договор подряда – суд пришел к выводу, что сторонами заключен именно такой договор. При этом нормы о подряде предусматривают, что подрядчик вправе удерживать результат работ до оплаты договора. Поскольку заказчик не полностью исполнил обязательства по оплате, имело место не нарушение срока поставки, а удержание результата работ (N А32-5202/2016). В другом деле суд, наоборот, необоснованно переквалифицировал договор. Налоговая инспекция посчитала, что банк не может страховать перевозимые инкассируемые деньги, поскольку не имеет интереса в сохранении этого имущества ввиду отсутствия у него права собственности. Поэтому ФНС сочла неправомерным учет спорных затрат в качестве страховых премий по добровольному страхованию грузов. Инспекция и суды трех инстанций посчитали, что указанные выплаты должны рассматриваться как расходы по страхованию риска ответственности банка перед клиентами по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда имуществу других лиц, а они в силу ст. 263 НК не подлежат учету для целей налогообложения прибыли. Высший арбитражный суд отменил нижестоящие акты, указав, что заключение договора страхования имущества не ставится в зависимость от наличия права собственности или иного комплекса прав на имущество, в связи с чем суды не могли переквалифицировать договоры имущественного страхования (N 16805/2012).

Читайте также:
Последствия нарушения обязательства о явке

В ситуациях, когда договор вообще никак не назван, суду приходится квалифицировать его определенным образом, чтобы иметь возможность правильно разрешить спор.

Какие договоры “в зоне риска”

Пример с договором поставки, который в действительности оказался договором подряда, не случаен. Эксперты считают, что именно с ним чаще всего возникает путаница. При этом, по словам руководителя Арбитражной практики VEGAS LEX Виктора Петрова, договор подряда путают не только с договором поставки, но и с договором оказания услуг.

Проблемы также вызывают инвестиционные договоры. Согласно постановлению Пленума ВАС от 11.07.2011 № 54, суд может квалифицировать инвестиционный договор на строительство недвижимости в качестве договора купли-продажи, договора подряда или договора простого товарищества вне зависимости от его наименования. При этом выбор между этими конструкциями производится исходя из условий договора и соотношения прав и обязанностей сторон. “Инвестиционные договоры часто переквалифицируют в договоры займа, гражданско-правовые – в трудовые, комиссии и дарения – в куплю-продажу”, – сообщила юрист КА “Юков и партнёры” Екатерина Баглаева.

Старший юрисконсульт ФБК Право Александра Сусарова рассказала о ситуации, когда компании заключили договор займа, по условиям которого его возврат должен был осуществляться путем поставки товара в железнодорожных вагонах. Займодавец обратился в суд с требованием о взыскании с контрагента задолженности, заемщик заявил встречный иск – о признании договоров незаключенными. При рассмотрении спора суды установили, что деньги по договору займа не передавались, и переквалифицировали его в договор поставки. Но поскольку из договора не было понятно ни наименование, ни количество товара, который заемщик должен был вернуть займодавцу, суды признали предмет договора несогласованным, а сам договор – незаключенным (№ А03-12279/2012). Еще один пример с договором займа: при банкротстве общества его участник потребовал включить в реестр основанные на договоре займа требования. Суды трех инстанций удовлетворили его иск, но ВС с этим не согласился. Он обратил внимание, что перед банкротством участник общества может использовать заем вместо механизма увеличения уставного капитала – это позволит ему искусственно нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность для того, чтобы в дальнейшем уменьшить количество голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов. Поскольку при рассмотрении этого дела была установлена противоправная цель участника при заключении договора займа и его притворность, суд переквалифицировал заем в увеличение уставного капитала и отказал во включении требований участника в реестр (№ А32-19056/2014). А Михалевич напомнила: возврат денег в случае, когда в качестве займа были переданы вещи, не позволяет отнести такую сделку к договору займа. Скорее всего, суд в этом случае переквалифицирует договор займа в договор купли-продажи.

Случается, что суды квалифицируют подписанный директорами сторон протокол встречи в качестве самостоятельного договора, а предварительный договор – в качестве основного. “А в деле с нашим участием решался вопрос о возможности оценки в качестве самостоятельного договора документа, озаглавленного как акт приема-передачи имущества, которое передавалось в дополнение к ранее переданному по договору аренды. При этом впоследствии в результате такой квалификации могли возникнуть дополнительные обязательства на сумму более 1 млрд руб.”, – рассказал партнер Dentons, к. ю. н. Роман Зайцев. Юрист ЮК “Хренов и партнеры” Сергей Морозов напомнил, что деньги нельзя арендовать, поскольку они являются родовыми потребляемыми вещами: “Поэтому если стороны заключат договор аренды денег, совершенно очевидно, что такой договор по своей сути является договором займа и подлежит переквалификации”.

Процедура переквалификации

Если требуется переквалификация договора, суд выносит этот вопрос на обсуждение сторон. Впоследствии суд должен указать мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались участвующие в деле лица (п. 9 постановления Пленума ВС от 23.06.2015 № 25). Однако в некоторых случаях вопрос о переквалификации может даже не обсуждаться в судебном заседании. “Суд просто определяет правовые последствия исходя из положений законодательства, относящихся к тем отношениям, которые фактически возникли”, – сообщил партнер “Пепеляев Групп” Юрий Воробьев.

Переквалификации могут быть подвержены отдельные части договора. “Например, раньше суды переквалифицировали положения договоров о заранее установленных убытках в положения о неустойке, что влекло возможность снижения размера заранее оценённых убытков”, – рассказал Белозеров.

Не стоит забывать, что стороны вправе заключить непоименованные договоры (п. 2 ст. 421 ГК). Если из предмета и содержания договора следует, что он непоименован, правила об отдельных видах договора к нему применяться не будут. При оценке судом, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и другие обстоятельства (п. 5 постановления Пленума ВАС о свободе договора). “Раньше была широко распространена практика, когда суды, сталкиваясь с непоименованным договором, называли его смешанным и применяли к нему соответствующие нормы, в том числе императивные, вместо общих норм об обязательствах, аналогии права и закона. Впрочем, нельзя не отметить, что с принятием постановления Пленума ВАС о свободе договора эта практика стала меняться в положительную сторону: теперь суды признают непоименованные договоры и применяют к ним нормы о поименованных по аналогии закона только тогда, когда спорный вопрос нельзя решить исходя из общих норм обязательного права”, – рассказал Морозов. “В первую очередь суд должен руководствоваться положениями самого договора, а не правилами об аналогичных договорах. Следовательно, даже при переквалификации договора в непоименованный суд не может проигнорировать его действительные условия”, – отметил партнер практики по разрешению споров Goltsblat BLP Иван Веселов. Кстати, правильность этой позиции подтвердил ВС (№ 307-ЭС15-1642). Однако на практике случаются исключения. “Дело в том, что с психологической точки зрения судьям проще не признавать договор непоименованным, а квалифицировать его определенным образом – даже если стороны имели в виду нечто другое”, – заявила Сусарова.

Читайте также:
Переименование организации: последствия

Как не ошибиться с квалификацией? “Прежде чем называть договор определенным образом, сторонам нужно установить цель его заключения, найти соответствующую этой цели правовую конструкцию и обеспечить наличие в договоре существенных условий, свойственных такой конструкции”, – советует директор Юридической практики KPMG в России и СНГ Алексей Абрамов. “Для правильной квалификации сделки нужно исходить из критериев того или иного договора, а также учесть, какие фактически отношения складываются между сторонами и какие последствия они влекут”, – согласилась Михалевич. “Также помогает переписка между сторонами, в которой может фиксироваться намерение заключить договор именно определенного вида”, – сообщил Петров. В конце концов, если стороны не уверены в том, как правильно назвать договор, всегда есть вариант именовать его просто “договор”.

Последствия неуплаты административного штрафа в установленный срок

КоАП РФ Статья 20.25. Уклонение от исполнения административного наказания

(в ред. Федерального закона от 06.12.2011 N 410-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Перспективы и риски споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 20.25. КоАП РФ

1. Неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный настоящим Кодексом, –

влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее одной тысячи рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов.

(в ред. Федеральных законов от 18.07.2011 N 226-ФЗ, от 05.04.2013 N 49-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Самовольное оставление места отбывания административного ареста или уклонение от отбывания административного ареста –

(в ред. Федерального закона от 22.04.2013 N 62-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

влечет административный арест на срок до пятнадцати суток либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов.

(в ред. Федерального закона от 05.04.2013 N 49-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Уклонение иностранного гражданина или лица без гражданства от исполнения административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации –

влечет наложение административного штрафа в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей и административное выдворение за пределы Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 207-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(часть 3 введена Федеральным законом от 06.12.2011 N 410-ФЗ)

Норма, вводящая ч. 4 в ст. 20.25, во взаимосвязи с другими нормами признана частично не соответствующей Конституции РФ (Постановление КС РФ от 14.02.2013 N 4-П). О правовом регулировании до внесения соответствующих изменений см. указанное Постановление.

4. Уклонение от отбывания обязательных работ –

влечет наложение административного штрафа в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

(часть 4 введена Федеральным законом от 08.06.2012 N 65-ФЗ)

5. Нарушение административного запрета на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения –

влечет наложение административного штрафа в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток.

(в ред. Федерального закона от 17.04.2017 N 78-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(часть 5 введена Федеральным законом от 23.07.2013 N 192-ФЗ)

1. К административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, не привлекаются иностранные граждане и лица без гражданства в случае, если они своевременно не уплатили административный штраф, который был назначен им одновременно с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Читайте также:
Соразмерность неустойки: последствиям нарушения обязательства

2. Административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства в форме контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации не применяется к иностранным гражданам и лицам без гражданства, привлекаемым к административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное частью 3 настоящей статьи.

3. Административный арест, предусмотренный частью 1 настоящей статьи, не может применяться к лицу, которое не уплатило административный штраф за совершение административного правонарушения, предусмотренного главой 12 настоящего Кодекса и зафиксированного с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи.

(п. 3 введен Федеральным законом от 14.10.2014 N 307-ФЗ)

(примечания в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 383-ФЗ)

Статья 20.25. Уклонение от исполнения административного наказания

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. N 410-ФЗ в наименование статьи 20.25 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2012 г.

Статья 20.25. Уклонение от исполнения административного наказания

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 20.25 КоАП РФ

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. N 49-ФЗ в часть 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу по истечении тридцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

1. Неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный настоящим Кодексом, –

влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее одной тысячи рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 22 апреля 2013 г. N 62-ФЗ в часть 2 статьи 20.25 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

2. Самовольное оставление места отбывания административного ареста или уклонение от отбывания административного ареста-

влечет административный арест на срок до пятнадцати суток либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 207-ФЗ в часть 3 статьи 20.25 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 9 августа 2013 г.

3. Уклонение иностранного гражданина или лица без гражданства от исполнения административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации –

влечет наложение административного штрафа в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей и административное выдворение за пределы Российской Федерации.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 июня 2012 г. N 65-ФЗ статья 20.25 настоящего Кодекса дополнена частью 4

4. Уклонение от отбывания обязательных работ –

влечет наложение административного штрафа в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. N 78-ФЗ в часть 5 статьи 20.25 настоящего Кодекса внесены изменения

5. Нарушение административного запрета на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения –

влечет наложение административного штрафа в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 383-ФЗ примечание к статье 20.25 настоящего Кодекса изложено в новой редакции

1. К административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, не привлекаются иностранные граждане и лица без гражданства в случае, если они своевременно не уплатили административный штраф, который был назначен им одновременно с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

2. Административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства в форме контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации не применяется к иностранным гражданам и лицам без гражданства, привлекаемым к административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное частью 3 настоящей статьи.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 14 октября 2014 г. N 307-ФЗ примечание к статье 20.25 настоящего Кодекса дополнено примечанием 3, вступающим в силу по истечении тридцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

3. Административный арест, предусмотренный частью 1 настоящей статьи, не может применяться к лицу, которое не уплатило административный штраф за совершение административного правонарушения, предусмотренного главой 12 настоящего Кодекса и зафиксированного с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: